eng | pyc

  

________________________________________________

snezhanna-ice
ВИКА

Осторожно вставив ключ в замок, я постаралась бесшумно открыть дверь. Но в самый последний момент замок предательски щелкнул, заставив меня испуганно замереть. Крадучись, пытаюсь пробраться в свою комнату, но, когда прохожу мимо кухни, меня останавливает голос отца:
– Нашлялась, шлюха. А ну, иди сюда, расскажи-ка, где это ты гуляешь в три ночи?
Я пристыжено плетусь на кухню, стараясь никого больше не разбудить.
Отец сидит за столом, допивает свое пиво и, судя по бутылкам под столом, эта далеко не первая.
– Смотри-ка, что тут у меня есть, – говорит он, протягивая телефон со свежим фидом контакта.
Сначала даже не поняла, что все это может значить, но когда рассмотрела лицо на фотках в свежих постах, чуть не обмочилась от страха.
Они все-таки выложили это, как я их не умоляла. На них была я, и не просто я, а сначала полуодетая, а потом и раздетая вовсе, и Витя с Серёгой по очереди трахали меня в рот.
– Значит, вот как ты развлекаешься, шлюха, – пьяно прорычал отец. Я, краснея до самых волос, опустила глаза.
– Отрастила сиськи и решила, что все тебе можно, – он громко стукнул бутылкой об стол и посмотрел на меня, от чего я испуганно поежилась.
Не в силах выдержать его взгляд, я опустила глаза.
– Давай проверим, какой взрослой ты стала, – сказал отец, допивая пиво и поставив бутылку на пол. – Сядь на нее и посмотрим, как хорошо это у тебя получится.
Стесняясь, я медленно подошла к отцу, опустив глаза.
– Ну-ну, с мальчиками по подъездам сосешься, а перед отцом стыдишься?
Я закусила губы и, приподняв юбку, присела над бутылкой, так что горлышко уперлось мне в лобок, касаясь кожи через ткань трусов.
– Не тяни, я-то знаю, что ты не девственница уже давно,– ухмыльнулся отец. – Эту лапшу ты можешь матери на уши вешать.
Эти слова заставили покраснеть меня еще сильнее, дрожащими пальцами я отвела край трусов и прикоснулась губами к горлышку, еще хранящему тепло рта моего отца. В животе предательски потянуло, и я чуть не застонала, еле успев задержаться.
Горлышко бутылки уперлось в мое влагалище, и я начала осторожно садиться на него. Несколько сантиметров вошло легко, но потом горлышко стало слишком широкое.
– Юбку выше и ноги шире! – хрипло прорычал отец.
Я вспыхнула, краснея, но послушно задрала юбку, и, раздвинув ноги еще шире, стала ласкать себя, стараясь насадиться еще сильнее. Между ног стало горячо и мокро, а бутылка погрузилась в меня еще немного.
– Не халявь, – грозно сказал отец, и я стала сильнее ласкать себя, стараясь сесть еще глубже, но это почти не получилось, вошло лишь еще пару сантиметров.
– Да, не думал, что ты такая тупая, – вздохнул отец. – Встань!
Я встала, дрожа от возбуждения и стыда.
Отец взял бутылку масла, и, полив на ладонь, смазал бутылку. Затем посмотрел на меня, дрожащую и краснеющую, глупо стоящую посреди комнаты с задранной юбкой.
Он хлопнул меня между ног ладонью и, всунув в меня три пальца, размазал по вагине остатки масла.
– Теперь садись, – сказал он мне в самое ухо.
Я неловко зависла над горлышком, примеряясь и медленно опускаясь на него...
– Вырастил на свою голову тупую овцу, – вздохнул он. – Посмотри на меня и расслабься... – он положил мне руки на плечи. Я испуганно посмотрела ему в глаза, и в этот момент он резко надавил мне на плечи так, что я чуть не упала.
Бутылка резко вошла в меня, растягивая и чуть не разрывая горячую влажную плоть, резко упершись в матку и заставляя живот скрутиться от боли и наслаждения, так что в глазах потемнело.
Последовало еще два резких нажатия, но бутылка больше не погружалась, войдя в меня почти наполовину.
Я кусала губы, хрипела и что-то лепетала, а в глазах все плыло. Отец сел на стул и затянулся, стряхивая пепел с сигареты на пол, где я лежала.
Когда я почти пришла в себя, он отложил сигарету и, посмотрев мне в глаза, велел лечь и раздвинуть ноги, чтобы было видно, как глубоко вошла бутылка. Неловко ворочаясь, я легла на спину и расставила ноги, от каждого движения горлышко терлось о вход в матку, заставляя меня постанывать и закусывать губы.
Бутылка торчала из меня стеклянной колонной, войдя почти на две трети, жутко растянув губы в тонкие полоски. Влага, сочившаяся из меня, скатывалась по бедрам в лужу на полу. Было видно, как растянуто влагалище, как жутко напряглись половые губы, обхватывая толстую бутылку.
– Да, не думал, что ты выросла такой шлюхой, – вздохнув, он встал, нависнув надо мной, словно гора.
– С рваной пизды хоть шерсти клок, – сказал отец, глядя мне прямо в закатывающиеся от напряжения и похоти глаза. Он размахнулся и пнул сильно и резко прямо по донышку бутылки, так что она резко погрузилась в меня вся до конца, раздвигая и разрывая влагалище и матку, выворачивая мое тело запредельной волной горячего болезненного жуткого удовольствия...
Несколько секунд мое тело было предельно растянуто, а потом что-то треснуло внутри с хрустальным звоном. И ручьи горячих соков, вытекающих из моего растерзанного влагалища, окрасились красным, превращаясь в реку. Скуля и булькая розовой пеной, я безвольно извивалась в угасающих конвульсиях на грязном полу.
Затянувшись, отец бросил окурок прямо в меня и потянулся за мотком скотча и большим черным мусорным пакетом.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную