eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2004

Клара Сагуль
УНИЖЕНИЕ
(минимализм)

Иной раз для того, чтобы унизить женщину, сделать ее шлюхой, необязательно применять пыточные застенки, плети и наручники: для этого может быть вполне достаточно минимальных средств.
Привожу рассказ одного знакомого, который мне пришлось лишь литературно обработать. Так, зарисовочка…


Пару лет назад у моей жены был любовник – коллега по работе. Наташе двадцать семь, а ему было даже поменьше – двадцать три или двадцать четыре года. Нет, он не мучил ее, не хлестал кнутом. Ему, скорее всего, даже незнакомы были все эти специфические садо-мазо прибамбасы…
Просто грубый и циничный парень, самовлюбленный и наглый. Но именно эти качества привлекали в нем мою Наташу. Он специально не издевался над ней. Так, иногда мог дать пощечину, иногда заставлял ждать его по часу на улице. Единственное – заставил выбрить лобок и вообще всю промежность, и делать это ежедневно, чтобы внизу и между ногами все было гладко, как у девочки. Из-за этого Наташе приходилось вставать на полчаса раньше, чтобы тщательно выбриваться в ванной.
Если я иногда возмущался этой ее старательностью, она смотрела на меня серьезными и непонимающими глазами и отвечала как о само собой разумеющемся:
– Но ведь Вадику будет приятно. Он любит, чтобы было так.
Мне же это не давало забыть о любовнике. Каждый вечер, когда мы ложились в постель, и я прикасался рукой к гладко выбритому низу моей жены, то вспоминал о том, что Наташа принадлежит не только мне.
Но я собираюсь рассказать о том единственном случае, когда Наташа почувствовала себя по-настоящему униженной.
Из другого города приехал в командировку приятель Наташиного любовника. Он остановился в гостинице. «Друг» моей жены решил поразить его широтой натуры. Он сказал, что хочет угостить приятеля и прислать к нему проститутку.
И вот, он велел моей Наташе выступить в роли проститутки.
– Завтра в восемь часов утра явишься к нему в гостиницу, – сказал он. – Вот номер его комнаты и его имя. Придешь без трусов, только в чулках на резинке. В сумочке будешь иметь пачку презервативов и анальный гель для смазки. Обслужишь Олега по полной программе и – на работу. Смотри, чтоб он остался доволен.
Не буду описывать, как Наташа боялась анального секса с незнакомым мужчиной, как вообще стыдилась и неловко себя чувствовала – это психология, и читатель может сам догадаться о том, как себя чувствует нормальная замужняя женщина, которой предстоит сыграть роль дешевой проститутки по вызову…
После работы Наташа обежала несколько магазинчиков белья, чтобы купить красивые черные чулки на резинке. Анальный гель она покупать постеснялась…
Наутро она встала пораньше, мылась и приводила себя в порядок – красилась, укладывала волосы. На ней лица от волнения не было.
Ребенка в детский садик пришлось отводить мне, потому что иначе Наташа к восьми утра в гостиницу не успевала.
Дальше было ужасно. Наташа страшно замерзла в юбке без трусиков. Ледяной ветер задувал под низ, мела поземка. Пока бежала от автобусной остановки к гостинице, вся продрогла.
Поднялась в номер, ей открыл незнакомый парень с равнодушными глазами. Он только что встал с кровати и был в майке и спортивных штанах.
– Меня зовут Наташа, – сказала жена, не зная, как себя вести и что делать.
Но он не ответил. Осмотрел, оценил. Даже не представился, только молча помял за грудь и за попу. Потом сразу велел раздеться догола.
Наташа стояла перед ним голенькая, в своих нарядных чулках, переминалась с ноги на ногу. Ежилась от стыда и от холода – кожа покрылась пупырышками. Особенно стыдно было своего бритого лобка и торчащих наружу половых губ.
Выбритость и впрямь привлекла внимание парня. Он сказал:
– Подойди сюда.
Наташа подошла вплотную, и он, сидя в кресле, стал играть с ее половыми губами: оттягивал их очень сильно, а потом отпускал, так что они шлепали… Моя жена от этого пританцовывала, и даже пыталась прикрыться руками. Но он сказал спокойно:
– Стоять смирно. Руки за голову, и ноги пошире расставь.
Она стояла так, старалась глядеть в окно и не слишком дергаться от этих шлепков.
Оттянет – и отпустит. Шлеп. Оттянет – и отпустит. Шлеп. А что? Почему бы мужчине не позабавиться с уличной шлюхой?
Он долго играл с ее половыми губками, пока Наташа, наконец, не потекла.
Она с особенной остротой и стыдом вдруг ощутила, как нелепо выглядит сейчас – ранним утром, в холодном гостиничном номере со своим голым белым телом и в дурацких черных чулках с широкой резинкой. Скорей бы уж этот Олег трахнул ее по нормальному!
Но он-то как раз не торопился.
– Ложись на спину, – велел он, показав на покрытый ковролином пол. – Ноги согни в коленях и раздвинь пошире.
– Вы любите на полу? – игриво попыталась спросить Наташа, чтобы нарушить обидное молчание. – А можно что-нибудь подстелить?
– Замолчи, тебя не спрашивают, – отрезал парень. – Сказано – ложись, не тяни резину.
Он хотел поскорее увидеть ее раскрытый бутон.
Вздохнув, Наташа осторожно легла на пол, развела согнутые ноги и подставилась мужчине. Она уже предвкушала, как сейчас он возьмет ее, наконец.
– Вон ты как, – недовольно хмыкнул парень, глядя в раскрывшееся влагалище. – Мокрая вся стала…
– Извините, – сквозь зубы пробормотала Наташа, отворачивая голову в сторону и стараясь не смотреть в лицо своему клиенту. Она лежала, раскорячившись, и ждала…
Но нет, ему еще не надоело развлекаться. Парень вставил большой палец ноги в раскрытое мокрое влагалище и стал двигать им, возбуждая.
– Меня трахают ногой, – подумала обреченно Наташа. – Вот я и докатилась…
Парень забавлялся, глядя на ее гримасы, когда Наташа заерзала под ногой, а потом невольно возбуждаясь, задвигалась навстречу пальцу, стала налезать на него.
Лежать на полу было жестко, и вся ситуация унижала ее, но механическое возбуждение сделало свое дело – Наташа застонала и выгнувшись всем телом, кончила.

– Становись раком, – коротко сказал парень, закуривая.
Наташа встала в позу, а он курил и разглядывал ее. Несколько раз шлепнул по заду и по бедрам, хмыкнул. Засунул палец во влагалище, потом ковырнул в попке.
– Ты хоть чистая? – спросил презрительно: – Когда мылась в последний раз?
– Чистая, – ответила Наташа, не поднимая головы. – Мылась час назад.
Он ведь принимал ее за уличную девку…
– Во все дырки даешь? – снова спросил он. – Или как?
Помня слова любовника, Наташа содрогнулась от позора и опять кивнула, пряча глаза:
– Во все…
Парень поимел ее во все дырки, как собирался. Поскольку анальный крем она с собой не принесла, то он все-таки довольно сильно порвал ей попку.
Он ее не бил и вообще не был слишком груб или жесток. Просто почти не прикасался к ней руками, смотрел глумливо и презрительно. Словом, обращался как с животным, как с дешевой девкой.
Называл просто «эй, девочка». Когда отпустил через три часа, Наташа разогнула усталую спину и встала вся мокрая от пота. Все три часа он не давал ей разгибаться – все это время Наташа провела на карачках. Парень иногда прерывался, отдыхал, курил, но Наташе так и велел стоять, подняв зад кверху, голенькой. Только один раз она отпросилась, сбегала в туалет. Когда после всего встала, то голова кружилась от усталости.
– Давай, собирайся скорее, – сказал парень. – Мне больше некогда, у меня деловая встреча.
Юбку и блузку с жакетом Наташе пришлось торопливо натягивать прямо на потное тело. Все налезло криво, но поправлять времени не было – парень подгонял, он спешил. Тушь вокруг глаз растеклась черными пятнами, а помада размазалась по подбородку. Прическа безнадежно смялась и растрепалась: когда парень трахал ее в рот, то держал за волосы руками…
Моя жена хотела как-то привести себя в порядок, но парень не позволил. Посмотрел брезгливо, пустыми глазами и сказал:
– Не валандайся, теперь пошла отсюда.
Наташа уже застегивала сапоги, когда парень сунул ей триста рублей – три смятые сторублевки. Она хотела отказаться, но вспомнила вдруг, что она ведь сейчас проститутка.
– Спасибо, – сказала она, не зная, куда девать глаза. Потом вспомнила, как это делают шлюхи в кино, и под насмешливым взглядом парня приподняла подол юбки и засунула деньги за резинку чулка.
– Большое спасибо, – повторила она дрожащими губами, но парень уже не слушал. Со словами: «Давай, давай, топай», – он выставил ее за дверь.
Чуть не плача спустилась в лифте, вышла на улицу. Пока шла к автобусу, из нее вытекала сперма и текла по ногам – застывала сгустками на голых ляжках.
Приехала на работу, рассказала любовнику о том, как ублажила его приятеля. Тот забрал у Наташи деньги. Сказал: «Ты и так свое удовольствие получила…»
Вот в тот вечер она, вернувшись домой, плакала по-настоящему…

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную