eng | pyc

  

________________________________________________

Tortura
КАЗНЬ ДИОНЫ
перевод Василия

Фрэнк работал в небольшой стране недалеко от Румынии в качестве политического советника полностью коррумпированного местного правительства. Однажды его приятель Фааза предложил ему поприсутствовать во время одной тайной казни, которой должны были предшествовать пытки. Фрэнк любил острые ощущения и сказал, что был бы рад такому.
День лениво заканчивался, когда он встретил Фаазу у здания местного суда.
– Я думал, пытки запрещены в этой стране.
– А похищения? – ответил Фааза. – Люди платят огромные деньги, чтобы взглянуть на подобное зрелище, поэтому обеспечиваются надлежащие меры безопасности.
Фааза занимал достаточно высокий пост в правительстве и много чего знал. Они оба вылезли из машины и прошли к тайному месту казни. Там уже собрались примерно 75 зрителей. Это была маленькая квадратная площадка, примерно 14х14 м. В центре импровизированной арены стоял странный механизм. Фрэнк про себя подумал:
– Кажется, будет неплохое зрелище...
Повсюду были развешаны видеомониторы. Через несколько минут свет у входа погас, и зажглись яркие огни на потолке, кольцом отлично освещая арену. Фрэнк не мог поверить удобству стула, который Фааза предложил ему.
Дверь распахнулась, и 2 охранников ввели совершенно голую босую женщину. Это была самая хорошенькая брюнетка, когда-либо виденная Фрэнком.
– Кто это? Женщина?
– А что вы думали? Это истинное удовольствие, и, когда она умрет, мы все свалим на наших врагов... Вот так мы и зарабатываем здесь денежки. Некоторые из этих людей заплатили по десять тысяч долларов, чтобы увидеть такое. Мы делаем это каждую неделю.
Женщина была высокой и стройной, с чудесным темным треугольничком между бедер. Ее крики отражались от стен помещения, пока охранники затаскивали ее на платформу. В центре стояло странное механическое кресло. Повсюду были гидравлические поршни.
– Инженер, придумавший это, настоящий гений, – прокомментировал Фааза.
Ее усадили на кресло и привязали металлическими лентами, сантиметра три шириной, притянув ее талию, лодыжки и колени. Кресло напоминало огромный электрический стул. Ее руки были привязаны в локтях и запястьях. Другими лентами ее обмотали под грудью, вокруг шеи и поверх губ. Все болты были туго затянуты, и она стала совершенно неподвижной. Солдаты отступили назад.
Мягкий свет освещал женщину, оператор уселся за контрольной панелью. Медленно кресло поднялось и стало вращаться, чтобы все могли хорошо рассмотреть несчастное создание, издававшее теперь только приглушенные стоны. Внезапно вращение прекратилось, и собравшиеся увидели, что ноги заключенной теперь вытянуты вперед. По ее телу пробежала дрожь, капли пота покатились по лицу. Ее волосы были стянуты в пучок на затылке, так что лица не закрывали. Она была так привязана к креслу, что оператор мог поворачивать ее как хотел. Сейчас ее ноги были вытянуты поршнями и до предела разведены в стороны, колени смотрели назад. Кресло медленно наклонилось и развернулось.
Зрители могли наслаждаться, видя ее прекрасные стройные ноги, великолепный лобок и складки половых губок во всех подробностях. Эта поза была крайне мучительна для нее, так как кресло растягивало конечности в разные стороны. Ее мышцы тщетно пытались сопротивляться силе машины. Видеокамеры увеличили изображение женского лона, проецируя его на экраны мониторов, расставленных вокруг арены. Мужчина встал между ее разведенных бедер и распылил резко пахнущую жидкость из баллончика на ее половые органы.
– Конские гормоны, – пояснил Фааза, – смотрите дальше. Большой конь, не какой-то там пони или ослик, появится здесь. Ему ввели сильный препарат, чтобы довести его сексуальное желание до предела.
Пока он говорил это, вели коня. Напуганная женщина видела, как коня поставили перед ней и почти у ее лица повисли его половые органы. Головка его члена была большой и темной, она превосходила по размерам все, что могло вместить ее влагалище. Конюх притянул морду коня и ткнул его носом в лоно женщины. Учуяв желанный запах, жеребец стал подпрыгивать и бить копытами, как дикий. Его поставили над женщиной и, взяв член коня в руку, конюх с силой воткнул его во влагалище женщины. Ее влагалище стало растягиваться, пытаясь вместить его в себя. Женщина завопила изо всех сил.
Конь разрывал ее лоно и воткнул член прямо в шейку матки. Две минуты спустя конское семя залило ее и потекло в ведро, стоящее внизу. Объективы ловили каждую мелочь. Теперь она орала и билась в судорогах. Оператор чуть приподнял ее зад, чтобы лучше показать происходящее. Жеребец бешено толкал в нее. Семя потекло наружу, но конь еще не опорожнился и продолжал двигаться в ней. Она чувствовала себя как при родах, все мышцы влагалища была растянуты до предела. Десять минут спустя жеребец вышел из нее и камеры подробно показали ее растянутые, с кровоточащими разрывами половые губы, выходящий из нее член, капающее семя цвета глины. Женщина лежала теперь почти бездыханная. Легкая дрожь пробегала по телу.
Подручный принес большое кольцо, примерно 40 см в диаметре, около 25 пружин располагались на нем. Кольцо установили между ее ног. На концах пружин были крючки наподобие рыболовных. Мужчина растянул первую пружину и поднес крючок к ее лону. Пронзительные крики разносились по залу, когда крючки один за другим медленно вонзали в ее наружные половые губы. Пружины натянулись и вывернули их наружу.
Через четверть часа женщина дико кричала: десяток пружин растягивали ее наружные половые губы, а еще с десяток – вытягивали внутренние. Ее влагалище было полностью раскрыто и камеры с увеличением показывали происходящее. Пружины были мощными, но их сила была подобрана так, чтобы крючки не вырвались из нежной плоти, разорвав ее. Шейка матки была прекрасно видна, так как пружины открывали самые сокровенные участки женского тела. Новые три пружины были растянуты, и крючки вонзились в шейку матки, еще несколько в стенки влагалища. Один крючок прошел прямо сквозь клитор.
Ее влагалище было словно объято пламенем, такую боль пришлось ей испытывать. Она орала изо всех сил, зрители могли видеть, как кровь и лошадиная сперма вытекали из большого зияющего отверстия. Как только подручный закончил свою работу, зрители стали аплодировать этой, увеличивающей боль, выдумке.
– Подождите немного. Вы увидите, что мы приготовили далее. Просто, но это сведет ее с ума.
Подошел человек, держащий в обтянутой перчаткой руке горсть острых прозрачных кусочков стекловолокна. По его сигналу оператор развернул промежность женщины кверху. Как только это произошло, в ее влагалище высыпали горсть этих маленьких прозрачных иголочек, рукой в перчатке он утрамбовал их, тщательно загнав в мякоть, и скоро несчастную пронзило чувство адского жжения.
Маленькая воронка с длинным узким концом была вставлена в мочеиспускательное отверстие женщины. Истязаемая отчаянно завизжала, когда через нее высыпали стекловолоконные иголочки. Затем, придавив иголки, туда же ввели электрод, диаметром не больше карандаша, послав волну непереносимой боли. Через несколько мгновений электрод полностью вошел в мочевой пузырь, и его закрепили. Кресло развернулось, давая великолепный обзор происходящего. Женщина корчилась от боли. Волокна стекла и крючки делали свое дело. Резь в мочевом пузыре себе невозможно представить. Чувство жжения было настолько сильным, что женщина почти обезумела, она билась в судорогах, ее бедра напрягались, пытаясь еще больше растянуть стенки влагалища.
Фааза улыбнулся:
– Если есть прекрасный способ действительно свести женщину с ума, так это оставить ее так на день или два с кусочками стекловолокна, которые невозможно вытащить из соответствующих мест.
Фрэнк почувствовал, как дрожь пробежала по его телу, он сам вспотел. Собравшиеся, пораженные, наблюдали за происходящим на арене. Стоящие там двое мужчин держали флаконы с нюхательной солью, не давая пленнице потерять сознание от боли. Затем один из ассистентов забил металлические клинья под ногти на ногах, заставив несчастную вновь взвыть от боли. От клиньев тянулись электрические провода, такие же как и от кольца и электрода в мочевом пузыре, их также подсоединили к генератору. Словно по мановению волшебной палочки, по ее телу стали пробегать судороги, когда замкнули цепь между половыми органами и ногтевыми ложами пальцев ног. Все великолепные мышцы ее тела играли под гладкой кожей. Все это продолжалось несколько долгих мгновений. Кто-то в толпе захохотал от возбуждения. Так прошло минут двадцать.
Но вот новые стеклянные иголочки втерли в ее соски и розовые кружки вокруг них, затем еще одну пригоршню через новую воронку засыпали в задний проход. Жжение стало невыносимым. Все участки, куда впились крошечные кусочки стекла, были объяты пламенем. Ей казалось, будто миллионы муравьев впились туда, и она ничего не могла сделать, чтобы избавиться от этой муки. Кресло снова поднялось и стало вращаться, показывая женщину со всех сторон, тело ее корчилось от адской боли, боли, в существование которой невозможно было поверить. Заиграла громкая музыка, чьи звуки смешались с ее воплями, и разноцветные огоньки побежали по затемненной арене. Цветомузыкальное развлечение продолжалось несколько минут. Фрэнк подумал: "Как примитивно!" Кресло вращалось, показывая обреченную со всех сторон еще минут двадцать, теперь уже обезумевшая женщина охрипла от криков и только шумно дышала. Ее рот широко раскрывался в беззвучном вопле страдания.
Кресло повернулось направо, немного наклонилось, и всем стали хорошо видны ее пышные груди. Механический захват выдвинулся сбоку и захватил у основания ее левую грудь. Острый шилообразный нож выдвинулся из захвата и погрузился в нежную плоть. Он медленно рассекал ткани и, наконец, вышел рядом с соском, затем нож проехал по захвату, сместившись на четверть длины его кольца, и вновь впился в грудь. Женщина еле слышно стонала, пока ее уродовали. Нож прошел по всему кольцу, так что появились 4 отверстия у ее основания, из которых вытекали кровь и молоко. Затем, войдя в разрез у соска и пронзив всю грудь, из этих отверстий высунулись острия новых крючков, соединенных в подобие четырехзубой рыболовной блесны. Цепь, продетая в основание крючков, натянулась, вытянув всю грудь кверху. Она была настолько измучена жжением в половых органах, что даже не заметила, что с ней проделали. Правая грудь была точно также проколота. Кресло вновь наклонилось и стало вращаться, давая возможность в деталях рассмотреть исковерканное тело. Сейчас женщина только хрипло стонала, шепотом умоляя поскорее убить ее. После 20 минут такого вращения, кресло вновь изменило положение, теперь женщина лежала Х-образно распятая, ее руки и ноги были полностью вытянуты в стороны. Она вновь захрипела, когда масло брызнуло в цилиндры, ставшие растягивать ее. Громкий нечеловеческий крик вырвался из ее горла, когда начали рваться связки суставов. Головки плечевых и бедренных костей вышли из суставных ямок. Боль все усиливалась. Один из палачей принес деревянный клин и молотом забил его в плечевую кость женщины. Кррак!... А-а-а! – завопила обезумевшая от боли пленница. Ее плечевая кость была расколота. Затем другая рука. Локоть. Ее предплечья были разбиты на куски, затем колени, и завершилось все лодыжками. Она уже не чувствовала боли, только хрипло, с надрывом дышала. Ее тело, совсем недавно такое совершенное, представляло собой потную массу растерзанной плоти с торчащими в разных местах белыми обломками костей, прорвавшими кожу. Она почти не подавала признаков жизни, лишь по телу пробегали редкие судороги. Охранники отвязали ее от кресла и переложили на стол, стоящий чуть в стороне. Ее руки привязали к кольцу, 2 м в диаметре, оплетя вокруг него. Ноги с переломанными бедрами также оплели вокруг кольца, а запястья притянули к лодыжкам. Она лежала, вытянутая по этому кольцу, и теперь только слюна, смешанная с кровью из прокушенного языка, вытекала из ее рта. Влагалище было по-прежнему растянуто. Один из палачей объявил, что шоу скоро закончится, так как женщина уже почти ничего не чувствует. Затем он разжег пропановый факел и направил пламя прямо в ее влагалище. Все услышали резкий, шипящий звук, но женщина никак на это не отреагировала. Спустя 20 минут этого дикого зрелища, когда все ее тело опаливали факелом, она превратилась в обгорелую бесформенную массу. Ее отвязали от кольца и четверо мужчин начали быстро отрезать ей руки, казалось, что на пути ножей уже не встречаются целые кости. Вот уже руки были обрублены по локти. Ее длинные ноги вытянули, подвесив умирающую на крюки, чтобы все могли как следует рассмотреть происходившее. Женщина была еще жива, но жизнь быстро уходила из ее тела. Мужчины так же быстро принялись отрезать ей ноги, стараясь хоть немного увеличить ее страдания. Теперь уже на столе лежал только торс с головой. Один из мужчин вытащил все крючья из ее половых органов. Ее туловище опустили до шеи в ванну с серной кислотой, ее глаза и рот все еще были широко открыты, по щекам все еще катились слезы. Спустя несколько минут она перестала дышать. Зрители стоя аплодировали, слышались возгласы одобрения. Фрэнк заметил большое влажное пятно на своих брюках между ног... "Вау". "И это все, что Вы можете сказать?" – улыбнулся Фааза.
Пять часов пролетели как одно мгновение. Теперь Фрэнк прикидывал, как бы ему раздобыть 10000 долларов к следующему представлению.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную