eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2015

Zonder
ЛЮБЛЮ БЫТЬ ЗАВИСИМОЙ

Часть 1
Катька уже и сама плохо понимала, что с ней происходит. Ух, как же она ненавидела их тогда, вначале. Фактически они изнасиловали ее, а потом шантажировали, и вот прошло совсем немного времени, а она уже сама напрашивается и скучает по этим встречам. Ждет, когда же позвонит этот чертов телефон.
Но давайте обо все по порядку.
Катька, невысокого роста стройная подтянутая девчонка, с детства занималась фехтованием. Мальчишки-одногодки на нее внимания не обращали, их интересовали только сиськи, а они у Катьки были небольшие. Соответственно, по ее мнению и отношения с противоположным полом складываться никак не хотели. Ну и ладно, какие ее годы.
Тогда, ранней весной, возвращаясь с тренировки, она сошла с автобуса и направлялась к своему дому. В легкой маечке, коротенькой юбочке, как же радовалось ее тело после долгой, холодной зимы. Проходя мимо облезлой девятиэтажки, она заметила, как двое мужчин средних лет стоят у подъезда, облокотившись на тумбочку.
– Ой, какая девушка красивая, ты посмотри.
Катька улыбнулась, немного смутившись.
– Девушка, а вы нам дверь в подъезд не подержите? Тумбочка очень тяжелая.
Она остановилась.
– Да, конечно, пожалуйста, – она подошла к двери.
– Вот спасибо, – они приподняли тумбочку.
– А вас как зовут, девушка?
– Катя, – сказала она, снова улыбнувшись, открывая и придерживая дверь.
– Вот спасибо тебе, Катенька, выручила. Слушай, мы здесь во второй квартире живем на первом этаже. Подержи, пожалуйста, и там дверь, ключи здесь в левом кармане.
Катьку немного напрягла эта просьба. Мужчины, конечно, были очень вежливые и явной угрозы, судя по всему, не представляли. Но с другой стороны, она, как и любой городской житель, избегала настойчивых контактов с малознакомыми людьми.
Секунду поколебавшись, Катька решилась. И достав ключи из кармана мужика, державшего тумбочку, вошла в подъезд.
– Вот спасибо тебе, – распалялся он позади, – вот молодец, вот выручила. Что бы мы без тебя делали? Там, на верхний замок закрыто, большой серебристый ключ.
Катька открыла дверь в квартиру, пропуская мимо себя носильщиков. Они поставили тумбочку в коридоре.
– Спасибо, что помогла, давай ключ.
– Не за что. Ну, я пошла.
– Подожди, может, чайку попьем? Такое дело завершили.
– Нет, ну что вы, я тороплюсь, мне некогда, – Катька уже хотела развернуться и спуститься по короткой лесенке к двери подъезда, как вдруг мужик, говоривший с ней, железной хваткой схватил ее за локоть и рывком затащил в квартиру. Дверь за ней захлопнулась.
Ее сразу повалили в коридоре, и второй схватил за ноги, которыми она начала отбиваться. Приподняли и потащили в комнату. Катька попыталась закричать, но ей с силой зажали ладонью рот. Она бешено извивалась, пытаясь вырваться.
«ПОПАЛА! – крутилась бешеная мысль у нее в голове. – ВОТ ПОПАЛА!»
Ее заволокли в комнату и бросили на диван. Самый говорливый из них сходу отвесил ей пару увесистых оплеух, так что она на какую-то секунду потеряла координацию.
– Раздевайся быстрее, тварь, – в его агрессивном голосе слышалась скрытая угроза, от былой вежливости не осталось и следа.
– Ну, давай, кому сказал!
Катька впала в ступор, ее глаза намокли, слезы начали размазывать тушь.
– Давай же, блядь, шевелись, – он отвесил ей сильную пощечину.
Второй, как и прежде, молча, начал стаскивать с Катьки юбочку. Стащив, взялся за трусики.
Катька не знала, что ей делать – или прикрывать лицо, или сопротивляться раздеванию. Еще одна пощечина помогла ей сделать выбор в пользу лица. Трусики полетели следом за юбкой на пол.
– Серег, снимай с нее майку. А ты, руки вытяни, дрянь, – избивавший схватил Катьку за руки, оторвал от лица, помогая второму, более молчаливому, стянуть с нее майку, пока она была в ступоре.
На диване она осталась совершенно голой, лифчика на ней не было. Хотела отползти к дальнему краю дивана, но ей не дали.
– Сюда иди, – агрессивный тип подтащил ее за волосы и сел рядом.
У Катьки из глаз текли слезы, тушь уже размазалась на пол-лица.
– Не надо, отпустите, – плаксивым голосом попросила она, пытаясь отталкиваться и прикрываясь руками, – я никому не скажу.
– Конечно, никому не скажешь, – сильным движением он усадил ее к себе на колени, подавляя сопротивление, и в упор посмотрел в заплаканные глаза.
Второй, которого звали Серегой, начал деловито устанавливать на штатив, стоявший рядом с диваном, видеокамеру, мельком поглядывая на Катьку.
– Вы мне не сделаете больно? Отпустите? – жалобно спросила Катька. Сидя на коленях у мужчины, она не знала, куда ей девать руки.
– Если будешь хорошей девочкой и будешь слушаться, то скоро пойдешь домой, я тебе обещаю, – глядя ей в глаза, сказал державший ее на коленях. Потом приобнял Катьку за талию и прижал к себе, его рука плавно сползала по ее бедрам.
– Правда?
– Ты такая милая, когда плачешь. И очень красивая. Меня будешь называть Вова, а его Серега. Посидишь немножко с нами и пойдешь домой, – примирительным голосом сказал он. – Посмотрим на тебя и все. Ну, может, потрогаем чуть-чуть.
Катьку это заявление немного успокоило, ситуация перестала казаться безвыходной, ей подарили надежду.
Руки Вовы скользили по ее телу, но делали это медленно и осторожно, как бы изучая. Одна уже начала лапать попку, вторая поднималась от плоского живота к грудям и выше, к шее.
– Расслабься. Никто тебя не обидит, – голос Вовы звучал опять очень мягко. – Вот видишь, какая ты умничка. Ну, иди сюда, – он сильной рукой повернул ее мордашку к себе и начал целовать в губы.
Первые пару секунд Катька держала рот закрытым, силясь сопротивляться, но настойчивость Вовы продолжалась, и она сдала позиции. Почувствовав, как его язык проникает в рот, ее губы ответили на движение. Этот поцелуй был для Катьки чрезвычайно волнителен и восхитителен одновременно. У нее все внутри оборвалось и приподнялось. Нахлынувшие чувства разрывали ее на части. Вот так вот голой сидеть на коленях у мужика, которого она в первый раз в жизни видит, и целоваться с ним, это было нечто!
Вова заметил, что она отвечает, и продолжал. Его вторая рука, сжимавшая ее ягодицы, добралась до ануса.
– Ну вот, видишь, какая ты умница, – похвалил он ее. – И ничего страшного не произошло. Хороша сучка, правда, Серег?
– А то! – подтвердил Серега, усевшийся на стул и наблюдающий за происходящим.
Вова хлопнул Катьку по заднице:
– Ну, иди, поцелуй Сережку, как ты умеешь.
Катька замерла на коленях у Вовы, не зная, что ей делать.
– Ну, давай, давай, не стесняйся, – он спустил ее с колен и, еще раз хлопнув по заднице, подтолкнул к Сереге.
Катька на неслушающихся ногах, с трудом унимая дрожь, подошла к Сереге, и тот привлек ее к себе.
Вова расстегнул ширинку. Привставший член упруго закачался, обнажая головку. Дав немного Сереге поиграть с Катькой, Вова позвал:
– Кать, иди сюда.
Катька оглянулась, оторвавшись от Серегиных губ. Слезы на ее лице понемногу начали высыхать, помада была размазана вокруг рта.
– Иди, иди, не бойся.
Она подошла и встала рядом, не зная, что ей делать. Вова потянул ее за руку и опустил на пол около дивана. Она оказалась напротив члена, ее широко открытые глаза неотрывно следили за его покачиванием.
– Возьми его рукой.
– Нет, я не хочу, – попыталась воспротивиться Катька.
– Бери, я тебе говорю! – Вова дал ей небольшую пощечину. – Ну! Не ломайся.
Она боязливо протянула руку, и Вова, перехватив ее, сам уложил на член.
– Давай, начинай, – он сделал ее рукой несколько движений верх-вниз, пока она не начала самостоятельно ему дрочить.
Крепкий мужской член Катька видела так близко впервые. У нее, конечно, как и у любой девочки были сны на этот счет, в которых член часто фигурировал, как объект возбуждающий. Но одно дело сон, а другое дело явь, да еще такая, какая есть сейчас. Она своими маленькими ручками дрочит крепкий член взрослому мужику, одновременно сгорая от стыда и страха, но в тоже время испытывая любопытство и все увеличивающийся интерес. Чувства у нее просто кричали внутри. Теплоту и крепость члена она чувствовала рукой, запах секса тоже начинал витать в воздухе.
– Давай, малышка, молодец, ты быстро учишься, – подбадривал ее Вова.
Он рукой коснулся ее губ, и большой палец его руки проник ей в рот. Катька и сама от себя не ожидала, что начнет его посасывать. Он вынул палец, проведя им по Катькиным губам, а она, подавшись вперед, начала легонько тереться об него, норовя снова поймать губами, смотря Вове прямо в глаза. В глубине души ей это нравилось, но чувствовала она себя как в клетке с тиграми.
Вова привстал, и член оказался у стоящей на коленях Катьки перед лицом.
– Руки на попку клади. Быстрее, – Вова приподнял Катькин подбородок.
– Сосала когда-нибудь?
Катька отрицательно покачала головой, глядя на него снизу вверх. Ее влажные от слез глаза блестели.
– Рот открывай. Быстрее, блядь.
Член, коснувшись Катькиных губ головкой, надавил и проник в рот.
– Соси, и осторожней, – член у Катьки во рту задвигался.
– Ну вот, Серег, а ты говорил, такие не сосут. Посмотри, какая молодая послушная сучка.
Серега, сидя на стуле, хмыкнул и достал мобильник.
– Сфоткай эту проблядушку на память. А ты, сучка, давай, бери глубже! Старайся!
Серега сделал несколько фотографий.
– Неплохо получилось, – прокомментировал он.
Катька чувствовала дрожь в ногах, член хлюпает во рту, ходит туда-сюда. Она сосет его, обхватив губами. Из глаз опять потекли слезы от унижения.
– Серег, присоединяйся, накорми ее тоже. Видишь, как хорошо пошло.
Подходит Серега с мобильником в руке, член уже наготове.
Вова свой изо рта вынимает, за ним тянется слюна, стекающая по Катькиному подбородку. Серега вставляет, без конца фотографируя. Набирает темп.
– Давай, руками-то помогай, – Вова берет Катьку за волосы и сжимает их.
Она сосет и дрочит обоим одновременно.
– Смотри, как разошлась эта маленькая дрянь. Уж думал, ее уламывать целую вечность придется.
– Да, шлюшка что надо, – подтверждает Серега, и они смеются. – Такая маленькая и уже хуесоска.
Его член изливается Катьке в рот, пульсирует. У нее во рту тепло, запах, скользко, лицо слепит вспышка, текут слезы. Она, всхлипывая, сглатывает, рука Вовы сжимает ее волосы, доставляя неудобство и боль. Серегин член ходит еще немного, по инерции, изливаясь до конца.
Она ничего не видит, глаза слепит еще одна вспышка.
– Рот покажи, – командуют ей, оттягивая за волосы, – и язык.
Еще одна вспышка.
В рот проникает второй член. И уже через несколько секунд выстреливает. Катька захлебывается в сперме, глотает ее еще. Она вытекает и течет по слюнявому подбородку.
– Хуй облизывай, – требует Вова, и она начинает лизать головку со всех сторон, помогая себе руками.
Серега фотографирует.
– Поднимайся, – Вова тянет Катьку за подбородок, она встает. Они с Серегой довольные, смеются.
– Скажи спасибо, и что было вкусно, – Вова ей вытирает подбородок.
– Спасибо, – хриплым голосом отвечает Катька, понемногу приходя в себя. Ее соски стоят торчком.
Серега лезет ей в сумочку, достает паспорт. Переписывает данные.
– Рядом живешь? Смотрю, на соседней улице, понятно, – он кивает.
Еще через пятнадцать минут они знают, где она в социальных сетях, и кто у нее друзья. Ее аккаунты переписывают на себя. Показывают фотографии с телефона.
– Завтра в это же время придешь сюда, и не опаздывай, мы этого не любим. Если будешь умничкой, никто ни о чем не узнает, поняла? – Катька кивает. – Поняла или нет?
– Поняла.
– Если не придешь, весь район узнает, какая ты шлюха, и в интернете прославишься. Одевайся и выметайся отсюда.
Ночь Катька провела очень тревожно. Сначала никак не удавалось заснуть из-за пережитого шока. Потом сон шел урывками – снились кошмары. Утром она уже точно решила для себя, что никому не расскажет о случившемся. Но вот идти ли к насильникам сегодня, этот вопрос оставался открытым. Всю первую половину дня она провела дома, то и дело поглядывая на часы. Позвонила подруга, но Катька с ней разговаривать не стала, сославшись на занятость. Идти туда нельзя, но и не идти нельзя. Что же выбрать?
Если она не пойдет, это точно будет полный капец, когда видео с фотографиями будут разосланы по соцсетям и попадут к ее друзьям и знакомым. А если пойдет? Ну вот, была вчера и ничего, жива-здорова. Когда до назначенного времени остался час, Катька решила, что нужно идти. Так на этот момент времени она выбрала наименьшее из двух зол.
В квартиру на первом этаже позвонили в дверь. Послышался шум открываемого замка. На пороге стояла Катька, смущенно закусив губу, туфли на шпильках, зауженные джинсы, приталенная маечка. Скрестив ноги, она слегка покачивалась, смущенно глядя в пол.
– А, это ты, – сказал Вова вместо приветствия. – Заходи быстрее. Снимай это и это, – он показал на джинсы и майку, – и проходи в комнату.
В комнате за столом, придвинутым к стене, сидел Серега. Вова уже стоял рядом. На столе – две бутылки вина и большая открытая коробка конфет.
– Проходи, проходи, не стесняйся.
Катька в обтягивающих трусиках-шортах и туфлях, прошла в комнату и села с краю стола, на табуретку. Точеные линии ее фигуры вызывали восхищение.
– Серег, разливай.
Серега разлил вино по трем бокалам.
– Ну, давайте, за встречу, – Вова один из бокалов пододвинул к Катьке.
– Я не буду, – заупрямилась она, отклоняясь.
– А я сказал, будешь, – Вова прямо посмотрел на нее. – Давай, давай, не упрямься.
– Я не пью.
– Будешь пить.
Она поднесла бокал к губам, начав пить маленькими глотками. Выпив немного, хотела поставить на стол, но Вова, пальцами придержав дно ее бокала, дал понять, что пока она не допьет, бокал не поставит.
– Итак, ты пришла, – скорее в утвердительной форме произнес Серега.
– Я пришла, потому что хотела, чтобы вы отдали мне видео и фотографии.
– Так, – произнес Вова, задумчиво доливая всем вина, – интересно... А зачем они тебе?
– Я не хочу, чтобы их кто-нибудь увидел.
– Ну, если не хочешь, их никто и не увидит, – он посмотрел ей в глаза, нависая над ней. – Просто делай так, как нужно нам, и никто никогда ни о чем не узнает.
Катька открыла рот, не зная как реагировать. И молча до дна выпила второй бокал вина.
– Дашь сегодня Сереге свой номер телефона и будешь приходить сюда по вызову. Мы будем делать то, что нам нравится, а ты будешь делать то, что тебе говорят, и будет все хорошо. Понятно?
Катька промолчала.
– Я спрашиваю, тебе понятно?
– Да.
– Ну, вот и отлично. Больше на эту тему разговаривать не будем, – Вова потянул Катьку за руку, предлагая ей подняться, и уселся на ее место, на табурет. Не отпуская, поставил ее рядом, повернув к себе спиной.
– Снимай трусы.
Катька, несколько секунд поколебавшись, послушно стянула с себя шорты, стоя на высоких каблуках к нему спиной.
– Ноги на ширине плеч. Шире. Спинку прогни... Ну! Руки на задницу клади, ягодицы раздвигай. Вот так-то лучше. Отличная попка, правда, Серег?
– Вообще, классная! – восхитился Серега. – И аккуратненькая такая, есть над чем поработать с этой крошкой! Подбородок выше подними, – прикрикнул он на Катьку.
Рука Вовы по внутренней стороне ноги поднялась к Катькиной промежности, нащупывая и пробуя пальцами клитор.
– Короче так, сука. Вчера разминка была, сегодня мы тебя выебем, – он посадил Катьку спиной к себе на колени, обхватив ее груди одной рукой, а второй наминая клитор.
– Ебать будем жестко, не жалея. И сосать сегодня будешь. Слишком много с тобой вчера возни было.
Катька молчала. Ее рот был приоткрыт, сквозь влажные губы доносилось неровное дыхание. Все происходящее было волнительно, и она не совсем понимала, как нужно реагировать на это.
– Иди, лицом к стене вставай, – приказал ей Вова. Сам же встал и начал раздеваться.
– Ну, что тебе, блядь, по сто раз повторять нужно? Наклоняйся, задницу оттопыривай, и ноги в коленях согни. Быстрее.
Катька, держась за стену, прогнулась, широко расставив ноги, ожидая, что ей скажут делать дальше.
– Какая маленькая тощая кошечка и такая аппетитная, интересно, будет урчать во время секса? – глядя на Катьку, сказал Серега и добавил:
– Не разорвешь ты ее своим хуем-то?
– Не, нормально, – Вова разделся и стоял позади Катьки, чуть сбоку. – Пусть привыкает, потом спасибо скажет.
Он подошел к ней и, придерживая за талию, помогая рукой, начал вставлять свой член.
– Аааа, – застонала Катька, прижимаясь к стене. Ее личико мило искривилось. Но Вова, не обратив на это никакого внимания, придерживая, одним рывком вошел ей между ног.
– Бля, суховато, – пожаловался он, ускоряясь. – Ничего, сейчас разработается.
Он двигался все энергичней и через полминуты набрал темп.
– Пизда совсем не разъебанная, – лапая Катьку, констатировал Вова, обращаясь к Сереге. – Ну, это дело поправимое, – усмехнулся он.
Серега тоже, усмехнувшись проходной шутке, не спеша начал раздеваться.
Катька чувствовала, что потекла, и незаметно, как ей показалось, начала подмахивать. Член внутри нее ходил, как исправно смазанный поршень.
Вова повернул ее к себе и, прижав спиной к стене, поцеловал в засос, руками терзая ее задницу.
– Иди на диван, раком становись, – приказал он ей.
Она встала, он подошел спереди, направляя хуй ей в рот. Она взяла без всякой задержки, и Вова это подметил.
– Глубже бери... – он смотрел, как она сосет, – и задницей виляй.
Катька старалась, как могла. Серега уже разделся, и она поняла, что они будут ебать с двух сторон. Ее тощее тело с выпирающими ребрами покрылось мурашками, а попка манящими движениями продолжала ходить из стороны в сторону.
А вот и Серега не заставил себя ждать, придерживая Катьку за талию. На секунду замешкавшись на входе, его член вошел в нее сзади. Еще некоторое время парни ловили темп. И Катька тоже подстроилась под них.
– Вов, теперь получается, у нас своя бесплатная шлюха? – спросил Серега, сосредоточенно трахая Катьку. – Платных больше можем не вызывать?
– Какие платные, ты что, с ума сошел? Да и не стараются они нихуя, – удивился Вова. – Еби эту, пока можно. Теперь она для нас всё и в любое время делать будет. Пользуйся на здоровье и дурацких вопросов не задавай.
Катька хотела что-то сказать, выбиваясь из темпа. Но получила смачный шлепок по заднице и, передумав, продолжила двигаться в прежнем ритме.
– А кончать куда? – опять спросил Серега.
– Серег, ты что тупой? В нее, куда же еще?
Катька чувствовала, что течет, как последняя сучка, и кончает, но ничего не могла поделать с собой. Ноги сводило, а разгоряченная писька хотела еще и еще. Она уже подмахивала открыто, забыв обо всем на свете. Ее разведенные ноги в туфлях на шпильках раскачивались в такт движениям.
– Если воспитаем ее хорошо, из нее отличная блядь для нас получится. Сосет она уже нормально. Я знаешь, чего думаю, Серег? Давай мы ее в следующий раз в жопу выебем. В попку пробовала?
Катька замычала и, задыхаясь от члена, отрицательно замотала головой.
– Ну вот, Серег, в следующий раз аккуратненько лишим ее анальной девственности, а потом будем регулярно ебать. Одной проблемой будет меньше. Она сможет всеми дырками работать, что нам и нужно. Будем ее и в пизду, и в попку одновременно, ты как?
– Да я только за! Думаешь пора уже?
– Да чего тянуть, чем быстрее ее разработаем, тем лучше. А то эти условности только напрягают.
Вова вынул член у Катьки изо рта, почувствовав ее жаркое дыхание. Он уже был на пределе и, сделав пару движений рукой, длинной струей спермы выстрелил ей в открытый рот, попав немного на губы.
– Теперь будешь после секса всегда хуи вылизывать, – с этими словами он опять вставил член в рот, и Катька начала облизывать его разгоряченным языком, изнемогая от желания. Ее тело подергивалось от непроизвольных конвульсий.
– Ну вот, умница, стараешься, – почти ласково похвалил ее Вова. – Ты же у нас послушная девочка.
Снова вынул член из Катькиного рта, и добавил:
– И следующий раз с подготовленным анусом придешь, – он, наклонившись, взял ее за горло, заглядывая в глаза. – Да?
– Да, – прошептала Катька, задыхаясь.
– Не слышу.
– Да, – простонала Катька громко, извиваясь всем телом.
Серега в нее кончал, войдя до упора. Он прохрипел что-то неразборчивое, его голова наклонилась к ее спине. Катька тоже от переизбытка чувств почти легла на живот. Кончив и слегка отдохнув, Серега не успел еще толком вынуть свой хуй, сев на диване, а Катька, резко развернувшись, взяла его в рот, тщательно обсасывая и задрав кверху задницу.
Друзья удивленно переглянулись.
– Ну, ты посмотри на эту блядь, хороша, да? – от переполнивших его чувств Вова, не удержавшись, шлепнул ее по попке.

Так продолжалось все лето. Звонил телефон, и ее вызывали на блядки. Несколько раз оставляли на ночь. Катька сама себе поражалась, как из приличной девочки она превратилась в такую оторву. Как ей и обещали, отверстия разработались до предела, перестав доставлять даже малейшие неудобства. Анус после первых раз побаливал, но потом стал практически резиновым, податливо принимая в себя член.
Они делали так, как им нравилось, воспитывали и использовали ее, как им было нужно и удобно. Она стала их бесплатной развлекалкой и удовольствием. Все происходящее было странной смесью нежности, напористости и, практически, грубости.
Три раза ее пороли ремнем по каким-то надуманным причинам. Скорее просто хотели помучить и посмотреть, как ее задница будет дергаться от боли, а тело изгибаться. Первый раз выпороли за то, что опоздала на пятнадцать минут, второй за то, что им не понравилось ее нижнее белье, а третий, так и не придумав к чему прицепиться, за то, что выполняла все не достаточно быстро.
Как она поняла, квартира принадлежала Вове, а Серега временно у него жил, рассорившись вдрызг со своей женой.

И вот наступил сентябрь. Телефон молчит три недели. Казалось бы, нужно было радоваться, но Катьку что-то терзало изнутри. И дело даже не в видео и фотографиях, они слово свое держали, и все оставалось в тайне. Дело было в чем-то другом.
Прошло еще две недели, и Катька, прокрутив все в голове несколько тысяч раз, все же решилась позвонить Сереге. Но телефон был отключен. Странно…
Подойдя к знакомой двери, она еще раз все взвесила для себя и нажала на звонок.
– А, это ты, – в свойственной ему манере, открывая дверь, поприветствовал ее Вова, – проходи.
– Как дела? – поинтересовался он, проходя на кухню.
– У меня нормально, а у вас?
– У нас тоже все хорошо, Серега к жене вернулся. Тут у меня к тебе есть эээ... дело одно. Подожди, я сейчас, – он вышел из кухни и через минуту вернулся с небольшой коробкой в руках.
– Смотри, тут диски, кассеты, еще какая-то хрень, – он подцепил флешку и, уставившись на нее в упор, бросил обратно. – Короче, все с тобой любимой, видео, фото. У Сереги тоже ничего не осталось. Все здесь. Больше ничего ни у кого нет.
Она вопросительно посмотрела на Вову.
– Забирай, – ответил он на этот вопросительный взгляд, протянув ей коробку.
Катька, помедлив, взяла коробку:
– Что-нибудь случилось?
– Не, все в порядке.
– Точно?
– Абсолютно.
– Ну, тогда я пошла?
– Иди.
Она дошла до двери и обернулась.
– А все же почему ты отдаешь мне все это? – Катька прямо посмотрела на него, и он испытал некоторое неудобство. Таким она его не видела ни разу.
– Это сложный вопрос.
– И все же, – допытывалась она, – на этом все, да?
– Эээ... не хотел бы, чтобы ты зависела от всего этого.
– Раньше тебя это не смущало.
– Ну, все течет, все меняется.
Несколько секунд длилось молчание, она продолжала изучать его взглядом.
– Пусть у тебя побудет, – Катька протянула коробку обратно.
И здесь уже Вова удивился:
– Да? Ты уверена?
– Знаешь, люблю быть зависимой. И еще... можно я у тебя поживу?
– Надолго?
– Насовсем.
– Оставайся.
Катька подошла, обвила шею Вовы руками и жарко поцеловала в губы.
– Ну, тогда до вечера, я за вещами, – она вышла из квартиры, захлопнув за собой дверь.
Вова постоял еще некоторое время в коридоре, держа в руках коробку, поразмыслил. И произнес вслух:
– Так будет лучше, Вован. Гораздо лучше.

Перейти ко 2-й части рассказа
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную