eng | pyc

  

________________________________________________

Zlaya Domina Olga
ОГНЕННЫЕ ЖЕРТВЫ
 
(технический редактор А. Новиков)

И если кто захочет их обидеть,
то огонь войдет из уст их и пожрет врагов их;
если кто захочет их обидеть,
тому надлежит быть убиту.
Откровение 11:5

Часть первая. Неудачная охота
Был чудный майский день. Светило солнышко, девушки выходили из дому без чулок, радуя мужчин своими стройными и красивыми ножками. Как и все мужчины, Стас женские ножки тоже любил. Именно в такие солнечные и теплые денечки он чувствовал, что пора бросать работу на бульдозере и выходить на охоту за очередной красоткой. В качестве охотничьего инструмента у него был приготовлен острый финский нож. Стас сладко потянулся и вспомнил, как расширяются от ужаса зрачки у его жертв, какой вкусный липкий пот выступает у них на коже, и как вздрагивают они от прикосновения холодной стали. Разумеется, Стас был серийным насильником, за которым охотилась вся городская милиция. Но молодость и наглость не раз выручали Стаса в трудную минуту. И не только наглость: на случай встречи с представителями органов в кармане у него всегда находилось несколько зеленых бумажек с изображением президента США Франклина.
Где-то через час поисков он нашел то, что надо. Хорошенькая девушка, еще почти девочка в короткой синей юбке и белых гольфах села в автобус. Она ехала явно не в школу. Он, не торопясь, оглядел будущую жертву. «Хорошенькая, ну прямо как канарейка, и явно едет одна, – Стас облизнул пересохшие губы. – То, что надо! Прижать в углу такую девочку – это не объятия начинавшей надоедать сожительницы. Это развлечение для настоящих самцов!» Рассуждая таким образом, он вышел вслед за нею и пошел к подъезду. Его ладони уже стали потными от возбуждения, а внизу живота приятно засосало. Сейчас, сейчас эта канареечка запищит в его руках. Дверь лифта захлопнулась перед самым его носом. Но Стас уже не мог остановиться и выпустить добычу. Быстрыми шагами он нагнал лифт и вытащил нож тогда, когда девушка уже открыла дверь квартиры. Не долго думая, он прыгнул вслед за нею и захлопнул за собою дверь.
В квартире он сразу прижал девочку к стенке.
– Какой шустрай! – услышал он сзади чей-то голос и потерял сознание.
Очнулся он уже прикованный наручниками к кровати. Его окружали четыре красивые женщины, одной из которых была его Канареечка.
– Оклемался, гаденыш! – сказала старшая из них, поглаживая резиновую дубинку. – Ба, знакомые все лица! Это его фотку каждый день по телику вместо рекламы показывают! Попался, который кусался, – женщина плотоядно посмотрела на него. На ней был кожаный костюм из короткой юбки и лифчика, а на бедре со знанием дела была выколота роза, проткнутая кинжалом.
На второй девушке были куски эсэсовской формы в виде фуражки и ремня, а на третьей не было вообще ничего, кроме черного ошейника. Они тут же устроили над ним импровизированный суд.
– Значит, так, – Канарейка посмотрела на него, – кто нас обидит, тот дня не проживет… мужчиной! Девушки, снимайте с него штаны!
Вслед за штанами последовали трусы.
– Нет, вначале я, – с этими словами Канареечка взяла опасную бритву и ловко распустила его рубашку на тонкие ленты, – он же на меня напал! И поэтому я буду первой. Ему, кажется, понравились мои гольфы. Ладно, это ему зачтется. Смотри на меня, не один десяток мужчин платили кровью за это зрелище! – Канареечка стянула с себя юбку и кофточку. – Я тебе, кажется, понравилась? Смотри, пока еще можно!
Вслед за юбкой полетела в угол оставшаяся одежда. На ней остались только гольфы. Несмотря на ужас положения, Стас начал возбуждаться. Увидев это, Канарейка схватила его хозяйство левой рукой, а правой принялась насухую выбривать ему волосы на лобке опасной бритвой.
– Одно неверное движение, – девушки улыбнулись и подошли ближе, – и на обед у нас будут бараньи… потрошки!– Стаса прошиб холодный пот.
– А теперь приступаем к первой части марлезонского балета! – Канарейка тряхнула волосами, встала над ним на колени, провела кончиками волос по его телу, и сделала ему то, что должна была по мысли Стаса делать, дрожа от страха в лифте. У Стаса против воли все пришло в полную боевую готовность. Канарейка уселась на него сверху и начала ритмично набирать темп.
Почувствовав, что дыхание пленника начинает учащаться, она слезла с него и перетянула шнуром член у основания. После этого немного продвинулась вперед, а позади нее верхом на Стасе оказалась эсэсовка. Теперь они ритмично двигались на нем вдвоем, тесно прижавшись друг к другу, а потом к ним присоединилась третья девушка.
– Девушки, пощадите! – простонал он, но его слова были встречены смехом. Под тяжестью трех женских тел он начал задыхаться, но тут к ним присоединилась четвертая, а Канарейка уселась ему на лицо…
– И не дай Бог, – сказала она, – ты не поймешь, что тебе надо сейчас делать, не только, хм,.. но и зубов лишишься!
Когда скачка прекратилась, Стас с облегчением вздохнул.
– Приготовьте его для второй части балета! Я сейчас приду, – с этими словами девушка с розой на бедре вышла из комнаты.
Остальные расстегнули на нем наручники, перевернули бедолагу на живот, заставили встать на четвереньки, вновь приковали и расселись на диване.
Он повернулся и увидел в руках у вошедшей клизму.
– К сожалению, мы не можем прочистить тебе мозги, чтобы в другой раз неповадно было приставать к женщинам, но мы можем прочистить кое-что другое. В следующий раз ты будешь сначала думать, а потом делать, а не наоборот!
Стас пытался сжаться, но безуспешно, наконечник легко вошел в него. Затем он почувствовал, как внутрь вливается вода. Он заойкал, завертел попой, и её тут же наградили увесистым ударом дубинкой и обещанием повторить скачку с самого начала. Он перестал сопротивляться. Наконец девушки закончили процедуру.
– Лежи, если не хочешь стать кастратом, и не дай Бог, из тебя выльется хоть капля воды! – с этими словами девушки вышли из комнаты. Он думал, что не выдержит напора воды изнутри, и только ужас перед кастрацией удерживал его от водно-фекального позора. Минуты ожидания развязки потекли ужасно медленно. Только где-то через полчаса девушки вошли в комнату.
– Ты можешь сходить в туалет! – сказали они, отстегнули его от кровати, и развязали шнур, не расстегивая наручники.
Передышка была недолгой. Девушки вытащили его и снова распяли лицом вниз на кровати с раздвинутыми ногами. Эсэсовка на минуту вышла и вернулась с шариком на ремешке. Его заставили взять шарик в рот и застегнули ремень на затылке. Кричать он уже не мог. Затем он почувствовал, как девушки раздвинули его ягодицы и снова стали мазать его вазелином. «Неужели опять будут клизму ставить?» – подумал он. Но не угадал. Стас увидел, что девушки пристегивают к себе члены разной величины из пластмассы.
– Сейчас он побудет у нас... девушкой!
– Как вы думаете, он девственник по этой части?
– Кинем жребий, кто первая, – девушка с розой достала спички.
Повезло Канареечке. Стас почувствовал, как страшный аппарат с силой входит в него. Он мотал головой и бился ею о кровать.
– Ничего, ничего, – смеялись девушки, дергая его за уши, – почувствуй на себе нашу женскую участь. Небось, твоим жертвам тоже не сладко было!
Постепенно весь искусственный орган вошёл в него, а затем Канарейка начала раскачиваться, вынимая и вбивая его внутрь до самого конца.
– Нам и не такое от вас терпеть приходится! – эсэсовка нетерпеливо ждала своей очереди. – Скажи спасибо, что мы с вазелином тебя трахаем! А надо бы всухую!
Ему пришлось опробовать на себе все четыре фаллоимитатора.
Наконец и эта пытка была закончена, но девушки не желали успокаиваться.
Эсэсовка сняла с себя кожаный ремень, взмахнула им в воздухе и придумала новое развлечение. Девушки долго шутили, малокровный их пленник или нет, а так же ушла от него жена или не ушла. Стас читал Ильфа и Петрова и понял, что его ждет порка. Он не ошибся. На этот раз эсэсовка была первой.
Стасу пришлось испытать в полной мере то, что испытал Васессуалий Лоханкин, когда не гасил свет в туалете, с той лишь разницей, что Остап Бендер к нему на помощь не пришел.
Наконец, девушкам надоело мучить своего пленника, но они так возбудились, что решили заняться сами собою. Его перевернули и приковали к кровати так, чтобы он мог на них посмотреть. То, что произошло дальше, не показывал даже Лука Дамиано в самом крутом своем порнографическом фильме. Две пары опустились рядом на ковер, а потом слились в один плотный клубок. Стас видел, как потные тела извиваются, и уже непонятно было, где чье тело. Первой не выдержала Канарейка и выкатилась из клубка. Глядя на ласкающихся подружек и слегка отдышавшись, Канарейка решила попользоваться пленником еще раз. Пока подружки развлекались, она решила вообразить из себя Шерон Стоун. Вместо ножа для колки льда она приспособила нож Стаса, сказав, что если она не получит оргазма, то он получит парочку лишних дыр в теле.
Когда девушки вынули из него кляп, он попросил воды. Его заставили выпить целую кастрюльку, затем поставили на ноги, принесли ведро и начали вчетвером ласкать его всеми возможными способами, чтобы проверить, может мужчина мочиться во время эрекции или нет. Результаты эксперимента вызывали у них взрывы хохота. В награду они как следует натерли его мошонку одеколоном. Стас вырывался и орал. Ощущение было такое, как будто его жарят на сковородке.
Наконец, угомонившись, девушки осмотрели содержимое его карманов, вынули из них все деньги и переписали адрес. Только после этого измученному, избитому и многократно изнасилованному пленнику позволили одеться. Вместо долларов ему дали старую рубашку, сказав, что он может пожаловаться в милицию, если хочет. В милицию Стас по понятным причинам не пошел.
Всю ночь он вынашивал планы мести. Он воображал, как ловит и насилует страшных гарпий по одиночке, но этим планам так и не суждено было сбыться. На следующий день он почувствовал, что во время мочеиспускания ему хочется плакать. Гонорея! Он обратился в анонимный кабинет за курсом лечения.
К сожалению, урологи не поняли, что парню надо лечить и голову.

Часть вторая. Смерть сладка
Заброшенный песчаный карьер давно заботил городскую администрацию, но до него никак не доходили руки. Наконец один «новый русский», мечтающий стать мэром, выделил деньги на приведение карьера и всей прилегающей территории в порядок и превращения его в зону отдыха. Правда, злые языки поговаривали, что стареющий меценат просто хотел наблюдать из окон своего особняка, возводившегося неподалеку, молодые красивые тела, загорающие на песке и играющие в волейбол у рукотворного озера, возникшего на месте карьера.
Так это или нет, но экскаваторщик Стас получил очень выгодный подряд. Территорию оградили дощатым забором, но некоторым изнывающим от летней жары девушкам забор был не указ. Знали бы они, что их ждет…
«Мне это грезится? – Стас увидел, как по пустынному песчаному карьеру шла богиня. – Таких красивых девушек в нашем городе не водится!» Вечер был жаркий, а карьерный пруд сулил прохладу и отдых после горячего южного дня. Именно богиней она показалось Стасу, доедавшему принесенный из дома бутерброд.
Белокурые пушистые локоны, ниспадавшие на высокую упругую грудь, слегка прикрывали красивые серые глаза, обрамленные длинными черными ресницами. Узкая талия, круглая попка, для которой явно маловато места под короткой юбкой. Уверенная походка босых ног и босоножки в руках.
– Сегодня я посчитаюсь за то, что со мной вытворяли эти поганки! – в душе Стаса родился зверь. – Пусть это не одна из них, но ответ держать ей! Одной и за всех!
Он увидел и возжелал! Возжелал обладать этим телом так, как никого и никогда до этого момента не хотел. До помутнения разума. Девушка огляделась, но не заметила Стаса, сидящего в кабине, сняла с себя платье и вошла в воду.
Стас забыл про бутерброд и про то, что он, собственно говоря, здесь делает. Красивое женское тело заставило вообразить момент слияния с ней, с неземной обворожительной богиней. Она думает, что тут просто так можно купаться? Нет, сладкая, сегодня мой день!»
Стас понял, что сделает задуманное во что бы то ни стало.
Накупавшись вдоволь, девушка вылезла из воды и принялась сушить волосы полотенцем.
– А для тебя что, забор не указ? – услышала она высокого несуразного парня, выскочившего неизвестно откуда. – Тебе что, жить надоело? Там на дне чего только нет!
С этими словами он размахнулся, и тут же нежную девичью щеку обжег удар ладони. Его бешеные глаза никак не вписывались ни в правильные черты лица, ни в крепкое мужское тело. Весь его вид почему-то внушал отвращение.
Девушка заплакала и прикрыла полотенцем свой великолепный бюст, на котором не было лифчика.
– Молчи, если жить хочешь! – сказал Стас, приставляя нож к горлу жертвы. – Снимай трусы и ложись! – скомандовал он.
Глаза девушки сделались круглыми от ужаса. Она еще не могла поверить, что это все не сон, и это происходит именно с ней.
– Пожалуйста, не губите! – она покорно сняла трусы и легла на песок. Не в силах более сдерживать беснующуюся плоть, он упал на желанное тело и впился губами в зовущие (как ему казалось) губы. Ему не хватало свободной руки: он хотел сразу быть везде. Юная грудь с вызывающими сосками притягивала его как магнит, от нее было не оторваться.
Разрываясь между желанием чувствовать груди и помочь себе войти в оазис, он расстегнул брюки и тыркался наугад, а девушка только приглушенно мычала, извиваясь под насильником. Наконец он попал в нее, пронзил тонким длинным стволом, казалось до самого горла. Девушка непонятно как вырвала свои губы из зубов насильника, изогнулась назад и от нестерпимой боли пронзительно завизжала.
Тут же садист закрыл ей рот рукой, отбросил нож в сторону, вцепился другой рукой в нежную грудь и прижал к песку. Держась таким образом, над телом несчастной, он стал вгонять свое жало глубоко внутрь.
После первого оргазма член не потерял боевой готовности. Когда же он все-таки ее оставил, девушка была еле жива. Чуть слышно шевеля окровавленными губами, она прошептала:
– Готовь деньги на адвоката.
Эта роковая фраза стоила ей жизни. Ее тело, задушенное брючным ремнем, подонок положил в ковш экскаватора, облил соляркой и там сжег вместе с мусором. Остатки глубоко закопал.
«Нет тела – нет дела! – думал он, любуясь работой. – Адвоката ей подавай!»
На следующий день Стас пошел на свидание к Марине. Эта худенькая девочка мечтала о том, что Стас когда-нибудь возьмет ее замуж.
– Привет, Стас! – весело сказала она и полезла целоваться.
– А, Марина, здорово! – ответный поцелуй был несколько холоден.
– Слушай, а ты не видел Алину?
– Кто это и чего мне за ней смотреть?
– Да подружка, она вчера вечером на карьер купаться собиралась, а ты там столько времени с песком возишься – должен был видеть.
– Нет, я вчера в город ездил и только вернулся. Кстати, отдохнуть не хочешь? Я покажу, только по секрету, где купаться уже можно, а то жарко – не продохнуть.
– Когда? – глаза у девушки радостно заблестели.
– Прямо сейчас!
– Пошли!
Влюбленная в Стаса девчонка быстро собрала немудреные вещи.
– Вот здесь будет площадка для игры в волейбол, здесь – летнее кафе, а здесь – биотуалеты по евростандарту, чтобы в воду ничего не попадало.
– А где же мне переодеться сейчас? – девушка скромно потупилась.
– Машина в твоем распоряжении! – Стас показал на свой экскаватор.
Марина разделась и пошла в воду. А потом был чудесный ужин с большим количеством водки и пива. Спиртное ударило в голову Стасу, и его так и тянуло похвастаться своими сексуальными подвигами. Он не удержался и рассказал Марине, как встретил, поимел и убил Алину. Она не поверила, потому что считала Стаса другом, которого хорошо знает.
Еще более усугубив спиртование, Стас потянулся к ней, стал раздевать. Он вдруг увидел в Марине Алину, девушку своей мечты. К действительности его не вернуло даже полное отсутствие грудей. Так, два небольших выступа с сосками-точечками. Стас видел, чувствовал, ласкал именно Алину.
Марина не сопротивлялась. Она обнимала и целовала его: в этот вечер она решила, что пришла, наконец, пора расстаться со своей девственностью. Ее любимый мужчина тяжело дышал от тяжелой и очень приятной работы. Но когда он вошел в нее – она закричала, так же как и Алина в свое время.
В глазах любовника зажегся огонек безумия. Стас схватил ее за горло. Девушка посинела и попыталась вырваться, но это только придало ему мужских сил. Он и не заметил, как подруга успокоилась. Удовлетворив свой мужской голод, он понял – Марина мертва, а секс на грани жизни и смерти может принести настоящее наслаждение. В ковше разгорелся еще один костер…
«Как просто! И как сладко убивать!» – безнаказанность опьяняла бульдозериста. Ранним утром, когда солнце только выглянуло из-за горизонта, Стас увидел красивый женский силуэт, выполняющий странные движения на карьерном песке. Бросив свою работу, он подошел поближе. Закрытые глаза, ровное дыхание и пластика тела ввели Стаса в оцепенение.
Его взгляд уже не мог оторваться от точеной фигурки, обтянутой в черное трико. Золотые волосы, туго затянутые в хвост на макушке, опускались до пояса, переливаясь от первых лучей светила. Это была Лиза, молоденькая учительница. Юноши смотрели на нее с интересом, а девушки подшучивали: «образец добродетели», «символ невинности нашего городка».
Лиза выросла в семье интеллигентов старой закалки. Все складывалось хорошо до восьми лет. Тогда Лиза тяжело заболела и на всю жизнь осталась с астмой. Коллега отца по университету, востоковед, посоветовал девочке заняться китайской гимнастикой у-шу и поменять влажный ленинградский климат на сухой южный.
Только когда Лиза закончила упражнения и открыла глаза, он увидела рядом с собой незнакомого молодого человека. Девушка тут же сконфузилась, и опустила глаза. Стас попытался обнять за талию, но она невообразимым образом вывернулась, да так, что Стас даже не смог прикоснуться к ней. Его это завело.
– Не дури, деточка, – Стас сделал еще одну попытку обнять желанное тело, – пойдем со мной!
Девушка опять выскользнула. Стас начал злиться.
– Не хочешь по хорошему, будешь третьей! – с этими словами он попытался ударить Лизу по лицу. Этот прием у Стаса всегда срабатывал: женщины терялись, и он без труда брал то, что хотел. Но на этот раз он промахнулся в прямом смысле и даже не понял как. Еще несколько попыток так же не принесли результата: непонятным образом он оказался лицом на песке.
– Учись ухаживать галантно! – услышал он насмешливые слова.
Все тело болело и ныло. Когда он встал, Лизы уже не было.
«Дай бог, не последняя!» – негодяй ушел, ни разу не обернувшись.

Подрядчиком по расчистке карьера была Анна, молодая женщина, которую бросил муж. Стас долго не мог подобрать ключи к своей начальнице, пока не понял: женщина мечтает о настоящем мужчине, не только самце, но и о муже, друге и помощнике.
Он собрал вокруг карьера доски и бревна, распилил их на дрова и привез Анне домой. От бутылки за работу он отказался, завтра надо было выходить на работу, но с удовольствием съел домашний обед, не забыв похвалить хозяйкин труд. На следующий день он пришел к ней чинить забор и швейную машинку. А еще через месяц он пришел к ней в костюме, с цветами, шампанским и небольшим чемоданчиком.
– Выходи за меня замуж! – сказал Стас.
– Замуж пойду, но все остальное после свадьбы! – строго сказала Анна, отбиваясь от слишком нескромных объятий Стаса.
– Да ты что, девочка что ли, чтобы так ломаться?
...Он пырнул свою очередную жертву ножом в живот в трех местах. Истекающую кровью, теряющую сознание Анну маньяк повалил на кровать, сорвал всю одежду и стал насиловать. Играла тихая спокойная музыка. Догорали свечи на столе. Стас в перерывах между оргазмами допивал шампанское и доедал торт. В середине ночи, когда тело Анны уже стало остывать, маньяк открыл чемодан, поменял свою одежду, обильно полил кровать соляркой и поджег. Поролоновый матрац задымил. Комната превратилась в душегубку. Выходя в коридор, Стас не заметил под ногами связку книг и упал, ударившись виском об угол тумбы для обуви. Перед глазами поплыли цветные круги. Он встал и тут же упал от нестерпимой боли: при падении он сломал лодыжку. На четвереньках он дошел до входной двери и тут понял, что попал в западню: ключа в замке-цербере не было, а дверь железная. Идти в комнату и спасаться через окно уже поздно. Глотая удушливый дым, насильник принялся искать ключ, но безуспешно.
Прибывшие пожарные нашли два трупа. Один, женский, успел обгореть, мужской пострадал меньше. На судебном вскрытии патологоанатомы обнаружили частицы угля в трахее Стаса. Он задохнулся от костра, который сам же и зажег.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную