eng | pyc

  

________________________________________________

Serge Bask
ЖЕРНОВА
По материалам уголовного дела

Максим Старцев попал. Причем попал круто. Это он понял, когда в кабинет вошли два "представителя" фирмы "СКИП", "отвечающие за экономическую безопасность". Представился только один - коротко стриженный, внушительных размеров с вполне интеллигентным лицом:
- Иван.
Оригинальное имя.
Сегодня в двенадцать часов дня после очередных телефонных переговоров со своими немецкими "друзьями" Максим уяснил, что товар даже еще не отгружен, хотя все сроки поставки уже вышли... А в шестнадцать ноль-ноль появились эти орлы...
Разговор был короткий, ему конкретно объяснили, почему не следовало бы опускать их фирму. И предложили до завтра "порешать" этот вопрос...
Выходя из кабинета, он бросил секретарше:
- Меня сегодня не будет.
- Максим Леонидович... Только что принесли, я сказала, что Вас нет, и расписалась..., - Таня протянула листок. Это была повестка в ОБЭП.
Мерс завелся, как обычно - с полуоборота... Максим курил одну за другой и думал, курил и думал:
"Итак, расклад:
1. Немцы вдруг отказались отгружать товар за 50% оплаты, потребовали всё... Это после года сотрудничества... Ехать разбираться времени нет... Подвисло пять солидных контрактов, это три фуры... В том числе контракт со "СКИП"...
2. Контора "СКИП", которую он якобы опустил, как он понял после сегодняшнего разговора, была "синяя". И стоял за ней какой-то Олег, а он смотрящий. За ней не просто бандиты, а самые что ни есть блатные, и, видимо, там крутятся общаковые деньги. Зачем им это надо? Это вопрос...
3. Зайдем с другой стороны. Кому выгодно, что бы я упал, кому я мог помешать? Недавний звонок Белышева: "Тут у меня люди были от Терехина, вопросы разные задавали..." Терехин - один из лидеров Уралмашевской группировки. Они открыли два новых салона... И мой магазин находится на их территории, это им как "кость...".
4. Еще одно - повестка в ОБЭП... Синие с ментами не работают, значит, наколка от Уралмашевских..."

РОВД, где весь четвертый этаж занимал Отдел по борьбе с экономическими преступлениями находился в четырех кварталах от дома. Кабинет с табличкой: "Старший оперуполномоченный Быков А. В." Максим нашел сразу.
- Давай начистоту, Максим Леонидович, тебя обсосали?
После формальной процедуры знакомства: Фамилия, имя отчество, год рождения, место работы, должность, история создания фирмы, деятельность фирмы и т.д., Максиму объяснили, что вызвали его дать объяснения по существу нескольких заявлений, поступивших в ОБЭП... Вопрос был неожиданным и прервал Максима на полуслове, когда он попытался объяснить причину всех неприятностей.
- С чего Вы взяли?
- Под кем Вы работаете?
- Ни под кем.
- Не смешите, такая фирма, в таком районе...
Ответ действительно звучал глупо, но Максим и сам бы не мог объяснить себе, как ему удалось за пять лет поднять фирму с нуля, приобрести магазин в 1000 квадратов и не залезть ни под центровых, ни, тем более, под Уралмашевских или кого-то там еще... Да все равно бы этот туповатый опер с грязными засаленными волосами и бегающими глазками не поверил бы...
- Главный бухгалтер Старцева Наталья Алексеевна Ваша жена?
- Да.
- Передайте ей тоже повесточку. К ней есть вопросы, наверное, даже побольше, чем к Вам... Сумма-то не маленькая, почти полмиллиона баксов, куда-то ушли... Вообще, я бы посоветовал Вам как можно быстрее вернуть эти деньги... Это в Ваших интересах...
- Разрешите вопрос? Почему вас заинтересовали эти невыполненные контракты. Существует Арбитраж и просрочка не такая уж и большая...
- Я не должен Вам это говорить, но у потерпевших возникли подозрения, и не безосновательные, что Ваша фирма и не собиралась исполнять взятые на себя обязательства... Скажу больше, - Быков заговорил театральным шепотом, - что в РУОПе Ваша фирма проходит, как имеющая связи с организованной преступностью, а в частности с... Уралмашем, - закончил опер.
Теперь все встало на свои места. Подстава была классической, но, тем не менее, красивой...
"Итак, выводы былы неутешительные:
1. Я мешаю Уралмашевским.
2. Уралмашевские каким-то образом надавили на немцев и перекрыли мне кислород.
3. Узнали они про мои последние контракты (сука, видимо, завелась).
4. Козырем в игре решили сделать "СКИП".
5. Синие на меня просто так на чужой территории наехать не могли, значит, уже получили "лицензию". Меня отдали.
6. То, что "железной" крыши у меня нет, уже пробили.
7. То, что я не лох, и просто так не дамся, это они тоже должны были сообразить. Сейчас не начало девяностых, не последнюю роль играют юристы, и на стрелку я один приезжать не собираюсь... Поэтому организовали заявы в ОБЭП от остальных "пострадавших", и подстраховались через РУОП."
Времени девятнадцать ноль-ноль. Максим набрал домашний номер. Минута... Трубку не брали. Странно, Наташа и дети должны быть дома. Набрал сотовый жены: механический голос объяснил, что абонент в данное время недоступен или отключил телефон - а этого не могло быть.
Макс сдвинул рукоятку на "спортивную" езду... и через 20 минут был возле своего подъезда. Вошел в прихожую и почувствовал неприятный холодок... Наташа сидела на кухне...
- Что? - заорал Максим.
- Да нет, со мной ничего, были из "СКИПА".
- Ну?
- Вежливо так объяснили, что будет если... Максим, что будем делать?
- Дети у бабушки?
- Да.
Раздался телефонный звонок.
- Да...
- Максим Леонидович? Мы уже объяснили твоему главному бухгалтеру... Завтра в шесть подъедете к нам в офис вместе, будем решать...
- Слушай, ТЫ...
- Ты все понял, козел?
Короткие гудки.
"Ну, ладно, суки!"
- Але. Игорь? Разговор есть серьезный... Да. У меня проблемы возникли... Не по телефону... Нет. Завтра в девять я к тебе заскочу. Да, нет. Мне твои ребята завтра вечером понадобятся...
Утром Максим выходил из подъезда вместе с женой:
- Значит, после ментовки домой и никому не открывай. Я позвоню.
- Ваши документы! - услышал за спиной Максим, когда на стоянке открывал дверцу своего Мерса. Перед глазами возникли красные "корочки"...
- Что случилось? - на всякий случай спросил Максим, показывая права.
- Ваша машина числится в угоне... Проедемте с нами...
- Наталья Алексеевна. Эту сказку я уже слышал... Я имею все основания задержать Вас и Вашего мужа на 72 часа. Посидите у нас, подумаете. Может, что и вспомните...
- Как? Вы серьезно? - Наташе показалось, что этот опер с похотливыми ощупывающими ее глазками, шутит.
- Более, чем...

- Где деньги, я спрашиваю? - орал Быков.
Максим понял, что колеса закрутились, механизм набирает обороты и эти жернова вполне могут перемолоть и его, и, чего он больше всего опасался, Наташу.
- Я тебя сейчас в пресхату закрою, с уголовниками, есть тут у нас парочка... И жену твою туда же...
Камера. Наташа сидела на деревянном возвышении, называемом, наверное, нарами, глядя в одну точку. Рядом стояли ее туфли на высоком каблуке, и лежал аккуратно сложенный плащ. Тусклая крашеная лампочка под потолком, над дверью. Это было потрясение, какого она не испытывала, наверное, никогда раньше за свои 32 года. На улице ночь. Уже почти четырнадцать часов она провела в этой душной камере с исписанными стенами. Ее колотила мелкая дрожь. Наташе было по-настоящему страшно.
- Эй, красотуля, за блядство что-ли закрыли? - подала голос сифилитичного вида баба, до сих пор храпевшая как... Наташа даже не нашла сравнения.
- Я тя, мандавошка сраная, спрашиваю, чего харю-то свою блядскую отворотила?
Лязгнул замок...
- Старцева, на выход!
Прокуренный кабинет освещала только настольная лампа. Часы на стене показывали без пятнадцати час.
- Наталья Алексеевна, Вы о муже подумайте. Ведь если мы сейчас вопрос не решим, он весь срок, пока идет следствие, будет в СИЗО париться с уголовниками, а у них почта хорошо работает... Знаете, что с ним там будет? - Быков перегнулся через стол, навстречу Наташе, от него сильно несло водкой и еще какой-то дрянью. - Он пока у нас в пустой камере сидит, а когда в СИЗО переведут... Ну, опустят, это как минимум... За такие долги... Хорошо, если еще живой на этап уйдет...
Из-за стены были слышны пьяные возгласы и громкая музыка.
- На какой этап?
- Как на какой, милая? Статья.. Мошенничество в особо крупном... Сейчас еще можно попытаться дело остановить. Если мы с Вами договоримся. Вы мне информацию, - Быков многозначительно посмотрел на Наташу, - я делаю "отказное", и Вы с мужем едете домой... А если нет, тогда возбуждаю дело, передаю следователю, и вперед...
Наташе почему-то стало холодно, руки дрожали.
- Да и Вам, я думаю, не хочется такой фигурой нары обтирать до суда? Нам нужна только информация...
- Что я должна сделать?
- Ну, вот, давно бы так..., - Быков нагнулся, достал откуда-то из-под стола начатую бутылку "Столичной", из сейфа извлек чайную кружку с отколотой ручкой, налил до краев:
- Вот, расслабьтесь, помогает.
Он встал, обошел стол, уселся перед ней на рядом стоящий стул и протянул чашку. Обжигающее тепло докатилось до пустого желудка (Наташа пожалела, что сегодня в камере отказалась и от обеда, и от ужина) и стало расходиться по телу, дрожь прекратилась...
Быков придвинулся вместе со стулом ближе:
- Кто из городской администрации помог Вам приобрести магазин по адресу...? - опер положил руки ей на колени, она хотела убрать их..., но, встретившись со змеиным взглядом, в котором читалась угроза...
- Мы узнали, что магазин продается через Олега Руденко, юриста Комитета по управлению госимуществом, они с Максимом вместе учились в институте... - Быков слегка раздвинул Наташе колени и погладил ее по внутренней стороне бедер.
- Не надо, пожалуйста, - она попыталась натянуть край юбки на колени...
- Вы знали, что объект должен был уйти с аукциона?
- Да.
Левой рукой Быков дотянулся до Наташиной груди... погладил и принялся расстегивать пуговки на блузке...
- Кто был инициатором снятия объекта с аукциона? - он расстегнул все пуговицы и запустил пальцы под лифчик.
- Я не знаю... - Наташа попробовала отодвинуться.
- Сумма, за которую выставляли этот объект? - он спустил блузку с плеч…
- Пятьсот миллионов рублей, - Наташа попробовала накинуть блузку обратно, но Быков, сжав ее кисти, опустил их вниз...
- Кого и как вы должны были отблагодарить? - он опустил бретельки лифчика и любовался обнажившейся грудью.
Тут дверь в кабинет распахнулась и Наташа, сидевшая спиной к дверям, инстинктивно отбросила руки Быкова и обернулась...
- Анатолий Викт-рыч, ты долго тут еще будешь… - еле стоящий на ногах опер посмотрел на Наташу и ухмыльнулся, - работать?
- Заканчиваю...
Пьяная рожа исчезла.
- Так сколько, и кому? - он ощупывал ее грудь...
- Никому...
- Не пизди! - Быков наотмашь ударил Наташу по щеке.
У нее потекли слезы. Быков поднялся.
- Встать, - вдруг очень тихо произнес он.
Наташа поднялась. Он подошел к ней вплотную и просунул руку под юбку...
- Я не знаю... - Наташа была близка к обмороку.
- С кем из администрации встречался твой муж непосредственно до и после сделки? - Быков дышал ей в шею, Наташу мутило от запаха водки, лука, рыбных консервов...
- К нам в офис приезжал Антонов, директор муниципального центра безопасности...
Прижимаясь к Наташе всем телом, он, обхватив ее одной рукой за талию, другой задрал юбку до пояса...
- Еще... - он развернул ее к себе спиной. - Кто еще? Быстро!
- Я не знаю, - у Наташи катились слезы...
Он поднял юбку почти до груди и, погладив ее живот, медленно стал пробираться под тугую резинку колготок...
- Вспомни, где у тебя сейчас муж, и сразу вспомнишь все остальное..., - Быков громко и прерывисто дышал ей в ухо, прижимаясь сзади к шее своим небритым подбородком...
- Корогодин...
- Вот и умница... - Быков почти навалился на нее сзади. Его потная рука в ее трусиках становилась все настойчивее.
- Сколько? Сколько им отстегнули? - он засунул средний палец во влагалище...
- Не-ет, - простонала она.
- Сколько? - он стянул с нее колготки вместе с трусиками до колен.
- Десять... - Наташа, уже опиравшаяся одной рукой о край столешницы, попыталась свободной рукой остановить его...
- Чего десять? - Быков навалился на нее сзади, заставив опереться в стол двумя руками.
- Процентов...
Быков, не особенно торопясь, расстегнул ремень и молнию на брюках, чуть присев стянул с себя брюки и трусы...
- Куда, на какие фирмы, ушли деньги по контрактам номер... - он резко вошел в нее, - 343, 344, 345, 346, 347?
- Прошу Вас, не надо...
- Отвечай! - он двигался, крепко держа ее за бедра.
- За... товар... в... Ганновер...
Быков еще сильнее надавил ей на спину, заставив лечь грудью на стол, заваленный папками и бумагами...
- Ну вот... Сейчас все запишем, а утром пойдешь домой.
- А Максим?
- Завтра мы с ним пообщаемся, если все в порядке будет, и он тоже...
- Мне нужно, сходить...
- Куда? - он посмотрел на Наташу все еще стоящую со спущенными колготками и трусиками. Перевел взгляд на низ живота, - подмыться что ли? Так здесь негде... Хотя, ну сходи... Семенов!!! - Быков несколько раз ударил кулаком в стену.
Когда в дверь просунулась уже знакомая физиономия опера Семенова, Наташа уже кое-как успела привести себя в порядок.
- Проводи до туалета.

- Ну, сучка, я тебе устрою! - прокричал Семенов вслед выбежавшей из туалета Наташе, осторожно потрогал расцарапанную щеку и, навалившись спиной о дверцу кабинки, принялся натягивать брюки.

Екатеринбург, 1998 г.

Перейти ко второй части рассказа
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную

Предложение куплю региональный банк и реорганизация банков в Москве