eng | pyc

  

________________________________________________

Zalon
ИГРА С ИНТЕРЕСОМ

Глава 16. Пробное наказание
Всю ночь мне снилась кузина, а, проснувшись, я начал сразу придумывать, как буду развлекаться с ней сегодня. За окном слышалось мерное урчание трактора, копошащегося на соседнем поле. На улице начинало припекать, так что день обещал выдаться даже жарче вчерашнего. Это радовало. Позавтракали мы молча, Вика после вчерашнего демонстративно не разговаривала со мной. Несколько раз, попытавшись завести с ней разговор, я понял, что она выбрала такой стиль поведения не случайно. Своим молчанием она пыталась выразить протест, как бы демонстрируя, что игнорирует меня. Если и подчиняется, то лишь телом.
Меня только раззадорило такое поведение сестры. Строить из себя оскорблённую, в её-то положении было, на мой взгляд, смешно. Так и распирало поставить кузину на место. Только сделать это хотелось как-нибудь поизощрённее.
– Раздевайся, – бодро произнёс я, когда, позавтракав, она уже собиралась уйти к себе в комнату.
Вика бросила на меня недовольный взгляд, для вида потянула время, но подчинилась, молча скинув халатик и небрежно освобождаясь от нижнего белья.
– Вот так и стой тут, – наслаждаясь властью над этой гордячкой, сказал я, а потом, подумав добавил:
– Ноги расставь.
Стройные ноги разошлись, образовав соблазнительную арку, и я, не удержавшись, запустил руку ей под живот. Когда мои пальцы вторглись во влагалище, Вика настороженно замерла. В какой-то момент мне показалось, что ей больно, но она терпела и молчала. Я обтёр мокрые пальцы об её живот, обнял кузину за талию и легонько потеребил губами крепкий сосок левой груди. Потискав ещё красивое тело сестрицы и так и не добившись от неё ни слова, я понял, что должен придумать что-то понеприятнее простого облапывания. В голову кроме секса ничего не шло, но это можно сделать в любой момент. И тут мне припомнились слова Вики про грузики на половые губы и про введение спермы. Она сама, тогда не понимая, подсказала, чем её можно пронять. Ну, допустим сперма в матку, это совсем уж жестокое развлечение, требующее серьёзной провинности со стороны Вики, а вот помучить гениталии сестры оттягиванием изящных малых половых губок вполне даже приемлемо. Оставалось только разыскать необходимые причиндалы.
Всё нашлось в чуланчике, там же оказалась тонкая верёвка, куском которой я связал между собой две самые упругие, похожие на крокодильчики, бельевые прищепки, прихватив горсть таких с собой и ещё большую тяжелую связку старых ключей от замков. Вика так и стояла голой посреди комнаты, расставив длинные ноги, когда я принёс эти предметы. Понадобилось ещё сделать крючок из проволоки и нацепить его на связку ключей. Кузина следила за моими приготовлениями с каменным лицом, наблюдая краем взгляда, а когда всё поняла, презрительно хмыкнула и отвернулась. Я присел, не спеша поиграл мягкими бугорками больших половых губ, а потом зажал на каждой по две прищепки, тем самым, раздвинув их, обнажая тёмно-розовые лепесточки малых губ. Затем аккуратно оттянул эти лепестки, и нацепил на них зажимки с верёвкой, после чего резко дёрнул вниз связывающую их верёвку, проверяя Викино терпение. Кузина вскрикнула от неожиданной боли, когда одна из пластиковых зажимок соскочила. Пришлось опять закрепить зажимку на покрасневшей губе. Делал я это специально медленно, наслаждаясь красивым телом моей сестры, а когда всё было готово, подвесил на верёвку связку ключей, отчего лепестки губок заметно провисли и потемнели. Поджарый животик сестры втянулся от напряжения, но она продолжала изображать полное безразличие, даже когда я стал мять её сочные груди, предварительно нацепив на соски прищепки.
Наконец, напоследок громко шлёпнув её по соблазнительной попке, я сел в кресло. Викиного терпения хватило ненадолго. Сначала она покусывала губы и морщилась от боли, а потом сдалась.
– Чего ты добиваешься? – начала она.
– Твоих извинений за молчание.
– Хорошо. Извини меня, – выдавила она. – Всё?
– Не так, – продолжил издеваться я, – на коленях, как положено публичной девке.
Сестрица метнула в меня уничтожающий взгляд. Была видна её внутренняя борьба. Она медлила, не зная, как поступить. Наконец, приняв решение, она встала на колени и, натянуто улыбаясь, стараясь выглядеть непринуждённо, произнесла, растягивая слова:
– Прости, я больше так не буду.
Получилось нарочито неестественно, как будто она специально хотела показать свою иронию. Я, к тому времени уже порядком возбудившись от такого зрелища, быстро стянул с себя шорты и трусы. Вика поняла без слов, недовольно поморщилась, но без возражений охватила мой стоячий конец губами. Умело работая языком, она буквально через минуту довела меня до семяизвержения, в момент которого не отстранилась, как я ожидал, а наоборот почти уткнулась носом мне в пах. В итоге разрядился я прямо в горло моей взрослой кузине. Но видимо семени было слишком много, или попало оно не туда...
Закашлявшись, сестрица выпустила мой не успевший поникнуть член, и с краев её чувственных приоткрытых губ на шею и грудь пролились мутные разжиженные сгустки. Быстро спохватившись и запрокинув голову, она раскрыла рот так, чтобы месиво из слюней и спермы было мне хорошо видно. Потом сделала быстрое глотательное движение и опять округлила липкие губы, демонстрируя, что во рту пусто. Всё это выглядело, как хорошо заученный ритуал, который моя старшая сестрица много раз уже с кем-то отрабатывала, и поэтому вошедший в привычку. Похоже, она даже не заметила моего изумления, ведь я видел подобное только в порно.
– Я ещё нужна? – спросила Вика, невозмутимо глядя на меня.
– Пока нет, – обескуражено ответил я, запоздалым жестом подтверждая, что отпускаю её.
Кузина вскочила с колен, быстро снимая впившиеся прищепки с грудей и половых губ. Интересное наказание получилось, подумал я, решив потом ещё разок использовать его, если Вика опять будет задирать нос. А она, полуодетая, уже умывалась на кухне, приводя себя в порядок и полоща рот водой. Покончив с этим, Вика невесело пошутила:
– Наглотавшись спермы, самое время трахаться не предохраняясь.
– Это почему? – удивился я.
– Концентрация сперматозоидов снижается при каждом следующем семяизвержении, – застёгивая бюстгальтер, бодро ответила она, – да и количество семенной жидкости уменьшается... Короче, залететь меньше вероятности. Ты не знал?
Теперь сестра разговаривала со мной подчёркнуто вежливо и даже фальшиво улыбалась, как будто ничего не произошло, хотя и она и я знали, что это не так. Фактически она не оспаривала моё право пользоваться её телом и даже приказывать ей. Но преподнести Вика хотела это совсем по-другому. Скорее всего, длинноногой взрослой красотке, привыкшей осознавать своё превосходство, признать, что она не выдержала наказания и униженно просила прощения у семнадцатилетнего парня, это, помимо удара по самолюбию, ещё и крушение иллюзии своего полного контроля над моими желаниями. Поэтому сестрице хотелось всячески выказать, что это всего лишь такая проверочная эротическая игра, в которой опытная соблазнительница, отдаваясь младшему брату, доказывает свою выдержку и умение заниматься сексом. Причём она старательно делала вид, что секс и принуждение к нему воспринимает, как обязательную часть игры, а значит, ничего унизительного, тем более стыдного, в этом нет.
Так рассуждал я, стараясь хоть как-то предсказать дальнейшее поведение моей сестры в ближайшие дни.

Перейти к главе 17
Вернуться к оглавлению повести, к главе 15, на страницу Коллег по порнорассказам, на главную