eng | pyc

  

________________________________________________

Xotken
МОЯ ПЕРВАЯ РАБЫНЯ

С благодарностью Олененку, Хомячку и Котенку.
Без вас, мои милые, я бы никогда не дописал...


"Мы в ответе за тех, кого приручили"
А. де Сент-Экзюпери

Часть 1
Как же я тогда был ещё молод и неопытен! Но это с лихвой компенсировалось самоуверенностью и безмятежной наивностью. Как же много я тогда совершил ошибок.… С моим сегодняшним жизненным опытом, я бы конечно многое сделал по-другому, но прошлое не изменишь. И это моё прошлое!
Могло ли все сложиться по-другому? Этот вопрос встаёт каждый раз, когда я вспоминаю этот взгляд – взгляд Ольги, моей первой рабыни. Взгляд, полный безмолвной мольбы и угасающей надежды, что я сейчас, в последний момент, остановлю неизбежное... А может, все и не могло сложиться по-другому. Может, права известная поговорка: «От судьбы не уйдешь!..» и Ольге просто была предначертана именно такая судьба? Но, если бы я тогда поступил по-другому, то возможно, не винил бы себя до сих пор за содеянное?..

Я родился и вырос в небольшом приморском городке, почти все жители которого были как-то связаны с морем. Вот и мой отец был капитаном дальнего плавания и поэтому бывал дома очень редко. Моя родная мать умерла, когда мне едва исполнилось четыре года, поэтому я её почти совсем не помню. Отец довольно быстро нашёл себе новую жену, а мне новую «маму». Она работала в профкоме одного строительного управления нашего городка. И, в общем, отношения у нас были довольно хорошие. И почти сразу, как только я начал проявлять подростковую независимость и самостоятельность, она отошла от моего воспитания, и я получил все свободы, какие только хотел. Конечно, это было больше связано с тем, что я до этого выследил пару встреч моей мачехи с каким-то мужиком. И, естественно, снял на подаренную отцом японскую видеокамеру несколько сцен с поцелуями и объятьями. Ну, в общем, перспектива потерять ходящего в загранку капитана, моей «маме» не очень нравилась, и мы пришли к взаимному согласию, что она больше не вмешивается в мои дела, ну а я не вмешиваюсь в её…
Тогда мне как раз исполнилось 18, и я учился в последнем, десятом классе. Надо сказать, что обретённая свобода, мягко говоря, не очень хорошо отразилась на моих достижениях в учёбе. В общем, начиная с восьмого класса, я просто валял дурака.
Но в последний школьный год я всё-таки сообразил, что не хочу всю жизнь зависеть от предков, и мне срочно нужно наверстать упущенное, если собираюсь попасть в институт. Вот тогда во мне и проявилось во всей силе унаследованное от отца упорство в достижении поставленной цели. Недостатком ума я не страдал, и мои плохие знания были связаны только с моей ленью, поэтому было решено, что мне наймут репетитора. Было найдено самое простое решение, и моей репетиторшей стала наша соседка по площадке.
Ольге Васильевне, так звали нашу соседку, было 28, по профессии она была учителем математики и физики, но из-за дочери работала в детском саду воспитателем на полставки. Её прелестной дочке, Зое, было четыре года. Надо сказать, что наши соседи поселились всего несколько месяцев назад. До этого Ольга с дочкой ютились в солдатской казарме.
Судьба не очень их баловала: только что окончившая университет Ольга с маленьким ребёнком переехала служить вместе с мужем, молодым лейтенантом, из большого города в центре России в наш приморский городишко. Поселили их, естественно, в какой-то казарме. А всего через четыре месяца мужа отправили исполнять интернациональный долг в Афганистан. Прошло ещё два месяца, и Ольга стала вдовой геройски погибшего офицера. Близких родственников у нее не осталось, и она решила остаться в нашем городке, тем более что ей, как вдове героя, пообещали быстро дать квартиру. В то время в нашей стране понятие «быстро» было растяжимо. Но через полтора года Ольга с дочерью всё-таки получила ордер на двушку со всеми удобствами на пятом этаже и стала нашей соседкой.
Ольга Васильевна мне понравилась сразу. Очень симпатичная стройная шатенка с карими глазами, вежливая и приятная в общении, ещё молодая и уже одинокая вдова, любящая мать, в одиночку воспитывающая дочку – всё это будоражило воображение юноши, мечтающего, наконец, на практике пережить свои садистские фантазии и стать господином покорной сексрабыни. Но моя главная цель в то время была наверстать упущенное в школе, и поэтому планы порабощения соседки я отложил на конец учебного года.
Ольга оказалась очень талантливым педагогом, и уже через пару месяцев я довольно заметно подтянул свои успехи в учёбе. Каждый день кроме выходных я приходил к соседке к 16 часам дня. Как правило, к этому времени она уже возвращалась с работы, и мы занимались по два, иногда три часа моими уроками. Ольга Васильевна почти с самого начала доверила мне запасной ключ от квартиры, чтобы я мог начать заниматься без неё, если она по какой-то причине задерживалась.
Так незаметно и пролетел мой последний учебный год. За это время «мамаша» по моему требованию несколько раз поднимала соседке гонорар за заметные успехи её подопечного. Нельзя сказать, что Ольге с дочкой денег не хватало – кроме зарплаты они получали пенсию за погибшего мужа и отца. Но я уже знал, что денег никогда не бывает много, и справедливо считал, что для моих планов Ольге не мешает привыкнуть к более роскошной жизни. Материальная зависимость – вот чего я добивался, причём особенно мне нравилось слово «зависимость». В общем, я старался, чтобы моя будущая жертва осознавала, что хорошую часть своих доходов она получает благодаря занятиям со мной.
Соседка, рассчитывая на постоянно увеличивающиеся гонорары, решилась обставить квартиру и приобрела в кредит новую мебель, холодильник и стиральную машину. Это подтолкнуло меня на мысль, что настала пора превратить Ольгу в рабыню.
Для начала я хотел собрать как можно больше информации о личной жизни моей жертвы. Я немного простудился и получил от врача освобождение от посещения школы до конца недели. Воспользовавшись этим, я с утра проник в квартиру соседки и провел там настоящий обыск. Времени до возвращения Ольги с работы было для этого предостаточно.
Первое, на что я обратил внимание, было большое количество женских трусиков, развешенных в ванной для просушки. Было ощущение, что Ольга стирает только свои трусы. Я раньше заходил иногда в ванную, но никогда не видел там сушащегося белья. Видимо, Ольга все убирала к моему приходу.
Загадка раскрылась, когда я среди документов нашел заключение гинеколога, диагностирующего у моей соседки недержание мочи средней тяжести. Значит Ольга банально ссыт в трусы! Тут я вспомнил, что несколько раз чувствовал запах мочи в присутствии моей соседки.
Но самые интересные находки ждали меня в прикроватной тумбочке. На верхней полке лежало пять разных размеров и видов самотыков и очень интересная японская игрушка – вибратор. В то время такие штуковины были в диковинку, но мой отец привез несколько игрушек моей мачехе, и я прекрасно знал, для чего их используют. Одинокая женщина явно занималась утолением своих сексуальных желаний или попросту онанизмом. Причем, занималась не слабо, учитывая такое количество и разнообразие предметов.
А в нижней полке я нашел общую тетрадь. Это оказался Ольгин повседневный личный дневник, в котором она практически ежедневно записывала свои переживания и жизненные события. Я углубился в чтение и узнал очень много интимных подробностей из личной жизни моей соседки.
Оказалось, что Ольга относилась к женщинам, которых в народе называют блядями. Она очень плохо переносила одиночество и отсутствие мужчины. Её молодой женский организм требовал секса, и эти мысли занимали большую часть записей в дневнике. Главной своей проблемой соседка считала природную застенчивость, препятствующую знакомству с мужчинами. Кроме того, женщина была консервативно воспитана, и секс без брака был для неё неприемлем, а мужчин Ольга интересовала только с этой стороны. Все это конечно, мешало найти постоянного сексуального партнера.
Но самыми интересными для меня были последние по времени записи. В них речь шла обо мне. Оказалось, что Ольга практически с самого начала репетиторства использовала меня как элемент своих сексуальных фантазий. Эта сучка, разъясняя мне материал, думала о том, как будет со мной трахаться! А после моего ухода, закрывалась от дочки в ванной или спальне, и дрочила себя самотыками, представляя молодого и симпатичного самца – меня! В своем дневнике она назвала меня не иначе, как «мой маленький Федик»! Ну, блядина, я тебе покажу и «маленького» и «Федика»!!!
Трудно описать, что я тогда чувствовал. Это было и необычайное возбуждение, и ненависть, и желание отомстить, унизить, втоптать в грязь эту, по-своему несчастную и одинокую женщину. Никогда еще моё желание превратить Ольгу в мою послушную сексигрушку не было так сильно. И в тоже время я осознавал, что с только что добытой информацией уже можно превратить мои мечты в реальность. Это еще больше возбуждало. Я быстро сдрочил и забрызгал моей спермой постель моей будущей жертвы. «Сегодня твоя кровать, но очень скоро я буду кончать во все твои блядские дырки!» – с торжеством пронеслось в моей голове. Внезапно у меня созрел план, как я могу очень быстро овладеть Ольгой.
Для начала я натер острым стручковым перцем все самотыки. Потом заблокировал замок балконной двери в спальне так, что её можно было легко открыть снаружи, сломал защелку в ванной комнате, забрал дневник и покинул квартиру.
Еще раз внимательно перечитав все места в дневнике, связанные со мной, я оделся так, как меня представляла соседка в своих фантазиях: короткие шорты и обтягивающая футболка.
В таком виде я пошел к Ольге, когда услышал, что она вернулась домой. Погода была хорошая, и дочку она оставила играть на улице, что мне было только на руку.
С самого порога я объявил училке, что моя мачеха нашла нового, более образованного репетитора, и возможно, сегодня наше последнее занятие. Эта новость явно ужаснула Ольгу. Она начала что-то говорить о том, что так нельзя прерывать взаимный договор. Что она рассчитывала на деньги и взяла большой кредит. Что совершенно нет смысла менять репетитора. Что любому виден явный прогресс в моих знаниях, что было совершенной правдой… Соседка приводила еще много разных доводов против смены репетитора.
Мой расчет оказался правильным, Ольгу сильно испугала потеря дохода за уроки со мной. Когда я посчитал, что женщина достаточно поволновалась, я сказал, что это было только предложение моей мачехи, и что решать, с кем мне заниматься, буду только я, и что я пока всем доволен и не вижу смысла менять преподавателя, тем более, что Ольга Васильевна живет совсем близко, в соседней квартире.
Это сообщение обрадовало и успокоило мою жертву.
Во время занятий я вел себя как можно сексуальнее, то и дело показывая женщине свои голые ноги, которые как я знал, её особо возбуждали. Время от времени я, как бы случайно, касался разных частей женского тела. Я видел, что Ольга все сильнее и сильнее возбуждалась и с трудом пыталась не сбиться, объясняя мне тот или иной вопрос нашего занятия.
Примерно через полчаса она первый раз предложила прервать занятия, сославшись на сильную мигрень. Я сказал, что моя мачеха сейчас дома (это было неправдой) и сильно удивится, если я так рано вернусь, ведь заплачено за два часа. Занятия пришлось продолжить. После первого часа мы всегда делали небольшой перерыв и, как правило, вместе пили чай с сушками. Во время чаепития я как бы невзначай заметил, что что-то сегодня очень пахнет туалетом. Надо было видеть реакцию Ольги. Её бросило в пот, она покраснела, закусила губу и заерзала на стуле, сдвинув как можно сильнее ноги, пытаясь прикрыть запах. Я сделал вид, что ничего не заметил и спокойно продолжал пить чай, прикусывая сушкой и одним глазом наблюдая за моей несчастной соседкой. Наконец Ольга не выдержала и, извинившись, юркнула в сторону ванной. Я быстро открыл её сумку и нашел в ней пять женских трусиков, причем трое были явно сегодня ношены и пахли мочой и женщиной. Двое свежих оставались, видимо, на запас – «Эта сучка так ссытся, что таскает с собой пять трусов на смену!».
Закрыв сумку, я направился в ванную.
Подойдя к двери, я услышал звук воды, спущенной в унитаз. Я рассчитывал на то, что Ольга, воспользовавшись туалетом, начнет подмываться. Так и произошло, я услышал, что вода потекла из крана. Тихо открыв дверь, я увидел Ольгу, стоящую над ванной спиной ко мне. Подол платья был поднят и прижат левой рукой к поясу. Трусов на ней не было – старые она сняла, а новые еще не надела. Ноги были широко расставлены, и зад немного выпячен ко мне, так что мне отрылся вид на все самые интимные места моей училки. Правой рукой Ольга несколько раз подмыла свою промежность, а потом начала ласкать свои разбухшие от возбуждения половые губы и, видимо, клитор. Её задница двигалась в такт руке все сильнее и сильнее. Когда ничего не замечающая вокруг себя женщина уже была близка к разрядке, я решил, что пора вмешаться.
– Ольга Васильевна, что вы делаете? – я решил изобразить из себя ничего не понимающего, наивного и комплексующего подростка. Ольга с испугом обернулась и резко кинула подол платья, пытаясь прикрыть свой срам:
– Федя, а ты что тут делаешь?
– Я... Я хотел в туалет... Дверь была не заперта... Я... Я... А тут вы!.. Как?.. Как вы так можете?.. Вы... Вы же учительница!.. – я специально заикался и трепал бессвязную чушь.
– Я же закрыла дверь! – постепенно Ольга начала приходить в себя. – Так и будешь стоять? Может все-таки оставишь меня одну?
Голос соседки стал более уверенным. Она учительница и должна поставить на место нашалившего ученика.
– Извините меня, пожалуйста, я не хотел!.. Честное слово... Дверь действительно не была заперта... Я... Я сейчас уйду... – я резко закрыл дверь, проскочил в комнату и бросившись на диван, сумел разрыдаться. Во мне умер артист! Если уж изображать переростка-недоумку, то по полной.
Через несколько минут в комнате появилась Ольга и, конечно, сжалилась над рыдающим подростком. Она присела к дивану и стала гладить мои волосы на голове, приговаривая:
– Ну, Федя, ну, ты что? Успокойся. Я проверила, там действительно сломалась задвижка, и я знаю, что ты не нарочно!.. Ну, перестань!.. Ну, Феденька, милый… – соседка нежно гладила меня по голове. – Это будет наш секрет. Мы никому не расскажем. Только ты и я! Больше никто никогда об этом не узнает… Ну, успокойся...
Перестав рыдать, я переложил голову на колени женщины и стал наслаждаться её ласковым поглаживанием. Продолжая играть роль наивного подростка, я спросил:
– Ольга Васильевна, можно вас спросить, как учительницу?
– Конечно, мой дорогой, спрашивай, – Ольга явно была довольна прекращением моей истерики.
– Вот вы там в ванной... Вы там же плохо делали?.. – я запнулся, готовый снова разрыдаться.
– Ну, почему плохо? Это же нормально! Разве тебе не говорили в школе, что самоудовлетворение это нормально, особенно, если кто-то долго без партнера... Ты же знаешь, что мой муж погиб...
– Это же онанизм!.. Рукоблудство!.. От этого руки отсохнуть могут... – я нес всякую чушь, в которую, правда, еще несколько лет назад свято верил.
– Да ты что? Откуда ты такое взял? Это же вполне нормально, при отсутствии партнера и возникшем желании, помочь себе получить сексуальную разрядку... Чему вас там на уроках биологии учат?
– И получить разрядку, это нормально? Вы... Вы можете меня научить, как это правильно делать?
Ситуация была критической, мне надо было не переиграть в наивного, но видимо, Ольга была настолько перегружена всем случившимся, что не заметила подвоха.
– Научить? А ты что, еще никогда сам не делал?.. Разве ты никогда не хотел?
– Хотел, конечно! Но я боялся, что руки отсохнут!.. Только вот утром иногда просыпался весь грязный... Тогда легче становилось... И спросить некого... Отец в морях, а мачеху же не спросишь!.. Пацанов спрашивал, а они только смеются и про отсохшие руки твердят... – я снова начал хмыкать носом.
Ольга, испугавшись, что я снова разревусь, решила меня отвлечь рассказом о своем школьном времени:
– Бедненький... Я тоже в свое время ничего толком не знала. Если бы не наша замечательная учительница биологии, тоже, наверно, как ты наивной дурочкой бегала. А наша Тамара Ивановна собрала всех девочек отдельно, без мальчиков и все рассказала, даже показала как правильно делать...
Мне явно повезло, что Ольга, хоть и выучилась на педагога, но работала не в школе, а в детсаде, а то наверняка раскусила бы наивного 17-летнего оболтуса, якобы никогда не онанировавшего.
– Вот я сейчас... Сейчас тоже хочу... – я робко взял руку Ольги Васильевны и прислонил к своему паху, где под шортами буквально рвался наружу сильно возбужденный член. – Чувствуете?.. Я... Вы... Может, вы мне покажете, как делать?.. Пожалуйста... – я старался произнести это очень робко и как можно жалостливее. И это сработало!
– Ну, ладно, Федя, я покажу тебе. Только пусть это будет нашим секретом, хорошо?.. – наконец согласилась соседка.
– Конечно, Ольга Васильевна!.. Я никому!.. Никогда!.. – я был искренен, как никогда, ведь я действительно никому не собирался раскрывать наших общих тайн.
– Вот смотри, мужской орган называется пенис... – соседка ловко расстегнула мою ширинку и, приспустив шорты с трусами, вытащила наружу моего молодца. Он сразу встал колом во всей своей красе.
– Он не слишком большой? – я опять начал комплексовать.
– Да нет, Федя, он у тебя очень даже нормальный! Немного больше обычного, но многим женщинам такие даже больше нравятся...
– А вам?..
– И мне такие нравятся... Понимаешь, все зависит от внутреннего строения женщины. У некоторых влагалище небольшое и большой член достает до матки, принося некоторую боль и неприятные ощущения. Таким женщинам большие не очень нравятся, но даже в таком случае все можно поправить правильным выбором позиции... Есть такая книга, «Камасутра» называется, вот там все позиции описаны. Книга, правда, довольно редкая, но у меня есть несколько скопированных страничек оттуда. Я тебе потом могу дать почитать, там на английском, но ты же уже подтянул свой и со словарем наверняка сможешь сам все понять...
Ольга и понятия не имела, что у меня дома эта книга была в оригинале с цветными фотографиями всех позиций. Мой отец уже давно привез её из одного из своих загранрейсов.
– Ну вот...– продолжала свой урок соседка. – Для снятия желания надо просто поласкать возбужденный пенис рукой, при этом фантазируя о том, что тебя наиболее возбуждает... Возьми пенис в руку... Так. Теперь начинай водить вверх-вниз, при этом немного сжимая ладонь... А теперь еще подумай о том, что тебя возбуждает... Правильно!.. Так и продолжай...
Мне бы, конечно, больше понравилось, если бы Ольга сама меня подрочила или еще лучше отсосала ртом, но я понимал, что сейчас этого не добиться. Довольно быстро я почувствовал, что близок к оргазму и постарался направить струю выстрелившей спермы на лицо моей соседки. Это хорошо удалось, почти весь заряд попал в цель!
– Извините, пожалуйста... Я... Я не хотел... – внутренне торжествуя, запищал я жалостливым голосом, срываясь на всхлипы плача.
– Да что ты, Федя? Всё нормально! Это же не грязь! Это мужская сперма. Она очень даже полезна для женской кожи. Некоторые её используют, как крем для лица, – Ольга ловко размазала мои подтеки по своему лицу, тщательно массируя щеки и лоб.
– Вот видишь? Все нормально!
– На моем пенисе еще немного осталось... – я совсем обнаглел! Ольга своими пальчиками нежно и бережно сняла с члена выступившую капельку, но теперь растерла на кистях рук.
– Женской коже это идет на пользу...
– Спасибо, вам, Ольга Васильевна, вы мне очень помогли. Но мне уже пора домой... – я быстро вскочил с дивана и застегнул свои шорты.
– Я рада, что смогла помочь тебе, Федя. Надеюсь, ты помнишь уговор, и все останется нашей тайной?
– Конечно, Ольга Васильевна, никто никогда об этом от меня не узнает! До свидания... – схватив учебники и тетради, я выскочил из квартиры.
Первый этап порабощения прошел намного удачнее, чем можно было представить.

Я прошел в кабинет отца. Мачеха была у подруги и должна была вернуться поздно, но на всякий случай я запер дверь кабинета изнутри. Взял со стола приготовленные японские видеокамеру и фотоаппарат и вышел на балкон. Балкон кабинета отца был общим с балконом Ольгиной спальни и разделялся ограждением, которое я легко перепрыгнул. Оказавшись на балконе соседки, я тихо приоткрыл дверь, замок которой препарировал еще утром, и отодвинул занавеску. Как и рассчитывал, совершенно голая Ольга лежала на кровати и самозабвенно ласкала свою промежность и груди. Я включил видеокамеру и установил её на подоконнике, а сам стал снимать фотоаппаратом.
Ольга, ничего не замечая, яростно ласкала себя руками, пока не послышался довольно громкий стон, и все тело забилось в конвульсиях оргазма. Немного передохнув, женщина взяла электровибратор и снова принялась себя ласкать между ног. Это продолжалось минут десять, потом Ольга открыла тумбочку и достала один из самотыков.
Женщина, продолжая прижимать вибратор к верху своей киски, другой рукой довольно ловко быстро и глубоко вставила самотык в своё анальное отверстие. Этого я не ожидал. Я не мог себе представить, что учительница может применять свои сексигрушки в жопу! Но, как вы помните, утром я смазал все самотыки перцем... Ольга вдруг вскрикнула, быстро выдернула самотык и, вскочив с кровати, бросилась в сторону туалета. Я услышал звуки хлопающих дверей и льющейся из крана воды. Было понятно, что моя жертва пытается, подмывшись, снять жжение.
Я подошел к кровати и протер все самотыки прихваченной из дома мокрой тряпкой, убирая следы перца. Потом забрал камеру и вышел на балкон, прикрыв за собой дверь.
Через пару минут я уже смотрел на видике мастурбирующую сучку-соседку. Видео получилось, и голую Ольгу было хорошо видно. Затем я занялся проявлением фотопленки и через пару часов уже рассматривал цветные фотографии. Большинство были не очень удачны, и на них трудно было что-либо различить, все-таки я снимал не из самого оптимального места, но на нескольких Ольга была хорошо видна и вполне узнаваема, что для моего замысла было очень важно.
Вторая часть моего плана тоже прошла удачно.

На следующее утро мачеха перед уходом на работу отправила меня покупать хлеб и при возвращении я встретил во дворе играющую Зойку, дочку Ольги. На вопрос, почему она не в садике, я получил ответ, что мама заболела, и они остались сегодня дома. Значит, Ольга заболела! Мне было ясно, что это скорее всего последствия вчерашнего применения самотыка. Ну и отлично, все складывалось как нельзя лучше. Ольга осталась дома, Зойка играет на улице, мне не надо в школу, мачеха и соседи с нижнего этажа на работе, так что никто мне не помешает посетить соседку и провести в жизнь третью заключительную часть моего плана!

Уже через десять минут я вошел в ее квартиру.
– Зоя, это ты? Что-то ты рано вернулась... – послышался голос соседки из спальни.
Я решительно направился туда, снова застав Ольгу врасплох. Одетая только в одну ночнушку, женщина как раз меняла ватную подкладку между ног. В комнате резко пахло мочой. Ну да, эта ссыкуха складывает промоченные мочой прокладки в тазик рядом с кроватью.
– Федя, ты?.. Ты как тут?.. – женщина быстро прикрылась простыней. – Ты что тут делаешь?..
– Я ходил за хлебом и во дворе встретил Зою, она сказала что вы заболели. Вот, решил навестить. Как вы себя чувствуете? Может, помочь чем надо? Врача уже вызвали?.. – я делал вид, что не замечаю смущения Ольги.
– Спасибо, Федя, но мне ничего не надо. У меня просто немного болит голова. У меня такое бывает. Завтра уже пройдет... И врач мне не нужен... Так что спасибо, что посетил, но сейчас я бы хотела полежать... Приходи как обычно, мне уже будет наверняка намного лучше, и мы проведем наши занятия...
– Прежде чем уйду, хотел бы показать вам несколько фотоснимков. На меня они произвели очень сильное впечатление, и очень хотелось бы узнать ваше мнение...
– Но, Федя, давай отложим просмотр на вечер...
– Ольга Васильевна, ну, пожалуйста, я вас очень прошу... Тут всего-то шесть фото...
– Ну ладно, Федя... Только быстро, а то у меня голова болит... – нехотя сдалась Ольга.
Следующие пару минут соседка молча и с каменным лицом рассматривала цветные фотографии. Наконец, Ольга Васильевна подняла взгляд на меня и с металлом в голосе спросила:
– И что все это значит? Ты что, подло следил за мной и тайно снял эту гадость? Зачем ты мне это показал? Чего ты этим хочешь добиться?..
– Не слишком ли много вопросов за один раз? Разве ты сама не знаешь ответы?
– С каких пор ты общаешься со мной на «ты»? Да, ты тайно заснял меня за самоудовлетворением, и что? Если ты полагаешь, что сможешь меня этим шантажировать, то ты просто наивный мальчишка и сильно ошибаешься!
– Разве тебя кто-то шантажирует? Эти фото просто показывают твое моральное падение. Учительница, как героиня таких снимков, наверняка, уже никогда не сможет работать в школе. Как там в твоем детсаде могут отреагировать, мне сказать затруднительно, но я могу себе представить, что большинство родителей не захотят оставить своих детей на твоё попечение... А если это фото попадут к дворовым пацанам, то ты станешь знаменитостью всего микрорайона...
– Ты все-таки пытаешься меня шантажировать! И чего ты добиваешься? Чего ты хочешь, мерзавец?
– Ну-ну, Олечка! Я бы на твоем месте не оскорблял меня! Как бы потом не пожалела об этом... А чего я хочу, ты наверняка догадываешься: я хочу тебя трахать! Трахать во все твои дырки! Трахать как и сколько захочу!
– А кишка у тебя не тонка?! Молод еще взрослых женщин трахать! Тоже мне, трахальщик нашелся!.. Молокосос ты еще! – Ольга перешла на издевательский тон. Я быстро подскочил к её кровати и со всей силы залепил ей звонкую пощечину.
– Я же тебя предупреждал: не оскорблять!.. Надеюсь, теперь ты поняла?
– Ты... Как ты смеешь поднимать руку на женщину?.. Ты... Ты... – щека Ольги покраснела, а из глаз брызнули слезы.
– Не грубила бы, и все было бы нормально... Ты же училка! Должна понимать, что нельзя оскорблять детей... Чему тебя только учили?..
– Ты... Ты... – ошеломленная соседка явно не находила нужные слова.
– Заткнись и слушай! Или еще раз врезать?.. Внимательно слушай!.. Повторять не буду!
Ольга с изумлением смотрела на меня, таким она меня еще не знала.
– Так вот, фото – это не шантаж! Это пример твоего аморального поведения. Поведения женщины, воспользовавшейся своим положением педагога и совратившей несовершеннолетнего юношу. То есть меня! Ты же вчера совратила меня! Сначала специально не закрыла дверь в туалет и ждала там ничего не подозревающего ученика, совершенно голая в очень развратной позе. Как она называется? «Раком»? Так вот ты голая и раком ждала, пока твой невинный ученик не захочет в туалет и не нарвется на тебя!
– Ты же знаешь, что это все неправда и было совсем не так!
– Я же просил заткнуться! Не перебивай меня! Разве ты не понимаешь, что совершенно неважно, что было на самом деле, куда важнее, как это воспримут посторонние... Вот молодая одинокая учительница во время занятия с подростком неожиданно уходит в туалет, там полностью раздевается, встает раком и начинает мастурбировать, при этом оставив дверь в туалет открытой. Ничего не подозревающий юноша хочет по нужде и застает свою учительницу голой и дрочащей! После этого учительница проводит занятия по наглядной биологии на тему, как правильно совершать самоудовлетворение. И не только рассказывает, но и практически показывает, как это делать, доведя ученика до извержения семени! Ну, и как ты думаешь, воспримут эту историю в прокуратуре и суде? Разве это не классическая форма совращения несовершеннолетнего? А если я еще на суде разыграю роль невинно пострадавшего несчастного юноши, так доверявшего своей учительнице и так вероломно обманутого?.. Ты ведь вчера должна была заметить мой актерский талант? А еще суд могут заинтересовать записи в твоем интимном дневнике...
– Так это ты его украл?..
– Не украл, а по ошибке прихватил вместе с моими учебными пособиями, когда в полном смятении покидал квартиру коварной училки!
– Ну, ты и... Откуда это в тебе? Такие приличные родители!..
– Заткни пасть! Лучше скажи, откуда в тебе вот это?: «Мой маленький Федик прижал меня к себе со всей своей пылкой юношеской страстью и жадно и горячо целовал мои губы». Фу, какая гадость! Ты же уже давно планировала совратить твоего маленького Федика! Было не просто совращение, а хорошо продуманное и спланированное преступление. Я думаю, что три года тюряги тебе обеспечены, а то и все пять, учитывая все отягчающие обстоятельства твоего преступления! Кстати, что будет с твоей Зойкой, если её мамка попадет в тюрьму? Раз других родственников нет, значит, попадет в детдом! Ну, что затихла?.. Будем трахаться, или мне пойти в милицию?
– Федя... Федя, милый, скажи, что это просто шутка!.. Я же тебе ничего плохого не сделала, зачем ты так?.. – чуть слышно проговорила Ольга, вытирая слезы, текущие по щекам.
Я грубо схватил женщину за волосы и потянул наверх, так что заплаканное лицо смотрело прямо на меня.
– Да, ничего плохого ты мне не сделала! А вот хорошее ты сделаешь прямо сейчас! Ты отсосешь мой хуй и покажешь, как глотаешь мою сперму!
– Федя, ты с ума сошел!.. Миленький, пожалуйста, перестань!.. Ты же не такой!..
– Кончай скулить, сука, и начинай сосать!.. Сейчас же достань мой член и заткни им свою пасть! Ты же не хочешь, чтоб я разозлился? Уж, поверь, тебе мало не покажется!.. – я с силой потянул Ольгу за волосы.
– Отпусти волосы!.. Молокосос!.. Пошел вон отсюда, пока милицию не вызвала!
– Я вижу, совсем соображать перестала? Зови ментов! Посмотрим, кому они поверят!
– И вызову! – Ольга была на грани истерики, и я понял, что продолжать шантаж бессмысленно, она просто не в состоянии сейчас что-либо осмыслить и сделать правильный вывод. Ей нужно время, чтоб немного успокоиться и принять нужное мне решение.
– Ладно, сучка, даю тебе ровно час на обдумывание. В течение часа ты совершенно голая позвонишь в мою квартиру, упадешь на колени, когда я открою, и будешь целовать мои ноги со словами «Я ваша рабыня!». А потом сделаешь все, что прикажу... Если ровно за час этого не произойдет, я иду в прокуратуру и делаю заявление о том, что ты меня растлила!.. – не дожидаясь ответа, я развернулся и вышел из квартиры, хлопнув дверью.
Это был, наверно, самый длинный час в моей жизни. Что я только тогда не передумал, ожидая, что Ольга вот-вот позвонит в дверь. Но время шло, а соседка все не приходила... Я уже точно не помню всех моих сумбурных мыслей того часа, но одно я помню совершенно точно. Я решил проявить твердость и выполнить угрозу. Как же мне хотелось тогда еще раз пойти к Ольге и попробовать её убедить стать моей рабыней, но я знал, что если сейчас поддамся, она уже никогда не воспримет меня, как хозяина.
Я так долго и кропотливо готовился к этому моменту, теперь же все должно было решиться и... И пока ничего не происходило!
Я сам попал в ловушку: терять Ольгу, как свою рабыню, мне, конечно, не хотелось, но и не выполнить угрозы я не мог – на кону стояла моя надежность, моё умение держать слово. До последней секунды я надеялся, что вот-вот в дверь позвонят... Но время прошло, а Ольга так и не пришла. Позже она мне сказала, что отлично понимала тогда, что вся её дальнейшая судьба зависит от собственных действий, и до последнего надеялась, что во мне проснется тот «добрый мальчик», которого она знала. Все мои разговоры о рабстве она тогда не восприняла всерьёз, а просто видела во мне подростка, в котором взыграли гормоны, и который просто нуждается в сексуальной разрядке.
Ольга была уверена, что я не выдержу и прибегу к ней просить прощения, а она просто приласкает раскаивающегося нашалившего мальчика. И да! Она поможет ему снять сексуальное напряжение, она станет его любовницей, научит ему всему, что знает сама, пока он не найдет себе девушку, которая ему больше подходит по возрасту!.. Если б я тогда знал об этом! Мы оба тогда ошибались, и колесо судьбы уже было неудержимо...
Когда час прошел, я вышел на площадку и решительно начал спускаться по лестнице. В это время Ольга открыла дверь и крикнула мне вдогонку:
– Федя, ты куда? Не делай глупостей!..
– Ты прекрасно знаешь, куда! Я слов на ветер не бросаю!
– Вернись! Давай поговорим, как нормальные люди!
– Я уже все сказал! У тебя был целый час! Он прошел, а ты все еще одета и не на коленях у моих ног!.. О чем еще говорить?
– Федя... – соседка явно хотела еще что-то сказать, но моя уязвленная гордость вскипела во мне. Я реально хотел отомстить этой сучке и грубо перебил её:
– Когда будешь в тюрьме, не волнуйся о дочке! Я буду её навещать в детдоме и, как только она подрастет, сделаю из неё свою сексигрушку! Если уж не мать, то дочурку! – я стремительно бросился вниз по лестнице и последнее, что я расслышал было:
– Какой же ты все-таки подонок!
Через десять минут, я уже входил в кабинет следователя уголовного розыска Ивана К. Это был дальний родственник моей мачехи, который всегда нуждался в деньгах. Я решил, что за небольшое вознаграждение он сможет припугнуть Ольгу и тем поможет мне её сломать. Иван внимательно выслушал мой рассказ и под конец сказал:
– Ну, ты даешь! Вот это молодежь у нас подрастает! Это ж надо, так бабу под монастырь подвести! Неужели сам всё выдумал? Я тут в угро уже много чего повидал, но чтоб пацан вот так училку в оборот взял! Ты там про фотки говорил, они у тебя с собой? Хочу на твою кралю посмотреть...
– Да вот прихватил пару, – я с готовностью протянул фотографии.
– Хм... Да уж, японская техника! Нашей до неё еще далеко! Классные фото получились, да и краля твоя ничего!.. У тебя губа не дура! Ну что ж, жалко будет, если все твои старания коту под хвост пойдут! Так и быть, я помогу тебе, но с условием...
– Да я готов заплатить... – подхватил я.
– Не спеши! Мне деньги твои не нужны, а вот бабенку твою трахнуть бы не отказался... Давай так: я помогу тебе её обломать и превратить в послушную шлюху, а ты мне за это её два раза в неделю напрокат отдавать будешь...
– Это как «напрокат»? – не сразу понял я.
– Ну как? Обычно! Она будет твоей игрушкой пять дней в неделю, ну, а, скажем, в среду и в субботу она в моем распоряжении...
Мысль делить свою рабыню с еще кем-то мне не очень понравилась, но особого выбора не было...
– Ладно, согласен, но только при условии, что вы её не покалечите.
– Дурачок, зачем телку калечить? Её трахать во все дыры надо! Ты ж, я надеюсь, уже знаешь, что шлюх не только в пизду дрючат?
– Конечно, знаю!
– Ну, вот и отлично! Вот и договорились!
Примерно через полчаса Иван уже звонил в дверь моей соседки. Мы договорились, что я подожду во дворе двадцать минут и потом тоже зайду к Ольге. Иван был уверен, что к тому времени моя соседка уже будет готова покорно выполнять все наши приказы.
Зойка, дочь соседки, все еще игралась в песочнице с другими детьми. Я не стал ждать на улице, а решил заскочить в свою квартиру и, прихватив видеокамеру, заскочить на балкон соседки.
То, что я увидел, когда приоткрыл балконную дверь, меня потрясло. Полуобнаженная женщина лежала на кровати, пытаясь прикрыться от ударов озверевшего опера. Иван хорошо знал своё дело, левой рукой он держал, стиснув рот, голову Ольги, а правой, завернутой в полотенце, чтоб не оставлять следов, методично наносил сильные удары, приговаривая:
– Я тебя, сука, научу быть послушной! Ты у меня сейчас поймешь, кто тут хозяин, а кто гребанная давалка!
– Легавая сволочь! Думаешь, всё предусмотрел! А вот до этого не додумался! – с издевкой подумал я и включил видеокамеру.
Сопротивление избиваемой женщины все слабело, и скоро она только что-то мычала стиснутым ртом. Наконец, Иван перестал бить и спросил:
– Ну что, сука? Всё поняла? Будешь слушаться твоих хозяев, грязная подстилка? Если да, то мотни своей башкой... – Ольга замотала головой, давая понять, что сделает все, что от неё потребуют. Иван отпустил зажатый рот, предварительно предупредив:
– Сейчас отпущу, но если только пикнешь, пожалеешь, что родилась! Ясно?
Ольга, роняя слезы, тихо подвывала.
– Сейчас придет Федор, твой основной хозяин! Как зайдет, сразу голая ему в ноги бухнешься и проси, чтоб сделал своей рабыней, ясно?
– Да... – сквозь слезы прошептала моя сломленная соседка.
– Не слышу! Громче! Потаскуха, учись говорить с хозяевами!
– Да... Да... Я сделаю все, что вы сказали... – уже громче и яснее проговорила Ольга.
– И запомни, сучка! Хорошо запомни! С этого дня ты просто сексрабыня, блядь и давалка! У тебя теперь есть два хозяина, которым ты будешь безоговорочно повиноваться, ясно?
– Да, я все поняла...
– «Да, я все поняла, хозяин!» – вот так ты должна отвечать! Отныне называть меня и Федю «господин» или «хозяин»! Ясно?
– Да, господин... Хорошо, хозяин...
– Молодец, сучка, быстро учишься!..
Пока Иван занимался воспитанием нашей рабыни, я быстро перепрыгнул через ограждение балкона и через свою квартиру прошел на лестничную клетку. Я позвонил в дверь соседки, включив камеру. Когда дверь открылась, на пороге на коленях меня встретила совершенно голая и заплаканная Ольга. Сзади неё, ухмыляясь, стоял Иван:
– Ну что ждешь, сучка? Поприветствуй своего хозяина!
Ольга тут же принялась целовать мои ботинки, постоянно повторяя:
– Добро пожаловать, мой господин!.. Я ваша рабыня!.. Я готова выполнить все ваши приказы!.. Моё тело принадлежит вам!.. Ваша рабыня ждет ваших приказов!..
Слезы лились из глаз несчастной женщины, но она продолжала целовать мою обувь, повторяя унизительные фразы. Некоторое время я наслаждался своей властью, пока мне это не надоело. Я схватил Ольгу за волосы и с силой потянул вверх:
– Ну что, шлюха, поняла своё место?
– Да!.. Да, вы мой господин и хозяин, а я ваша покорная рабыня-давалка, ждущая ваших приказов!..
– Ну и отлично! Вперед в спальню, шлюха!
Ольга попыталась встать на ноги, на что я с силой пнул её ногой в голую задницу:
– Сука, тебе кто разрешил вставать на ноги?
– Никто! Простите меня, господин!.. – с ужасом в голосе проговорила рабыня.
– Рабыня никогда не извиняется!.. Вместо извинений ты должна говорить: «Ваша негодная рабыня заслужила наказание!» Это понятно?..
– Да, хозяин! Понятно!.. Ваша рабыня заслужила наказание!.. – униженная женщина вдруг вспомнила и быстро добавила:
– Ваша негодная рабыня, господин, заслужила наказания!..
– Молодец! – похвалил я и добавил:
– Ну, а твоим наказанием будет десять ударов ремнем по заднице! Повтори!..
– Моё наказание – десять ударов ремнем... – обреченно повторила Ольга.
– Дура! Тупая дура! Не просто десять ударов, а по заднице! Чтобы сразу поняла разницу, пять ударов по жопе, три по грудям и два по пизде!..
Ольга побледнела, осознав, чего ей будет стоить эта ошибка. Наивная, она еще не осознала, что теперь все части её тела будут постоянно подвергаться порке и издевательствам. И что это будет зависеть только от самодурства и темных фантазий её хозяев. Хороший господин всегда найдет причину, наказать рабыню! «Уж я точно найду!..», – с предвкушением подумал я.
Когда мы достигли спальни, Иван взял руководство в свои руки.
– Итак, грязная шлюха, давай познакомимся поближе! Отвечай! И только правду! Соврешь, сама знаешь, что будет!.. – следователь легко хлестанул ремнем, которые снял со своих брюк, по спине Ольги, она вздрогнула:
– Да, господин, я буду правдиво отвечать... Я... Я все понимаю...
– Сколько мужиков тебя уже трахали?
– У меня был секс только с моим погибшим мужем... Интимных отношений с другими мужчинами в моей жизни не было... – шмыгая носом, проговорила женщина.
– Ах ты, блядь интеллигентная! – Иван с силой хлестанул ремнем по ягодицам, оставив красный след. –Интимные отношения она, видите ли, не имела с другими мужчинами! И не будешь никогда иметь, потаскуха! Ты теперь давалка! Блядь с тремя дырками! Такие шлюхи, как ты, не имеют интимных отношений. Их просто ебут и трахают во все дыры. Ты просто покорная вещь с тремя дырами для слива спермы твоих хозяев! Разъёбанная пизда, разодранная жопа и вечно сосущий рот – вот кто ты такая! Ясно? А ну повтори, шлюха! – новый удар ремня оставил новый след на спине.
– Я ваша подстилка! Потаскуха! Вещь с тремя дырками для вашей спермы! Рабыня для траха её хозяев! Сексигрушка! Покорная давалка! – плача и вздрагивая от новых ударов ремня, быстро повторяла наша жертва.
– Ну вот, вроде усвоила, сучка! Учись, Федор, самое лучшее средство для воспитания таких блядей, как эта, это старый добрый ремень. Офицерская портупея лучше всего. Есть у тебя? – спросил меня Иван.
– Да, есть дома неплохой ремешок из буйволятины...
– Ну, так принеси, эта сучка должна знать, что у каждого хозяина свой личный предмет для воспитания. У меня дома есть еще отцовская казацкая нагайка – творит просто чудеса. А ты, блядина, что хнычешь? А ну, целуй ремень и благодари хозяина за урок!
Ольга быстро начала целовать протянутый ремень, все время повторяя:
– Большое спасибо, хозяин за науку! Рабыня очень благодарна, что господин, не брезгует научить её, как надо правильно ему служить...
Я поставил работающую камеру на стол в углу, так, чтобы в кадре оставалась вся комната, и быстро вышел в свою квартиру взять ремень. Это была моя гордость, настоящий американский ковбойский ремень из кожи буйвола, подарок отца, привезенный из загранки. Широкий, из толстой, но очень мягкой кожи, ремень прекрасно подходил для воспитания и наказания строптивой рабыни.

Перейти ко 2-й части повести
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную