eng | pyc

  

________________________________________________

Wagmer
ГЛУПАЯ МАШКА

Машку привели обратно в комнату примерно через час. Ее покрасневшая от слез мордашка ярко свидетельствовала, что пришлось там девке несладко. Она покорно держала в руках розги и старалась не встречаться взглядом ни с кем из присутствующих. Как и остальные служанки гостей, она встала возле стола, за спиной своей хозяйки. Разница между прислугой заключалась только в том, что две другие девочки были хоть и довольно легкомысленно, но все же одеты, а бедная Машка стояла голышом, невольно демонстрируя присутствующим свежевыпоротую попу.
Водивший ее на «индивидуальное воспитание» Алексей Иванович, напротив, чувствовал себя превосходно, с довольным выражением лица он занял свое место за столом и принялся наливать коньяк своим соседям. Сейчас пышногрудая и крутобедрая блондинка Машка, так взволновавшая Алексея Ивановича, когда девку впервые заставили раздеться перед гостями догола, не вызывала в нем никаких эмоций.
– Ну что, вздрали тебя как следует? – 45-летняя Светлана, хозяйка модного бутика, держала эту служанку уже четвертый месяц.
…В отличие от остальных служанок, которых она выгоняла через две-три недели, Машка успешно трудилась у нее почти полгода. Нет, Машка совсем не была особо понятливой или чрезмерно талантливой прислугой. Светлана называла ее «деревенщиной» и это было понятно: 18 лет, родом из далекой деревни, росла в многодетной семье, особых усердий к науке не проявляла. Выражение лица у девки являло полную покорность и запуганность. Именно эти два фактора и подкупили строгую бизнес-вумен.
Собственно говоря, к Светлане Машка попала совершенно случайно, можно сказать, с улицы, чего умная женщина никогда себе не позволяла. Но хозяйку подкупила именно покорность девочки, когда та абсолютно беспрекословно выполнила первую же команду Светланы. Когда знакомая представляла ей Машку, Света привычно скомандовала: «Раздеться догола!». Другие служанки обычно начинали хныкать, а Машка покраснела, как вареный рак, но сразу же стала стаскивать с себя одежду. И уже спустя минуту покорно крутилась перед двумя женщинами, позволяла щупать свои груди, ягодицы и даже послушно подставила писюльку для скрупулезного осмотра.
Убедившись, что девочка «целенькая», Света пустила ее в дом. Правда, вскоре после пьянки сама и распечатала свою служанку – большим пальцем правой руки. Для Машки это была трагедия – она умоляла хозяйку не трогать ее сокровище, предлагая взамен все богатства мира, но циничная бизнесменша сумела настоять на своем. Девочка даже сделала попытку неповиновения и отказалась становиться раком на диване. Но хорошая порция розог образумила девственницу. Не прекращая реветь и просить о пощаде, она встала, как ей велели, хорошо выпятила низко посаженную письку и в таком положении отдала стервозной женщине то, что хотела подарить мужу в первую брачную ночь.
Светка немного пощекотала пальцами половые губки, нащупала вход и велела девочке громко считать до трех. Именно на счет «три» она пробила служанке плеву. Удовлетворив таким образом свои амбиции, хозяйка похлопала ее по заднице и велела умыться, а потом идти мыть пол на кухне.
Насильственная дефлорация сделала Машку еще более покорной своей хозяйке. А Светлана стала относиться к прислуге еще беспощаднее. Розга гуляла по ее круглой попке каждый день. Приходя с работы, строгая леди сразу же находила в квартире беспорядок и приказывала плачущей девушке подать ей прут. Как ни старалась Машка заслужить снисхождение своим хорошим поведением, все было тщетно. Драли ее очень больно, низко наклонив, и не обращая внимания на слезы и причитания девушки.
Возможность пороть аппетитное женское тело возбуждала Светлану. Поначалу она не знала, что делать с этим чувством. А потом начала заставлять Машку лизать ей между ног. Машка очень не любила эту свою обязанность. Но, услышав окрик «Иди сюда, мерзавка!», уже знала, что от нее потребуют. Частенько во время таких вот сексуальных игрищ Машка получала дополнительную порку – Светка желала от ее действий искусности, а Машка лизала со всей своей деревенской непосредственностью, как котенок. Если хозяйке не нравились ее старания, под Машкины колени подкладывали дощечку с горохом. Ну, а розга во время этих ласк лежала на диване непременно. И очень часто, когда Машка плохо старалась, она с характерным свистом опускалась на ее истерзанные ягодицы.
Первым ее мужчиной был 35-летний Игорь – очередной любовник Светланы. Деревенская дурочка даже не поняла, что именно ее хозяйка и подложила Машку под этого мужчину. Пользующийся немалым успехом у женщин, он не спешил оказаться в постели с потрепанной Светланой. Оказаться у нее дома мужчину заставили рассказы о молодой служанке, которую она строго воспитывает.
Увидев в доме незнакомого мужчину, бедная дурочка поначалу обрадовалась, решив, что вечерняя порка отменяется. Но, обнаружив, что бокалы под вино недостаточно прозрачны, Светлана велела девке немедленно снимать трусы и юбку. Поняв, какой позор ее ожидает, служанка взмолилась – она просила самого строго наказания, но только когда гость уйдет. Или же пусть при госте, но, не снимая белья. «Не может быть и речи!» – вынесла свой вердикт хозяйка.
Светлана умела настоять на своем – и в бизнесе, и в быту. За попытку неповиновения Машке велели раздеться догола. Красотой молодого девичьего тела Светлана решила компенсировать недостатки собственного. Бедная девочка была поставлена перед сидящими на диване навытяжку, и они, попивая дорогое вино, любовались не только сексуальной фигуркой, но и смущением своей жертвы. Света без стеснения демонстрировала все прелести своей служанки: поднимала ее грудь, играла с соском, поглаживала лобок, заставляла повернуться задом, показывая стеганную попу и раскрытую маленькую письку. Узор на Машкиной заднице привел Игоря в настоящий восторг. Наметанным глазом Света заметила, что брюки у него уже готовы лопнуть.
За все время пребывания у Светланы Машка не могла привыкнуть к ее бесцеремонности. А еще сейчас, когда свидетелем и участником ее позора был статный мужчина с циничной ухмылкой! «Покраснела, – заметил он, – значит стыдится!». «Стыд во время наказания поможет ей исправиться, – ответила хозяйка. – Сегодня я буду драть ее очень больно».
Выпячивая задницу в указанной хозяйкой позе – «низким раком», на коленях и локтях – зная, что за всеми ее действиями следят четыре пары совсем не беспристрастных глаз, Машка искренне считала, что это самый тяжелый день в ее жизни. Как же она ошибалась!
Гость уединился со Светланой, как только та закончила драть свою служанку. В постели он прямо терзал свою новую знакомую, заставляя ту визжать не меньше Машки. Потом, томно поеживаясь, Света шептала ему на ушко: «Вот жили бы мы вместе, ты помогал бы воспитывать девку, а то мне тяжело одной с ней справляться. Совсем ленивая стала, тут мужская рука нужна».
После первой близости Света стала нравиться Игорю еще меньше, но мысль попользоваться этой прелестной дурочкой Машкой засела в его голове крепко. Наутро он принес некоторые свои вещи.
– Игоря Валериевича слушаться во всем! – указывала ей Света, уходя в свой магазин. – Да, кстати, наказание за то, что утром проспала и не сварила нам кофе, мне не хотелось бы откладывать до вечера. Игорь, всыпь ей, пожалуйста, десяток горячих!
Женская ревность, конечно, терзала ее душу, но всеми ее действиями давно руководило второе «я» – прагматичного бизнесмена. Светлана не строила себе иллюзий насчет того, что сейчас происходит в ее квартире. А главный расчет состоял в том, что вечером Игорь все равно будет ее.
Закрыв дверь за своей любовницей, мужчина немного опешил. Он, конечно, знал, что так или иначе он получит эту девку, но не мог предположить, что все случится так быстро. «Слышала, что сказано? – грубовато обратился он к Машке. – Скидывай свои тряпки и подставляй задницу».
Привыкшая к послушанию, Машка быстро разделась догола. Игорь всласть мял ее тело, и в голове его бродила одна мысль – вставить, откормить или все-таки для начала выпороть? Решив, что, отменив порку, он потеряет свой авторитет, гость поставил Машку раком и взял в руки розгу.
Первый удар получился у него настолько сильным, что бедная Машка свалилась на бок. Заставив ее подняться, Игорь продолжил наказание. Тут он неожиданно понял, что ему понравилось пороть: нравится сама обстановка, нравится покорность красивой девушки, нравится возможность делать ей больно, а между ударами щекотать ее письку. Привыкшей к послушанию Машке ничего не оставалось, кроме как терпеть и ожидать, что будет дальше.
Увидев, как обращается со служанкой его пассия, Игорь и не думал церемониться с ней. Молча положил розгу, молча расстегнул брюки и молча вставил. Он брал ее грубо, мощными рывками – сексуальная энергия, появившаяся во время экзекуции, требовала выхода. Догадывался ли он, что для Машки это был практически первый раз? Вряд ли. А если бы и догадывался, то не стал бы вести себя по-другому. Машка просто играла в его жизни свою роль – роль бессловесной, покорной самки, которой ему так не хватало в жизни.
Замысел Светланы оказался верным на все сто процентов: подложив под Игоря свою прислугу, она заполучила этого мужчину. Они жили как образцовая семья: после работы Игорь приходил в ее квартиру, они вместе ужинали, обсуждали прошедший день. А бедная служанка, постоянно с ужасом ожидающая вечерних посиделок этих людей, выступала тем самым связующим звеном, на котором держались их чувства.
Наказание Машки было главным семейным ритуалом. Особенно строго девочка получала, когда Светлана замечала, что Игорь начинал относиться к ней прохладнее. «Наша Машка совсем вышла за рамки, – капризно поджимала свои губки Света. – Что будем с ней делать?». Служанку ставили навытяжку возле стола, за которым шло обсуждение, и взрослые решали, как с ней поступить. «Может, ее плеткой пробрать?» – советовал Игорь. «Не помогает, – вздыхала его гражданская жена. – Скорее бы весна, крапивка вырастет…». «В трусы тебе засунем пучок, попрыгаешь тогда», – назидательно беседовал с ней Игорь.
Машка никак не могла понять, почему этот мужчина, которого она так старательно ублажает днем, вечерами относится к ней настолько грубо. Крапивы она боялась, как огня – когда они гостили на даче у хозяйкиной подружки, Светка забавы ради усадила девку голым задом на крапиву. Волдыри на коже не сходили неделю, но хуже всего, что пострадала и ее писюлька – очень долго Машке было больно ходить в туалет.
До обеда она обычно оставалась в распоряжении Игоря. И он пользовал ее по полной программе: во всех позах и во все дырки. Но больше всего он любил давать ей в рот. И не потому, что был большим любителем миньета. Просто Машка со своим сельским воспитанием считала это занятие постыдным и постоянно старалась увильнуть. А Игорю нравилось заставлять ее. «Если я сказал сосать, значит, ты будешь сосать!», – грозно командовал он. Мужчина ставил ее, абсолютно голую, перед собой на колени, а сам только слегка приспускал брюки: «Старайся, не то поставлю на горох, как Света делает!». Он говорил, что Машка должна запомнить – перед мужчиной нужно стоять на коленях и делать ему хорошо…
– Чего молчишь? Язык проглотила? – Свете не терпелось посильнее унизить эту деревенскую дурочку. – Расскажи господам, как тебя воспитывали. Или я сейчас же освежу твою память! Ну!
Рассказывать о собственном позоре было тяжело, но Машка хорошо знала, каким способом ее хозяйка освежает память. Поэтому быстренько затараторила: «Алексей Иванович приказал стать раком на столике и начал сечь по попе».
– Машка, когда я отучу тебя от этих гнусных деревенских словечек? В приличном обществе не говорят «раком», а говорят «на четвереньки». Не позорь меня! Ты хорошо себя вела во время наказания? Была послушной?
Машка, конечно же, вела себя хорошо. Ведь другого выхода у нее не оставалось. Женским чутьем, уже отправляясь с мужчиной в отдельную комнату, она прекрасно понимала, что там ее ожидает не только порка. В отличие от Игоря, Алексей Иванович совсем ей не нравился. Но могла ли Машка отказать? Девка даже не ставила перед собой такой вопрос. Ответ на него был очевиден: мужчине, который заставил ее стать в самую постыдную в мире позу и потом долго, со смаком стегал по выпяченной попке прутьями, а у нее не было другого выхода, кроме как стоять и терпеть, отказать было невозможно. Как и в случае с Игорем, заставив девку подчиниться, он стал ее господином. Тихонько скуля, повизгивая и виляя своей круглой задницей, Машка была искренне убеждена, что этот мужчина имеет право делать то, что он делает. Если бы он стал просить ее о близости, она бы стала его презирать. Если бы он просто изнасиловал, она испытывала бы к нему чувство ненависти и не больше. А этот мужчина сумел заставить ее подчиниться. И Машка стала покорной ему во всем.
Конечно, задача у Алексея Ивановича была не самая сложная: в руках розга, а за стенкой строгая хозяйка, которая за малейшее непослушание спустила бы с девки шкуру. Но тем не менее, мужчина чувствовал себя настоящим победителем.
– Я стояла, как мне велели, – даже под внимательными, слегка похотливыми и слегка презрительными взглядами гостей Машка старалась произносить обидные для себя слова громко и четко. Ведь Света могла устроить ей показательную выволочку в любую минуту.
Вместе с тем Машка переживала, стоит ли рассказывать другие подробности. О том, например, как перед поркой Алексей Иванович долго щупал ее тело, уделяя самое пристальное внимание двум открытым перед ним отверстиям. «Узенькая писенька, Игорь еще не разработал, – удивлял он Машку знанием подробностей ее жизни. – Приятно будет тебя долбать! Но сначала порка! Послушаем, как ты визжишь под прутьями. Говорили, это очень заводит».
Несмотря, что Алексей Иванович порол первый раз в жизни, у него это получалось ничуть не хуже, чем у «профессионалки» Светланы. Приученная к послушанию, Машка стояла смирно и только чуть-чуть заваливалась на бок. Мужчина быстро вошел во вкус своего положения и драл уже со всей силы. С одной стороны ему не терпелось побыстрее вставить в эту узенькую розовую щелочку, уже опробованную его пальцем, а с другой хотелось еще немного помучить покорную девочку. Таким образом, вместо прелюдии к сексу у Алексея Ивановича получилась настоящая экзекуция.
И секс у этого мужчины получился не менее настоящим: Алексей Иванович был большим любителем разнообразия сексуальных позиций. В итоге его главный орган входил в Машку стоя, лежа, раком, боком, на полу и на столе. Кончил он ей в рот, затем проинспектировал, старательно ли она проглотила его семя.
– Алексей Иванович был доволен твоим поведением? – вопрошала ее Светка, будто не видела перед собой коллегу своего гражданского мужа. – Или же придется тебе идти к нему на дополнительный урок?
– Доволен, – ответила девка, не подозревая о подвохе.
– Как же так?! – мужчина даже не ожидал такого шикарного подарка. – А кому я сказал быть у меня в офисе во вторник в семь часов вечера? С прутьями и без трусов под платьем.
– Извините, Алексей Иванович, она неисправима, – свои бизнес-интересы Света решала и таким образом. – Во вторник приведу ее лично. А за обман накажем дома. Да, Игорь?
– Накажем, конечно же, накажем. И очень строго! – ухмыльнулся тот. – Готовься, дрянь ты такая! И нечего здесь реветь, получишь по заслугам!

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную