eng | pyc

  

________________________________________________

Веселый Кот
ДЕЛА МИНУВШЕЙ МОЛОДОСТИ

Как-то раз нас с моей женой Ольгой пригласила ее сотрудница на день рождения брата. Точнее пригласили ее, ну, и меня как довесок. Идти я не очень хотел, так как ни того, ни другую не знал. Но Ира, сотрудница, настояла. Сказала, что они клевые радушные ребята. Напьемся, попоем, потанцуем. Последний аргумент убедил жену в том, что надо идти, и уже она принялась обрабатывать меня. Конюченье, что мы мало куда выбираемся, угрозы, что если я откажусь, она пойдет одна, не оставили мне особого выбора.
В субботний вечер мы, как говорится, при параде и цветах позвонили в квартиру Дениса, брата близнеца Иры. Сама она и открыла.
– Эй, вы чего опаздываете, мы ждали-ждали и уже не выдержали и сели, – чуть пьяно растягивая слова, упрекнула она.
– Как, – сказала Оля, – ты же сказала к восьми…
– К восемнадцати! – обвиняюще потрясла пальцем Ира. – Давайте, раздевайтесь скорее и за стол.
Из комнаты вышел брат.
– О, пришли, наконец, мы из за вас чуть с голоду не померли, пришлось сесть за стол!
– Знакомьтесь, – представила Ира брата, – Денис, а это моя напарница Оля и ее муж Саша, я тебе про них рассказывала.
– С опозданием произошло недоразумение, мы думали что к восьми, – сказал я, протягивая руку.
Денис довольно сильно ответил на рукопожатие, как будто заранее объяснял, кто тут хозяин. Надо сказать, что он значительно превосходил меня габаритами, выше на полголовы, шире в плечах. Не то, что я какая-то амеба, нет. Но и я, и Ольга скорее были ниже среднего роста, чуть худощавые. Жена моя – миловидная брюнетка с очень тонкой талией и чуть подросшей за последние годы попой. Но это ее не портило, а наоборот, придавало пикантности, как и округлившаяся грудь второго размера. Теща не раз хвалила меня за то, что “откормил наконец ее воблочку. В детстве ничего есть не хотела”.
Покончив с рукопожатием, Денис хищно улыбнулся.
– Не знаю никаких недоразумений, вы морили нас голодом и за это будете наказаны.
– Ира, – пафосно повысил он голос, – штрафную провинившимся. Даме шампанское, Александру – водку, вискарь?
– Он пьет водку, – влезла Ольга.
– Ок, пошли к столу, – приобняв за плечи, он повел мою жену в комнату.
Сзади меня подталкивала Ира.
Мы вошли в просторную студию. Посередине стоял низкий сервировочный столик, уставленный бутылками и закусками, вокруг которого были разбросаны большие плоские подушки. Признаться, я думал, что будет еще народ, но мы были единственные гости.
– Давай, Саня, принимай, – Денис взял у сестры на три четверти наполненный стакан и всучил мне.
– Ольга, – ей предназначался полный бокал шампанского.
– Да вы чего, ребята, на голодный желудок, я же с работы, закусить бы сначала, – возмутился я.
– Как голодом морит народ, так все нормально, а как отвечать – закуски ему подавай, – немного нелогично заметила Ира, – пей до дна!
Брат задорно подхватил:
– Пей до дна, пей до дна, – стуча в такт руками по столу.
Ну, как дети, ей богу. Я неуверенно посмотрел на Ольгу, она пожала плечами. «А да фиг с ним, – подумал я, – хорошо, что жене шампанского налили, а не водки. А я как-нибудь справлюсь, и не такие количества в студенчестве на голодный желудок хлебал».
Резко выдохнув, опрокинул стакан в глотку. Жена, чуть поколебавшись, последовала моему примеру.
– Саня – молоток, – взревел Денис, – мужик, давай к столу, а девчонки сами разберутся.
– С днем рождения, – я запоздало махнул Денису стаканом, вспомнив о повестке дня.
– Э, дружище, кто ж с пустым стаканом тосты говорит, давай присаживайся, кинь чего-нибудь в топку и толкай речь, – возмутился Денис. Ловко выхватив бутылку из ведерка со льдом, он наполнил стоявшую напротив меня пустую рюмку до краев. Я было встрепенулся, но заметил, что себе он наливает тоже полную, только виски. В голове начало ощутимо штормить, и я поспешил навалить себе салатов. Я приготовился к поглощению салатов, но Ден жаждал общения.
– Саня, слушай, Ирка рассказывала, что вы только что в Греции были, а куда ездили?
Я с усилием проглотил недожеванный кружек колбасы и мысленно чертыхнулся. Пожрать не дает.
– На Кос, остров такой в Ионическом море.
– Ну и как?– он неопределенно покрутил пальцами в воздухе.
– Офигенно, – я невольно улыбнулся, вспоминая, как мы с женой куролесили. – Неделя беспробудного пьянства и веселья.
Это же состояние овладевало мной и сейчас. Нормально закусить я не успел и мне реально вштырило. В голове приятно зашумело, и вся напряженность, вызванная чужой компанией, отодвинулась куда-то на задний план.
– Остров небольшой, мы объехали его вдоль и поперек, стараясь не пропустить ни одного бара или клуба, – все так же лыбясь, поделился я впечатлениями.
Ден усмехнулся:
– Судя по тебе, там реально рай земной, надо мне тоже с кем-нибудь смотаться. Ну, будем знакомы, – он подхватил рюмку с виски, я чисто на автомате поднял свою уже наполненную и, звонко чокнувшись, мы закинули содержимое.
– Так, я не поняла! – завопила Ира. – А где твой тост? Обещал толкнуть, мы тут ждем.
Осоловевшая Оля кивала в такт словам подруги.
– Ща все исправим, – брат подхватился с места и стал торопливо наполнять рюмки.
– Давай Санчо, вещай, – подтолкнул он меня под локоть, всучив полную до краев.
Я поднялся, ощутимо покачиваясь, ноги еще держали, но в голове было так мутно, что мысли разбегались. Собрав их в кулак, я отыскал глазами Дениса.
– Давай, Ден, за тебя, будь здоров и счастлив, спасибо, что пригласил, – и опрокинул сосуд.
Опускался на подушку я, уже поддерживаемый под локти.
– Ты давай наворачивай, а то совсем развезло, – послышался голос издалека, и я стал усиленно ковыряться в тарелке, краем сознания понимая, что меня накрыло, и нужно сейчас как можно больше съесть, а в идеале в уборную и два пальца в рот.
Я очнулся от громкой музыки. Столик был сдвинут к окну, образуя в центре гостиной большой танцпол. Из света горел только ночник, слабо освещая пространство вокруг. Меня усадили в кресло и задвинули в угол. Голова была ватная, мысли еле ворочались. Виделось все, как в тумане. Громкая ритмичная музыка сменилась медляком. Ира сидела у меня в ногах на сваленных горой подушках и плотоядно улыбалась. Сам же именинник танцевал с моей женой. Медленно кружась под музыку, он методично покрывал шею Оли поцелуями, спускаясь постепенно вниз. Я заметил, что ее платье распахнуто до пояса. Не торопясь, Денис добрался до обнаженной груди.
«Куда она дела лифчик», – шевельнулось в мозгу.
Попробовав на вкус правый сосок, Ден переместился на левый. Одновременно его руки с талии скользнули на Олины ягодицы. Она же, кружась в танце с закрытыми глазами и пьяно пошатываясь, ни на что не реагировала. На границе моего сознания шевельнулась ревность, но как следует за нее зацепиться я не успел, скользнув в пьяную дрему.
Меня кто-то тормошил за плечо, и я с трудом разлепил глаза. Зрение медленно фокусировалось, сойдясь на рюмке перед носом, затем в поле зрения появилось улыбающееся лицо Иры.
– Спишь? Мы играем на желания, просыпайся и присоединяйся, держи, – и она пьяно захихикала.
Я попытался сосредоточиться, увидев, что на Ире лишь чья-то полностью расстегнутая мужская рубашка, открывающая грудь, плоский спортивный животик и выбритую промежность.
Снизу послышался вдрызг пьяный голос жены:
– Не наливай ты ему, и так весь вечер спит.
– Ну, последняя, на брудершафт, ты не против? – Ира полуобернулась назад.
Я не видел, что происходило позади нее, лишь слышал какие-то чмоканья.
– Она не против, – хищно улыбнулась мне Ира.
Схватив мой подбородок скомандовала:
– Открывай рот!
Я послушно открыл. Опрокинув рюмку, с силой зажала челюсть.
– Глотай.
Я проглотил, не ощутив вкуса. Вообще ощущений было мало. Сознание качалось на приятных волнах, заволакиваясь белесой пеленой. Голова была абсолютно пуста.
– А теперь поцелуй, – она наклонилась и прижалась своими губами к моим. Ее груди колыхнулись в такт движению.
– Теперь ты меня сюда, – чуть прогнувшись и взяв меня за волосы на затылке, придвинула к своему соску.
– Давай! – мое лицо воткнулось во что-то теплое и мягкое.
– Нуу… – послышался возглас разочарования. – Точно, последняя была лишней.
И я растворился в сладких волнах.
Резкий звук упавшей и покатившейся бутылки вернул меня в реальность. Веки были тяжеленные, и приоткрыть их удалось лишь чуть-чуть. Все по-прежнему было в полумраке. На полу посреди комнаты возилась какая-то куча мала. Слышались то постанывания, то чавкающие звуки и приглушенный мат Иры:
– Блядь, убрать бутылки с края всем в падлу? Вся забрызгалась, хорошо не разбилась.
Я с трудом сфокусировал зрение. На полу были разложены подушки, на которых, широко раскинув ноги, на спине лежала моя Оля. Из одежды на ней остались лишь колготки, разорванные в промежности. Рядом на коленях стоял полностью голый Денис и выдавливал что-то из тюбика на руку.
– Ты ей уже наспускал, что ты собрался там смазывать? – спросила Ира и подползла на четвереньках поближе.
Денис не стал ей отвечать. Тщательно растерев что-то вязкое по кистям, он наклонился над раздвинутыми бедрами Оли, вставил сразу три пальца во влагалище и замер, посмотрев ей в лицо.
– Не дергайся. Даже если чего-то почувствует, завтра не вспомнит, а если вспомнит, то кое-что мне должна, так что потерпит, – хищно улыбаясь, проворковала Ира.
Приободренный Денис вставил четвертый палец и начал совершать фрикции. По мере осознания происходящего во мне нарастало какое-то болезненное возбуждение. Я понимал, что все это надо немедленно прекратить, но сидел в оцепенении, тупо наблюдая за происходящим.
Денис полил смазки на большой палец и стал пропихивать его внутрь к остальным. Оля дернулась, приоткрыла глаза и попыталась схватить Дениса за кисть.
– Не надо, – еле слышно прошептала она.
– Ччщщ, – зашипела Ира, хватая Олины руки и прижимая к полу над головой. – Ну-ка, не сопротивляемся, терпим и не шумим, все будет хорошо, – шепотом ворковала она. Затем, не отпуская рук моей жены, наклонилась и жадно приникла к ее губам. Одновременно Денис протолкнул кисть полностью, вызвав приглушенный стон жены. Я не смог разобраться, был ли это стон боли, наслаждения, или всего вместе. Денис некоторое время осторожно двигался, затем его рука замерла. Через секунду Оля дернулась, и сорвался уж точно протестующий стон.
– Так не просунешь, надо немного расширить, – сказала Ира, поднимаясь.
Она повернулась и ушла куда-то во мрак. Захлопали двери шкафчиков, зашуршали выдвижные ящики, и она вернулась с небольшим свертком. Развернув его на полу, она достала тонкий металлический стержень, резиновую трубку, тюбик с тонким длинным носиком и металлическую хреновину, похожую набольшие утиные губы.
– Что это? – спросил Денис.
– Инструменты для того, что ты хочешь.
Сдвинув брата в сторону, Ира приземлилась на колени.
– Заведи ее ноги за голову, – сказала она Денису. – Только без фанатизма. Не нужно нам вывихов и растяжений.
Тот подполз со стороны головы, подхватил Олины щиколотки и потянул на себя, прижав ее колени к плечам. Зад жены приподнялся так, что ее расширенное от рук влагалище смотрело в потолок. Оля закряхтела в неудобной позе.
– Ну-ка, тихо, – сказала Ира, – лежим спокойно, дальше будет интереснее.
Обмазав о скользкую промежность жены утиные губы, она буквально воткнула их внутрь.
Оля дернулась и застонала, вызвав жесткую усмешку мучительницы. Штука оказалась приспособлением, расширяющим вход во влагалище. Ира крутила колесико, и половые губы расходились в стороны, все больше раскрывая вход. Оля начала елозить задом по полу, пытаясь вывернуться из рук Дениса.
– Думаю надо добавить, совсем проснулась, – Ира схватила большой шприц и резиновую трубку.
– Давай-ка дадим ей немного Сашиного зелья, а то совсем разошлась.
Набрав полный шприц из бутылки с водкой, Ира воткнула его кончик в резиновую трубку. Затем взяла тюбик с узким, сантиметров пять, носиком и выдавила какую-то вязкую жидкость на другой конец трубки.
– Готово, – Ира наклонилась с тюбиком над промежностью жены. Оля замычала и зашевелила ногами, вяло пытаясь вырваться из захвата Дена.
– Сейчас, милая, все будет хорошо, – ворковала Ира, выдавливая содержимое.
Затем, налив немного на клитор, убрала тюбик и взялась за шприц. Мягко массируя клитор одной рукой, она стала вводить кончик резиновой трубки.
– Все хорошо, милая, – шептала Ира, – потужься, как будто писаешь.
Введя сантиметров пять, она перехватила трубку и продолжала ее вталкивать все глубже.
– Теперь придержи ее крепко, пока не начнет всасываться стенками мочевого пузыря. Будет дергаться, готов?
Ден кивнул, и поршень стремительно двинулся вперед, опустошая колбу. Не извлекая трубки, Ира бросила шприц на пол и схватила бедра жены.
Тут же Оля стала дергаться:
– Вы мне лед туда напихали, холодно, выньте… – слабо простонала она заплетающимся языком.
– Долго она так будет? – спросил Денис.
– Да все уже, вон нравится, – улыбнулась сестра.
И действительно, Оля перестала причитать, и чуть постанывала, немного подмахивая, насколько позволяла ее скрюченная поза.
– Продолжим, – весело сказала Ира и опять взялась за колесико адской машинки, раскрывая влагалище так, что туда пролезло бы уже два кулака. Затем взяла металлический стержень, смазала один конец остатками геля в тюбике и начала вставлять вглубь влагалища.
– Ух, – простонала Ольга и подала немного бедрами вперед. Стержень провалился внутрь на ладонь.
– Видишь, как просто, – сказала Ира, совершая возвратно поступательные движения стержнем. – Сама раскрыла шейку матки, я даже ничего и не успела, – улыбнулась она брату.
– Подержи, – Денис чуть вздернул ноги Оли, не отрывая взгляда от торчащего стержня.
Они поменялись местами, и он смазал указательный палец. Осторожно вынув стержень и просунув легко вошедший кулак с выставленным указательным пальцем во влагалище, задвигал рукой взад-вперед. Ольга, тяжело задышав, начала немного подмахивать, насаживаясь по глубже. Через некоторое время Ден вытащил руку и смазал средний и безымянный пальцы.
– Ты давай аккуратней там, – немного срывающимся от возбуждения голосом сказала Ира.
Денис кивнул и вставил руку глубоко внутрь. Медленно начал раскачивать взад-вперед, видимо, постепенно водя в матку три пальца. Жена задышала еще чаще и попыталась свести ноги. Когда Ира ей это не позволила, она подалась тазом на руку Дениса, чуть не насадив себя до середины предплечья, и сладко застонала. Продолжая трахать матку пальцами, Денис стал поглаживать клитор другой рукой. Буквально через несколько минут тело жены с громким стоном выгнулось дугой, вырвав из рук Иры щиколотки и чуть не огрев ногами брата. Плотно сдвинув ноги и обхватив ими руку Дена, Оля замерла, а затем расслабилась, закрыв глаза. Он извлек руку из промежности.
– С ней все в порядке?
– Все нормально. Она в полусне, то всплывает, когда накатывают эмоции, то погружается. Не дергайся, – ответила сестра.
– Давай на исходную. У меня тут чудо-мазь есть. Очень хорошо расслабляет мышцы, делает их эластичными и обезболивает. Как раз для таких случаев в больницах используется. Правда, наутро побаливать будет, но, как я сказала, Оленька кое-что мне должна, так что будет все ок, – Ира извлекла на свет баллон белого цвета. – Дай вон ту клизму, зальем немного внутрь, пока снаружи все подготовим.
Денис передал внушительного вида грушу, которую сестра вставила в горло емкости. Затем взялся за щиколотки жены и опять задрал колени к ушам.
Ира примостилась со стороны бедер. Вставив наконечник в анус, она плавным движением опорожнила грушу в кишечник. Оля никак не отреагировала. Вылив немного на колечко сфинктера, Ира остатки выдавила себе на пальцы правой руки, и тщательно размазала. Затем указательным пальчиком, чуть помазав вокруг колечка, начала входить внутрь. Удалось это легко, и она подвигала им немного взад-вперед. Затем добавила средний. Не прекращая возвратно-поступательных движений, добавила безымянный. Оля дернулась, чуть не вырвав ноги из рук завороженного зрелищем брата.
– Эй, не зевай, – сказала сестра. – Не подействовало еще обезболивающее. Добавим.
Не вынимая пальцев, она взяла другой рукой баллон с мазью и полила себе на кисть, немного растопыренные пальцы и приоткрытый ими задний проход.
– Сейчас, пара минут. Заодно еще больше подействует то, что у нее в мочевом пузыре, – чуть поводя пальцами в стороны, проворковала она. Затем начала, потихоньку наращивая темп, трахать ими зад жены, чуть подкручивая и разминая в конечной фазе. Это продолжалось достаточно долго, прежде чем мучительница решила, что анальное отверстие достаточно расширено и ввела мизинец, не прекращая фрикций. Потом настал черед большого пальца. Где-то на краю моего сознания бодрствовавшая и перевозбужденная его частица кричала: “Сейчас она всадит весь кулак! Надо что-то сделать! Неужели весь войдет?”
Ира сложила пальцы лодочкой и начала просовывать кисть внутрь моей жены. Постепенно погружались кончики среднего, безымянного и указательного. Чуть подав назад, она возобновила движение, пока Оля не застонала, пытаясь выпрямиться.
– Так, кладем на живот, – скомандовала сестра брату, держа руки на весу, как хирург.
Ден, не говоря ни слова, перевернул Олю, и подполз поближе к ее попе. Дело пошло легче. Мягкими, скользящими движениями вперед, чередующимися с короткими назад, Ира постепенно погружала кисть в кишечник жены. Оля чуть застонала и рефлекторно приподняла таз, чем мучительница и воспользовалась, скользнув внутрь. Колечко ануса плотно обхватило запястье, и та начала двигать рукой взад-вперед, постепенно уходя все глубже.
– Так, там дальше туго идет. Нужно поставить ее раком.
Тяжело дышащий от возбуждения Ден приподнял одной рукой бедра Оли, другой подтянул по очереди ее ноги, упирая ступни в стоявшую на коленях сестру. А сам переместился вперед к плечам, чтобы жена не распласталась на полу, распрямив ноги. Зажатая между близнецами Оля оказалась в коленно-локтевой позе с высоко откляченным задом. Ира уменьшила напор, чуть вращательными движениями пытаясь осторожно прорваться вперед. Какое-то время ничего не менялась, затем рука плавно ушла до середины предплечья и следующей фрикцией по локоть. Оля замычала, выгнув спину, и начала слабо вырываться.
– Ччшшш, – зашипела Ира, как маленькому ребенку, вынимая руку до запястья. Затем, чуть выждав, снова медленно погрузила до локтя, вызвав протест жены, но уже гораздо менее выраженный. И опять немного вытащила руку. На третий раз уже никаких протестов слышно не было, и мучительница принялась медленно трахать жену в зад всей рукой, забираясь по локоть.
– А дальше сможешь? – срывающимся голосом спросил Ден.
– Нет, в этой позе не получится, клади ее на спину и разведи пошире ноги. Колени можешь не держать. Просто разложи по полу, как циркуль, – улыбнулась сестра, вынимая руку, и брат, не мешкая, выполнил требуемое.
Ира легла в районе ног жены, перекинув через свою талию правую, тем самым открыв доступ к заднему проходу. Она лежала на боку спиной ко мне, и я из-за ее плеч не видел нижнюю часть бедер Оли, только живот и выше. Но по движению локтя понял, что она уже просовывает руку внутрь. Сначала Ира лежала на локте, затем, распрямив руку, легла на плечо. Снова раздался чуть слышный стон Оли. Она вяло попыталась свести колени, но тут же расслабилась.
– Смотри на живот, – привлекла внимание брата мучительница, и я с ужасом увидел, как пупок вздымается вверх. Как будто “чужой” пытается вырваться из живота жены. Мое возбуждение достигло предела. В висках застучало, веки отяжелели, и я провалился то ли в сон без сновидений, то ли в беспамятство.

Проснулся я от дикой головной боли. Голова пульсировала. С трудом разлепив веки, я оглядел сначала матрац, постеленный на полу, на котором я лежал, а затем и всю студию, уже чисто прибранную и пустую. Открылась дверь, и из ванной странной походкой, как кукла на прямых ногах, вышла Оля, одной рукой вытирающая волосы, другой держась за живот. Лицо ее было опухшим, с кругами под набухшими веками, как будто она все утро плакала. Ничего себе убухались вчера! Я попытался вспомнить, что было, но последнее, что всплывало в памяти – тост, после которого в сознании остались лишь омерзительные разноцветные пятна, вызывающие приступ тошноты.
– Завтракать будешь? Мы тебе тут оставили, не стали будить, – каким-то бесцветным голосом спросила жена.
– Буду, с тобой все в порядке? Что с животом?
– Да, похоже, траванулась чем-то, крутит, – морщась, сказала Оля и все той же странной походкой пошла к кухонному уголку. Что-то не нравилось мне в ее апатии, что-то царапало душу, но что?
Ничего не помню.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную