eng | pyc

  

________________________________________________

Виктор Тимофеев
УБЛЮДКИ
(триллер)

...К сожалению, такое встречается в нашей жизни,
читать это больно и жутко, но это необходимо знать...

1

- Да пошла ты, шалава сраная, - беззлобно процедил сквозь зубы похмельный малый, вяло покачивающийся, облокотившись на желтый оградительный столбик.
- Опять у Катьки облом, - ухмыльнулся Пафнутий, но тут же ухмылка сползла с его лица вместе с жидкой кашей снежной грязи из-под колес пролетевшего "Москвича".
- Тьфу, срань долбаная, - выругался Пафнутий, непонятно к кому обращаясь, то ли к водителю "Москвича", то ли к вынырнувшему из-за него Коляну.
- Реакцию надо иметь. Реакция - это тебе не харю залить. Реакция это...
- Да пошел ты, Коноваленко херов, я посмотрел бы на твою ублюдочную харю, ежели бы ты цельный день в кишку ничего не бросил. Гляди вон лучше, Катька опять кого-то цепляет.
На трамвайной остановке Катька, в отблесках вокзальных фонарей, сияя одутловатой мордой, тормошила за рукав очередного подвыпившего. Дело явно продвигалось, по причине недопития последнего. Разговора их Пафнутий с Коляном, вестимо, не слышали, но, трясясь промозглым февральским ознобом, умилялись беззубой Катькнной улыбке и импортной, хотя и изрядно поношенной куртенке ее собеседника.
- Интересно при башлях? - поинтересовался Колян.
- Хера, был бы при башлях, тут стоял бы? Халявщик.
Пророчества Пафнутия сбылись немедленно. Беззубая улыбка исчезла с лица Катьки, на котором воцарилось рассеянно ищущее выражение голода и желания стакана. Постояв еще минут пятнадцать, Катька зябко поежилась от холода и отсутствия клиентов, заковыляв вдоль ограждения остановки к пешеходному переходу. Ноги Катька волочила с трудом, не было бы стакана во лбу, вряд ли вообще встала с лежанки. Со всей вчерашней пьяной ночи осталось смутно жуткое воспоминание, и, проснувшись сегодня, она выблевала весь вчерашний харч прямо на прикорнувшего рядом Гриху. Встать не смогла. Словно ошпаренная, дернулась, едва двинув ногой.
- Мать твою... - только и смогла выговорить Катька, приглядевшись к больному месту.
- Гриха! Сука! Ублюдок поганый, что это? Что ты, курва, тут надо мной... учинил?
Гриха вскочил, ошарашенно оглядываясь, но увидев, что нигде ничего не горит, а в дверях ментов нету, с размаху долбанул Катьку по уху.
- Что, сука?
А рука уже чиркала спичкой и как-то одновременно доставала из противорадиационной аптечки - портсигара мятую папиросу. Поглядев на Катькину шахну, моментально задавился дымом и смехом. Катька тихо плакала, руками раздвигая свои непослушные ноги. Гриха хохотал не унимаясь.
- Я сука? Ха-ха-ха. Это ты бля сука, да еще во время течки.
Срамное место Катьки и действительно было раздуто как сучья петля. Волосы с лобка огромными белыми волдырями были оттеснены к самому пупку, сукровица по ляжкам подтекала под задницу. Гриха с кряхтением поднялся.
- Обблевала меня бля, - обиделся, отряхиваясь, Гриха.
Круглый обшарпанный обеденный стол, непременный атрибут всех гостиных пятидесятых годов, уныло поблескивал остатками полировки и вонял затушенными в банке с килечным рассолом охнариками беломора. Гриха подлез под него, забыв о сломанной у стола ноге, и естественно ее выбив, а поскольку тот и без того стоял на трех ногах, все это нелепое великолепие пятидесятых годов с остатками пьяного кутежа сегодняшней Грихиной ночи навернулось на Грихину шею. Гриха вылез из-под всей этой груды, зажав в руке склянку с подсолнечным маслом, словно ни в чем не бывало, если не считать, что беломоро-килечным рассолом вонял теперь он.
Катька выла, сидя на лежанке, даже не обратив внимания на Грихину эпопею.
- Хорэ выть, бля, гинеколог пришел, - осклабился Гриха, прищурившись на Катькину неурядицу. - Ни хера себе бутончик! Че-то Колян вроде перестарался.
Гриха добро хмыкнул:
- На вот, намазывай погуще, - протянул Катьке склянку с маслом. - Да гляди, оставь малость, ты бля вся стоко не стоишь, скоко ныне эта склянка.
От масла Катьке малость полегчало. Боль стали потихоньку спадать, а как Гриха поднес стакан самогона, так и вовсе стихла.
- Чего было-то, Гринь? - спросила Катька, раскуривая беломорину.
- Чего было, чего было, в баню ходи, бля, во чего было. Колян вчерась токмо залез, бля, а ты смердишь, как твой покойник, ну н умыл он твою дырку каким-то растворителем.
Гриха опять хохотнул, вспоминая вчерашнее.
- Тю, жентельмен выискался херов, - выпуская струю дыма заговорила Катька. - Вот теперь в кулак и дрочите, мудачье сраное.
- А то у тебя дырок мало осталось, - разливая по стаканам остатки самогона просипел Гриха, пытаясь отхаркнуть, попавшую в горло табачину.
Зажегся зеленый человечек, разрешив Катьке перековылять через Лиговку к любезным ее корешам. Колян уже завершил очистку неблестящего туалета Пафнутия от нежданного "Москвичевского" душа, когда Катька уцепилась за его локоть.
- Ну че на пятак? - зевнув, спросил Пафнутий.
- Кудаж еще, - буркнул Колян.

Перейти к части: 1 2 3
4 5 6 7

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную