eng | pyc

  

________________________________________________

Алекс Толстый
СЕКРЕТАРША

Я адвокат. Мне двадцать четыре. Работаю на себя. Дел немного, но клиенты состоятельные, так что не бедствую.
Работаю один. Была у меня секретарша, молоденькая девочка, но вышла замуж и уехала жить в другой город. Не сказать, чтобы я сильно по ней скучал, но здорово не хватает ее минетов. Да и вообще, перепих на рабочем месте имеет свои прелести.
Пару раз вызывал проституток в офис, но не понравилось. Как-то все ненатурально, как с резиновой куклой. Вроде красивая девка, фигура отличная, все умеет, все может, но на лице такие деловитость и скука, что сам начинаешь думать, как бы кончить поскорее и выгнать эту мымру. Во второй раз «паркер» пропал. В общем, с профессионалками завязал.
Завести постоянную девушку – время надо и, главное, желание. Нет ни того, ни другого. Почти каждый день я работаю по десять-двенадцать часов (повторюсь, дел немного, но надо держать марку, так что режусь на компьютере в игрушки, сижу в инете, создаю видимость бурной деятельности). А начинать серьезный роман мне просто скучно. Вот и маюсь.
Однажды один приятель пригласил меня на «кастинг». Так он называет отбор «секретуток». Надо сказать, что это то еще действо. Он меняет их регулярно и как-то умудряется расставаться с ними без особых проблем.
Немного опишу происходящее. Зарплата в объявлении указывается весьма солидная, народу приходит всегда много. Поэтому девушек разбивают на группы по 10 человек и приглашают в разные дни. В объявлении говорится, что девушка должна быть без комплексов, молодая, привлекательная. Другими словами, ясно дается понять, чего от нее требуется. Так что во время «кастингов» в приемной Игоря (так зовут моего приятеля) располагался настоящий «цветник». Девчушки, претендовавшие на работу (вернее на зарплату), старались показать себя во всей красе.
Игорь откровенно пользовался ситуацией, сразу прогонял тех, кто ему не нравился, а остальных заставлял раздеваться и позировать (у него там скрытая камера имеется). В результате выбирал одну-двух, которых тут же трахал, прямо на столе или кожаном диване. Окончательный отбор Игорь проводил у себя на даче, где собирал победительниц всех туров и устраивал грандиозные оргии с участием своих друзей, нужных людей, просто знакомых. По итогам одну девчушку брал на работу, а остальным выплачивал приличную компенсацию (которую чаще всего собирал с других участников). Совмещал очень приятное с очень полезным.
Игорь пригласил меня на один из таких туров. После нескольких довольно-таки симпатичных девчонок вошла женщина лет 35-40. Игорь моментально скривился и после нескольких формальных вопросов отправил ее восвояси со стандартным обещанием позвонить.
В отличие от этого буржуя, мне женщина понравилась. Ухоженная, с крупной грудью, аппетитным задом, не полная, но и не тощая, короткие волосы. На симпатичном лице отражение грусти и какой-то безысходности. Это сочетание меня весьма заинтересовало.
В коридоре я догнал ее.
– Вам нужна работа? – сразу спросил я.
– Да. Очень, – в ее голосе прозвучало удивление.
– А мне нужен секретарь. Зарплата та же, что указана в объявлении. Интересует? – ее проняло. Явно не ожидала, что ей тут что-то светит. Наверное, надо сильно нуждаться, чтобы у такой женщины (явно интеллигентной и хорошо воспитанной) так загорелись глаза при упоминании денег. Ее аж всю перекосило!
– Очень интересует, очень! – затараторила она. Теперь в ее голосе была надежда. Мне стало даже как-то неудобно.
– Возьмите мою визитку. Жду вас завтра в 10:00. Прошу не опаздывать, – развернулся и ушел.
Игорь уже наслаждался минетом. Белокурая головка девушки ритмично двигалась вверх-вниз. Я натянул презерватив и, не говоря худого слова, воткнул свой член в щель соискательницы.
Все-таки есть что-то в той женщине. Вспомнил ее фигуру… Спустил почти сразу…
Ночью плохо спал. Снилось, как кончаю в рот этой тетке…

Утром (9:30) она стояла в кабинете напротив моего стола. Для начала выяснилось, что ее зовут Елена Николаевна. Вдова с ребенком. Деньги, оставшиеся после мужа, проели. Живут в долг, и кредиторы уже угрожают расправой. С предлагаемой работой должна справиться.
Я, в свою очередь, рассказал немного о работе и много о зарплате. Узнав, сколько зарабатывала ее предшественница, Елена слегка ошалела (кроме оклада несколько видов премии, о которых я специально умолчал при первой встрече). Договорились, что я выкуплю все ее долги и стану единственным кредитором. Долг буду вычитать из зарплаты в течение 3-х месяцев. Эти три месяца будут испытательным сроком.
Елена призналась, что это разом решило бы все ее проблемы. Она стояла посреди кабинета (я так и не предложил ей присесть) и теребила краешек облегающего свитера. Юбка до колен, сапоги на высоком каблуке. Красота…
– Теперь немного об особенностях работы. Будешь обращаться ко мне только на «Вы» и по имени-отчеству. Я буду требовать беспрекословного подчинения и абсолютной лояльности. Твой внешний вид всегда должен быть безупречен. Я плачу достаточно, чтобы ты могла хорошо одеваться, покупать приличную косметику. На парикмахеров, маникюр, педикюр, красивое нижнее белье тоже должно хватать, – Елена встревожено глянула на меня при упоминании о белье, но ничего не сказала. – Добро пожаловать на работу. Завтра в девять жду.

Елена Николаевна явилась заранее. Строгая белая блузка и черная юбка придавали ей вид деловой и весьма привлекательный. Однако дрожащие руки и испуганный взгляд выдавали волнение моей секретарши.
Я показал ей приемную, где что включается, где какие документы, где кофеварка, чашки и т.д., а затем вернулся в кабинет, оставив ее осваиваться на новом месте.
Через час я дал Елене пару незначительных заданий, с которыми она легко справилась. И даже улыбнулась, когда услышала похвалу. Правда, одними словами я не ограничился и похлопал ее по заду. Как она на меня посмотрела! С разницей в секунду Ленино лицо выражало сначала возмущение, потом страх, а потом и самую настоящую мольбу. «Ну не надо! Пожалуйста!» – говорил этот взгляд. Но рот секретарши оставался закрытым, а я демонстративно проигнорировал всю эту мимику.
Когда настало время обеда, я изрядно позабавился, наблюдая, как Елена пытается подать мне чай, держась от меня на безопасном расстоянии. Ей пришлось перегнуться через стол. При этом шикарная грудь заколыхалась над бумагами, а вид в вырезе блузки был просто великолепен! Перехватив мой взгляд, Елена резко выпрямилась, и лицо ее залила краска. Я ухмыльнулся и отправил секретаршу в приемную.
Да, я охотно трахнул бы эту дамочку прямо сейчас, но ее смущение, растерянность, помноженные на интеллигентность, разницу в возрасте и подчиненное положение возбуждали просто несказанно, а эта игра мне еще не наскучила.
Через пару часов я вышел в приемную, чтобы продиктовать документ. Елена полностью сосредоточилась на клавиатуре, а я расхаживал взад-вперед, читая текст вслух. Когда секретарша закончила печатать, я склонился над ней, делая вид, что читаю текст на мониторе. Как бы невзначай, моя рука оказалась на левом бедре женщины и ненавязчиво поглаживала его. Лена вся напряглась и попыталась отстраниться. Это в офисном кресле-то! Нет, она не вырывалась, не сказала ни слова, но я кожей чувствовал ее смятение, оторопь, испуг, стыд… Меня это только раззадорило, и я уже открыто задрал ей подол и гладил ноги. Потом полез ей в трусики, намереваясь исследовать пальцем щелку, пощекотать ее изнутри, но тут мельком глянул в лицо женщины… Э-э-э, да она плачет!
Пришлось остановиться. Не то, чтобы мне было ее жаль (именно за такие вещи я ей и платил), но перегибать палку не стоило. Я отпустил Лену, сам поправил на ней юбку и пошел в кабинет.
В тот день я ее больше не беспокоил.

На следующий день меня ждало разочарование.
Вероятно, решив меня обхитрить, Лена пришла в джинсах, водолазке и пиджаке. Мне даже показалось, что она как-то издевательски улыбнулась… Считает, что я так просто отступлюсь? Неужели Елена думала, что ей придется только печатать и приносить кофе клиентам? Да за такие деньги я мог нанять пять опытных секретарей!
– Мне не нравится, как ты одета. Твой внешний вид должен говорить о респектабельности нашей фирмы. Что это за тряпки? Я тебя предупреждал. Разве не так? – Лена впала в ступор. – Тебе был задан вопрос! – повысил голос я.
– Да-да, конечно вы говорили, просто на улице холодно, и я…
– Если на улице холодно, переодевайся здесь. Вот тебе деньги. Эта сумма будет удержана из твоей зарплаты. В нашем здании есть магазин, где можно купить одежду. Купишь и принесешь сюда в упаковке, с ценниками, чтобы я видел, что ты не купила какую-нибудь дрянь. У тебя полчаса… Что стоишь?! Пошла вон!
Лена выскочила из кабинета, а секунд через пятнадцать я услышал, как хлопнула входная дверь. Похоже, она начинает что-то понимать в этой жизни.
Получаса не прошло, когда в дверь вошла запыхавшаяся Елена Николаевна. В руках у нее были свертки с одеждой.
– Ну, выкладывай, что принесла, – какое-то время я разглядывал обновки, ценники. Приложил новенькую блузку ей к груди (не преминув слегка пощупать ее выпуклости). – Одевай… Куда это ты направилась? – собравшаяся выйти секретарша остановилась с новенькой одеждой в руках и недоуменно уставилась на меня.
– Но вы же сами сказали…
– Я не говорил выходить, – смысл сказанного не сразу дошел до сознания Елены. Сначала она недоуменно воззрилась на меня, потом покраснела, побледнела. На миг мне показалось, что секретарша готова грохнуться в обморок. В конце концов, она выронила свертки из рук и зарыдала, закрыв лицо ладонями. Ну не дура ли?!
Дав ей поплакать пару минут, я решил прекратить концерт.
– Мне уже успели надоесть твои заскоки. А ты у меня только второй день. Неужели ты думаешь, что я стану тратить на тебя время? У меня еще дел невпроворот. Давай быстрее.
То ли, поплакав, Елена немного успокоилась, то ли подействовал мой безразлично-деловой тон, но секретарша начала стаскивать с себя одежду… Не думал, что обладаю такой выдержкой. Я не подошел поближе и даже не особо таращился.
Хотя посмотреть было на что! Елена отличалась очень гармоничным сложением. Как говорили в старину: «была исполнена изящной полноты». Большая грудь раскачивалась в такт движениям. Маленький животик даже на расстоянии казался теплым и уютным. Женственные плечи, точеные руки, круглые полные бедра, изящные длинные ноги, широкий, крепкий зад… Этот тело было просто создано для того, чтобы его мяли, тискали, кусали и трахали, трахали, трахали…
Я делал вид, что занят бумагами, и не сразу оторвался от них, когда услышал робкое: «Я готова».
– Ну вот. Совсем другое дело, – выйдя из-за стола, я оглядел ее фигуру, затянутую в деловой костюм, с юбкой до колен. Потом расстегнул пару верхних пуговиц ее блузки, нанеся этим последний, но немаловажный штрих в образ женщины.
Сама женщина стояла ни жива, ни мертва. Этакая пунцовая роза в полуобморочном состоянии.
Ну что ж. Будем добивать.
– Запомни. Будешь приходить только в юбках или платьях. Никаких брюк. Если проблемы с погодой, переодеваться будешь здесь. Нижнее белье в офисе не носить, – после этих слов моя Леночка слегка ожила.
– Но… Но почему? Почему не надевать белье? – казалось, она сейчас опять расплачется. Я молча смотрел на нее, наверное, целую минуту.
– Елена Николаевна, считайте, что разговора не было. И вчерашнего дня не было. Долг извольте вернуть в течение полугода. Прощайте, – я демонстративно уселся за стол и продолжил разбирать бумаги. Через какое-то время, подняв глаза, обнаружил, что она все так же стоит около стола. – Вам что-то неясно? Вы были поставлены в известность, что от вас будет требоваться «беспрекословное подчинение». И нечего тут рыдать, – женщина откровенно плакала. – Я предлагаю конкретную работу, и очень хорошо плачу за эту работу. Если вы неспособны ее выполнять, не вижу причин для слез, жалоб или обид. В конце концов, я вам ничего не должен. Вовсе даже наоборот. Вы мне должны. Поищите другой способ решить ваши проблемы. Прошу оставить помещение и не мешать мне работать.
Подхватив Елену под руку, я выпроводил ее в коридор.
Мне понравилась тетка. Это было то, что нужно. Если честно, то я надеялся, что Лена вернется…

И она вернулась.
Утром следующего дня, когда я подошел к дверям конторы, Елена была уже там. Ни слова не говоря, я распахнул перед ней дверь.
Дождавшись, когда я закрою дверь, Елена заговорила:
– Я все сделаю так, как вы хотите. Пожалуйста, поверьте мне! У меня мало опыта в таких делах, но я все сделаю, чтобы вы были мной довольны! – с этими словами она опустилась на колени и стала расстегивать мне ширинку. Мда… С опытом у нее действительно проблемы. А может это из-за того, что руки дрожат, но Лена чуть мне штаны не порвала. Я отстранился. Она уронила лицо в ладони и опять заплакала. Ну и видок у нее, я вам скажу! Стоит она на коленях, зад оттопырен, в полурасстегнутую блузку на две трети проглядывают большие груди и лифчика, что характерно, не наблюдается… Пальчики оближешь!
– Запомни раз и навсегда, я сам буду решать, когда и что тебе делать. Если я захочу, чтобы ты проявила инициативу, так тебе и скажу. Застегни пару пуговиц на блузке. Не в борделе-таки работаешь. А сейчас сделай мне кофе и принимайся за дела. Исковое надо допечатать, – мне почему-то показалось, что трахнуть ее прямо сейчас не лучший вариант. Сейчас Лена готова на все. Будет покорно отдаваться, усердно подмахивать и сосать, а мне бы хотелось видеть в ее глазах стыд и осознание унижения. Пока там только решимость.
Я сам не заметил, как увлекся этой игрой. Поначалу хотел только «построить» нового работника, чтобы не стала рыпаться в неподходящий момент. Однако теперь понял, что мне нравится сам процесс ее унижения, я наслаждаюсь ее слезами. Возможно, мне это и наскучит… когда-нибудь.
В этот день я ее не беспокоил. Только по работе. Елена такого явно не ожидала, и когда я отпустил ее домой, вид у секретарши был растерянный.
Второй день прошел так же. Лена даже пару раз за день улыбнулась. А когда она уходила, на лице ее была благодарность (до чего все-таки красивая женщина!). Небось, подумала, что я решил ее пожалеть. Так, впрочем, и было задумано.
На третий день я пригласил ее в кабинет и попросил разобрать бумаги, хаотично разбросанные на столе, а сам вышел в приемную, чтобы моя секретарша расслабилась, и эффект неожиданности был полным. Заодно запер входную дверь.
Войдя в кабинет, я пару секунд любовался Леной, нагнувшейся над столом, затем быстро приблизился и грубо схватил ее за грудь. Секретарша от неожиданности вскрикнула, резко выпрямилась и обернулась ко мне, автоматически пытаясь освободиться от моей руки. И тут же получила пощечину… Я повалил ее спиной на стол и уже неторопливо стал задирать на ней юбку. Лена вновь попыталась сопротивляться, однако, получив вторую затрещину, еще сильнее первой, оставила эти глупые мысли и в очередной раз горько зарыдала.
Трусиков на ней не было. Молодец. Затем я немного помял ее большие груди и так же неторопливо стал расстегивать блузку. Покончив с этим увлекательным занятием, остановился и принялся разглядывать женщину.
Там было на что посмотреть! Поднятая до живота юбка и задранные, согнутые в коленях ноги позволяли прекрасно разглядеть лобок с небольшим, хорошо оформленным кустиком волос, интимные губки красивые и аккуратные. Небрежно распахнутая на груди блузка выставляла напоказ большие груди с маленькими коричневыми сосками и безумно пикантной родинкой на левой.
Все это время Елена беззвучно и судорожно рыдала, отвернув от меня лицо, крепко зажмурив глаза и содрогаясь всем телом. В такт этим рыданиям груди Лены содрогались, что добавляло эротизма этому прекрасному телу, выставленному на мое бесстыдное обозрение. Руки сами собой потянулись к этим потрясающим сиськам.
Я крепко взял Елену за подбородок и повернул к себе лицом.
– Открой глаза, сука, и смотри на меня! С благодарностью смотри в глаза твоего хозяина, когда он решил воспользоваться твоим телом, ты, мерзкое животное! – я сильно шлепнул ее по заду.
Продолжая плакать, секретарша открыла глаза, всхлипывая и смаргивая слезы, уставилась на меня. Правда, через секунду взгляд этот невольно опустился в область моего паха, т.к. я принялся расстегивать штаны.
– В глаза смотреть, тварь! – я жестоко смял левую грудь Лены и приставил член к ее промежности. Секретарша послушно перевела взгляд.
Это были глаза загнанного животного. В них читались страх, боль, стыд… и покорность. Этот взгляд возбуждал не меньше, чем ее роскошное тело.
Я не торопился. Натянул презерватив. Плюнул на ладонь и втер влагу в совершенно сухую промежность женщины. Я водил членом по ее половым губкам, теребил клитор, приставлял член и снова его отводил… А она смотрела мне в глаза и ждала. Закусив губу, вцепившись в край стола… ждала.
Мне показалось, что еще немного, и я кончу, не входя в нее. Я не мог больше ждать и с силой, резко вогнал член в облюбованную щель. Секретарша зажмурилась, ее тело содрогнулось, и я услышал сдавленный стон.
– В глаза смотреть! – новая пощечина напомнила секретарше об ее обязанностях.
Я трахал ее! Как же хорошо! Видеть эти дивные огромные глаза, наполненные слезами, эти искривленные от боли губы, это тело, содрогающееся от моих ритмичных, сильных толчков! Как же замечательно погружать пальцы в эти большие, красивые сиськи, ощущать бархатистую нежность этих ягодиц!
Я трахал ее!!!
Мне удавалось сдерживаться достаточно долго. Гораздо дольше, чем ожидал, но гораздо меньше, чем хотелось бы. Оргазм был мощнейший! Наверное, самый сильный в жизни! Какое-то время я лежал на ней, не вытаскивая члена. На автомате продолжал мять ее восхитительные формы.
Немного придя в себя, я натянул штаны и сказал самым будничным голосом, на какой был способен в этот момент:
– Спасибо, Лена. Приведи одежду в порядок и можешь идти на рабочее место. Отопри дверь, кстати.
Смысл сказанного не сразу дошел до Лены. Истерзанная женщина поднялась со стола, не глядя, застегнула несколько пуговиц и вышла в приемную. Когда минут через двадцать я решил посмотреть, как она, то был очень удивлен. Елена выглядела безупречно. Одежда, волосы, макияж, все в полном порядке. Сидит и печатает. А я-то думал, она тут рыдает в три ручья… Только головы не поднимает, и пальцы дрожат. Не ожидал. А молодец тетка!
Вечером, уходя домой, я положил перед Еленой 100 баксов, погладил ее по душистым волосам и отправился спать.

Когда я пришел утром на работу, то, даже не снимая пальто, просто вытащил член, крепко взял секретаршу за голову и трахнул ее в рот, куда благополучно и кончил.
В обед, вместо десерта, отымел Елену раком.
Вечером попросил сделать мне минет. Лена покорно встала на колени, устроилась у меня между ног и принялась неумело, но старательно лизать и сосать член. На первый раз я не стал делать замечаний и просто, расслабившись, сидел в кресле и получал удовольствие, пока опять не кончил ей в рот. Потом снова дал ей денег (на этот раз 50 баксов) и ушел домой.
Так с тех пор у нас и повелось. Я пользовал секретаршу, когда хотел и как хотел. Денег подкидывал только когда считал, что есть за что. Зато за провинности стал штрафовать то на 50, то на 100 долларов, в зависимости от провинности.
Со временем провинности стали настолько редки и незначительны, что я обходился только телесными наказаниями, например до боли выкручивал соски или шлепал по заднице (она так возбуждающе дрожала от шлепков, что обычно экзекуция заканчивалась трахом).
Секс с секретаршей мне не приедается. Наверное, потому что, несмотря на то, что я регулярно имею ее самым циничным образом, остается в Лене какая-то… невинность что ли. Она так же краснеет, когда я залезаю ей под юбку или мну груди. А как мило она отводит глаза, когда сосет член!
Прошли три месяца. Елена сказала, что хочет продолжить работать у меня. Должен признаться, что был очень рад этому ее решению, но показывать ей этого было нельзя. В ответ на новость я с равнодушным видом уложил Елену животом на стол, задрал юбку и несколько минут трахал, банально кончив ей в рот. И дал 500 долларов.
Вот так и живем…

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную