eng | pyc

  

________________________________________________

Алекс Толстый
ВОРОВАТЬ НЕХОРОШО!

Мои родители уехали в Австралию на полгода, а меня скинули тете Тане – сестре матери, женщине положительной, образованной и незамужней (это в тридцать семь лет!). Мужик, правда, какой-то заходит, но вроде бы ничего серьезного.
Крупная грудь, длинные, отличной формы ноги, красивая талия и крупный зад. Тетка не толстая и не тощая – самое оно. Что еще нужно, чтобы свести с ума подростка!?
Сказать, что я ее хотел – ничего не сказать. Меня просто колбасило! При ней не мог толком слова сказать, смотреть боялся – заметит, что прелести разглядываю, скандал закатит. Мой член в ее присутствии вообще не ложится. Короче, полный амбец! Тетка, небось, и правда думает, что я чокнутый.
От таких переживаний я старался больше времени в школе проводить или дома, а к теть Тане только ночевать ходил.
Однажды слинял с уроков, сижу дома, журнал читаю про компьютерные игры. И вдруг слышу – дверь открывается. Вот тут я струхнул! Мои точно еще в Австралии. А значит, узнал кто-то, что хозяева в отъезде и решил поживиться. Не учел он моей озабоченности и, так сказать, тяги к прекрасному.
В общем, ничего лучше не придумал, как залезть под кровать (чего там воровать-то под кроватью). Провалялся там минут сорок, прежде чем взломщики ушли. Я вылез и прямиком к шкафу, где отец деньги держит на непредвиденные расходы – шкаф взломан, денег нет. Я – к компьютеру. Вор не мог знать о том, что напротив шкафа есть скрытая камера. Я сам не знал, пока не схлопотал за мелкое воровство. Позже я, конечно, разобрался, что к чему (желание попасть на платный порносайт может творить чудеса).
Изображение было выведено на компьютер, программа мной давно вскрыта. Осталось набрать код и посмотреть, кто к нам приходил.
Код набрал, посмотрел… Обалдел…
Ну, тетка дает! Ни хрена себе тихоня! Да там штук двадцать зеленых было! Я долго бестолково метался по комнате, не зная, что делать. Наконец взял себя в руки, выпил стакан воды и начал думать.
Во-первых, Таня конкретно подставилась, и другого такого шанса ее трахнуть больше не представится. Причем трахнуть жестко, во все дыры, без жалости и не интересуясь ее мнением. Причем я смогу ее беспрепятственно конопатить как минимум в течение месяца, пока родаки не вернутся.
Во-вторых, у меня в руках запись, где Таня сперла деньги из сейфа у отца. Если отец узнает про нее – зашибет нафиг, и мать защитить не сможет. Или ментам сдаст… Короче, тете не поздоровится. И она это знает.
В-третьих, мне за все это ничего не будет. Против меня у Тани ничего нет. А тетка не тот человек, чтобы родного племянника грохнуть. К тому же всегда можно сказать, типа «если что, то копию кто надо получит».
Итак, наши цели ясны, задачи определены, за работу, товарищи! Ну, тетя, погоди!
Я скопировал запись на два диска. Запер дверь так, чтобы не видно было, что сломана (не хватало еще, чтобы кто-то еще залез, а уж отпереть до приезда родителей успею). И ушел.
Тетки дома не было. Я принял душ и стал думать, как ей это все преподнести, как держаться, что с ней делать, но толкового в голову ничего не шло. Поэтому, когда Таня пришла, я подождал, пока она приведет себя в порядок и переоденется в свой любимый халат, зашел, молча сунул ей диск, буркнул: «Это срочно» и направился в свою комнату.
Она пришла минут через сорок (можете представить, какие это были минуты). Таня как-то очень осторожно села на краешек стула рядом с кроватью, некоторое время молчала и, наконец, заговорила. Она говорила, что у нее проблемы с бизнесом, что она обязательно бы вернула деньги через месяц, как тяжело жить одной, как хочется чего-то добиться, про возраст, последний шанс и т.д. и т.п.
Я молча разглядывал ее руки, коленки, грудь, шею, лицо. Ведь только руку протянуть, и можно стиснуть Танину грудь. Или задрать юбку… Какой стояк! Яйца сейчас просто лопнут! Но надо действовать, как решил. Если я буду вести себя как сопляк, она и относиться ко мне будет как к сопляку… Я сел на кровати, приблизившись к Таниному лицу.
– Хватит, Танюша, – от такой фамильярности она слегка обалдела. – Ты украла деньги, и глупо думать, что тебе это сойдет с рук. Знаешь, что такое КПЗ? Небось, видела в кино, что там делается, слышала, что менты с телками делают? А как ты думаешь, что сделает с тобой мой папашка? На панель поставит долг отрабатывать или каким-нибудь узбекам продаст? – я выдержал паузу.
Жертва должна осознать, что она на крючке. По ходу моего монолога Таня становилась все бледнее и бледнее, руки и губы дрожали, голова опущена.
– Вбей себе в голову, что единственная причина, по которой с тобой могут не приключиться эти неприятности – мое желание тебя трахнуть. У тебя только два пути: или ты подчиняешься мне, или тебе амбец, – с этими словами, я взял ее двумя пальцами за подбородок и поднял ее лицо к своему.
– Ты умная. Ты сделаешь правильный выбор, – другая моя рука уже вовсю шарила по теткиным сиськам, то грубо сминая их, то поглаживая. Таня морщилась от боли, но молчала. – В конце концов, месяц это не так долго. Потом я уничтожу все файлы, замету следы. Это будет наш маленький секрет.
Я встал, снял шорты и вставил член ей в рот. Не встречая сопротивления я ТРАХАЛ РОТ СВОЕЙ ТЕТИ!!!
Конечно, это не могла продолжаться долго. Я кончил ей в горло, и Таня долго откашливалась. Пока она кашляла, я лежал рядом и разглядывал ее трясущиеся полуобнаженные груди. Мне надо было проникнуться мыслью, что моя тетя теперь должна по первому моему требованию задрать юбку или подставить ротик…
Кажется, я опять готов! Приступим.
Тетка только успела откашляться, как я повалил ее на кровать и стал сдирать с нее одежду, поворачивая как куклу и не жалея тряпья.
Когда Таня осталась совсем голой, я невольно залюбовался ее телом. Ну что мужики находят в моделистых скелетах? Вот она – настоящая женщина! Сиськи, зад, бедра!
Я грубо раздвинул ее ноги и навалился всем телом. Таня не сопротивлялась, лишь изредка всхлипывала, что заводило меня еще больше. Я резко вставил в нее член и стал долбить, ухватившись руками за груди. Через пару минут опять кончил, и, обессиленный, развалился рядом с теткой в блаженной истоме.
Какой кайф вот так лежать рядом с оттраханной тобой женщиной и сознавать, что можно ее просто поставить раком и отыметь снова!
Тем временем тетка медленно поднялась и стала собирать разбросанные по комнате вещи.
– Я разве разрешал тебе вставать? – опомнился я. – Как ты смеешь уходить без моего разрешения?
Наверное, я перебарщивал, но думаю для начала это к лучшему. Я вскочил с кровати и влепил ей полновесную оплеуху, в результате Таня опять оказалась на кровати.
Тетка лежала на спине, прикрыв лицо руками. Ее ноги были широко раздвинуты, и я мог видеть ее красное, мокрое влагалище, о котором еще вчера не смел даже мечтать.
Я снова лег на нее, бесцеремонно взял за сиськи, воткнул в нее член и начал изо всей силы трахать. Я специально причинял ей боль, чтобы она поняла, что меня надо не только слушаться, но и ублажать со всем старанием. Иначе я сам смогу себя развлечь.
Тетку швыряло по кровати, ее груди метались как сумасшедшие, она цеплялась за что могла, но все равно под моим бешеным напором не могла удержаться на месте. А я все не мог кончить.
Тогда я сделал заготовленный ход. Я рывком перевернул Таньку на живот и смазал ей анус припасенным вазелином (до чего же я хозяйственный парень!). И аккуратно ввел свое хозяйство тетке в зад. Та поздновато сообразила, что сейчас будет, и начала дергаться только в этот момент, чем сделала хуже только себе. Я вцепился в ее задницу, как какой-нибудь ковбой на родео. Наконец до тетки дошло, что лучше будет не рыпаться. Танька судорожно ухватилась за край кровати, и только как-то по собачьи повизгивала в такт моим движениям.
Кончив еще раз, я со всей силы шлепнул ее по заднице (потом ладонь болела), слез с нее, спихнул ногой с кровати и велел идти спать.
Той ночью я еще разочек навестил ее и, отымев раком, спокойно пошел досыпать.

Честно говоря, я немного волновался, когда выходил к завтраку. Что, если я вчера перегнул палку, и она предпочтет узбеков? Хотя вряд ли, конечно.
Тетка была бледна, но умыта, тщательно причесана и затянута в аккуратный чистенький и очень строгий халат. Вид решительный. Увидев меня, раскрыла рот, чтобы что-то сказать…
– Заткнись! – с ходу сказал я, пока эта дура не попыталась мне все испортить. – Я – это самая меньшая из бед, которая тебя может постичь (как сказал!). Я все продумал и все подготовил. Я не хочу сдавать тебя, но если придется – сделаю это без сомнений. У тебя нет выбора, – с этими словам я шагнул к ней и одним рывком до половины сорвал ее халат. – На колени, тварь!
Она встала на колени!!! Все! Я победил! Заимел себе взрослую шикарную рабыню!
Ее груди очень соблазнительно закачались, когда она опускалась на колени. Я опять испытал дикое желание и, не говоря больше ни слова, опять заправил ей в рот. На этот раз она сосала вполне самостоятельно.
– Отныне ты не будешь носить дома трусы, лифчики, колготки и штаны. Только халаты, блузки, свободные юбки и платья. Ты не будешь смотреть мне в глаза, пока я не прикажу тебе этого. Если тебе что-то надо – ты просишь разрешения. Больше ты не будешь встречаться со своим уродом. Трахаю тебя только я. Ты всегда должна быть готова принять мой член. Если месячные – предупреждаешь заранее. Пока это все. Ясно?
Она через силу кивнула. Но я заметил, как по щекам проползли капельки слез.
Плевать на ее горечь! Я поднял Таньку с пола и крепко, взасос поцеловал, сжимая ее левую грудь. Повернул, упер в мойку и сорвал трусы (сам я так и вышел голый). Пару минут оглаживал ее, пошлепывал, пощипывал, вставлял пальцы ей в промежность и анус. Потом раздвинул теткины ноги и вошел в ее щель.
Я крепко стоял на ногах, держа тетю Таню одной рукой за задницу, а другой – за грудь. Я ощущал ни с чем несравнимый запах женского тела. Мой слух ласкали характерные звуки, с которыми стоячий член проникает в мокрую вагину. Подо мной попискивала прекрасная женщина, готовая исполнить любую мою прихоть.
И мне подумалось, что утро начинается просто замечательно...

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную