eng | pyc

  

________________________________________________

Tickle
ПОСЛЕ ШТОРМА

После ночи, проведенной на берегу, все тело ломило. Алекс усмехнулся про себя: еще бы немного, и поговорка "везет, как утопленнику" приобрела бы буквальный смысл. Умудриться попасть в шторм и налететь на рифы во время тура на яхте? Похоже, что высокий рейтинг этого городка в туристических группах был абсолютно не заслужен.
Интересно, что случилось с капитаном и другими туристами? Насколько видел глаз, никаких следов яхты или других пассажиров не было.
Солнце постепенно поднималось над горизонтом, ручейков с пресной водой рядом не наблюдалось, так что Алекс решил взять задачу спасения утопающих в свои руки. Греция, побережье Средиземного моря – сколько там надо идти до ближайшего отеля или поселка? Дойти до людей, а там будет и вода, и еда, и связь. Сначала надо пройти пару сотен метров до опушки леса – необычно густого и больше похожего на джунгли из детских книжек с картинками – укрыться там от солнца, а потом, может, пройти пять-десять километров вдоль берега. Фигня вопрос.
Жизнь внесла внезапные исправления. Едва Алекс углубился в лес, как внезапно из-за деревьев появилось трое здоровенных недружелюбно настроенных туземцев с копьями.
Алекс не был ни чемпионом по бегу по незнакомой пересеченной местности, ни экспертом по борьбе с помощью свернутой футболки, ни уникальным дипломатом, способным спорить с людьми, которые держат острые предметы, упертые в твой живот. Так что встреча закончилась туго связанными за спиной руками (туземцы нахально использовали для этого его собственную футболку, разодранную на полосы) и парой синяков на ребрах, которые дали Алексу ясно понять, что попытки заговорить кончаются, как минимум, серьезным тычком тупым концом копья.
Еще пара тычков отвлекла его от мыслей о том, какого собственно черта забыли чернокожие туземцы в этом районе, и задала правильное, с точки зрения конвоиров, направление – вглубь леса.
Разговор как-то не клеился – язык, на котором переговаривались туземцы, не походил ни на один из известных Алексу – так что примерно полчаса ходьбы показались ему почти вечностью.
Наконец, еле заметная тропинка вывела их на прогалину, где стояло около десятка хижин, перед которыми несколько женщин занимались какими-то домашними делами. Однако, самым приметным местом деревеньки – и самым неприятным, с точки зрения Алекса – был пятиметровый каменный идол в её центре, перемазанный чем-то красным. Прямо перед идолом на хорошо утоптанной площадке был вкопан толстый кол высотой чуть выше пояса взрослому человеку, а чуть дальше в большой яме тлела куча свежих углей.
Единственным знакомым элементом в этой безумной картине была Лена – молоденькая рыженькая (и довольно аппетитная) студенточка, с которой Алекс познакомился вчера на яхте и даже успел сорвать отличный поцелуй взасос в укромном уголке. Однако, в отличие от вчерашнего дня, сейчас места для фантазий практически не оставалось – Лена стояла на коленях со связанными за спиной руками, а из одежды на ней были только веревки и деревяшка во рту, выполняющая роль кляпа.
Один из конвоиров что-то проорал, и из большой хижины вышел шаман (по крайней мере, так про себя назвал толстого разукрашенного туземца Алекс). Толстяк бросил взгляд на новую добычу, фыркнул и что-то произнес, обращаясь к охотникам. Те торопливо сорвали остатки одежды с Алекса, заткнули ему рот похожей деревяшкой – тот даже не успел отреагировать – и схватили его за плечи, заставляя стоять смирно и не давая возможности дернуться.
Шаман фыркнул еще раз и неторопливо обошел Алекса кругом, периодически цокая языком. Удовлетворившись осмотром, он издал громкий гортанный вопль, на который из хижин вышло все небольшое население деревни, а затем выдал длинную непонятную тираду, показывая попеременно то на Алекса, на Лену, на кол и на яму с углями. Ощущение беспомощности, собственной наготы и вид Ленки сыграли с Алексом злую шутку – его член зашевелился и встал прямо посреди речи шамана, на что слушатели отреагировали дружным смехом.
Наконец, шаман завершил раздачу указаний и махнул рукой бугаям, держащим Алекса. Те слаженно подхватили его за бедра и понесли прямо к колу.
«Блять, эти негры собираются на самом деле собираются посадить меня на кол, надо бежать любой ценой», – промелькнула запоздавшая мысль, но Алексу ничего не оставалось, кроме как извиваться в руках тащащих его здоровяков.
Из толпы к колу подбежала какая-то туземка и щедро смазала его вершину чем-то из кожаного мешка, висящего на её поясе. Алекс не успел толком рассмотреть, что она делает, как его развернули, приподняли, и он почувствовал её пальцы, разводящие его ягодицы. Прошло несколько томительных секунд, и в его анус ворвался огромный посторонний предмет.
«Пиздец!».
Вдруг Алекс почувствовал землю под ногами, и понял, что кол был недостаточно высок, чтобы проткнуть его, хотя и вошел достаточно глубоко, чтобы уткнуться во что-то болезненное внутри, и растянуть анус почти до разрыва. Теперь он был предоставлен сам себе – стоя на цыпочках перед веселящейся толпой со связанными за спиной руками и упорно торчащим членом. Та же туземка, что помогала насаживать его зад на кол, аккуратно и туго перетянула член у основания кожаным ремешком, хихикнула и побежала обратно в толпу.
Шаман опять что-то крикнул, и группа мужчин вытащила из ближайшей хижины непонятную конструкцию из толстых ветвей, связанных лианами, и поставила ее почти вплотную к колу. Назначение её прояснилось практически немедленно: Лену подняли на ноги и привязали к этим импровизированным козлам так, что она лежала на них на животе лицом к Алексу, а её ноги были опущены вниз и широко разведены в стороны. Первым к Лене пристроился сам шаман; он сдвинул набедренную повязку в сторону, открыв огромный член, достойный жеребца, намазал его той же смазкой, что и туземка – кол, и резко вошел. Судя по округлившимся глазам Ленки и её громкому мычанию – в зад. Что-то рявкнув, он начал, к удовольствию толпы, широко двигать тазом, шлепая беспомощную жертву по заднице. Минут через десять он, зарычав, кончил и его место занял какой-то бугай.
Внимание толпы переключилось на Лену, и Алекс начал уже ощущать себя более-менее в безопасности, привыкать к мысли о том, что он сидит на колу и задумываться, как бы выбраться из этой ситуации, как вдруг его правую ногу свела судорога. Легко решаемо в обычной ситуации, но не тогда, когда ты стоишь на цыпочках уже полчаса. Алекс слегка осел на колу и охнул; ему показалось, что его вот-вот разорвет на части. Он начал понимать замысел туземцев – им не надо насаживать его на кол, достаточно просто подождать, пока его ноги устанут, и Алекс сам опустится ниже, протыкая кишки и разрывая мускулы ануса. А Лена – просто развлечение на это время.
Боль в заду усилилась, и к своему ужасу Алекс понял, что стоять на цыпочках больше не может. Дрожь в икрах, появившаяся несколько минут назад, становилась все сильнее, и пятки неуклонно приближались к земле.
Наконец, очередная судорога вынудила Алекса дернуть второй ногой, и он с ужасом почувствовал как скользит вниз. Он услышал звук, похожий на звук разрываемой ткани, какой-то хруст внутри своего тела и громко замычал от дикой боли в порванном анусе.
Звуки привлекли внимание толпы, которая еще более оживилась. Некоторые начали показывать куда-то в сторону Алекса и вниз.
«Кровь... они видят мою кровь, стекающую по колу», – понял он между приступами дикой боли.
Тем временем, дикари прекратили насиловать замученную Ленку и освободили пространство вокруг кола. В этот раз без каких-либо приказов со стороны шамана из толпы вышли две туземки с веревками, подошли к Алексу и привязали его голени к бедрам, так что теперь опираться на землю стало невозможно.
Алекс мычал, не переставая, от боли и ощущения медленно продвигающегося в нем кола. Время от времени он чувствовал, как в его животе что-то рвется и проседал еще на несколько миллиметров ближе к земле. Ужас того, что он уже на самом деле мертв, но просто еще не успел прочувствовать это, что на свете нет силы, которая могла бы его теперь спасти, выдавил из его глаз слезы. Он представил, как выглядит со стороны: голый темноволосый парень с заткнутым ртом, со связанными за спиной руками и стоящим побагровевшим членом, корчащийся на покрытом стекающей кровью колу толщиной в ногу взрослого человека, окруженный беснующейся радостной толпой, и замычал от страха и бессилия что-то изменить.
В поисках хоть какого-то сочувствия, он опустил глаза на Лену и увидел, как вождь задирает ей голову, показывая на Алекса, и перерезает горло каменным ножом. Её молодое тело, по-прежнему привязанное к козлам, задергалось, фонтаном разбрызгивая кровь из перерезанных артерий. Несколько капель попало на лицо Алекса...
Медленно опускаясь по колу все ниже и ниже, Алекс видел, как её безголовое тело насадили на вертел и подвесили над ямой с углями. Он потерял счет времени, ощущая лишь непрекращающуюся боль в развороченном заду. Он ненавидел Ленку, для которой все закончилось так быстро. Он ненавидел дикарей, наслаждающихся её жареным мясом. Он ненавидел шакалов, пришедших под утро погрызть её кости. Он ненавидел свое везение, из-за которого кол промахнулся мимо сердца и легких. Он ненавидел солнце, восход которого он успел увидеть еще раз.
Наконец, ближе к полудню следующего дня конец кола прорвал кожу над ключицей. Алекс был полностью нанизан на него, как бабочка на булавку, и его колени почти касались земли. Дикарка, которой было поручено следить за жертвой, подошла ближе и посмотрела в его безумные, налитые кровью глаза.
– Спасибо, ты принес нам отличный урожай. Теперь ты можешь отдохнуть, – произнесла она на своем языке и быстро провела ножом по его горлу.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную