eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2010

Solomaka
ПРОСТЫЕ ВЕЩИ

  Она раскрыла коробку со своими заранее закупленными девайсами. Две пары наручников – одни простые, другие с таймером, несколько аккуратных мотков веревки, зажимы, замки к цепочкам, вибраторы, несколько видов кляпов, кожаные браслеты. В коробке также было несколько специальных колокольчиков с зажимами для усложнения задачи.
  Она с вожделением посмотрела на прочные металлические кольца, вделанные в стены, и крюк в потолке. Эти приспособления уже не раз помогали достигать ей максимального пика своего извращенного удовольствия.
  Но сегодня она придумала для себя более изощренную задачу. Уже очень скоро этой ночью она, абсолютно обнаженная, окажется в достаточно людном месте. С помощью своих приспособлений она сделает себя беспомощной, истекающей похотливыми соками. Она будет доступна любому, кто ее обнаружит и захочет сделать с ней абсолютно все, что ему захочется. И, чтобы вернуться домой, ей придется очень и очень постараться.
  Она погладила свое роскошное двадцатидвухлетнее тело...

Черт! Ну, сколько можно!.. Кто-нибудь когда-нибудь вообще писал ЧТО-НИБУДЬ стоящее про это? И такая хрень целый день… изо дня в день!! … Ну ладно – была пара рассказов, которые даже потом захотелось перечитать. Полтора приличных ролика. Несколько очень хороших сюжетов, хоть и абсолютно фантастических. НО это ВСЕ!!! На всем бескрайнем пространстве порнорунета!!
Леся закрыла страницу с очередным дурацким рассказом, даже не промотав его до конца – и так все понятно. Откинулась на кресле и с досадой уставилась в окно. Может, я такая тупая! Может, я не там ищу? … Да нет, вряд ли. Все-таки за несколько месяцев уже нашла бы.
Леся недавно осознала свой интерес именно к селфу. Раньше во всех фантазиях над ней измывались другие. Обычно несколько мужчин, иногда добавлялись тетки – но это было уже несколько криво и натянуто. Сюжеты строились примерно по одному образцу – настоящее насилие, грубое и жесткое, но исходящее от людей глубоко порядочных и симпатичных. Полная беспомощность и неотвратимость насилия всегда сочетались с уверенностью, что сильно плохого ничего не случится.
Лишь с одним знакомым, с которым они трахались уже наяву (а было-то таковых всего трое за все время), Леся не очень внятно поделилась своими, правда, очень смягченными, желаниями, и они занялись чем-то похожим. К сожалению, реалии отличались от фантазий кардинально. В итоге он связал ей ремнем руки за спиной, положил на спину на кровать, а соответственно, и на связанные руки, и начал трахать. Кончил через десять секунд – видать все-таки происходящее его сильно возбудило. После этого побежал покурить на кухню, пока Леся лежала, повернувшись на бок, в молчании разглядывая засаленный рисунок на своих обоях. Пришел, смущенно развязал ей руки. Посидели еще минут десять, и он ушел… После этого они еще несколько раз встречались, трахались, но пробовать что-нибудь такое уже оба не решались. Интересно, где он сейчас?.. ХЗ!.. Ну, да и бог с ним.
Леся поставила ноутбук на подоконник, встала с кресла и пошла по квартире, оглядывая все окружающее в поисках того, что могло выступить в роли пресловутых «девайсов». Квартира была съемной. Стандартная однокомнатная хрущеба на пятом этаже с небольшим набором старой хозяйской мебели.
Ндаа… С таймером, значить… Боже, о чем вы!! Вибраторы с дистанционным… ФАК!.. Вмонтированные в стены кольца… Блять!!
В итоге единственным потенциальным девайсом сексуального назначения был признан кусок веревки в совмещенных ванной и туалете, натянутый для сушки белья.
Леся ножницами отрезала намотанные на два гвоздя концы веревки. С остальных гвоздей веревка просто снялась. В итоге получилось метра три затрапезного бельевого шнура.
Леся вернулась в комнату, сняла халат и трусы. Подошла к зеркалу. Роскошное двадцатидвухлетнее… значить! Угу… Да пошли все в жопу! Не хуже, чем у других!!
Леся снова села в кресло. Связала себе ноги. Опершись о подоконник, поднялась и посмотрела в окно. В освещенном двумя фонарями вечернем дворе еще сидели пара бабулек, скоро, видать, собирающихся расходиться, да четверо пацанов лет по тринадцать-четырнадцать, маящихся бездельем.
Метрах в ста напротив возвышалась девятиэтажка.
Если кто-нибудь в том доме стоит с подзорной трубой у окна, то он может меня видеть… Ну, пусть посмотрит… Нравится?.. Хотя связанные ноги он так не увидит… Ладно, пусть посмотрит.
Леся снова плюхнулась в кресло и подняла над подоконником ноги. Гипотетический наблюдатель мог теперь видеть голые связанные девичьи голени.
Ну что, посмотрел? Хватит с тебя.
Леся развязала ноги, бросила веревку на диван и надела халат.
Ладно, вынести мусор, что-нибудь еще поискать в инете, подрочить и спать.
…Идея созрела мгновенно, когда, уже выбросив мусорный пакет в мусоропровод этажом ниже – и почему все-таки на нашем этаже заварен, – она возвращалась назад.
Забежав в комнату, Леся достала маникюрные ножницы и пилку для ногтей из ящика под зеркалом. Пилка была старая, но тем лучше.
Посмотрев на будильник и запомнив время, она провела эксперимент. Что ж, двадцать минут, если хорошо стараться!! Круто!!! Сердце билось, как ненормальное.
Положив супердевайсы – веревку, ножницы и пилку в карман халата, Леся снова вышла на лестницу. Закрывать – не закрывать дверь? Ну, на хрен! Пусть будет открыта. Замок закрывался только ключом, поэтому классического варианта, что дверь захлопнется, не существовало.
Спустившись на один пролет, Леся остановилась около мусоропровода с заваренным мусороприемником. Посмотрела на площадку своего этажа – последнего в ее пятиэтажке. Кроме ее квартиры было еще две. В одной жила бабуля Нина, к которой по утрам приходила дочь. Сама Нина выходила из квартиры крайне редко, и то в сопровождении дочери. Во второй квартире вообще никто не жил. Хозяин, имя его Леся не знала, появлялся примерно раз в месяц. Пару раз они здоровались. Собственно, и все. Так что появления кого-либо из соседей на пятом этаже ожидать не приходилось.
Спустившись еще на пролет уже до четвертого этажа, Леся посмотрела наверх. Ну, типа ничего не видно… если, конечно, специально не смотреть. А чего вообще вдруг смотреть?.. Блин, как будто стометровку бежала. Сердце стучало, как метроном, поставленный на Престо.
Леся вернулась к мусоропроводу. Остановилось. В подъезде была тишина. Ладно… все будет нормально. Она посмотрела на зарешеченное окно подъезда под потолком. Черт, забыла!
Снова забежав в квартиру, Леся вернулась с табуреткой. Встав на табуретку под решеткой, она достала из кармана бельевую веревку и привязала один ее конец к решетке так высоко, как смогла дотянуться на цыпочках. Интересно, как бы я уже это объяснила, если бы кто-то спросил? Эээ… А, да вот, хочу белье посушить, в квартире влажно, плохо сохнет. Леся слезла с табуретки, отнесла ее обратно в квартиру и вернулась.
Ну что, пора!! Леся еще раз прислушалась – тишина. Расстегнув верхние пуговицы, она вытащила левую руку из рукава халата и надела его просто на плечо. Раненый красноармеец-эксгибиционист!
Она взяла свободный конец веревки и обмотала его вокруг запястья свободной левой руки. Завязав его на два узла, Леся зубами потянула оставшийся кончик, максимально затягивая. Дальше, достав из кармана маникюрные ножницы, она отрезала оставшийся кончик почти по самый узел.
Ну, а дальше оставался сам прыжок в прорубь!!
Леся положила ножницы в карман, медленно расстегнула оставшиеся пуговицы халата. Ну все, поехали!!! Столкнула халат с левого плеча. Он мягким, но совершенно неожиданно быстрым огибающим спину движением соскочил с тела, упал на пол, задержавшись лишь рукавом на правой руке. Леся осталась голая. На ногах только были зеленые тапочки. Класс!!!
Девушка подняла халат – веревка на левом запястье не ограничивала движения, лишь не давая покинуть площадку между этажами. Свернув халат в комок, Леся собралась уже кинуть его поближе к двери своей квартиры… Стоять!! Вот дура! Пилка же!!! Она чуть не задохнулась от волной накатившей паники. Дура дурацкая!!
Леся снова залезла в карман халата, достала пилку и крепко зажала ее в руке… Еще раз прислушалась. Тихо… И халат полетел на пролет вверх, упав рядом с порогом, правда, не ее квартиры, а бабы Нины. Да, и фиг бы с ним!
Леся стояла голая на площадке, привязанная за руку к решетке окна. Передвигаться она могла по всей площадке и даже подняться на пару ступенек в сторону своей квартиры. Домашний эксперимент показал, что времени на перепиливание веревки старой металлической пилкой для ногтей, у которой уже практически стерлась вся насечка, нужно около двадцати минут… Собственно этим она немедленно и занялась… Все будет хорошо!! Все будет хорошо!!! Что-то я, по-моему, потею. Мне что, страшно? Да, блин, тебе страшно! ... Блять, дома она пилилась лучше. Леся натягивала зубами веревку сантиметрах в тридцати от запястья, к которому та была привязана. Силу пытаю, пенек разбиваю, силу пытаю, пенек разбиваю…
В подъезде снизу открылась дверь. Леся обомлела. Она замерла и боялась сделать даже шаг в мягких тапочках за трубу мусоропровода. Казалось, что это движение будет слышно не только снизу в подъезде, а во всем городе. Сердце не билось, а скорее вибрировало. Ноги не слушались… подкатывала тошнота... Господи, ну зачем я это сделала?!! Господи, пронеси!! Никогда, никогда больше!!! Господи, Господи, Господи!!!
А в подъезд заперлись, по всей видимости, те самые подростки, которых она видела из окна квартиры. По голосам было понятно, что они уселись на ступеньки прямо около первого этажа. Кто-то закурил, даже до Леси дотянулся запах табачного дыма.
Девушка немного успокоилась. Они сюда не пойдут. Маленькие засранцы. Прячутся от родаков и курят в чужом подъезде. Курить вредно, змееныши! Я вашим матерям расскажу, чем вы занимаетесь!.. Угу... расскажи… А они твоей!.. Чем ты… Леся уже продолжила пилить веревку, стараясь не издавать ни звука… Хорошо, не наручники пилю.
До Леси долетали ошметки разговора, обрывки фраз:
– Да, ладно, не ври…
– Не вру… Серый, докаж..?

– Да не ебал ты ее…
– Ебал!
– И че, как?
– Нормально…

– Да тебя родаки не пустят больше, если пойдешь…
– Да, поссы здесь… вон в мусоропровод…
– Если пойдет кто…

– Ладно, я на пятый схожу щас…
– Я с тобой…

Что??!! Куда!!!?? Мир покачнулся и остановился. Такого не могло быть. Но это так!!! Пубертаты прутся сюда, потому что им нужно отлить в мусоропровод. Мой заварен, им сюда не надо. Блять, но они же этого не знают.
Леся изо всех сил потянула веревку, пытаясь порвать ее в том месте, где был надпил. Ссука, не рвется. Нет, не сука! Веревочка, хорошая, порвись!!! Ну, пожалуйста, пожалуйста! Веревка не рвалась! Леся готова была разрыдаться от отчаянья… Подростки уже были в районе третьего этажа… Через несколько секунд они будут здесь… Хана!
Дальше как во сне Леся услышала свой голос. Голос был сварливый, визгливый и казался абсолютно чужим:
– Я тебе счас поссу! Счас милицию позову! А ну пошли отсюда!!
Подростки, которых от Леси отделяло всего пара пролетов, пришли в ужас не меньший, чем сама девушка.
– Шухер,бежим!
Было слышно, как они прыгают через три ступеньки, несясь на улицу. Нижних, оставшихся на первом этаже, уже как ветром сдуло.
Через несколько секунд хлопнули дверью и несостоявшиеся зассанцы.
Твою мать! Значит, вот как могу!.. Леся с остервенением продолжила пилить веревку, одновременно натягивая ее зубами изо всех сил. Только бы никто не вышел на мой крик.. .Через три минуты веревка поддалась и порвалась.
Девушка взлетела по ступенькам на пятый этаж, подхватила с пола халат и шмыгнула в квартиру. Быстро закрыла дверь на ключ. Паника еще не закончилась. Ей казалось, что кто-нибудь из соседей снизу сейчас обязательно придет к ней, выяснять, что случилось, и по первому взгляду на нее, сразу поймет, что было на самом деле. Она быстро надела халат, застегнула на все пуговицы, подобрала трусы, так и лежащие около зеркала, и тоже надела. Достала из кармана ножницы и быстро отрезала остаток веревки на левом запястье. На руке оставался весьма заметный след – результат панических усилий освободиться.
Леся села в кресло, натягивая левый рукав на запястье. Все?.. Блин, нет, не все! Веревка!
Девушка подошла к входной двери, открыла замок, осторожно выглянула. Никого. Тихо. Схватив табуретку и ножницы, она быстро подбежала к месту недавних событий, отрезала свисающую с решетки веревку и вернулась в квартиру.
Уже успокаиваясь, Леся легла на диван. Положила руку на сердце. Ну, все! Спокойно. Все нормально… Фак, ну как классно!!
…Через полчаса, абсолютно успокоившись, Леся воображала новые варианты развлечения. В голове смутно рисовался парк, скамейка, руки привязаны за спиной к самой скамейке. Сама она голая. Интересно, как я сама это сделала… Ага… и как развяжусь? А еще напротив камеру спрятать, чтобы не видно было…
Леся заснула сладким сном первооткрывателя, изобретшего колесо, открывшего Америку и доказавшего Малую Теорему Ферма.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную