eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2010

Смотритель
ФОТОСЕССИЯ

Еду в метро. Поздний вечер, полупустой вагон.
Как всегда грохочут вагоны.
Напротив стоит красивая девушка.
Среднего роста, с приятным лицом и хорошей фигуркой.
Не как у худой манекенщицы, а такой… хорошей. Где надо много, а в остальных местах нормально.
На ней красивое платье с небольшим декольте. Спереди декоративные пуговицы, красные нитки, идущие посередине.
Платье до колен, ниже кожаные сапоги на небольших каблуках.
В целом приятная, красивая девушка, одетая прилично и со вкусом.
Решил сфотографировать.
Достаю сотовый и начинаю фотографировать.
Девушка смотрит с улыбкой.
Становится в профиль.
Я продолжаю снимать.
Станция. Двери открываются, затем закрываются.
Снова едем.
Сделав пару снимков, я убираю телефон.
Красотка смотрит по сторонам, но в вагоне все заняты своими делами.
Она заводит руку за спину и что делает сзади.
Элегантно поводит плечами, и декольте медленно ползет вниз.
Я пару секунд ошарашено смотрю на нее.
Затем судорожно выхватываю телефон, начинаю снимать.
Она шаловливо улыбается.
Снова заводит руку за спину. Декольте снова немного ползет вниз.
Я понимаю, что она понемногу расстегивает молнию сзади, что бы приспустить декольте.
Теперь из-под черного платья уже виден верх белого бюстгальтера.
И снова станция, и снова люди ходят вокруг.
Она поворачивается спиной к двери, чтобы никто не видел.
Видно, что молния на ее платье расстегнута почти до пояса.
Мы едем дальше.
Она смотрит на меня, потом вокруг.
Медленно приподымает низ платья.
Испытующе смотрит на меня. Улыбается.
Приподымает платье еще выше.
У нее очень красивые бедра, не толстые, но и не тощие.
С улыбкой показывает свои бедра.
Затем, оглянувшись по сторонам, подымает на секунду платье до пояса.
На секунду под черными колготками мелькают маленькие беленькие трусики.
Затем подол платья падает вниз.
Она смотрит на меня с улыбкой превосходства.
Потом снова заводит руку за спину.
Ее бюстгальтер медленно едет вбок и исчезает.
Она украдкой показывает его мне и с улыбкой кладет в сумочку.
Рукой спереди отодвигает платье, показывает одну голую грудь, но фотографировать не дает (весело крутит пальцем).
Затем с улыбкой делает движение рукой (бай-бай), как будто прощаясь.
А я-то уже на взводе.
Я складываю руки, как в молитве, умоляя показать мне еще хоть что-нибудь, ведь я на самой грани.
Но девушка с улыбкой превосходства отрицательно качает головой.
«Не в этой жизни, лошок, – как бы говорит она мне с видом превосходства. – Это все, на что ты можешь рассчитывать»
Затем уже знакомым жестом заводит руку за спину и делает резкое движение.
Затем еще одно.
Но на ее лицо возникает удивленное выражение.
Она снова дергает молнию.
Что-то происходит.
Она кладет сумочку на сиденье.
Снова дергает молнию.
Затем вся изгибается, пытаясь посмотреть себе за спину.
Декольте съехало вниз, обнажив одну грудь.
Но девушка этого не замечает.
Пытается посмотреть себе за спину.
При этом поворачивается ко мне спиной.
Я вижу, что молния застряла посередине.
Она снова совершает поворот вокруг своей оси.
Теперь она стоит лицом ко мне, повернув голову максимально назад, и сразу двумя руками судорожно дергает молнию.
Остановка.
Она дергается, не зная, как лучше встать – голой спиной или полуголой грудью.
Я подхожу к ней, загораживая ее от случайных взглядов.
Снова шевелит сзади рукой.
Что-то происходит.
Резким движением дергает молнию вверх.
Что-то происходит.
Она снова дергает молнию.
Пытается посмотреть себе за спину.
Снова шевелит сзади рукой.
Просительно трогает меня за руку.
Поворачивается ко мне спиной.
Я вижу, что молния застряла посередине.
Дергаю ее вверх, она не идет.
Тогда я тяну молнию вниз, и она медленно идет вниз.
Я снова виду ее вверх.
Вдруг меня осеняет.
Я довожу до середины и дергаю, как будто не могу поднять вверх.
Потом снова опускаю вниз, и снова вверх.
И снова вниз, теперь уже почти до конца.
И снова подымаю вверх.
Девушка немного дергается, как норовистая кобылка, но ведет себя спокойно.
Она стоит, прижавшись к стеклу, я за ней, так что пассажирам ничего не видно.
Я немного нажимаю ей на плечи, заставляя опуститься вниз.
Она садится на корточки, прямо на грязный пол.
Я подымаю ее руки вверх.
Затем расправляю платье кверху, так что большая часть платья уже над ней.
Правда, рукава платья застегнуты, так что снять его невозможно.
Но я и не пытаюсь.
Я складываю края платья вместе, причем верх сходится примерно на уровне головы девушки.
Затем медленно введу молнию вверх, специально (что уж греха таить) проводя ее по волосам девушки.
И довожу молнию до самого верха, причем, судя по визгу снизу, цель достигнута.
Из платья торчит только макушка красотки.
Она немного дергается.
Сначала пытается стащить платье вниз. Но молния застряла в волосах, так что ей это не удается.
К тому же рукава у нее намного выше рук, так что руками ей орудовать неудобно.
Я снова подхожу, расстегиваю ей рукава платья.
И отхожу в сторону.
Она пытается освободившимися руками что-то сделать.
Сначала высовывает руку вниз, наощупь пытаясь расстегнуть платье.
Затем засовывает руки вниз, под платье.
После небольшой заминки начинает тащить платье вверх, чтобы разобраться, что происходит.
Я складываю разошедшиеся края платья, чтобы сделать их поуже.
Подымаю у девушки руки вверх, и снова давлю красотке на плечи, заставляя ее присесть на корточках еще ниже.
Снова резко дергаю молнию.
Потом поправляю девушке руки, заодно окончательно расстегивая рукава.
И резким движением, держась за молнию, сдергиваю платье вверх.
В этот момент поезд останавливается, входят люди.
Раздетая красотка прячется внизу.
Полуголая красотка у моих ног.
Молния ее платья, не без моих усилий зацепилась за ее прическу (за хвост).
Раздетая красотка прячется внизу, руками прикрывая голую грудь.
Я достаю нож – девушка дергается, но бежать ей некуда.
Я ножом обрезаю ей волосы.
Она свободна.
Протягиваю ей платье.
Она радостно хватает его,
Но расстегнуть его невозможно.
В пустой вагон входят люди.
Она испуганно опускается на колени.
Я подымаю ее, прижимаю платье сверху. Так что все выглядит более-менее нормально.
Конечная.
Я заставляю ее встать, набрасывая свою куртку сверху на плечи.
Я поворачиваю ее направо, там, где платформа еще не переходит в основное здание, так, что образует определенный закуток, не видимый людям, находящимся в основной части станции.
Подвожу ее к стене, рядом с туннелем, откуда выезжает поезд.
Здесь я снимаю с нее свою куртку, не отдавая ей платье, так что несколько мгновений она стоит в закутке станции голой по пояс.
На параллельной ветке грохочет поезд.
Руки она прижимает к груди.
Под черными колготками хорошо видны трусики.
Я достаю фотик, она бьет меня.
Я бросаю ей платье и поворачиваюсь.
Она хватает меня за плечи.
Встает передо мной, опустив руки по швам…
Я делаю несколько фотографий, она стоит спокойно.
Въезжает поезд.
Она вздрагивает.
Я резко опускаю ее вниз, и заталкиваю за стоящую здесь же уборочную машину (или какой то другой агрегат, высотой примерно в половину ее роста).
Поезд проезжает мимо, останавливается.
Последний вагон проезжает немного дальше, чем начало платформы.
Она стоит спокойно, только немного косится по сторонам.
Снова грохочет поезд.
Я делаю пару снимков, но меня бесит ее вызывающий вид.
Подхожу к ней и спокойно сдвигаю вниз ее колготки.
В мгновение ока высокомерная маска пропадает и она шепчет:
– Не надо.
Я смотрю на нее с улыбкой и говорю:
– Давай сама.
Она испуганно смотрит на меня:
– Ч…что?
– Снимай колготки, а то фотки будут некрасивые.
Краснея, она приседает и быстро стягивает колготки вниз, на колени.
И испуганно смотрит на меня.
Я стою спокойно.
И говорю ей:
– Встань.
Она встает, и ее колготки висят на уровне колен.
– Дура, я же сказал, сними колготки.
Испуганно косясь по сторонам, она спускает колготки до низу.
Из-за сапог они не съезжают до конца, сковывая ее движения.
– Полностью, – как бы разгневанно говорю я ей.
И разворачиваюсь, как бы собираясь уходить.
Перепуганная девчонка быстро расстегивает сапоги и снимает их вместе с колготками. Сама отдает их мне.
Встает, испуганно оглядывая пустую платформу.
Перебирает босыми ногами на каменном полу.
Я начинаю ее снимать.
Затем даю ей сначала сапоги, потом снова свою куртку.
Но, даже обувшись она продолжает ерзать.
И тут я замечаю, что ее трусики немного испачканы, как будто бы она со страху немного прыснула.
– Это что? – показываю я ей.
Она краснеет.
– Зассанка!! – тихонько кричу я. – Всю сессию запорола.
– Снимай быстро, все заново надо снимать.
Она быстро снимает трусы, сама по собственной инициативе (я же сказал, что все заново)!
Снимает сапоги и куртку.
Мы начинаем ее снимать.
Она продолжает ерзать.
Я все больше (внешне) злюсь на нее, хотя внутри просто прикалываюсь.
Из-за ее ерзаний я объявляю запоротыми почти все снимки.
– Я писать хочу, – из уст взрослой женщины эта девчоночья фраза слышится особенно комично.
– Чего раньше не сказала? – ругаюсь я.
Она садится на корточки.
– Не здесь, дурра! Что нам на фоне мочи тебя снимать?
– Значит, так. Надеваешь сапоги и дуй в через калитку в тот лесок.
– Там и проссышься. Только помни, у тебя десять минут. Время пошло!
Демонстративно засекаю время и швыряю ей сапоги.
Она быстро хватает сапоги, надевает их и бежит к лесу, даже не думая прикрыть хоть что-нибудь. Впрочем, учитывая, что из одежды на ней остались только сапоги и сережки, рук ей для этого явно не хватит.
Я иду за ней. Когда он пробегает калитку, ведущую на платформу, спокойно подхожу к ней и закрываю калитку на засов. Потом спокойно иду обратно.
Собираю колготки, бюстгальтер, трусики. Складываю все это в ее сумочку.
Затем аккуратно складываю в пакет красивое платье, которое мне так понравилось.
Собравшись, я слышу шум калитки, которую пытаются открыть снаружи.
Вскоре его перекрывает шум подъехавшего поезда.
Я сажусь в него.
Когда поезд отъезжает от станции, вижу, как моя модель бежит по платформе вслед. Я вынимаю вещи из сумки, бросаю ее на платформу, остальные вещи разбрасываю в зарослях кустов и крапивы вдоль полотна.
В моих руках остается только фотоаппарат и пакет с красивым платьем.
У моей жены сегодня день рождения, так что подарок будет как раз кстати.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную