eng | pyc

  

________________________________________________

Slon2020
Я ХОЗЯИН

Пролог
– Доброе утро, дорогая! Пора вставать. Я принес завтрак.
– Я хочу еще поспать.
– На улице прекрасная солнечная погода. Мы сегодня хотели и по магазинам прогуляться, и в парке посидеть. После обеда дождь обещают.
– А ты купишь новое мне платье?
– Если подберешь себе.
– Хорошо, встаю. Только убери с ног кота.
– Хорошо.
Я убрал кота, который, свернувшись клубочком, спал в коленях у любимой моей жены. Он, немного поворчав и потянувшись, ушел. Я помог жене сесть и подал ей завтрак: овсянку на воде с малиной, цикорий и йогурт с лесными ягодами.
Жена завтракала. Я покормил кота и двух кошек. Мы с женой решили, что ей надеть.
– Спасибо, дорогой, что разбудил, – сказала мне жена. – Давай одеваться.
Я помог ей одеться, пересесть в коляску, и мы поехали гулять. Погода была теплая. На небе не было туч. Только облака. Они иногда скрывали солнышко. И это было даже хорошо.
Магазины для шопинга были еще закрыты, и мы решили посидеть в парке возле детской площадки и площадки с тренажерами.
– Иди, позанимайся, а я посижу и посмотрю.
– Может, сама желаешь? Я отвезу. Тебе тоже надо.
– Я здесь посижу. Книжку почитаю.
– Хорошо.
Я уже собирался отойти от жены, как к нам подошли две девушки в офисных брючных костюмах мышиного цвета. Они были похожи немного друг на друга. Отличал их только цвет длинных, до пояса волос. Одна была брюнетка, а вторая шатенка.
– Доброе утро и извините, пожалуйста, – сказала шатенка.
– Мы наблюдали за вами. Вы так друг друга любите, – сказала брюнетка.
– Мы поняли, что это не показное. Мы хотим вам помочь, – это уже шатенка.
В таких случаях моя жена полагалась на меня. Мне надо было быстро решить этот вопрос. Длинных разговоров она не любила. Да и я не был очень разговорчив.
– И чем вы можете нам помочь? – спокойно спросил я.
– Мы хотим пригласить вас в одно местечко, – сказала брюнетка.
– Это небольшой ресторанчик, где вы познакомитесь с будущими коллегами по работе, – сказала шатенка.
– Я не могу оставить жену. Вы же видите. И у нас дома две кошки и кот.
– Мы знаем. И все учитываем, – сказала шатенка.
– Всё завтра. Вы должны для начала решить один вопрос. Готовы ли вы изменить свою жизнь? – сказала брюнетка.
– Вы же в эту страну приезжали уже дважды, чтобы принять решение о переезде?
Мне нечего было возразить. И мы согласились. Девушки вручили нам конверт и пошли дальше.
– Тебе не показалось, дорогой, что они со спины голые?
– Нет, – сказал я.
– Точно?
– А как бы тебе хотелось?
– Сейчас не знаю. Честно.
– Верю.
Мы вскрыли конверт и посмотрели содержимое. Там были две банковские карточки разного цвета. На синей было написано мое имя – Михаил. На красной имя моей жены – Ольга. Номера счетов были не наши, и банк другой. Также было два приглашения в ресторан в центре страны и телефон, по которому нужно было заказать машину.
Конверт с содержимым я положил себе в борсетку, и мы поехали делать покупки.
В одном из наших любимых магазинов мы решили использовать полученные новые карточки, но были немного удивлены, когда передали банковские карточки кассиру в мышином офисном костюме с длинными до пояса, русыми волосами. Ведь мы точно видели, что на кассе стояла совершенно другая девушка.
– Вы точно желаете использовать именно эти банковские карточки?
– Что-то не так?
– Все в порядке. Только...
– Если мы их используем, то даем согласие работать у вас? – спросил я, перебивая кассира.
– Да.
– Ну как, Оля? Согласна?
– Да. А мы сможем вернуть вам деньги, если нам в ресторане не понравится?
– Конечно, – ответила девушка.
– Тогда оформляйте, – ответил я.
Девушка спокойно провела операции по оплате купленного товара. Отдала нам карточки, чеки. А также дала визитку водителя с датой и временем подачи автотранспорта к нашему дому.
Мы взяли товар, документы. Отошли от кассы, дав возможность кассиру обслужить следующего покупателя, который подошел к кассиру, как только мы отошли. Оглянулись. На кассе стояла уже другая девушка.

1
– Доброе утро, милая. Как чувствуешь себя?
– Нормально чувствую. Но ехать как-то не хочется.
– Боишься или плохо себя чувствуешь?
– Тревожно мне.
– Можно отказаться.
– Кажется, уже нельзя.
– Почему?
– Предчувствие.
– Хоть развеемся. Ты же давно хотела оттянуться. И что мы теряем?
– Возможно, ты и прав.
– И подарки ты любишь.
– И то правда. Который час?
– Около семи утра. Тебя в душ отвезти?
– Да. Только подожди.
– Что-то случилось?
– Я чувствую, что мне легко. Ноги не болят. Мне бегать хочется. Как будто мне лет двадцать.
– Может, попробуешь встать и сама дойдешь?
– Ходунки только дай.
Я принес ходунки, и Оля, встав на ноги, держась за ходунки, пошла в душ. Она, держась за перила, стала принимать душ. Я хотел ей помочь, но она все решила делать сама. Ей было самой интересно, что же произошло.
– У тебя все хорошо?
– Да. Теперь нам точно нужна работа.
– Почему?
Оля спокойно вышла из душа. Своими ногами, без ходунков! Вытерлась. Надела халат на голое тело, тапочки. Мы пошли завтракать на кухню. Молчали. Понимали, что-то случилось. Произошло событие, которое переворачивало нашу жизнь. И это надо было переосмыслить.
Раздался звонок в дверь.
– Что-то рановато для водителя, – сказал я и пошел открывать дверь.
Это был курьер, который передал две больших коробки и ушел.
– Я здесь, – сказала Оля из гостиной.
Мы открыли коробки. В одной увидели мужской костюм-тройку, туфли с носками и трусы мышиного цвета. А также белую рубашку. В другой коробке голубое вечернее платье с вырезом сзади почти до самого не хочу. Такого же цвета ажурные трусики и модельные туфли на среднем каблучке. Впридачу три пары чулок трех цветов: телесного, черного и коричневого.
Я видел, что моя жена рада подаркам. Но с другой стороны на душе стало очень тревожно.
– И во что мы ввязались?
– Успокойся. Я понимаю, что ты в течение девяти лет сидела в коляске и вдруг…
– Вот то-то. Но не только это.
– Так. Успокойся. Квартира наша. Дом. Двор. Интернет есть. Кошки вон отдыхают на кроватях.
Мы позвонили по скайпу родителям, как делали каждый день, сказав, что нас не будет дома целый день.
– Вот видишь. Мы на планете Земля.
– Да. Но как все вот это?
– Олечка, успокойся. Вот и спросим, когда приедем. А потом и родителям сообщим.
– Согласна. И я спокойна, как всегда.
– Это хорошо.
– Знаешь, муженек, давай погуляем столько, сколько нам осталось, на полную катушку. А там...
– Согласен. Узнаю́ свою жену.
Мы переоделись и вышли на улицу. Я в красивом костюме взял под руку свою жену, которая была в вечернем голубом платье, голубых туфельках и телесных чулочках. Она шла спокойно и непринужденно. Как будто и не было этих девяти лет. Я рядом с ней шел тоже очень легко, без привычного прихрамывания. Она посмотрела на меня немного удивленно.
– Что?
– Ты же тоже здоров?
– Точно. Пока нет машины, давай осмотримся.
Казалось, все, как обычно. Открыт магазинчик через дорогу напротив. Машины ездят. Людей, как всегда в этот час, во дворе нет. Но все же что-то было не так. Что? Нам было непонятно. Подъехала машина. Мы сели в нее и поехали.
Ехали недолго. Заехали в промзону одного из ближайших городков, по ней ехали минут пять. Остановились возле одного из складов. Наша одежда не соответствовала тому, что нас окружало. Все какое-то старое, ржавое, давно требующее, может, не капитального, но уж точно ремонта.
– Мы приехали, – сказал водитель. – Вам туда, – он показал на ржавую дверь одного из складов.
Мы посмотрели на водителя.
– Не волнуйтесь. Вы элита. Там вам всё объяснят. Все будет хорошо.
Мы понимали, почему водитель так нам говорит. Все, что происходило сегодня утром и сейчас, походило на сон или на плохо срежиссированный фильм. Но то, что это будет не фильм ужасов, мы были уверены. Мы вышли, и машина просто исчезла у нас на глазах. Возвращаться назад? До трассы километра три топать. Да еще и по промзоне надо было идти достаточно. А дорога явно не для вечернего променада. Разве что путь к ржавой двери был отремонтирован идеально.
– Ну что, Олечка, пойдем?
– Пошли.
Поднявшись по ступенькам, мы постучали. Никто не открыл. Тогда мы сами начали открывать ржавую дверь. Она поддалась и, скрипя, как несмазанное колесо телеги, начала открываться.

2
– Приветствуем Вас, Михаил и Ольга. Мы рады, что вы присоединились к нам. И успокойтесь. Вы элита. Здесь царствует любовь.
Мы смотрели на приветствующего нас мужчину в черном строгом костюме и небольшой короне (!) очень удивленно. Но поразил нас не только он. За ржавой дверью был отнюдь не склад промзоны, а свой мир. Цветной мир. Мы через ржавую дверь склада вошли во дворец с лестницами и переходами. Мы хотели обернуться, однако мужчина в короне нас одернул и продолжил:
– Простите меня. Не представился. Принц Чарльз. Вы же знаете, что случилось с женой Лота?
– Конечно, принц. И спасибо за вашу помощь.
– Благодарю вас за ваше благородство. Сейчас мы с вами пройдем в офис, и вы сами решите, кем желаете быть. Я лишь сопровождающий такой симпатичной пары. Или желаете вернуться?
Я посмотрел на свою жену. И увидел, что ей и интересно, и страшно одновременно.
– Мы идем до конца?
– А что мы теряем?
– В крайнем случае, исчезнем с тобою, дорогая, для мира, откуда мы.
– Не волнуйтесь, где вы. Родным сообщат, и вы сможете с ними связаться. И ваши питомцы будут с вами.
– Спасибо, принц Чарльз.
Мы прошли несколько коридоров. Чувствовался праздник. Гуляли пары в вечерних нарядах. Вскоре мы зашли в одно из помещений. Оно кардинально отличалось от всего остального. Это был офис с серыми стенами. Все было серо.
– Здесь ничто не должно отвлекать вас, – сказал принц.
– Но что это? – спросил я, указывая на рабочие места, за которыми сидело много работников, парней и девушек. Все они были только в нижнем белье, которое не слишком и прикрывало интимные части тела. Возле некоторых из этих клерков уже сидели пары в вечерних нарядах.
– Мы в службе регистрации вновь прибывших, как я говорил. Вы элита. Поэтому вам полагается дом с прислугой и счет в банке. Вы можете выбрать прислугу из того мира, откуда пришли. Все равно он будет наш.
– То есть все, кто…
– Будут нашими рабами. Избранных вами людей вы можете сделать своими подданными или слугами. А если хотите, то и рабами. А можно сразу и на мясо пустить.
– Как я понимаю, есть лимит? – спросил я, понимая, что возвращение смерти подобно.
– Давайте подойдем к вашему куратору, который поможет ответить на все ваши вопросы.
Мы согласились. Спустились по широкой лестнице и подошли к стройной девушке в ажурном, почти прозрачном сером белье. Она сидела за компьютером спиной к нам и что-то печатала.
– С2, у нас все готово?
– Да, Господин, – сказала девушка, повернувшись к нам.
Она посмотрела своими большими серыми глазами на нас. У меня встал. Тем более что сквозь стеклянный стол была видна очень сексуально привлекательная фигурка нашего куратора и ее прелести. Нижнее белье создавало лишь видимость приличия.
– Не стесняйтесь. Оля, помоги мужу, можно только ручкой. Или это сделаю я всеми своими дырочками, – спокойно сказала С2.
Оля была немного шокирована такой заботой о муже. Посмотрела на С2, потом на принца. Они лишь утвердительно кивнули. Оля залезла под стол. Встала на колени. Посмотрела еще раз на принца Чарльза.
– Я пойду. А вы развлекайтесь, – сказал принц и удалился. С2 передала мне салфетки. Оля достала мое хозяйство и начала им играть своею ручкой, а потом и ротиком. Мне было приятно. Я посмотрел на немного раскрасневшуюся жену. Она была прекрасна. Вдруг она остановилась. Я посмотрел через стеклянный стол, что делается внизу. С2 вылизывала своим язычком промежность и анус моей Олечки, удовлетворяя себя рукою.
Через некоторое время, успокоив нижние мозги, и, приведя себя как-то в порядок, мы приступили к работе.
– Итак. Вы желаете остаться в доме, в котором живете?
– Если у нас будут подданные, слуги… Значит, нам нужно больше места, – спокойно сказал я, понимая, что обратного пути уже нет, если желаешь жить.
– Разумно. И чем вы собираетесь заниматься?
– У нас есть компьютерщики, художники, ремонтники автомобилей, водители, медики... Оставшись в том доме, мы будем очень зависеть от других людей. Особенно в плане продуктов питания.
– Тогда вам надо заняться сельским хозяйством. Это очень перспективное направление, и мы вам поможем.
Я посмотрел на жену.
– Я буду заниматься цветами и заведу, наконец-то, догов и несколько московских длинношерстных той-терьеров.
– Вот так, С2. Мы даем согласие. А там посмотрим.
– Ну, что же. Выбор сделан. Продукты всегда нужны. А все остальное поможет вам сэкономить на услугах посторонних людей. Вам положено выбрать тридцать человек подданных каждому. Родители, а также родные братья, сестры и их семьи не входят в лимит статуса. Хозяева только вы двое. Подданные, в том числе родители, братья и сестры, могут выбрать по пятнадцать человек слуг. Выбирать могут те, кому исполнилось тринадцать лет. Слуги – только пять рабов. Но лучше быть рабом, нежели сразу мясом. Я права?
– Конечно.
– Извините.
– Что Ольга? Плохо?
– Нет. Но…
– Вы правильно, Ольга, подумали. Вы тоже могли стать едой. Ваша любовь друг к другу спасла вам жизнь.
– У детей, то есть у тех, кто младше восемнадцати, будут слугами дети? – спросил я, когда Оля немного отошла от шока.
– Нет, конечно. Всем нужна адаптация. Особенно детям.
– Разумно. Как я понимаю, С2, у меня уже целое фермерское хозяйство и штат работников?
– Да. Кроме растениеводства вы можете разводить только животных в вашем понимании этого слова и не употреблять как еду в повседневной жизни человечину, которую мы разводим.
У нас был шок. Но нужно было уже идти до конца. Кураторов в зале было очень много. Даже если один куратор на одну пару, то все равно спасенных будет много. Хорошо иметь большую семью. А мы ее имели!
– На праздники, если приглашаем гостей, надо обговаривать меню? – спросил я.
– Конечно. Непослушные рабы, слуги могут стать мя…
– Мы поняли. Когда вы сможете переселить людей по нашему списку?
– В течение суток-двух. И не волнуйтесь. Пока мы все списки не обработаем, заготовка мяса производиться не будет.
Спокойствие С2 и ее речь успокаивали нас. Но с другой стороны, представляя, что происходит сейчас на планете Земля, бросало в дрожь. Мы понимали, что обратного пути уже точно нет. Надо было готовить «Список Шиндлера».
– Финансовый пакет есть?
– Конечно. И не волнуйтесь. Участок и городок уже подготовлен. Специалисты там тоже есть.
– Стоп.
– Кроме тех, кого вы выбираете, есть те, которых выбрали мы. Основные работники у вас уже есть. Они ваши рабы.
– Рабы или слуги?
– Вы же можете вести себя с ними как со слугами. Вас дома уже ждет консультант, который готовит к перевозке ваши вещи на новое место.
– Нам надо будет погасить ваши затраты?
– Только, если будете банкротами. А если не сможете…
– …то все, кого мы указали в списке, и те, кто появится здесь на свет, мясо, – закончил фразу я.
– Где-то так. Вопросы еще есть? – почти безразлично, спокойным голосом ответила С2.
Вопросов пока не было. С2 предложила несколько вариантов для нашей фермы. Мне и Оле очень понравился участок недалеко от гор с городком на три тысячи человек. Рядом было два небольших озера, лес.
– Хорошее местечко. Имеете хороший вкус. И участок очень перспективный. Успеха вам.
Мы немного прошлись по дворцу. Надо было успокоиться. Оценить ситуацию. Составить список.
Когда мы приехали домой, нас ждал консультант, стройная девушка в строгом сером костюме, юбка которой была коротковата. И под ней было все видно. Она была в черных колготках, под которыми было что-то наподобие трусиков, и туфельках на низком каблуке.
– День добрый, Хозяева. Я слуга Рита. Вы для меня Господин и Госпожа. В сексуальном плане я рабыня.
Оля посмотрела на Риту как на врага народа.
– Госпожа, вы сами определяете мои права на вашего мужа. Если вы будете слишком консервативны и ревнивы, то можете потерять все свои привилегии на мужа и не только.
– Простите.
– Вам не за что пока извинятся, Госпожа. Особенно передо мною. Ваш муж тоже может потерять все, если не будет уделять вам достаточно внимания. Мы выбрали семьи, в которых любовь главенствует.
– Спасибо за помощь. Давайте собираться и переезжать, – сказал я и последний раз вошел в свою квартиру на планете Земля. А может быть и не в последний. Кто знает?

3
– Небольшой городок в двух километрах южнее горной гряды, расположенный между двумя озерами с чистой, почти родниковой водой. Солнце и луна в них купаются, когда совершают свой ежедневный путь. От горной гряды в сторону городка на целый километр раскинулся сосновый лес. Когда-то лес доходил до городка. Но пришлось часть леса вырубить под поля. Вокруг озер оставили еловые полосы. И каждый год высаживают новые деревья. Места красивые. Ваш выбор идеален.
Это и еще многое другое рассказывала нам Рита, когда мы втроем: я, Михаил, моя жена, Оля и консультант Рита – ехали в этот городок жить. Рита так рассказывала, будто прожила здесь всю жизнь. Я не стал сейчас уточнять этот момент. Времени, как я понимал, у нас будет много, чтобы поговорить по душам. И не только времени.
Мы подъезжали с южной стороны к городку. Машина повернула и начала спускаться в долину городка, до которого оставалось километра три. Нам открылся прекрасный вид. Рита не соврала. Солнце, которое было почти в зените, купалось в обоих озерах и отражалось в снежно-ледовых шапках гор. Мы были ошеломлены величием того, что увидели.
– Спасибо вам Хозяева, что выбрали это место для своего жительства.
– Пожалуйста, Рита, – ответил Михаил.
– Красиво, но не вечно. Да и приестся со временем, – резюмировала Оля.
– Ты права, но зачем так мрачно, любимая?
– Потому что это правда. Но и ты прав. Надо жить и радоваться жизни и всему тому, что окружает нас. Иначе можно свихнуться.
До городка мы ехали молча, любуясь полями и природой. Размышлять о том, как нам жить дальше, будем чуть позже.
– Нам к вон тому дому, – сказала Рита водителю, когда мы въехали в городок.
Дом находился на небольшой возвышенности в центре городка. Было видно, что холм искусственный.
– Рита, мне показалось, или дома расположены кругами вокруг главного дома?
– Нет, не показалось, Господин. Они должны быть расположены по периметру вокруг главного дома и его участка на возвышенности. Но пока мы остановили строительство. Зачем строить, если некому там жить.
– Разумно.
Меня начали терзать смутные сомнения. А мы еще на планете Земля? Я хотел задать вопрос Рите. Но мы уже приехали к главному входу, и пора было выходить. Мы взяли переноски с нашими котиками и пошли к входу в дом. Машина с вещами поехала, как объяснила Рита, к служебному входу. Там разгрузят вещи и отнесут в наши апартаменты в доме.
Меня снова начали терзать смутные сомнения. Однако я решил, что Рита сама все расскажет. Выпустили наших питомцев. Кот с кошками первые зашли в дом и пошли обследовать наше новое жилье. Рита улыбнулась:
– За них не волнуйтесь. Они сами все здесь найдут и исследуют. Сейчас главное, нам надо решить, что с вами делать? Что испугались? Правильно. Это дом мой, и Хозяйка в нем я.
– Тогда кто мы? – постарался спокойно спросить я.
– Вы элита. А я супер элита. Вы должны будете выполнять все мои задания. Не волнуйтесь. Это касается только хозяйственной части.
– То есть мы ведем весь бизнес и содержим в идеальном порядке ваше имение?
– Именно так. За это буду спрашивать с вас очень серьезно. А так я ваша слуга, секс-рабыня. А вы мои Хозяева. Я сейчас разденусь до нижнего белья. Это моя повседневная домашняя одежда, пока у вас не появились дети.
Рита спокойно разделась перед нами, оставшись в прозрачном кружевном лифчике телесного цвета и в таких же трусиках. Я попросил, чтобы Рита была в обуви. Она поблагодарила меня.
– Так понимаю, что сейчас ты покажешь нам дом?
– Если желаете, Господин. А можно пойти в спальни и отдохнуть.
– Скажи, почему ты решила быть рабыней при твоем таком высоком статусе?
– Мой статус высок здесь, Господин. Но в мире, откуда я и все консультанты, мы лишь слуги со всеми вытекающими. Мы привыкли.
– Значит ли это, что винить или благодарить будут не тебя или нас, а более высшие силы?
– Где-то так, Господин. Благодарить будут и нас. Главное, чтобы не обвиняли.
– Оля, ты устала?
– Есть немного.
– Рита, мы хотим отдохнуть. Покажи нашу спальню.
Рита нас отвела в наши спальни, сказав, что мы можем сейчас спать вместе, но иногда придется спать не только как семейная пара. Мы поняли ее. Мы зашли в одну из спален. Рита спокойно продолжила.
– И еще, Хозяева. Мое место для сна вот здесь, – она открыла стенной шкаф-купе со стороны двери в туалет и показала нижнюю полку с колючим ковриком, на котором лежал металлический ошейник с длинной цепью.
Мы посмотрели на Риту. Она была спокойна.
– Мы можем предложить другое место для ночлега?
– Да, Госпожа. На полу возле вашей кровати, в туалете, на улице в будке для собаки или в клетке, как для зверя. Вариантов много. А можно вместе с вами в кровати в ногах или с краю со стороны мужа. Или еще где. Кровать, как видите, очень большая.
– А что-нибудь более…
– Простите, Госпожа. Можете наказать. Но пока нет.
– Почему?
– Я выбрала этот путь и должна пройти сама. Пока большего я не могу сказать.
Мы понимали, что это всего лишь цветочки. Нас ждали более серьезные открытия. Но для этого надо было все осмыслить. А мы пока были очень уставшими.
– Хозяева, вам помочь?
– Спасибо, Рита. Мы сами. У тебя сейчас много работы.
– Благодарю, – Рита вышла из спальни.
Мы пошли и приняли вместе душ. Когда вернулись – наши питомцы лежали на кровати и ждали нас.

4
Я проснулся первый. Мне было хорошо лежать рядом со своей женой, тело которой помолодело раза в два. Я лежал и размышлял над тем, что нас ждет. С одной стороны, я Хозяин, а моя жена Хозяйка. Но мы не полные Хозяева положения. Та, которая является хозяйкой этого дома, наша слуга и рабыня. Почему это произошло, для нас пока загадка. И как я понял, Рита нам не даст ответа на этот вопрос. А может, даст со временем?
Спать мне уже не хотелось. Лежать рядом с молоденьким женским телом и не возбудиться? Особенно, если учесть, что девять лет воздержания привели меня к мысли, что мне нужен кто-то для секса. Сегодня у меня есть выбор. Жена здоровая и помолодевшая. Рабыня тоже для секса. Будут еще и те, кто будут зависеть от нас. А там… Выбор будет велик. И все же тридцать с лишним лет совместной жизни – это стаж.
Я посмотрел на мою голенькую молоденькую Олечку, которая сейчас спокойно спала рядом, свернувшись калачиком. Мне так захотелось ее обнять и приласкать. Я знал, что она порой спит чутко. А бывает, проваливается, и ее трудно добудиться. Я тихонько обнял ее под одеялом и начал тихонько гладить-целовать. Мне было очень приятно ее ласкать. Через некоторое время она выпрямилась. Я убрал руки.
– Продолжай, – тихо сказала она.
Я продолжил. Оля своими руками немного управляла моими руками, показывая, где ее трогать. Потом перевернулась и села верхом на мой член как наездница. Я видел, что ей приятно и молча смотрел на ее обнаженное тело.
– Я люблю тебя.
– Я тоже.
– Тебе помочь?
– Желаешь спермы?
– Да.
– Тогда помоги.
Оля начала крутить мои соски, продолжая скакать. Через некоторое время я накормил ее влагалище спермой. Я видел, что ей хорошо.
– Спасибо, милый.
– Не за что.
Оля легла на меня. Член вышел из ее пещерки.
– Ты довольна?
– Да.
– Вставать будем?
– Не хочется, но надо. Завтра-послезавтра приедут новые жители этой местности. Надо подготовиться. А нас всего трое.
Мы встали. Приняли вместе душ. Когда вернулись в спальню, то на уже заправленной кровати лежала наша чисто выглаженная повседневная одежда. Откуда Рита знала, что мы любим, для нас пока было для нас тайной. Хотя догадки были. Мы же избранные.
Одевшись и посмотрев друг на друга, мы решили, что надо поблагодарить Риту. Пока не знали как, но очень захотели. Может, соизволит что-то рассказать о себе.
Мы спустились на первый этаж и по запаху готовящейся еды нашли кухню, где Рита в одном переднике готовила что-то вкусненькое. Рита стояла к нам спиной, и я залюбовался ее точеной фигурой молодой девушки, ее аппетитной попкой. Оля это заметила и хотела меня шлепнуть. Но я успел обнять жену и поцеловать. Потом тихо сказал:
– Ты лучше всех, и я тебя очень люблю. Но мы живем в новом мире и…
– Я понимаю. Разрешишь мне…
– Разрешу, но сначала сам тебя удовлетворю, как ты меня сейчас в постели.
– Я кушать хочу. Ты внизу меня накормил. Теперь пусть Рита восстановит наши силы, наполнив наши желудки.
Мы подошли к Рите. Я шлепнул ее по левой ягодице, а Оля по другой.
– Простите, Хозяин. Простите, Хозяйка. Я увлеклась готовкой. Люблю готовить. Я наказана?
– Ты любишь, когда тебя наказывают? – спросил я и пристально посмотрел на Риту.
Девушка немного смутилась. Потом ответила:
– Да, Господин. Но не каждое наказание мне нравится и доставляет удовольствие.
– Мы с женою можем покушать?
– Да, Господин. Простите. Прошу к столу.
Мы сели за стол, и Рита спросила:
– Овощной суп будете или только гуляш с картошкой?
– Рита прошу подать все и расскажи о себе.
Рита начала подавать еду, но молчала. Я понимал, что это для нее самая трудная задача.
– Так что?
– Господин…
– Я понял. И все же. Почему?
– Я из этого городка, Господин. Пока все.
Я понял, что тайна где-то рядом, поэтому сказал Рите, что мы идем гулять.
– Хорошо, Хозяин. Разреши идти голой.
– Только обувь одень. Мы пойдем к горам, – сказал я.
– Нет, Хозяин. Я пойду босиком. Я должна.
– Ты одна из тех, кто выжил после бойни?
Я понимал, что мой вопрос был задан в лоб и не торопил с ответом, кушая овощной суп. А он был приготовлен очень хорошо.
– Да, Господин, – начала говорить Рита, немного помолчав. – Мы перестали работать и начали заниматься только сексуальными играми.
Я видел, что ей трудно говорить. Я понял, что говорить о прошлом, это одно из самых страшных для нее наказаний. Возможно, вымолив у своего Хозяина право на жизнь, она получила наказание жить там же, где она жила, и посещать место, где как мясо приготовили всех, кого она любила.
– Успокойся, Рита. Давно ты была там?
– Недавно, Господин. Проверяла и пополняла запасы дров. Вы только там должны будете проводить пикники с приготовлением человеческого мяса.
– Там кладбище остатков мяса?
– Да, Хозяйка.
Рита была спокойна. Хотя было видно, что она не совсем в своей тарелке. Мы с женою тоже были немного в шоке. Хорошо, что были уже сыты.
– Мы после душа хотели тебя наградить, но получилось, что наказали, – сказал я.
– Все в порядке, Господин.
– Желаешь расслабиться и успокоиться?
– А можно, Хозяйка? Мы же собирались прогуляться.
– Мы еще погуляем. А теперь я, нет, мы желаем, чтобы ты расслабилась и получила удовольствие.
– Спасибо, Хозяева. Вы уже поели?
– Да.
– Разрешите вам показать комнату для наказания.
– Хорошо. Только давай мы с тобою уберем все.
– Спасибо, Хозяйка, – немного нервно сказала Рита.
– Что-то не так? – спросил я, заметив, что Рита немного опечалена и нервничает.
Рита продолжала молча мыть посуду. Я понимал, что что-то не так.
– Рита, не молчи.
– Хозяин, если я заслужила наказания, то не тяните, – грубовато ответила Рита.
– Рита, ответь честно. Тебя избивали и насиловали, если не было покупателя на эти земли? Ты понимаешь, что завтра мы узнаем все.
– Да, Хозяин, – сказала Рита и расплакалась. – Я, Хозяин, хочу ощутить боль, унижение. Хочу быть никем.
– Хорошо. Ты будешь никем. Ты будешь унижена. Кончишь много раз. Но это будет тебе как награда. Поняла?
– Да, Хозяин. Спасибо.
– Расскажи, что с тобою делали.
Рита посмотрела на меня. Я молчал. Я видел, что она собирается с силами, чтобы рассказать, расставляя посуду.
– Мы тут уже закончили. Веди, – сказал я.
Рита сняла передник и пошла к выходу из кухни.
– На колени, и как животное иди, – сказала Оля.
Рита быстро встала на колени и пошла как собачка. Мы вышли в холл. Повернули налево. Оля увидела шкаф и открыла его, обогнав Риту.
– Что, страшно?
– Да, Госпожа.
Оля, а после и я увидели, что в шкафу лежат всякие девайсы.
– На тебе их использовали?
– Да, Господин.
– Выбери ошейник с поводком и анальный крюк. Молодец. Там есть жидкость, чтобы легче вошел?
– Есть, Господин. Вы желаете, чтобы мне жгло внутри?
– Очень слабо. Мы не хотим травм.
– Спасибо, Господин.
Рита взяла один из тюбиков. Смазала анальный крюк и анус. Расставила ноги и нагнулась, показывая свои нижние дырочки. И начала вставлять себе в анус крюк.
– Помочь?
– Если можно, Хозяйка.
Оля немного резко ввела крюк в анус. Рита вскрикнула.
– Все в порядке?
– Да, Хозяйка.
– Как животное становись.
Рита встала. Оля продела длинные волосы Риты через кольцо крюка. Натянула так, что голова девушки поднялась.
– Больно?
– Я потерплю, Хозяйка.
– А вот так? Вижу, что очень больно. Я отпущу немного. Так нормально?
– Терпимо, Госпожа.
– Вот и хорошо, – сказала Оля и зафиксировала Риту в таком положении.
После надела ошейник с поводком, и мы пошли дальше. Я заметил, что попка приподнялась и была хорошо видна промежность девушки. Об этом я сказал жене.
Мы подошли к двери, и Рита попросила ее открыть. Мы зашли и включили свет. Это была большая комната как школьный спортзал, а может быть, и больше. Она была заставлена всякими приспособлениями. Еще куча всего висела на стенах.
– Вы хотите все это применить на мне сегодня? – сказала Рита.
– Нет, конечно. Скажи, возле дома растет что-нибудь колючее или жгучее в достаточном количестве?
– Есть, Господин. Я покажу.
Оля зашла в комнату и начала рассматривать то, что на стенах.
– Нам нужна клейкая лента, прозрачная клеенка, что-то клейкое и жидкое, но не клей, а также секатор. Это ножницы для резки веток.
– Госпожа, пройдите в левый ближний угол. Там должно быть.
Оля подошла в указанное Ритой место, и все нашла. В том числе и что-то, похожее на аппликатор Кузнецова. Я помог вынести все из комнаты, и мы вышли на улицу.
Рите было трудно идти по-собачьи по мелкому гравию. Но она терпела. Понимала, возможно, что это намного лучше, нежели что-то другое.
– О твое тело тушили огонь или били током?
– Да, Господин, – испугано ответила девушка.
– Зачем ты пугаешь ее.
– Ей это полезно.
Не спеша, обсуждая и смакуя некоторые виды сексуальных болевых причуд, мы дошли к плантации крапивы и кустам шиповника. Рита дрожала. Я провел рукою между ног. Там было мокро.
– Тебе же нравится, когда ты никто и ничто?
– Да, Хозяин. Когда это длится не очень долго. Потом становится все равно.
– Понимаю. Мы не очень долго.
Оля отвязала и вытащила крюк. Рита облегченно вздохнула.
– Итак. Тебе задание, сучка. Нарежь веток десять колючего кустарника. У нас он называется шиповник. А также как можно больше крапивы. Но сначала надень перчатки.
Рита пошла выполнять задание, а мы с женой расстелили клеенку и выложили все, что взяли с собой из дома. Рита принесла двенадцать веток шиповника. Мы приложили одну из веток к телу девушки. Ветка была длиной от ошейника до низа живота. Затем мы измерили окружности ее тела.
– Отлично. Теперь за тобой крапива.
Пока Рита ходила за крапивой, мы нарезали несколько кусков клейкой ленты. Положили на клеенку, а сверху шиповник. Когда девушка принесла достаточно крапивы, часть крапивы мы переложили к шиповнику.
Рита поняла, что мы хотим. Спокойно легла, и мы начали обертывание, попросив убрать руки за голову. Когда крапива с шиповником были первоначально закреплены, мы помогли Рите встать по стойке смирно и начали тугое обертывание девушки клеенкой, добавляя крапивы. Рита морщилась. Немного двигалась, но терпела.
– Лучше бы мы тебя били? – спросил я.
– Пока нет, Господин. Меня били, не жалея сил.
– Шиповник очень колется?
– Да, Господин.
– Это хорошо.
Туго обтянув тело девушки клеенкой, мы занялись ее промежностью.
– Только не туда!! – сказала Рита.
– Не будем. Тебе еще рожать детей. Расставь ноги и доверься.
Мы прикрыли нижние дырочки клеенкой. Но только их. К попе прикрепили кружочки аппликатора Кузнецова. После начали оборачивать клеенкой вместе с крапивой. После мы осмотрелись и увидели невдалеке дерево, под которым можно было немного отдохнуть и заняться сексом.
– Пошли,– сказал я и на поводке повел Риту к дереву.
Нашел на нем хорошую ветку и привязал к ней поводок. Положил лист аппликатора Кузнецова и поставил на него на коленях Риту, подтянув поводок немного вверх. Ноги связал клейкой лентой.
– Терпи. А мы будем любить друг друга.

5
Через час мы с женой оделись и подошли к Рите.
– Ночь здесь выдержишь?
– Не знаю, Господин. Мне трудно стоять.
– Осторожно приподними одно колено. Второе. Молодец. А так? – спросил я, отвязав поводок от дерева.
– Не знаю, Господин. Я…
– Что? Обделалась и обоссалась?
– Да, Хозяин. Мне стыдно.
– Это хорошо, что стыдно. Оля, помоги ее поднять.
– Куда ее сейчас?
– Рита, есть в саду место, где можно тебя помыть из шланга?
Рита пошла, с трудом переставляя ноги. Минут через пять мы подошли к пруду.
– Хорошо, Рита. Здесь мы снимем с тебя все, кроме ошейника и поводка. Но купаться будешь в душе под нашим присмотром. Чтобы тебе было очень стыдно. Или уже нечего стыдится?
– Мне, Господин, разрешали все дела делать самой.
– Понимаю. Мы решили тебя подвергнуть больше унижению, нежели боли.
– Благодарю, Господин.
Рита была красная как рак.
– Миша, ты пока ее освобождай, а я принесу мыло и полотенце. Ты ее подмоешь здесь.
– Может, не стоит? Пусть подумает над своим поведением. Еще ей личико измажем.
– Согласна.
Мы освободили Риту. Были видны ранки и следы от крапивы, шиповника и аппликатора. Испражнений было много. Рита умоляюще посмотрела на нас. Но мы были непреклонны.
Она взяла кусочек кала и понюхала.
– Вырвать хочется?
– Пока нет, Господин.
– Тогда начинай.
Рита измазала лицо, шею.
– Молодец. Если съешь немного и тебя не вырвет, пока все это не отнесешь на мусорную кучу – будешь спать в доме.
Рита начала есть. Она смогла, пересилив себя, облизать еще и свои руки.
– Молодец.
Рита свернула клеенку, обмотала ее клейкой лентой, сделав ручки, и отнесла под нашим контролем на мусорную кучу в конце участка. Потом направилась к дому. Мы видели, что ее тошнит. Однако, пересиливая себя, Рита решила все сделать в ванной.
Не доходя до дома, Рита повернула налево. Там был небольшой пустой бассейн и шланг, прикрепленный к крану с водой. Мы поняли, что она хочет. Я пошел быстрее. Взял шланг и открыл воду. Полилась холодная вода.
– Мы не хотим, чтобы ты заболела.
Рита спрыгнула в бассейн и ее начало тошнить. Когда первый рвотный рефлекс закончился, Рита сказала:
– Хозяин, не беспокойтесь. Купаться буду в душе. А сейчас облейте, пожалуйста, меня. Не хочу грязь нести в дом.
– Рита, а окна душевой или ванной комнаты рядом нет?
– Есть, – сказала Рита, показав рукой направление. – Когда зайдете, направо. Вы найдете.
Когда я открыл окно ванны, обессиленная Рита уже ждала. Я помог ей залезть в ванную. Она облизала мои испачканные руки. Потом открыла краны, чтобы наполнить ванну. Я помыл руки под краном и приказал Рите залезть в ванну. Пришла Оля, и мы искупали Риту, как маленькую девочку, рассматривая ее тело и вслух оценивая все ее достоинства и недостатки.
Рита была красная как рак. Только было непонятно, то ли от стеснения и стыдливости, то ли от того, что в ванной было жарко а мы ее хорошо терли жесткими мочалками.
После ванны мы разрешили Рите немного поесть. Потом сделали клизму и освободили ее мочевой пузырь. И наконец, мы ее положили в нашу кровать на спину, чтобы использовать ее как подушку, предварительно закрепив.

6
Утром я встал рано. Моя любимая Оленька спала, положив свою голову на живот Риты, которая уже проснулась.
– Доброе утро, Рита. В туалет хочешь?
– Доброе утро, Хозяин. Я потерплю.
– Это хорошо.
Оля пошевелилась и положила свою голову ближе к Ритиной груди. Я развязал руки Риты, и она положила руку на Олину голову.
– Спасибо, Хозяин.
– Я сейчас.
Еще перед сном я в туалете заметил что-то похожее на туалетную утку с крышкой. Я принес ее и, развязав ноги Риты и убрав подушки из-под ног Риты, предложил ей опорожниться. Она посмотрела на меня вопросительно.
– Я понимаю, но надо.
Рита сделала мостик. Я постелил клеенку и поставил утку. Мы все сделали так, что жена моя так и спала, уткнувшись в грудь Риты.
– Спасибо, Хозяин.
– Под ноги положить подушки?
– Да.
В этот ранний час раздалась тихая трель дверного звонка. Рита хотела встать, но я сказал, что сам. Интересно, кто это смог подойти к дому? Что, перелез кто-то через забор? С такими мыслями я подходил к входной двери в тапочках и домашнем мужском халате, одетом на голое тело.
За дверью в неглиже и обуви стояли две симпатичных юных стройных девушки-близняшки восемнадцати лет, очень похожие на Риту. А также принц Чарльз. Я открыл дверь.
– Проходите и извините за мой утренний наряд.
– Все нормально, Михаил. А где рабыня?
– На ней жена спит. Мы ее как подушку использовали.
– Понимаю.
Мы прошли в гостиную. Я предложил гостям располагаться. Девушки сели на ковер. А мы с Чарльзом устроились в удобных креслах.
– Как я понимаю, это сестры Риты, принц Чарльз?
– Правильно понимаешь.
– Все дети выжили?
– Рита все рассказала?
– Нет. Догадались. Итак. С каким предложением Вы здесь?
– Может, все же Риту позовем?
– Я понимаю, что мы лишь арендаторы этих земель и людей. Но все же сейчас Хозяин рабыни я. Ведь так?
– Конечно.
– Тогда, как Хозяин я предлагаю сейчас сделать ее слугою так же, как и всех, кого вы тогда оставили в живых. Взамен Рита передает права на эти земли мне с женою и будет также секс-рабыней. У нее это очень хорошо получается. Вы ведь с таким предложением пришли?
– Да. Мне больше нечего сказать. Я хочу видеть Риту, и чтобы она это же сказала.
– Я думаю, что эффективнее будет это сделать, когда все будут здесь, принц Чарльз. Все бумаги ведь подписаны давно, в том числе и Ритой? Я не хочу, чтобы она сейчас излишне нервничала. У нас же много дел. Не так ли?
– Вы правы, Михаил.
– Поможете? Как я понимаю, такое хорошее состояние этих земель – заслуга этих детей? – сказал я, указывая на сестер Риты.
– Да. Мы поможем. Мы всех привезем к трем часам дня.
– Спасибо.
– Сестер я оставляю для стимула.
– Но…
– Пусть думает, что пока она спасла только их. И не волнуйся, Рита сильная девушка. А эти не проболтаются. Они знают, что на кону.
– Понимаю. Вас проводить? – вставая, сказал я, видя, что принц Чарльз тоже встает с кресла.
– Не надо. У тебя сейчас будет небольшое развлечение, – ответил принц и подмигнул мне.
– Тогда мы не прощаемся. До встречи в три.
– До встречи.
Я с девочками проводил принца до выхода и повел новое приобретение на кухню.
– Итак. Развлекаться с вами я не буду. Для этого у меня есть жена и ваша сестра, – сказал я. Увидел, что девушки успокоились, я продолжил. – Вам предстоит приготовить моей жене овсяную кашу с фруктами, цикорий и пирожное улитки. Мне кофе и гренки с сыром в духовке. Четыре штуки. Сестре положите корм в миску и нальете молока. Ее еду поставите рядом с кошачьей на полу. Передники вон висят. Все остальное вы знаете где. И не забудьте накормить питомцев.
Девчонки удивленно смотрели на меня своими большими круглыми голубыми глазенками.
– Что стоите? Боитесь?
– Да, Господин, – сказала одна.
– Не бойтесь. Я хочу устроить для вашей сестры сюрприз.
– Но…
– Она слуга и будет слугою. И в тоже время моей и моей жены секс-рабыней. Я думаю, вы понимаете, что это значит?
– Конечно, Господин. А мы?
– А вы желаете иногда быть никем? Ходить без одежды и выполнять любые сексуальные фантазии своего Хозяина или Хозяйки? Только честно.
Девочки покраснели и опустили свои прелестные головки вниз. Возникла пауза. Я спросил.
– Кстати, как вас зовут и как вас отличать друг от друга?
– Меня зовут Мила.
– А меня Лиля.
– Я Михаил. Мою жену зовут Оля. Я сейчас.
Выйдя из кухни, я подошел к шкафу и достал два тоненьких ошейника разного цвета. На шейки этих прелестниц они были маловаты. А вот на руку – как раз. Когда я вернулся, неся в руке ошейники, я увидел страх в глазах девочек.
– Не бойтесь. Вы не рабыни. Я надену их вам на правую руку. Мила, подойди.
Девушка подошла и, не поднимая головы, протянула мне свою правую руку. Я ей надел яркий желтый ошейник, застегнул замочек и отпустил ее руку. Она так и осталась стоять.
– Лиля, подойди, – сказал я. Ей надел яркий зеленый ошейник.
Я посмотрел на этих невинных созданий. Мне было их немного жалко. Но дисциплина нужна во всем.
– Задание вам я дал. Что бывает за нарушение правил, вы знаете. Не подведите свой народ. Когда я вернусь, из одежды на вас не должно быть ничего, кроме передника и обуви.
Они посмотрели на меня.
– Вы поняли меня? Я добрый и очень добрый. Но могу быть и злым. У вас час времени, – сказал я и вышел из кухни.
Сначала я подошел к шкафу и взял некоторые девайсы. Потом зашел в спальню. Мои девочки лежали рядом и разговаривали.
– Завтрак не готов, а рабыня прохлаждается здесь, – сказал я.
– Но она и моя рабыня тоже, – сказала Оля, приняв правила игры.
– Знаю. Вы обе наказаны. Рита, на край кровати и расставь широко свои ножки. Я тебя буду иметь по-полной и молчи. А чтобы меньше говорила, будешь вылизывать моей Олечке промежность и анус.
Я снял халат. Девушки поняли, что я не шучу, увидев мой стоячок. Пока я подходил, все было выполнено. Я вошел в Риту и начал ее долбить. Оля меня целовала и ласкала, получая кайф от губок и язычка Риты. Через некоторое время я излил свое семя во влагалище Риты.
– Ну, как? Успокоился, муженек? Кто тебе утром такой стоячок устроил? Те, кто приходил?
– Да, Оленька. Если желаешь, то поменяйтесь местами.
– Желаю, – сказала Оля и, немного поиграв моим хозяйством, восстановила стояк. Я удовлетворил жену, а Оля Риту.
После душа я дал Рите кулек с девайсами и приказал ей это надеть. Она заглянула в кулек. Потом посмотрела на меня.
– Желаешь провести сегодняшний день на тренажерах в комнате пыток? Или отдать тебя принцу Чарльзу?
– Только не к нему, Хозяин! – испугано сказала Рита.
– Почему?
– У него ад, Хозяйка. Особенно для тех, кто наказан. Когда ты у него, то не знаешь что лучше, боль или оргазм. И самое страшное потом, когда отходишь. Ведь все что с тобою делают, ты видишь в зеркалах. Там иногда не осознаешь. Но потом…
– Я поняла. Прости.
– Все нормально, Хозяйка. Ваш муж правильно действует. Вам придется еще учиться правильно воздействовать на нас, непослушных. Простите, Хозяин.
– Я сегодня добрый. Но небольшое наказание получишь. Одевайся.
Рита достала сначала ошейник и надела его. Потом кошачьи ушки.
– Вот и умница. А вот эти зажимы я тебе надену. Подойди.
Девушка приблизилась. Я коснулся рукой ее промежности, и рабыня расставила ноги, немного присев.
– Оля, помоги.
Жена подошла и помогла мне. Две цепочки с зажимами мы прикрепили к внешним половым губам, раскрыв вид на внутренние органы. Я провел рукой по щелочке.
– Ты что желаешь еще и член?
– Не знаю, Хозяин. Пока не могу понять.
– Вот и хорошо. Вставляй анальную пробку. Да, она как хвостик у кошечки. Молодец. А эти беруши в свои ушки, и пошли. Ничего слышать ты не будешь.
Рита вставила беруши. Я проверил, правильно ли она их вставила, и мы пошли. Я видел, что Рите не очень приятно, но она мужественно переносит неудобства. Когда мы спустились на первый этаж, я поставил Риту по-собачьи. Или по-кошачьи, все равно. Погладил ее и надел маску для глаз, чтобы она ничего не видела. Шлепнул ее по попке и потянул за поводок. Рита пошла наощупь, а Оля помогала девушке держать направление на кухню.
Когда мы пришли туда я увидел, что близняшки четко выполнили все мои поручения. Для Риты еда стояла так, что лицом она смотрела бы в стену, показывая присутствующим свои нижние прелести. Рядом стояли миски с кошачьей едой и наши питомцы уже кушали. Мои кухарки что-то еще готовили за кухонным столом, и их юные попки аппетитно смотрелись.
Оля посмотрела на меня.
– Все в порядке. И не удивляйся. Все вопросы потом, – тихо сказал я.
– Хорошо, милый, – также тихо сказала Оля.
– Девочки, примите кошечку и накормите.
Мила и Лиля повернулись и хотели что-то сказать. Я приложил палец к губам. Они молча приняли сестру и повели к миске с едой. Рита поняла лишь то, что я передал ее кому-то. По тому, как ее вели, она поняла, что это девушки. Но кто это был конкретно, она не знала. Ее закрепили над миской. Пахло молоком и кошачьей едой. Девичья рука сняла маску с глаз. Рита увидела перед собою стену и миску с едой. Повернуть голову и посмотреть, что делается в кухне, она не могла. Это все-таки лучше, чем испражнения или мусорные отбросы, – подумала девушка и начала кушать, как кошечка, лакая молоко с сухим кормом.
Мы с женою сели за стол. Близняшки подали еду и встали перед нами на колени.
– Вы молодцы, – тихо сказал я.
Девочки тихо поблагодарили меня и продолжали стоять на коленях.
– Вы кушали сегодня?
– Да Госпожа. Можно молока попить?– спросила Мила.
Оля взглянула на меня. Я кивнул головой в знак согласия.
– Разрешаю, – сказала Оля. Потом снова взглянула на меня и продолжила. – Можете взять вкусняшки к молоку.
– Спасибо вам, Хозяева.
Рита съела все, что было в миске. Она понимала, что на кухне не только ее Хозяева. Такая беспомощность ее будоражила. Она начинала течь и хотеть. Маленькая рука с длинными пальцами начала аккуратно ласкать ее промежность. Рита поняла, что это девушка, которая еще не очень опытна в таких делах. Потом Рита почувствовала, что девушка села на нее сверху и начала играть с ее нижними дырочками, вытащив анальную пробку и сняв зажимы. А женский язычок залез в ее пещерку. Рите было хорошо. Скоро она кончила, и девушки сразу отошли. Она почувствовала руку Хозяйки, которая вытирала ее соки. Оля отцепила ошейник от перекладины, вытащила беруши и подвела на коленях ко мне.
– Тебе понравился завтрак?
– Да Господин, – сказала Рита.
Я видел, что ее интересовало другое.
– Ты удовлетворена сексуально?
– Да, Хозяин. И спасибо.
– За что?
– Я получила удовольствие, Господин. Вы лучший.
– Спасибо. Но ты не это хотела спросить. Так?
– Да, Хозяин. А можно…
– Что можно?
– Спросить, Господин.
– О чем?
– Кто так нежно меня…
– Что тебя?
Я хотел, чтобы она это сказала. Одно дело, когда девушку по-всякому используют, не спрашивая ни о чем. И другое, когда ее расспрашивают об интимных вещах. Я видел, она не знает, что сказать, ей пока стыдно говорить об этом. И при этом интересно, кто же ее ублажил. Я не торопил. Ее сестры, приняв душ и одевшись, стояли молча сзади. Рита почувствовала, что кто-то стоит позади.
– Они сзади, Хозяин?
– Кто сзади?
– Две девушки, которые меня…
Рита снова замолчала. Но я видел, что она готова.
– Мне с ними было так хорошо. Они так меня ласкали! Будто они самые родные люди. Спасибо.
Я видел как у Милы и Лили слезы полились из глаз, но они молчали. Я кинул им коробку с салфетками. Они понимали, что я помогаю их сестре найти себя.
– Муженек, может, хватит дрессировать девушку? – спросила меня жена.
– Ей сейчас эта дрессировка поможет. Ей многое сейчас придется переосмыслить и пожертвовать собою. Может быть своим статусом.
– Хозяин, только честно. Сзади меня кто-то из тех детей моего народа?
– Да.
– Чем я должна пожертвовать, Господин? Я не Хозяйка?
– Ты моя слуга и секс-рабыня, если готова к жертве.
– А они, Господин?
– Слуги моего народа.
– Это их спасет, Хозяин?
– Да.
– Я согласна, Хозяин и Хозяйка. Могу ли я повернуться к ним?
– Да. Если готова.
– Рита, это мы. Мы живы.
– Оля, воды! Быстро!
Когда Рита пришла в себя, я спросил ее:
– Ты готова жить дальше?
Она молчала.
– Ты что, изверг? – спросила меня жена.
– Нет. Реалист. Так что, Рита?
– Я буду жить. Только…
– Полчаса на все. Рита, одень своих сестер в нормальную одежду.
– Спасибо, Господин. Все будет исполнено.
– Уверен.
– По-другому не может быть, Хозяин, Господин. Иначе мы все рабы и мясо.
– Узнаю прежнюю Риту. Жду вас всех в гостиной.
– Раз все они ушли, муженек, популярно объясни, что происходит, черт возьми!
– Что объяснять? Разве ты не видишь? Не поняла еще?
– Не поняла еще. Кто рабы и мясо?
– Могут стать мясом Рита и те дети, родители которых пять лет назад стали мясными блюдами на столах у таких, как принц Чарльз.
– Ты шутишь?
– Нет. Рита жертвует своим высоким статусом, чтобы быть со своим народом и спасти его от полного уничтожения.
– И?
– А так все без изменений. Рита наш главный консультант. Только не Хозяйка земель этих, а наша слуга. Милу и Лилю берем в служанки или отправим их жить обратно в деревню? Я знаю, что ты скажешь.
– И что?
– Можешь взять несколько симпатичных парней для равновесия и чтобы…
– Замолчи. Я поняла тебя. Для разогрева я возьму, возможно, трех, а может, больше. Но твой член будет только мой, и моя пещерка только для твоего члена.
– А если…
– Кто нарушит обещание, будет упражняться на тренажерах в комнате наказания.
– Согласен. Вот и договорились.
– Конечно, милый. Я хочу детей только от тебя.
– Сейчас хочешь меня?
– Но ведь…
– Да или нет?
– Хочу.
Я спустил штаны с трусами. Сел на стул и Олечка села на мой член. Мне было хорошо. Я видел, как на кухню заглянула Рита и хотели заглянуть ее сестры. Рита быстро увела их в гостиную. Я улыбнулся и кончил.
– Спасибо, милый.
– Пожалуйста, дорогая.
– А почему улыбнулся в конце?
– А нас застукали слуги.
– Все? – смеясь, спросила Оля
– Нет. Только Рита. Молодежь она быстро увела в гостиную. Они уже ждут нас.
– Мы опаздываем?
– Нет. Ты готова?
– Да. Пошли.
Мы зашли в гостиную, когда часы пробили десять раз.
– Прежде, чем нам продолжить совместный путь, я хочу знать, в каком статусе желают быть Мила и Лиля? Они служанки в доме или мечтают вернуться к себе в селение, где прожили последние пять лет? Пока вы готовились со своей сестрой к беседе с нами, мы, ваши Хозяева, постановили для себя следующее. Ваши сексуальные потребности будем удовлетворять. Но мой член будет посещать ротик и вагину только моей любимой жены Олечки. Сперма принадлежит только ей. Мужчины и парни не имеют права посещать дырочки моей жены. Все они принадлежат моему члену.
– Хозяин и Хозяйка, спасибо вам, что расставили приоритеты в сексуальных предпочтениях. Мы поняли свое положение в этом вопросе. Мы лишь ваши возбудители сексуального влечения друг к другу.
– Ты молодец, Рита. А теперь, Мила и Лиля, где вам хочется нам служить? Можете обрабатывать сельскохозяйственные угодья и ждать случая, когда вас выберут. Можете остаться в доме.
– Мы все остаемся в доме и комнаты мои сестры уже выбрали. Они рядом с моей комнатой в жилом крыле для слуг. Хозяйка, разрешишь ли ты иногда вас ублажать нашими язычками и ручками?
– Как Хозяин решит, – сказала Оля, посмотрев на меня лукаво.
– Посмотрю на поведение своей супруги, Рита.
– Я поняла вас, Господин.
– Теперь будем готовиться к встрече.

7
Около трех часов дня. Солнце, искупавшись в озерах, привело себя в порядок, посмотрев в горные зеркала ледников. На дороге из городка, который уютно расположился между двумя голубыми озерами, появились пять молодых людей – четыре девушки и один парень. Впереди на возвышенности белоснежный роскошный кабриолет с огромной скоростью начал спускаться, приближаясь к городку. Возле молодых людей кабриолет резко остановился. Из него вышел принц Чарльз.
– Принц, если вы будете так ездить, то можете однажды проскочить городок и въехать сразу в кладбищенскую пещеру мясных отходов.
– Я понимаю, что жена не автор этой фразы. Но она права в этом.
– Михаил, я понял из этой тирады, что все готово для встречи близких и знакомых, которых вы спасли. Список всех людей, спасенных с планеты Земля, с Вашей подачи мы назвали «Список Шиндлера». Но почему Вы предложили не все имя?
– Принц, вам это не понять. Ваш мир, который создан был до вас, по-своему идеален. Но не до конца, возможно. А Вашу историю я еще не знаю, но постараюсь изучить.
– Я понял вас, Михаил. Вы правы. Когда враг спасает тех, кого считает врагом, это многого стоит. В истории у нас такое было. Поэтому мы и пошли по этому пути. Впоследствии спасенные – наши верные псы. И простите, если обидел вас всех чем-либо.
– Принц, такое понимание ситуации достойно уважения. Все в нашей жизни не имеет постоянства и точной меры измерения. Мы готовы принять людей. Мы примем всех их здесь. Потом несовершеннолетних развезем по домам, где они будут жить. Остальных на пикник к пещере, чтобы знали, что их ждет при нарушении правил.
– Мила и Лиля нарушили обет молчания?
– Нет, принц. И вы об этом знаете. И знаете причину того, почему об этом знает Рита. Вы сами утром мне сказали. Нам нужна была рабочая сила. И думаю, пора вам показать нашу подготовку к встрече. Ваша машина, конечно, высший класс. Однако у вас есть три варианта, где ее оставить. Здесь или же на въезде в городок, но тогда придется вам топать своими ножками с полкилометра. Или же на полевой неасфальтированной дороге. Знаете где?
– Ваша ирония здесь уместна. Вы молодцы, и мы в вас не ошиблись. Да, я сноб и эгоист, но все же понимаю шутку, иронию. Уважаю умных, деловых людей. Я буду ждать вас там у дороги, когда поставлю свою машину в поле.
– Посмотрим.
Принц сел в машину и поехал. Мы не торопились. Принц, проехав полкилометра, съехал с трассы. Припарковал свое сокровище и вышел из машины. Каково же было его удивление, когда мы оказались у машины.
– Продолжим, принц? Вон, видите столы? Там мы будем проводить регистрацию прибывших, – я продолжил невозмутимо говорить. – Вода и еда вон там. Чтобы ни у кого не было солнечного удара, все это в шатре.
– Рита, Мила, Лиля, вы молодцы. Спасибо вам. Я не ошибся в вас. И прости, Рита.
– Все в прошлом, Господин. Я понимаю. Вы учили меня жизни, принц, спасибо. И все же Вы не заставили меня чувствовать себя вещью. А Михаил заставил, унизив меня. Сделав меня туалетом собственных испражнений. Рассматривая меня, мои прелести и тело, будто я кукла. Какая-то полезная вещь, которую стоит купить. А может, и не стоит.
– Спасибо, Рита.
Первые автобусы появились на возвышенности. Поле, где стояли столы, заполнялось молодыми людьми. Принц был в шоке. По его виду я понял, что именно он хотел играть первую скрипку в этом шоу. Но его сделали мы.
Первые автобусы минут через пять начали подъезжать и останавливаться. Сначала выходил сопровождающий, потом другие пассажиры. Их встречали молодые люди и помогали с регистрацией и получением статуса.
Мы с женою видели, как выходили из автобусов родные, близкие, знакомые. Они выглядели уставшими, особенно те, кто должен стать рабом. Но все были удивлены тем, куда их привезли. Нам хотелось подойти, обнять и поговорить. Но мы этого не делали, понимали, что тогда все затянется очень надолго, а ведь нужно было сделать еще многое. А так нам удалось в течение часа все закончить, зарегистрировав около двух тысяч человек.
Рита со своим народом распределила прибывших по группам, которых посадили на подстилки тут же на лугу. Потом подошла к нам с женой.
– Хозяева, теперь ваш выход.
– Успокаивающие средства готовы?
– Да, Хозяин.
Я, Оля, Рита, Мила, Лиля вышли из-за спин сопровождающих и остановились возле одного из столов.
– Я понимаю, что у вас всех шок, – сказал я. Мой голос зазвучал громко и четко, будто я говорил в микрофон. – Особенно у тех, кто получил статус раба. Вчера у меня и моей жены Оли тоже был шок. Но мы понимали, что обратного пути нет, если хотим жить. Эта земля принадлежала вот этим молодым людям, которые вам помогали решать организационные вопросы. И которые сейчас помогают вам отойти от шока. Мы с Олей не стали встречать вас у автобусов. Мы успеем еще наговориться и обсудить, как дальше жить на этой земле, теперь нашей. Я знаю, что вы все голодные. Детей и несовершеннолетних мы на автобусах завезем в дома, где они будут жить. Там их накормят. Остальные поедут с нами дальше на небольшую экскурсию, где и покушают. А теперь по автобусам.
Я видел, что родители рады, что я и моя жена живы. Я понимал, что у всех много вопросов, ответы на которые вскоре получат. Но на некоторые вопросы можно не получить ответ никогда. Один из них, это возвращение обратно на планету Земля. Мы понимали, что вернуться обратно уже нельзя, будет слишком больно.
Автобусы с людьми поехали в город, чтобы оставить там детей и вещи, а потом отвезти взрослое население к месту, где будет что-то вроде пикника. Мы же с женою и со своими служанками сразу поехали к горам. Представители власти и принц Чарльз уехали. Мы понимали, что принц был не очень доволен. Немного он сам виноват. Не надо было уезжать утром.
– Рита не будет ли шоком то, что они увидят здесь возле этой пещеры?
– Будет шоком, Господин. Дайте слово нам, а сами молчите. Хотя бы в начале. Тогда, думаю, все пройдет хорошо.
– Это же…
– Нет, Господин. Это то, что разводят там, где это лишь что-то вроде обезьянок, которых едят.
– Я понял тебя, Рита. Как было там на Земле. В одной стране это еда. В другой любимое животное. А вот это не будет большим шоком? – показывая на девушек, распятых на крестах и сидящих на кольях.
– Думаю, нет. Девушки решили немного получить такой экстрим, нежели неделю работать в борделе. После они первые твои рабыни, если желаете.
– А парни есть? – спросила Оля.
– Есть, Госпожа. Желаете ими поразвлекаться?
– Да, Рита.
– Сейчас, Госпожа?
– Да. Я хочу показать.
– Я понял тебя, Оля. Думаю, можно будет организовать. Но сначала пусть поедят немного.
– Хорошо, Миша.
В это время начали прибывать автобусы и стали высаживать пассажиров на краю открытой местности между бором и горами. А потом уезжать, чтобы уже вряд ли когда-нибудь приехать сюда снова.
– Это место для общих пикников, которые будем здесь проводить, – начал я свою речь, когда уехал последний автобус. – Сейчас вы ничего не видите. Но именно здесь вас ждет еда. Вы чувствуете запах жареного мяса. Я даю слово моей служанке и секс-рабыне Рите. Она представительница народа, который был хозяином этих земель до нас. Рита, прошу, – сказал я и вместе с женой подошел к своим родным.
Рита заняла мое место и начала говорить.
– Мой народ поселился здесь, когда аборигены этих мест забыли, что надо быть в гармонии с природой. Что с ними, стало можно только догадываться. Мой народ в свою очередь стал предаваться только разврату и тоже поплатился. Все, кого вы видите сейчас – это дети, которых оставили в живых. Что сделали с взрослым населением, вы скоро увидите сами. Я понимаю, что запахи мяса приятны. Я вам немного испорчу аппетит. Так вкусно пахнет готовое человеческое мясо, которое разводят у себя те, которые руководят нами. На их планете мы скот. Если будете нарушать закон, приготовить могут и вас, как приготовили и съели взрослых моего народа.
В это время начала открываться все то, что было скрыто. Парни и девушки на вертелах, сковородках. Пара котлов. Повара. У вновь прибывших с планеты Земли снова был шок.
– Сегодня еду готовили представители моего народа. Впоследствии вы сами будете это делать. Когда откроется вся картина, вы увидите несколько крестов и колов, на которых обнаженные парни и девушки. Возле них столы со всякими девайсами. Вы можете и должны попробовать поиздеваться над ними. Они все останутся живы. Такой вид наказания они выбрали сами, чтобы не работать в БДСМ-борделе, где можно, как минимум, получить травмы, а как максимум лишиться жизни. Потом они будут личными рабами моего Хозяина и моей Хозяйки на вечные времена, если их захотят иметь как рабов. Приятного всем аппетита.
Рита закончила говорить и посмотрела на меня. Я кивнул утвердительно головой. Взяв тарелку, Рита подошла к готовому мясу на вертеле, спокойно отрезала тестикулы вместе с пенисом и положила себе на тарелку.
– Привыкайте. Помогите вновь прибывшим принять пищу, – сказала Рита, откусывая часть пениса.
Через некоторое время процесс пошел. Некоторым сначала было плохо. Но голод взял свое.
Мы с Олей повели своих родителей к одному готовому женскому телу.
– Это же…
– Да, мама. Мы с женой составили «Список Шиндлера». И теперь вы здесь. На планете наших покровителей человек обычное животное, которое едят. А теперь посмотри на себя в зеркало. Сколько тебе лет? То-то. Нам дали шанс, и мы с Олей им воспользуемся. Такой шанс многим дали, и таких списков много. Ведь людей, которые любят по-настоящему, было много на планете Земля. Работы здесь много. Всем хватит. Но это завтра. А теперь давайте кушать…
Вечерело. Появились первые звезды. После ужина я снова сказал пару слов. Завтрашний день даст ответ на вопрос, правильно ли мы поступили?
А может, и не даст.

8
Утреннее солнце осветило нашу спальню, и его лучи разбудили меня. Я чувствовал себя выспавшимся и готовым свернуть горы. Если понадобится.
– Добро утро, дорогой. Проснулся?
– Доброе утро. Будем вставать?
– Еще не знаю. Мне снился сон, будто я попросила Риту зайти в Железную деву и умертвить себя. Она еще спрашивала несколько раз.
– А ты сидела за столом и мастурбировала.
– Да. Откуда знаешь?
– Ты сама мне сквозь сон говорила. И просила. Давай. Давай. Еще.
– И что?
– Я с тобой любовью занялся и влил в тебя. Ты получила мощный оргазм.
– И я спала?
– Как младенец.
– Знаешь, милый. Лучше разбудил бы.
– Но все ж закончилось прекрасно?
– Конечно. Рита с сестрами принесли мне обед. И ты пришел. А теперь давай вставать, пора заниматься делами. Свое ты уже получил. А там посмотрим. Я в душ.
Оля встала с постели, надела тапочки и голышом пошла в душ, лукаво взглянув на меня. Я все понял. Сейчас мне хотелось женского тепла и чтобы за мною немного поухаживали. А там... Так что я все понял и зашел в душ. Мы помыли друг другу спинки, а после Оля разрешила. Нам стало хорошо. После душа мы оделись и спустились вниз.
На кухне в трусиках и передничках готовили всем завтрак Рита с сестрами. Родители уже сидели за столом, им было немного не по себе. Мы с женой пожелали всем доброго утра. Служанок шлепнули по попкам. Я на взглянул жену, она лишь утвердительно кивнула головой.
– Что, папаши? А у вас-то стоячки. Наши мамы за пять часов ночного секс-марафона вас так и не удовлетворили?
– Миша!!!
– Мама, мой муженек прав. Давай удовлетвори отца. Можешь только ротиком. Или пусть ему помогут служанки?
– Что? Здесь?
– А что стесняться. Здесь все свои, – сказала Оля и сняла халат.
Я понял знак и, спустив штаны с трусами, сел на стул. Оля села сверху, вставив мой член в свою пещерку.
– Родители, что сидите? Вперед! А то мы вас накажем. Девочки, помогите им.
Я видел, как вначале наши мамы и отцы стеснялись и немного сопротивлялись. Но девочки и наш безудержный секс помогли им расслабиться и отдаться желанию природы. Скоро мамы прыгали на отцовских членах, получая удовольствие. Рите с сестрами мы разрешили заняться самоудовлетворением…
– Ну, как? Успокоили своих бабочек внизу? – спросил я спокойно, когда мы сели за стол завтракать.
Стесняясь и краснея, наши юные родители сказали: «ДА».
– Вот и хорошо. А теперь пора нам делом заняться. На вас все строительные работы, вы же в этом профессионалы. А также, как и там, вся культурная программа. Рита, ты поможешь во всем разобраться.
– Слушаюсь, Господин.
– Если нужны помощники или помощницы, то мы разрешаем набрать штат. Но не очень много. Финансы есть. Но лучше их поберечь.
– Благодарю, Господин.
– Скажите-ка, детки. Такое часто надо будет нам делать?
– Что делать? – спросил я, будто не понимая, о чем речь.
– Ну, это…
– Что? Бум-бум, Динь-динь? – спросила Оля, подключаясь к игре.
– Можно и так сказать.
– Как только увидите у мужей ваших стоячок, или они поймут, что вы, девочки, желаете. Помощников тут много. Мы с мужем постановили так, что мои дырочки только для моего любимого или для девочек. А член дорогого мужа только мой.
– Мы поняли вас, детки. Попробуем привыкнуть. А если дети рядом?
– В этом вопросе все так же, как и было. Пора всем за работу, – резюмировала Оля.
– Согласен. Рита, все вышли на работу?
– Нет, Господин. Несколько человек решили, что они выше того, чтобы выполнять грязную работу. Некоторые после словесного объяснения поняли, что могут потерять. Но четверо остались непреклонны. Я посмотрела, кто это.
– Что? Научные работники и представители искусства?
– Да, Господин. Откуда знаете?
– Опыт, деточка. Опыт. Они ведь даже работу по дому решили не делать? Это же выше их понимания.
– Да, Хозяин. Привести их сюда?
– Да. Я их приму в саду. И принеси фотки свои. Ты знаешь, какие.
– Я наказана, Хозяин?
– Конечно, нет. Если есть другие фотки наказания. Можешь принести и их. А потом, Рита, займемся с тобой осмотром нашего дома.
– Хорошо, Хозяин.
Мы с Олей пошли в сад. Осмотреть, что и как. Все-таки пять лет усадьбой всерьез не занимались. Участок был чистым. Но все же нужно было многое привести в порядок. Утренняя прохлада уже прошла, но и жары пока еще не было. Пахло цветами и не только садовыми.
Оля нашла поваленное большое дерево, на котором можно было сейчас присесть и подождать бездельников. Подошла Рита и принесла то, что я просил. Я ее поблагодарил и спросил:
– Что тут было?
– Под этим деревом мы отдыхали. Здесь было много тени почти целый день.
– Поставим здесь беседку и посадим молодые деревья.
Мила и Лиля привели двух связанных парней в шортах и футболках и двух девушек одетых так же. Я понимал, что истинный возраст этих людей сейчас не определить. Поэтому обратился к регистрационным документам. Два парня были академиками с огромным послужным списком. Две девушки были оперными певицами, имена которых я слышал, хотя оперу слушал редко. Но здесь это уже не играло роли. Мир изменился. И именно это сейчас надо было донести и объяснить.
Они смотрели на меня и Олю, будто мы пустое место. С этим надо было что-то делать. Не хотелось терять их, как специалистов, и их замечательных детей, которые мне были очень нужны.
– Мила, развяжи их. Не стоит их так сильно унижать. Они же супер элита, – сказал я.
– Вот видите, Хозяин нас понимает, и знает кто мы, – сказал один из парней и, обращаясь ко мне, продолжил. – Вы поможете нам связаться с посольством?
– Я разрешу вам, Серёженька, позвонить своему боссу. Держи телефон. Номер своего покровителя знаешь?
– Конечно, – сказал Сергей, все равно посмотрев на меня, будто я пустое место.
Взял мой телефон. Набрал номер. Мобильный не отвечал. Позвонил, как я понял, в университет.
Я вежливо попросил его включить громкую связь. После десятого звонка нежный женский голос сказал:
– Вы позвонили по номеру 5….39. Секретарь директора университета вас слушает.
– Могу я поговорить с господином директором Папиным?
– Извините, пожалуйста, а кто это такой Господин?
– Это Лиля? Не играй со мною, – немного неуверенно сказал Сергей.
– Простите, Господин, вы правильно набирали номер?
– Да... точно... 5…39. Это этот же номер?
– Да, Господин, этот. Но я не Лиля.
– Тогда позовите директора, черт возьми!!
– Не могу, Господин. Его еще не назначили, – все таким же спокойным, невозмутимым голоском сказала секретарь.
Сергей был на пределе. Но взял себя в руки и продолжил:
– Скажите, пожалуйста, это же Германия?
– Простите. Что такое Германия?
Сергей был в шоке.
– Я позвонил на планету Земля?
– Да. До недавнего времени человечки, которые жили тут, так ее называли. Того, кого вы спрашивали, никто не запросил. Даже вы. И его тело пойдет на приготовление мясных консервов для домашних любимцев.
У Сергея был шок.
Игорь, так звали второго парня, выхватил телефон и позвонил в свой университет. Результат был тот же.
– Девушки, в Большой театр в Москве позвонить не желаете? Вы же там работали, – сказал я.
Они отрицательно покачали головой.
– Итак, что с вами делать? Я вас должен наказать. Иначе какой же я Хозяин и руководитель. Я могу приготовить вас сегодня на ужин – на обед вас уже не успеют приготовить. И съедят вас люди. И у вас будет могилка в погребальной пещере.
– А можно… Х… Хозяин?
– Что можно?
– Подруге позвонить… Хозяин.
– Забыла о ней?
– Нет… Хозяин. Лимит.
– Желаешь вытащить?
– А можно… Хозяин?– с надеждой девушка спросила.
– Я подумаю, – сказал я.
Я видел, что все они сникли. И были готовы слушать меня дальше.
– Мне нужны ваши мозги и руки ваших детей. Я хочу компьютеризировать весь городок и выйти с этим продуктом на рынок. Поэтому с вами вожусь. Мне их будет жалко. Но законы здесь жестче.
Рита на меня удивленно посмотрела, но быстро сообразила, в чем дело.
– Хозяин, что получается? Вместе с нами за нарушение нами дисциплины могут пострадать наши дети?
– Получается так, Сергей.
– Что нам сделать, чтобы загладить свою вину? Ведь вы обязаны…
– Правильно мыслишь, Игорь. Я должен вас наказать. Я не желаю вас сейчас очень больно наказывать, чтобы вы недели две лежали в кровати. Поэтому раздевайтесь догола и проведете незабываемые несколько часов в крапиве. Мила, я там видел приспособление, которое поможет лучше вразумить этих, и участок с крапивой, который не сильно пострадает.
– Но, Господин…
– Что такое, Мила? – немного недовольно спросил я.
– Оно и по кустам шиповника их будет протаскивать, – испуганно сказала Мила.
– Это даже еще лучше прочистит им мозги, Мила,– спокойно сказал я. А потом продолжил, обращаясь к провинившимся. – До обеда у вас катание на карусели.
– Но это же…
– Да. Почти пять часов. А что вы хотели? Или по двести ударов плеткой желаете? А после отдых на аппликаторе Кузнецова часик. А вечером повтор.
– И между ног тоже будете? – спросила с испугом девушка.
– А что вы хотели? Конечно.
– А может не надо?
– Надо, дорогуша, надо. Или желаете что-то поэкстремальнее? Например, как вчера. Немного тока, огонька, иголок и гвоздей. Кстати, Рита, их забрали? Мне не нужны непослушные рабы.
– Да, Господин. Поблагодарили нас.
– Вот и отлично. А вот так тоже иногда развлекаются с нарушителями, – сказал я, указывая на альбомы с фотографиями.
Девушки подошли, открыли один из альбомов и сразу же закрыли.
– Расскажите, что там такого страшного-то было?
– Там одной отрезали… вот это... – сказала, заикаясь, девушка, раскрыв широко глаза, показывая рукою себе между ног. И заплакала.
– Парню жарили его… – сказала другая девушка.
– Но они же мертвы, наверное, были?
– Нет, Господин, – сквозь слезы сказала первая девушка.
Я посмотрел на Риту и понял, что именно так разделывались с руководителями и хозяевами этих земель, когда они решили предаваться только разврату и уничтожению природы.
– Так что, виновники беспорядков. Просим на экзекуцию. А перед этим детальный осмотр, – сказал я.
Парни разделись быстро и не очень стеснялись. А вот девушек немного пришлось подгонять. Оказались стеснительными старушками по возрасту. Парням досталось при осмотре. Мы еще сделали несколько нелицеприятных для них комментариев.
Нарушителей дисциплины увели. Я извинился перед Милой и Ритой, сказав, что так надо было. Девушки поняли.
При экзекуции парни верещали, как будто рожали. Они оказались очень нежными.

9
Был полдень. Солнце ярко светило. Было жарко. В садовой беседке, оплетенной виноградной лозой, была прохлада. Свежестью веяло от небольшого пруда с прозрачной водой, через которую были видны обитатели водоема. В этом райском уголке сидели двое в шортах и футболках, пили лимонад со льдом и смотрели на горы.
– Прекрасный день сегодня. Вы согласны?
– Конечно, принц. Я рад, что вы приняли приглашение провести пару дней в моей обители. Но вы ведь сейчас хотите говорить со мной не о погоде?
– Хотелось о погоде. Но вы, как всегда, Михаил, желаете разобраться с делами, а уж потом отдыхать. Мне было приятно работать с вами последние пять лет. Все ваши просьбы были всегда лаконичны и достаточно аргументированы. Но ваш последний запрос поставил нас в некоторый тупик.
– Почему, Чарльз? Ведь я четко все изложил. Нам нужны эти территории, – сказал я.
– Да, четко. И все же я решил еще раз вам задать вопрос. Зачем? Вы же территории у американцев, японцев, считай, забрали. Да, вы их содержите. Но от туризма там вы получаете доход и довольный солидный. Многим туристам этой зоны интересно наблюдать за жизнью тех, кто там живет. И за этими, кого вы потом забрали на мясо. Дополнительным списком в четыре тысячи особей. И никого сами не съели.
– Мне интересно, что об этом говорят, мой дорогой Чарльз?
– Если коротко о владельцах земель, то там полный разврат. Они там только сексуально развлекаются.
– Да, развлекаются. И при этом участок не пустует. Правда, мяса для ваших и наших пикников нет. Зато и детских искалеченных судеб нет.
– А эти тоже хорошо устроились. Снабжают их всем. Они их рабы или слуги?
– Они рабы самих себя. Желают жить. И это главное. А также они заложники. Мои подданные работают за себя и за тех, кого на мясо мы взяли с планеты Земля. Нарушение дисциплины может привести к тому, что мясо станет моим обедом.
– Жаль, что четверть века назад я не настоял на захвате планеты Земля, Михаил. Мы жестоки. Но вы!!
– Понимаю вас. Но тогда меня здесь не было бы. И был бы другой предприимчивый делец.
– Но не здесь. А может быть и здесь.
– Вы правы. Тогда почему жаль?
– Вы тогда могли быть тоже здесь.
– А может быть, и нет. Так что жалеть не надо. Все делается правильно.
– Возможно, я с вами ныне соглашусь.
– Так в чем сомненья? Здесь, где мы сейчас, у вас была любовь? Хоть ее детей сохранил?
– Да. Дети живы. Но кто из них мои, я не скажу. А теперь продолжим. Я не пойму, как тебе с женою удалось практически без наказаний сделать так много?
– Потому что я дал своим подданным все, что они желали. И они с планеты Земля. Насилие могло породить насилие. А мне необходимо было спасать многих. В том числе и твой народ. А мой народ привык трудиться, если правильно его мотивировать.
– Но ведь был прецедент?
– Да был. Отрицать не буду. Тогда так надо было. Ты же был там со мною.

Ранее
– Что тут происходит? – спросила дежурная по кухне.
Девушки молчали. На полу лежала обнаженная девушка, как и все здесь находящиеся. Но в отличие от других – мертвая.
– Вы понимаете, что сейчас будет?!!
– Понимаем. Может в котел? Скажем, сбежала.
– Все равно вопросы будут.
– Может…
– Поздно.
На кухне появилась охрана, которая делала обход.
– Так, так, – сказала охранница. – Все понятно. У нас ЧП. Доложите Хозяину. Что стоите? Продолжайте готовить.
Повара продолжали стряпать. Кровь из девушки вытекала и впитывалась в землю. Через час прибыл Хозяин.
– Начальник смены, что такое случилось, что без меня нельзя?
– Хозяин. Вот видите…
– Вижу. И что? Вы знаете порядок.
– Знаем.
– И что? Молчите? Значит так. Обед готов?
– Да, Хозяин, – сказала дежурная.
– Это хорошо. Берите эту тушу, что на полу. Готовьте ужин.
Девушки-повара стояли.
– Ясно. Охрана, пригласите других поваров. А этих шестерых связать и привязать к деревьям.
Охрана привела десятерых девушек и парня.
– Ты и ты, – сказал Хозяин парню и одной девушке, – Подготовьте тушу к готовке. Все остальные разнесите еду и расскажите, что здесь произошло. Через час я жду всех на центральной поляне.
Через час все собрались на поляне. Были приглашены хозяева этих земель, которые стояли поодаль. Они были хозяевами, но уже только номинально. Главным Хозяином был Михаил. То есть я. Приехал и принц Чарльз. Я его вызвал, чтобы не было потом лишних разговоров.
– То, что сейчас будет происходить, – начал говорить я, – больше никогда не должно произойти. На планете Земля у запорожцев был закон. Убийцу хоронят живьем со своей жертвой.
Сзади раздалось несколько женских вскриков. Я продолжил.
– Я не буду разбираться в причинах убийства, и кто конкретно нанес смертельный удар. Сейчас из туши жертвы готовят всем ужин. Еще шесть девушек будут приготовлены потом. Но для начала каждую из них посадят на кол. Его вставят в задний проход на определенную длину. А хозяева этих земель поразвлекаются с девушками, сидящими на колу, используя различные девайсы. Через сутки, если будет кто живая – добьем.
Над поляной воцарилась тишина.
– Кто старейшина? – спросил я хозяев земель.
– Я, Хозяин, – откликнулся парень.
– Кнуты, хлысты, нагайки принесли?
– Да, Хозяин.
– По пятьдесят ударов каждому мясу. Охранницам шестьдесят, а после можете удовлетворить себя сексуально. Если…
– Я понял вас, Хозяин. Мы не хотим умирать. Особенно как эти, – сказал старейшина, показывая рукой на девушек, которых вели к месту казни.

– Михаил, ты не жесток с ними?
– Нет. Чарльз. Я им аргументировал свои действия. Вы же более жестко действовали тут без всякой аргументации. Да и откуда мы – тоже не очень церемонились. Детей этих шестерых девушек вы все равно пришлите сюда, когда вырастут.
– Хорошо.


Сегодня
– Я помню. Спасибо, Михаил. Вы многому нас научили. Возможность, реальная возможность подняться вверх, хороший стимул работать.
– Также стимулом является и страх оказаться среди мяса. Здесь главное – не перегнуть палку.
– Вы, Михаил, как всегда правы. И вы это доказали. Так зачем вам территории?
– Для развития туризма. Я хочу там создать небольшие поселения мясных рабов. Около четырех тысяч рабов у американцев и японцев содержать накладно. И детей этих людей мне не хочется привозить сюда и раздевать догола. Они же не заслужили.
– Понимаю.
– Да и для вас нужно мясо. Поселим там ваших человеко-обезьянок.
– Спасибо.
– И еще. Наши экстремалы секса и не только хотят горный холод, зной пустыни, влагу тропиков с их муссонами.
– Значит ли это…
– Да, да, Чарльз. Теперь все тренажеры, что стояли у меня дома для наказания, на площадке пикников у погребальной пещеры. Раньше мы ими пугали. А теперь поощряем тех, кому обычный секс приелся. Так что? Могу ли я надеяться?
– Можешь. Тем более, что я собираюсь поселиться здесь.
– Как кто? В качестве кого?
– Как Хозяин своей земли. Не этой. Рядом. Я поселюсь там со своей семьей и слугами. А управлять ею будешь ты. Там много пещер и холодно внутри.
– Я понял вас, принц Чарльз. Пора обедать. Попробуете то, чем будем кормить вас и вашу семью.
– Благодарю вас. Мне нужно переодеться.
– Зачем? Сегодняшний обед будет похож на небольшой пикник. Сегодня жарко. Вам стоит привыкать к деревенскому быту. Сейчас мы тут же в парке и покушаем. Я вижу, нас уже зовут.
Мы вышли из беседки. По ступенькам спустились вниз. Пройдя немного по аллее к дому, вышли на площадку, окруженную деревьями. На ней бегала малышня. Стол был накрыт на двадцать персон. И невдалеке еще один. Более низкий на пятнадцать человек. Принц Чарльз взглянул на меня.
– Это для наших детей, что родились уже здесь и не только у меня. Спасибо вам.
– А?
– Жара спадает. Пойдем, посмотрим. Увидите, как здесь стало хорошо, – сказал я. И показывая на детей, продолжил. – Это еще одна причина расширить наши территории. Ты же понимаешь?
Принц Чарльз хотел извиниться и уйти. Однако я успел.
– Вам, как я понял, нужна связь?
– Да, – немного смущенно сказал принц.
– Рита, организуй.
– Принц Чарльз, вам сюда.
Рита в закрытом купальнике подвела принца к маленькому столику в саду под деревом, на котором стоял ноутбук.
– Прошу вас, Господин.
– Спасибо Рита. Ваш Хозяин умеет убеждать.
– Значит «ДА», Господин? Могу ли я…
– Можешь.
– Спасибо вам. Вас мы не подведем.
– Я в этом теперь полностью уверен.
– В чем уверен? – спросила Оля, глядя вслед убегающей Риты.
– В том, что все будет у вас хорошо, главная жена Хозяина.
– Не поняла вас, Принц?
– Мои девочки давно влюблены в Хозяина. Ваш муж получает три новых территории и трех моих дочек в жены. Ваш муж умеет убеждать. У меня уже четыре внучки от вашего мужа. А у вас двое не от мужа. Я прав?
– Да, – согласилась Оля.
– Мы просто все это оформили официально, – сказал Чарльз, нажимая Enter на ноутбуке. – Только не говорите девочкам, что это часть сделки. Они очень любят Хозяина.
– Я знаю. Хотите еще что-то сказать?
– Нет.
– А о том, чтобы я не совершала ошибки вашей жены, не желаете меня предупредить? Ведь именно она была инициатором и организатором полного разврата здесь. Она же хотела, чтобы вы любили только ее? Но в этом мире это невозможно. Ведь я права?
– Да, – сказал Чарльз, поняв, что его списали. – А?
– Знают и все равно счастливы. Дети всегда должны быть счастливее своих родителей. Прошу к столу.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную