eng | pyc

  

________________________________________________

Дитрих Ржач
цикл
ПРОЗА ЖИЗНИ

МАХАОН НА ПЛАТФОРМЕ

Вася Степунков, по прозвищу Махаон, задумчиво почесал в затылке и бросил прощальный взгляд на удаляющиеся огни последней электрички. Стрелки часов лаконично сообщили Васе о том, что двадцать минут назад наступил новый день, а Вася в свою очередь неинтеллигентно выругался матом.
– Идите вы на хуй, девушки! – громко объявил Махаон, обращаясь к стрелкам часов. – Мне уже все по хую…
В принципе, попал Вася конкретно. Ближайшая электричка в нужную Васе сторону появится только через пять часов, пешком идти глупо, словом, отдыхай, Махаон, если есть с кем.
Подумав об этом, Вася внимательно осмотрел платформу и убедился в том, что чудес на свете не бывает. Похоже, что на платформе «98-й километр» Махаон присутствовал в гордом одиночестве, и это вгоняло его в глубокую тоску. Кстати говоря, на платформе он оказался совершенно случайно, банально проспав свою остановку. Оно конечно, нефига было выбегать из электрички, как идиоту! Доехал бы спокойно до конечной, там хоть вокзал какой-никакой есть. Теперь тут торчать до утра, соловьев слушать!
Соловьи, между прочим, старались вовсю. Вася скорбно вздохнул и пошел вперед по платформе. Пару раз он бывал в этих краях, а потому знал, что идти отсюда некуда. То есть, можно, конечно, но особого смысла в этом нет. С левой стороны платформы тянулся лес, до шоссе было километров восемь по прямой, а шансов поймать в это время попутку практически не было. Исключительно по этому поводу Вася еще раз затейливо выругался и неожиданно обнаружил, что на платформе он не один.
Метрах в двадцати от Васи на лавочке, под единственным на платформе фонарем кто-то сидел, причем в глаза сразу бросались пронзительно белые брюки.
– Заебись! – вполголоса произнес Вася. – Бабы тут только не хватало!
Настроение Махаона окончательно рухнуло до самой низкой отметки. Минут пять он еще прохаживался по платформе, а потом, собравшись с мыслями, направился к фонарю. Делать все равно было нечего, а так, хоть время можно провести.
На лавочке и вправду сидела баба. На вид ей было лет тридцать, может чуть больше. В дополнение к белым брюкам шел легкий пиджачок, под которым виднелось что-то наподобие футболки. Большие очки закрывали чуть ли не половину лица, а светлые волосы были собраны в какой-то суровый пучок. Рядом стояла спортивная сумка с ремнем через плечо. Подруга упорно читала большую газету и не обращала на Васино присутствие никакого внимания. Одним словом, баба Махаону категорически не понравилась. Однако, как уже было сказано, делать было нечего, и Вася дипломатично кашлянул.
– Добрый вечер, – банально начал разговор Махаон, терзаясь от осознания полной беспочвенности усилий, – не подскажете, когда ближайшая электричка?
Женщина окатила Васю ледяным взором и продолжила изучение своей газеты. Махаон драматично вздохнул и решительно присел на край лавочки.
– Между прочим, – продолжил словесные упражнения Вася, – очень неприлично отказывать в помощи человеку, который попал в беду! Неужели так трудно сказать, когда ближайшая электричка?
На этот раз усилия увенчались успехом. Женщина сняла свои очки и посмотрела на Васю внимательнее.
– А материться на всю округу прилично? – спросила она.
– Так вы обиделись на меня из-за этого? – обрадовался Вася. – Так это, скажу вам, полная хуйня!
Решительный переход к ненормативной лексике стал для женщины полной неожиданностью. Она даже приоткрыла от удивления рот. Вася примирительно выставил вперед ладони и начал излагать свою излюбленную теорию.
– Только не надо смотреть на меня с таким презрением! Послушайте меня внимательно. Мы тут с вами вдвоем, так? Больше никого нет, так?
Интонация Махаона была достаточно настойчивой, и женщина машинально кивнула.
– Отлично! – подытожил Вася. – Идем дальше. Вы меня видите в первый и последний раз, так? Так! Я вас вижу совершенно аналогично, так? Так! Спрашивается: чего попусту разводить церемонии? Может ведь человек позволить себе быть откровенным перед самим собой? Я прав?
В этот момент Вася дал грамотную паузу, чтобы женщина успела осмыслить сказанное. Теперь он уже и сам удивлялся собственной наглости, тем более, что раньше он ничего подобного не вытворял.
– А вы редкостнейший наглец! – подала, наконец, голос обладательница белых брюк. – И часто вы так разговариваете с незнакомыми женщинами?
Это был уже совершенно конкретный вопрос. Махаон констатировал несомненный прогресс и принялся развивать тактический успех.
– Откровенно говоря, в первый раз. Вообще-то, я скромный.
Женщина, усмехаясь, смотрела на Васю, и тот вдруг заметил, что у нее достаточно красивые глаза. По всей видимости, она собиралась с мыслями, а потом все-таки решилась.
– Заебись, уважаемый. Значит, попробуем быть откровенным перед самим собой?
Вася вполне искренне поаплодировал незнакомке.
– Ясен хуй! Кстати, может быть, перейдем на «ты»? Чего уж теперь выебываться?
– Ладно, хуй с ним! – легко согласилась женщина. – Меня зовут Татьяна.
Вася галантно встал с лавочки и представился.
– Василий. Можно просто – Вася!
– Нет, – поморщилась Татьяна, – мне не нравится. Пусть будет Дима, ладно?
– Да в рот его ебать! – великодушно согласился Вася, в одночасье сменивший имя. – Дима, так Дима, мне, сама понимаешь, по хую!
– Верю! – рассмеялась Татьяна и убрала газету в довольно объемистую спортивную сумку. Видно было, что ситуация весьма забавляет ее, а сам процесс общения с помощью матерщины прямо-таки доставляет удовольствие. Ругалась она сочно, изобретательно и с большим чувством.
– Чем займемся, Дим? – спросила Татьяна, закинув ногу за ногу.
– Поговорим! – пожал плечами Вася, – Чем тут сейчас еще можно заняться?
– Ну… – кокетливо протянула Татьяна, – мало ли чем можно заняться!
«Оба-на, блядь! – подумал Махаон. – Это уже интересно!»
– В принципе, ты права! – согласился Вася и придвинулся ближе. – Жаль, что нет ничего выпить, начали бы с этого.
– А кто сказал, что нет? – хитро прищурилась Татьяна. – Если поискать, то у меня может и найдется что-нибудь!
Ситуация менялась кардинальным образом, и Васе это нравилось все больше и больше.
– А ты куда ехала-то, Тань? – поинтересовался Махаон, наблюдая за тем, как женщина что-то ищет в недрах своей объемистой сумки. – Не на пикник ли часом?
– Почти угадал! – ответила Татьяна и достала из сумки бутылку с яркой этикеткой. – Это настоящий армянский коньяк. Правда, больше ничего нет.
Вася взял бутылку и восхищенно покачал головой.
– Чудеса, да и только! Так ты, правда, на пикник ехала?
– Да нет, конечно, – беспечно махнула рукой Татьяна. – Так, к одному мерзавцу на дачу…
– А мерзавца зовут Димой! – догадался Вася.
– Извини… – отвела взгляд Татьяна и покраснела. – Я не хотела.
– Ладно, хуйня, проехали! – решительно заявил Вася и достал из кармана ножик. – Это дело надо отметить. Ты, надеюсь, не против?
– Ясен хуй! – усмехнулась Татьяна. – Гулять, так гулять!
Потом Вася открыл бутылку, и они выпили. Пили прямо из горла, маленькими глотками. Конечно, Вася никогда не считал себя трезвенником, но пить коньяк таким образом ему еще не доводилось. Впрочем, он не очень-то и переживал по этому поводу. Больше всего его интересовала Татьяна.
– Значит, Дима – мерзавец? – как бы невзначай спросил Вася и положил руку Татьяне на колено.
– Чмо и пидарас! – ответила женщина, глядя Васе прямо в глаза. – Слушай, хватит ходить вокруг да около!
– Не понял! – убрал руку Вася, которого подобной поворот несколько насторожил. – Я вроде бы ничего такого не делаю…
– То-то и оно! – вздохнула Татьяна. – Скажи честно: ты же хочешь меня выебать?
Слово «выебать» она произнесла с особым чувством, и Вася понял, что пасьянс вот-вот сложится.
– Я хочу тебя выебать, отхуячить, отъебашить и пропердолить! – совершенно спокойно заявил Вася и решительно обнял Татьяну.
Дальше все пошло, как по маслу. Целовалась Татьяна просто самозабвенно. Ее горячие губы дерзко хозяйничали у Васи во рту, и от этого нагловатого напора Махаон возбудился не на шутку. Освободив женщину от совершенно неуместного в данной ситуации пиджака, Вася обнаружил под футболочкой весьма аппетитные груди. В нетерпении он задрал Танину футболку чуть ли не до подбородка и принялся целовать соски.
– Сумасшедший! – возбужденно шептала Татьяна, а сама лихорадочно расстегивала Васе рубашку. Своими длинными, тонкими пальцами с острыми ноготками она легонько поскребла Васину грудь, а потом начала расстегивать брюки.
Через несколько минут на лавочке под фонарем воцарился полный консенсус. Таня, голая по пояс, сидела, откинувшись к спинке, а Вася Махаон стоял над ней, уверенно засунув свой конец женщине в рот. Откровенно говоря, никаких усилий, кроме мышечных, от Васи и не потребовалось. Таня накинулась на поднявшийся хуй, как натовская авиация на Слободана Милошевича. Вася сделал грамотный вывод, что баба просто изголодалась по ебле.
«Судя по всему, тот самый хуй Дима, к которому она ехала, просто-напросто кинул ее, или что-нибудь в этом роде, – здраво рассуждал Вася, созерцая активную работу Таниного язычка над своей залупой. – В таком случае, он полный мудила. Танюшин минет и у мертвого поднимет!»
Впрочем, ограничиваться одним минетом Махаон совсем не собирался. Дипломатично, но уверенно вытащив хуй изо рта, Вася принялся снимать с Танечки брюки.
– Дай-ка я гляну на твои владения, солнышко! – предложил Вася, стягивая легкие брючки со стройных ножек. – Ты же ведь не будешь выебываться по этому поводу?
– Вася, не пори хуйню! – страстно прошептала Таня, раздвигая ноги. – Входи уже!
Однако в данной ситуации Вася торопиться не стал. Пройдясь ладошкой по пизде, Махаон убедился в том, что все дела еще только на подходе. Тело женщины было чистым, пахло какими-то экзотическими духами, поэтому Вася не стал колебаться и решительно поцеловал Таню в губы. В малые. Устроившись поудобней, Вася легонько прошелся по влагалищу кончиком языка, а затем осторожно раздвинул губки. Татьяна задышала глубже, а ее пальцы вцепились Махаону в плечи.
Вася знал в этом деле толк, а потому действовал уверенно, но не спешил.
Прислушиваясь к реакции Татьяны, Махаон терпеливо вел свою игру, тщательно облизывал теплые складочки, дразнил губами проснувшийся клитор. Спешить было некуда. Когда минут через десять Танюша начала судорожно дергаться от самых осторожных прикосновений, Вася быстро ввел во влагалище средний палец. Татьяна охнула, а потом, закусив губу, яростно простонала. Пальцы стиснули кожу, а бедра обхватили Васино тело. Оргазм сотрясал стройное тело женщины, а Махаон, с трудом выбравшись из крепких объятий, снисходительно наблюдал течение кончины, легонько пошевеливая в глубине влагалища пальцем.
– Как самочувствие? – ласково поинтересовался Вася, едва Татьяна немного пришла в себя и открыла глаза. – Можно поздравить с оргазмом?
– Хорошо-о-о-о… – обессилено простонала Таня, жмурясь от наслаждения. Она лежала спиной на лавочке, широко раскинув ноги, и ее тщательно ухоженная пизденка была открыта любому пытливому взору. Вася по-хозяйски отогнал комара и, склонившись над Таней, поцеловал ее.
– Продолжим? – как ни в чем не бывало, предложил Вася.
– А ты герой! – хитро прищурилась Танюша. – Придется тебя отблагодарить!
Вася уже хотел пристроиться и вставить своего воина в соответствующе место, но Таня мягко выскользнула из объятий. Она уложила Васю на спину, а сама встала на колени рядом. Теплый, влажный язык ловко прошелся по Васиному хую, облизал яйца, а затем спустился вниз, к тем местам, откуда частенько вырывался злой дух. Осторожно раздвинув Васины полужопия, Таня сначала деликатно коснулась языком очка, а потом начала старательно вылизывать задницу.
С подобными художествами Махаону сталкиваться еще не приходилось. Танюша работала очень старательно, и ее язычок уверенно входил к Васе в гости. До жути приятное ощущение затянуло Васю в свои мягкие сети. Чисто машинально Махаон взял хуй в правую руку и начал потихоньку подрачивать, усиливая ощущения. Таня быстро заметила эту новацию и взяла инициативу в свои руки. Когда язык обильно увлажнил рабочее место, Таня очень осторожно принялась вводить в задницу свой пальчик. Вася дернулся было, но когда пустота в жопе заполнилась, он ощутил такое блаженство, что даже замычал от восторга.
Татьяна ласково усмехнулась и снова взяла в рот член. Ее палец совершал неторопливые прогулки в теплом тоннеле, а губы и язычок продолжили услаждать головку члена. Вася готов был просто визжать от восторга, ибо такого кайфа не испытывал еще ни разу. Возбуждение как-то враз набросилось на него, и от скользящего ощущения в заднице хуй просто-напросто окаменел.
Постепенно Таня увеличила скорость. Палец уже входил между ягодиц на всю длину, а член во рту перемещался с такой же большой амплитудой. Вася уже даже не стонал, а просто хрипел, закатив глаза в предчувствии оргазма. Левой рукой Таня схватила его за яйца, палец правой с силой вонзился в задницу, а зубы чувствительно прикусили залупу. Вася судорожно заглотал воздух, дернулся и тут же начал кончать, извергая сперму с мощью пожарного шланга. Перед глазами у Васи летали какие-то фиолетово-малиновые облака, в ушах стоял звон, а потом что-то внутри лопнуло, и мир навсегда погас…
…Опустив пистолет, Рысев сделал шаг назад, чтобы невзначай не испачкаться кровью, которая фонтаном била из входного отверстия в черепной коробке. Глаза мужчины закатились, а из горла вырывался булькающий хрип. Руки держал Соболь, а ноги крепко ухватил Бондаренко. Рысев подобрал упавшую гильзу и спрятал ее в боковой карман пиджака. Тело еще агонизировало, но конвульсии уже угасали. Под лавочкой образовалась большая лужа крови, маслянисто блестевшая в свете фонаря. По краям лужи пузырилась пена.
Татьяна Игоревна в последний раз лизнула все еще стоячий член, вытащила из задницы палец и встала с колен. По лицу ее блуждала похотливая улыбка, а с губ по подбородку стекала сперма. Рысев внимательно глянул на затихшего мужчину и бесстрастно констатировал:
– Все, господа, пиздец!
Татьяна Игоревна вздохнула и начала приводить себя в порядок. Все салфетки, полотенца и прочую дребедень собрал Соболь и аккуратно упаковал в черный пластиковый мешок. Бондаренко тщательно затер место, убирая возможные следы. Рысев прикрыл тело мужчины его же одеждой и повернулся к Татьяне Игоревне.
– Можно ехать, Хозяйка!
Огромный черный джип стоял в самом конце платформы. Последним в машину сел Соболь, на всякий случай прикрывавший отход. В салоне Татьяна Игоревна попросила виски со льдом. Сделав солидный глоток, она откинулась на мягкую спинку кожаного сидения и устало закрыла глаза. Рысев понимал, что мысленно Хозяйка еще там, на платформе, бурно кончает и с интересом смотрит в закатывающиеся после выстрела в упор глаза своего случайного партнера.
Эту игру она придумала давно, играла в нее редко, чтобы не засветиться. На памяти Рысева этот Вася был пятым, и все они умерли в момент оргазма. «Не самая хуевая смерть, – равнодушно подумал Рысев, глядя в темноту ночного леса. – Кто знает, как придется подохнуть мне, так уж лучше вот так!»
Через сорок минут джип выехал на асфальтированную дорогу, а еще через полчаса уже летел по федеральному шоссе в сторону Москвы.
А на платформе «98-й километр» под фонарем на лавочке лежал Вася Степунков по прозвищу «Махаон». Из входного отверстия в черепной коробке уже не текла кровь, а остекленевшие глаза тупо смотрели в ночное небо.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную