eng | pyc

  

________________________________________________

HONEYMOON
Parker
МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ
Перевод RobyPuzo

– Разве ты не перенесешь меня через порог?
– Это не наш дом, – ответил я, – только пристанище на выходные.
– Еще не дом…
Все еще.
Я поднял ее и, переступив порог, внес через дверь в дом. Хотя понятие "дом", пожалуй, не совсем верно, скорее небольшой особняк. Но мои родители всегда называли это место домом, и кто я такой (особенно теперь, когда они умерли), чтобы с ними спорить…
– Уфф… – я застонал, когда внес свою молодую жену в вестибюль.
– Слушай, прекрати, – она нахмурилась, изображая сердитость. – Я не настолько тяжелая, чтобы ты... – сказала она, вывернулась из моих рук и соскочила на пол. Она была права, моя Кейт, стройная и легкая как перышко.
– Конечно, – добавила она с усмешкой. – Ты человек старый, того и гляди, свалишься с сердечным приступом.
– Ах ты, маленькая...
Хихикая, она побежала к лестнице, я кинулся следом за ней, но придержал шаги. Кейт часто дразнила меня за излишнюю серьезность. Ей легко говорить, студентке последнего курса университета, более чем на двадцать пять лет младше меня. Я встретил ее на благотворительном ужине в пользу университетского музея, куда через одну из своих компаний я регулярно делал пожертвования. Мы разговорились, одно за другим и… Словом, мы влюбились и поженились.
Она позволила мне схватить ее у самой лестницы.
– Старичок, – она улыбнулась, когда я обнял ее и притянул к себе для долгого и страстного поцелуя. Когда мы, наконец, оторвались друг от друга, она прошептала, пытаясь отдышаться, и соблазнительно облизав губы. – Ну, возможно, не такой уж старый.
Мы поцеловались снова.
Я до сих пор не понимаю, что она нашла во мне.
Как я уже говорил, я значительно старше ее. Не старый еще, но разница в возрасте приличная. А Кейт самая красивая женщина, которую я когда-либо встречал – высокая, стройная, изящная… Не хватает прилагательных, чтобы описать ее. С ее длинными светлыми волосами, синими глазами и изящной фигурой, она могла бы стать моделью, могла получить любого мужчину, которого захотела бы.
И она выбрала меня
– У меня для тебя есть сюрприз.
Она подняла брови:
– Сюрприз? – она улыбнулась мне. – Я люблю сюрпризы.
Я подтолкнул ее к лестнице:
– Тогда пошли наверх в спальню.
– Хмм… – она двинулась по лестнице, я следовал за ней. – Я ОЧЕНЬ люблю сюрпризы, – повторила она.
Я, надо признать, был уже сильно взволнован и возбужден, когда мы подошли к закрытой двери спальни. Кейт любила сексуальные эксперименты, уж мне ли не знать, но не зашел ли я слишком далеко с моим особым сюрпризом. В Кейт, и я знал это лучше, чем кто бы то ни было, была мстительность. Она не спешила ненавидеть, но когда это случалось... это было серьезно и надолго.
Итак… Она открыла дверь.
– К-Карл?
– Я уверен, ты знаешь Андреа, – сказал я спокойно, стараясь казаться более уверенным, чем был на самом деле.
Впервые за наше знакомство Кейт не хватало слов. Это и неудивительно, учитывая, КТО и в КАКОМ виде ждал нас в спальне.
Андреа Кросс, точнее профессор Кросс.
Конечно, Кейт знала ее. Профессор Кросс была преподавателем кафедры английской литературы и истории в университете, где училась Кейт, ее наставником и основной причиной, по которой Кейт завалила эту дисциплину. По каким-то причинам эта женщина сделала все возможное, чтобы Кейт потерпела неудачу с ее предметом: сложный материал, неразумное расписание, невыполнимые задания и придирки… Кейт терпела это, сколько могла, но в итоге была вынуждена бросить курс. Я пробовал отговорить ее, ведь потрачено столько сил и времени, да и Кросс собиралась в творческий отпуск, но Кейт, вся в слезах, сказала:
– Я просто больше не могу выносить эту Кросс, ни одной минуты.
Хорошо, посмотрим.
Профессору Кросс, нет, теперь я должен называть ее Андреа, было почти сорок. Только на шесть лет младше меня, но она действительно не выглядела на свой возраст. Из рассказов Кейт я представлял ее какой-то старой перечницей, и когда увидел ее впервые – кричащую и дико сопротивляющуюся – ее только что раздели и запихивали в фургон – я был более чем удивлен. Она была стройная женщина, с небольшой, но красивой формы грудью и длинными густыми темно-рыжими волосами. Если бы не ее лицо, знаете, такое серьезное с упрямыми тонкими губами, она могла бы быть красивой.
Я не раз видел ее в тот месяц, что прошел после ее похищения: голую, с руками, привязанными над головой и грудью, блестящую от пота, всю в красных следах от ударов плетью; на коленях перед охранником Леди Анжелы, старательно сосущей его член, пока он хлестал ее задницу; прыгающую на закрепленном массивном искусственном члене, все время мнущую свою грудь и стенающую в притворной страсти, восклицая, что она "шлюха и потаскуха, и нуждается в хорошем трахе"… Но когда я вошел за Кейт в комнату, вид Андреа лишил меня дара речи.
Леди Анжела превзошла себя.
Андреа лежала на кровати лицом вверх. Она была почти обнажена, на ней был только кожаный ошейник, чулки на подвязках и ярко красные туфли со шпильками не меньше шести дюймов. Еще толстый кожаный пояс, к которому пристегнуты ее руки, не знаю, правда, можно ли считать это одеждой. Ноги были раздвинуты и за лодыжки пристегнуты к деревянной распорке. Я отметил, что Леди Анжела очень коротко подстригла волосы Андреа и окрасила их в яркий красный цвет – интересный стиль.
Да, чуть не забыл о маленьких золотых колечках с веселыми колокольчиками в сосках. Леди Анжела считала, что это преждевременно, но я хотел, чтобы все было идеально.
Для моей Кейт.
Андреа посмотрела на нас, когда мы вошли в комнату, но не сказала ни слова, только покраснела, узнав свою бывшую студентку.
– О, мой Бог… Карл, – Кейт медленно прошла вперед, подняла сжатые руки ко рту. – Что ты с ней сделал?
– Тебе нравится сюрприз? Может, для нее это слишком? – волнуясь, я прошел мимо своей юной жены к кровати, где молча ждала связанная женщина. – Она идеально обучена, – я протянул руку ко рту Андреа, и она покраснела еще больше. Ее взгляд метнулся к Кейт, потом ко мне, но все же обучение победило. Она высунула язык и, сначала нерешительно, а потом с энтузиазмом, начала облизывать мою руку.
Послушная собачка.
Кейт только смотрела на нас широко раскрытыми глазами.
Через несколько мгновений я убрал ладонь и поднес к ее рту указательный палец, Андреа взяла его в рот и начала сосать, издавая тихие стонущие звуки. Я продолжал наблюдать за Кейт, но не мог понять ее реакцию. Была ли она сердита? Испугана? Она по-прежнему молча смотрела на свою бывшую преподавательницу.
Я вытер обслюнявленный палец о волосы Андреа и расстегнул ширинку.
– Она провела прошлый месяц, интенсивно обучаясь, – сказал я жене. – Теперь она идеальная шлюха, не только умеет, но и хочет удовлетворять мужчин и женщин любой частью тела.
С этими словами я освободил мой член и он, уже налитой, качнулся над лицом Андреа. Она тихо застонала и подняла голову, напрягая шею, чтобы дотянуться до него и попробовать на вкус. Я подвинулся к ней. Извернувшись всем телом, связанная женщина взяла мой член в рот. Я ухватил ее за волосы и потянул к себе, пока ее лицо не уткнулось в мою промежность.
– Посмотри... – я взглянул на молчащую Кейт. – Она прекрасно выучена, теперь она может брать член полностью в горло без тошноты, – я посмотрел вниз на голову профессора.
Леди Анжела представила мне счет за бесконечные часы, в которые Андреа обучали сосанию, прежде чем она получила этот навык. И это того стоило.
Я выпустил ее голову, и она задвигала губами на моем члене, посасывая и непрерывно работая языком. Практика действительно сделала ее идеальной соской.
Однако Кейт не ответила мне ни слова.
Я вытащил член изо рта Андреа, линия слюны соединила нас на мгновение, но потом упала на подбородок женщины. Она опрокинулась обратно на кровать, пока я убирал член обратно в штаны.
О чем Кейт думала? Неужели я зашел слишком далеко? Возможно, я недооценил ее мстительность, думая, что она будет рада увидеть свою прежнюю мучительницу, павшую так низко.
– Кейт?
Наконец она заговорила.
– Почему, – спокойно спросила она, – почему она ничего не говорит?
Я повернулся обратно к кровати с лежащей навзничь Андреа:
– Так ее выучили, рабыни не говорят без разрешения, – ответил я.
– Рабыня, – Кейт перекатывала это слово во рту, словно пробуя, дегустируя его на вкус. – Р-р-а-а-быня.
Я молча стоял, ожидая реакцию Кейт. Впервые я почувствовал опасение, я не хотел терять мою любимую, просто не мог…
Наконец она повернулась ко мне, ее глаза блестели от слез.
– О Карл, – сказала она, глядя на меня со счастливой улыбкой. – Это просто здорово!
Я с облегчением перевел дух, оказывается, ожидая ее ответа, я непроизвольно сдерживал дыхание.
– Я могу попробовать ее? – она повернулась обратно к кровати. – Я могу ее использовать?
– Конечно, – ответил я с улыбкой. – Для этого она и предназначена.
Кейт подняла платье, обнажив свои длинные стройные ноги, сняла трусики, и, оставив их на полу, вскочила на кровать. Там она переступила одной ногой через Андреа и уселась ей на живот, обхватив свою новую рабыню бедрами. Усмехаясь, Кейт взялась за грудь Андреа, поласкала мгновенье, рассмотрела кольцо и колокольчик, и неожиданно сильно сжала ее, вырвав крик у связанной женщины.
– Ах ты сука, – прорычала моя жена. Она откинула назад гриву своих волос и переместилась вперед, промежностью прямо поверх рта Андреа, юбка упала той на голову.
– Лижи меня, сука, – приказала Кейт, начиная тереться своим влагалищем по лицу беспомощной пленницы. Андреа, видимо, повиновалась, поскольку взгляд Кейт приобрел хорошо знакомую мне довольную отрешенность, пока она продолжала медленно двигаться на лице другой женщины.
В воспоминаниях я вернулся к первому разу, когда Андреа была вынуждена обслуживать другую женщину своим языком. Для обучения искусству лизания киски, Леди Анжела пригласила Синтию, толстую черную женщину. Андреа к тому времени была практически сломана и послушна, но все же потребовалась сильная порка, прежде чем она полезла своим языком во влагалище своего тренера.
Я был там, и помнил Андреа, со слезами опустившую лицо между тяжелых бедер черной женщины, облизывающую и сосущую изо всех сил. Обнаружив недостаток энтузиазма, черная хозяйка стегала ее по и так уже красной заднице. Синтия кончила быстро, но осталась недовольна стараниями своей подопечной. Она прочитала Андреа строгую лекцию и затем заставляла униженную университетскую преподавательницу вылизывать себя снова и снова, все время поучая ее. Я вскоре уехал. По словам Анжелы, потребовалось почти две недели тренировок в сосании киски и задницы, и затем выполнении туалетных обязанностей, прежде чем Синтия неохотно признала, что Андреа достигла высот в удовлетворении женщин.
Крики и стоны моей жены ясно демонстрировали, что долгие часы тренировок не прошли зря, профессор Кросс хорошо знала, что делать с киской Кейт. Моя жена теперь непрерывно двигаясь, скакала на лице бывшего преподавателя, как на лошади.
Возбужденный этой сценой, я приблизился и провел рукой по внутренней стороне бедер Андреа. Ее ноги, пристегнутые к распорке, были широко раздвинуты, а ее влагалище хорошо видно. Она была, конечно, полностью безволосой. По рекомендации Леди Анжелы, промежность Андреа выбрили, а затем повергли электролизу. Теперь она стала гладкой навсегда.
Я нагнулся и засунул палец в ее выставленное напоказ влагалище. Влажное. Я улыбнулся, Леди Анжела проделала прекрасную работу. Рабыня Андреа не могла более контролировать свои сексуальные реакции, как и отказаться выполнять приказы хозяев. Это идеально, хоть ее сознание было все еще ее собственное – она должна ненавидеть каждый миг покорения и рабства – но ее тело не могло не реагировать, как положено рабыне.
Она была возбуждена, и я решил помочь ей. Я пересек комнату, и, взяв банан с блюда, вернулся к кровати. Кейт приближалась к кульминации и подпрыгивала на Андреа, как на трамплине. Тем временем я медленно ввел банан в истекающее соками влагалище бывшего преподавателя. Она сжимала свои бедра, пробуя остановить проникновение, но была не в силах сделать это. Я продолжал проталкивать банан и сумел почти полностью его засунуть, когда Кейт начала кончать.
Я стоял позади и наблюдал, как моя жена последний раз подпрыгнула, запрокинула голову, откинув назад влажные волосы, и громко закричала. Я еще не видел у нее такого сильного оргазма, и это немного уязвляло мое мужское самолюбие. Но я все же решил не брать в голову, ведь это я, в конце концов, подарил ей Андреа. Понятно, что Кейт получала столько удовольствия от управления женщиной, которая причинила ей массу неприятностей в прошлом.
– О Боже, это было очень сильно! – Кейт откинула спутанные волосы с потного лба и, приподнявшись, соскочила с кровати на пол. Голова жадно втягивающей воздух Андреа показалась из-под юбки Кейт, все лицо и грудь женщины были красны и блестели от соков моей жены.
Кейт стояла около кровати, и, поправляя юбку, с усмешкой смотрела на свою бывшую преподавательницу:
– Карл…, как ты это сделал? – она обратилась ко мне. – Все считают, что эта сука в творческом отпуске.
– Это было нетрудно, – ответил я. – Считается, что она путешествует по Европе, и никто не ждет ее обратно в течение следующих нескольких месяцев. Было легко похитить ее для обучения… думаю, ты и сама справилась бы с этим, – я заглянул в голубые глаза моей жены. – Я знаю, сколько боли она причинила тебе в прошлом году, и хотел подарить тебе нечто особенное.
– О, Карл… – Кейт бросилась ко мне и обняла. – Это, безусловно, особенный подарок, так много вещей, которые я хочу с ней проделать!
Мы поцеловались. Она опустила руку к моей промежности и почувствовала выпуклость.
– О, – хихикнула она. – Я такая эгоистка, заботилась о себе, а мой муж остался неудовлетворенным, – она посмотрела на лежащую на кровати Андреа. – Она сосет член так же хорошо, как лижет киску?
Я улыбнулся, подумав о бесчисленных часах, в течение которых Хозяйка Анжела вынуждала Андреа практиковаться в сосании членов; сначала на дилдо, а позже и на живых членах, медленно обучая ее технике "Глубокое горло". Я хорошо помнил самый первый раз. Андреа была связана, во рту О-образный кляп, чтобы держать подальше ее зубы. Тренер присел к ее лицу и всунул свой огромный член в ее рот через кляп. Андреа стонала и металась, слезы катились по ее щекам, но она не могла остановить траханье ее рта, пока он не кончил, выстреливая струи спермы на ее лицо и грудь. С тех пор она прошла большой путь
– Да, думаю, может кое-что.
Кейт засмеялась в предвкушении.
Мы быстро стянули по-прежнему широко раздвинутые ноги Андреа на пол, и теперь она стояла на коленях около кровати. Банан немного выскочил из ее влагалища, и Кейт снова засмеялась.
– Ты ее побрил, – заметила она, глядя на гладкую промежность Андреа.
Лицо Андреа снова покраснело.
– Это теперь навсегда, – ответил я, снова расстегивая молнию на брюках. – Это увеличит ее цену при продаже.
Кейт была озадачена, но не говорила ни слова. Вместо этого она провела своими длинными прохладными пальцами по моему быстро крепнущему члену и направила его в широко открытый рот Андреа. Потом она встала позади нее и наблюдала, как ее бывшая преподавательница с энтузиазмом сосет мой член. Я просто сидел на кровати, пока она, хлюпая, двигала по нему своим ртом вверх и вниз, поочередно с сосанием, пробегая языком по всей длине.
Точно, практика того стоила, она стала замечательной членосоской.
Некоторое время Кейт только наблюдала, отпуская едкие комментарии относительно техники, показанной Андреа. Должен сказать, я был прав относительно злопамятности моей жены.
– Ты сказал что-то относительно 'цены при продаже'?
– Да, – я замер на мгновенье, язык Андреа чудесно порхал у самого основания моего члена. – Обучить рабыню стоит много денег, особенно когда она… ну, в общем, против ее желания, – я немного подался назад, и Андреа дразнила мою головку губами. – Зато, когда она обучена, – продолжил я, – всегда найдется достаточно людей, готовых заплатить за нее хорошие деньги.
– Кто? Откуда?
– Ладно, давай посмотрим: в первую очередь Ближний Восток – в гареме всегда найдется комната для хорошо обученной белой женщины, – Андреа стонала в страхе. – Затем есть множество борделей в Мексике, я прямо сейчас могу назвать пару, готовых хорошо заплатить за новую 'работницу', – я взглянул на Кейт, ее рука опустилась к промежности, а лицо стало мечтательно-отрешенным. Мне это было хорошо знакомо – она явно наслаждалась происходящим.
– И конечно Южная Америка. Множество наркобаронов или чиновников с удовольствием купят себе новую послушную 'служанку'.
Кейт мягко застонала. Она подошла ближе и, поверх продолжающей трудиться над моим членом Андреа, обняла меня, нежно обхватив руками, а промежностью надавив на затылок связанной женщины и вынудив ту взять мой член еще глубже в горло. Мы страстно целовались, а потом Кейт начала тереться своей промежностью о затылок Андреа, вынуждая ее двигать губами по моему члену еще быстрее, глубже заглатывая его. Теперь, забыв об изощренной технике, бывшая преподавательница просто трахала меня своим горлом. Сейчас это было неважно, обнимая мою Кейт, я наслаждался больше, чем усилиями этой соски. Но позже надо будет наказать Андреа за небрежность.
– Откуда еще? – прошептала Кейт мне на ухо.
– С другой стороны, нет никакой необходимости оставлять США, – я тяжело дышал. – Здесь тоже найдутся покупатели. Я знаю сеть мужских клубов, которые покупают шлюх для своих заведений по всей стране, – мои толчки стали более сильными, я еле сдерживался. Пойманная между моим членом и промежностью Кейт, Андреа была беспомощна, и только безвольно двигалась в такт нашим движениям. Колокольчики в ее сосках позванивали в унисон с нашими движениями.
– Есть также особый клуб в Калифорнии, там всегда ищут новые таланты.
Я начал двигать бедрами быстрее, еще глубже заколачивая себя в Андреа. Колокольчики теперь звенели непрерывно. Еще чуть-чуть…
– И, конечно, остаются обычные байкеры и сутенеры, которые будут счастливы брать эту рабыню у нас напрокат…
Я не мог больше сдерживаться. Со стоном я забил член до основания в рот Андреа, и, напрягшись, выпускал струю за струей спермы в ее горло. Пока я кончал, Кейт громко застонала, и тоже сжалась, продолжая судорожно тереться о беспомощную женщину.
– О, Боже… – моя красавица жена крепко прижалась ко мне, еще глубже, если это вообще возможно, насаживая Андреа на мой член. Мы слились в длинном поцелуе, пока Андреа под нами судорожно дергалась, пытаясь вздохнуть.
Казалось, это длилось вечность, но вот мы оторвались друг от друга, задыхаясь, как марафонцы на финише. Кейт, наконец, слезла со своей бывшей преподавательницы, и несколько мгновений мы просто смотрели в глаза друг другу. Я так сильно люблю эту женщину…
Я почувствовал посасывание своего члена и посмотрел вниз. Андреа, покрасневшая, с трудом пытающаяся вздохнуть с моим членом во рту, все еще сосала его, теперь очищая от остатков спермы и слюны. Как ее и учили.
Кейт издевательски засмеялась.
– Любимый, – сказала она, поглаживая мои волосы. – Я знаю, что ее обучение стоило дорого, и меня возбуждает сама мысль о том, чтобы продать ее… но не могли бы мы оставить ее себе? Хотя бы на время? Мы всегда можем продать ее позже…
Я улыбнулся, на это я и рассчитывал.
– Конечно, это мой свадебный подарок тебе, и ты можешь держать ее, сколько захочешь. Я поставил для нее клетку в подвале, там она будет спать…
Кейт прервала меня длинным благодарным поцелуем. Похоже, я не пожалею об этой покупке.
Потом я убрал член, и мы с Кейт встали над Андреа, стоящей на коленях на полу, с широко раздвинутыми распоркой ногами и руками, все еще закрепленными на поясе.
Я было начал говорить что-то Кейт, как вдруг…
– П-пожалуйста…
Это заговорила Андреа. И заговорила без разрешения. В общем, Леди Анжела предупредила меня, что она еще не полностью обучена, надо будет наказать нашу новую рабыню.
– Если ты хочешь что-то сказать, говори это твоей хозяйке, – я указал на мою жену. Кейт усмехнулась:
– В чем дело, р-р-рабыня? – она все еще наслаждалась звучанием этого слова.
– Пожалуйста, Хозяйка, – Андреа просительно проговорила тихим голосом. – Пожалуйста, можно мне… кончить?
Я повнимательней посмотрел на нее и увидел, что банан, вставленный мной в ее влагалище, на три четверти вылез наружу и не выпал полностью только потому, что уперся в пол. И теперь Андреа пыталась раздвинуть ноги еще шире, чтобы насадиться на него; короче говоря, пыталась трахать себя бананом.
Мы с Кейт рассмеялись
Перед нами была профессор Андреа, униженная, в кожаном воротнике; с ногами, привязанными к распорке; гладким влагалищем, выставленным напоказ; маленькими колокольчиками, подвешенными к кольцам в сосках ее голых грудей, позванивающими, пока она пыталась перевести дух; с лицом, блестящим от смеси соков моей жены, пота и моей спермы… Может, она просила отпустить ее? Спасти из неволи? Нет, она хотела кончить, и, до предела раздвигая ноги, трахала себя бананом. Леди Анжела проделала роскошную работу, за один месяц она превратила университетского профессора в скулящую шлюху-рабыню. И, без сомнения, такая работа заслуживает хорошую премию.
Кейт подошла ближе к Андреа и провела рукой по ее коротким рыжим волосам.
– Нет, я так не думаю, – сказала она, опускаясь на колени, лицом к лицу с Андреа.
Она опустила руку вниз и коснулась банана, торчащего из влагалища связанной женщины:
– Я хочу, чтобы ты держала этот банан в твоей киске, пока я не скажу иначе. И не смей кончать, пока я не разрешу. Ты понимаешь?
Андреа хныкала, но сумела сказать внятно:
– Да, Хозяйка.
– Хорошо, – улыбнулась Кейт, и начала играть с грудями Андреа, зажимая и потряхивая ее; колокольчики в сосках Андреа всякий раз весело позванивали.
– У нас есть что обсудить относительно событий в прошлом году, – сказала Кейт угрожающе.
– Да, Хозяйка.
Кейт встала и повернулась ко мне:
– Мы тут забавляемся, а брачная ночь так и не началась. Я думаю, это идеальное время и место, что скажешь?
Она похлопала по кровати. Я смотрел на нее, взволнованный.
– Но я только что кончил, и не думаю…
Моя жена только усмехнулась, подошла ко мне и приникла со сладким, длинным поцелуем:
– Не волнуйся, – прошептала она. – Я уверена, ты будешь готов.
И она была права.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную