eng | pyc

  

________________________________________________

Антон Ризбайко
ЗАЧЕТ ПО ФИЗИКЕ
 

– Виталий Николаевич, это Васильева Лена.
– Я же тебя уже отправил на комиссию.
– Виталий Николаевич, дайте мне последний шанс! Мне никак нельзя, чтобы меня исключили!
– Васильева, ты уже три раза «отражалась», демонстрируя полное отсутствие знаний.
– В последний раз!
– Хорошо, в среду устроит?
– В среду уже поздно, нужно не позднее понедельника!
– В понедельник меня не будет в городе, у меня доклад на конференции.
– Ой, а что же мне теперь делать?
– Завтра, в субботу, можешь?
– А можно?
– Можно, по субботам учебные заведения работают. Приходи в 3 дня ко мне в лабораторию. Помнишь где?
– Помню, в подвале лабораторного корпуса, в конце коридора.
Виталий Николаевич убрал телефон в карман и покачал головой: «Ну, зачем она поступила в технический вуз, да еще на платное отделение? Вылетит сейчас со второго курса. Ну, не дано ей усвоить физику».
Звонок на мобильный прервал мысли Виталия Николаевича.
– Виталий? Здравствуйте, это курьер из...
– Понял, сейчас подойду.
Виталий Николаевич через некоторое время вернулся с увесистым пакетом и развернул его содержимое. Там была пара жестких наручников в виде восьмерки – так называемые Irish8 на руки и на ноги, стальной ошейник с замком и надувной кляп «бабочка». Его молодая жена захотела острых ощущений в постели. Ей очень хотелось быт оттраханой в рот в связанном состоянии. Поэтому Виталию Николаевичу пришлось разориться на эти средства фиксации супруги. Домой он решил все эти девайсы забрать завтра, так как сегодня ему нужно было попасть в организацию, где на входе всех нагло и глумливо потрошили и просвечивали.

– Виталий Николаевич, можно?
– Васильева? Заходи.
Виталий Николаевич посмотрел на Лену. Она была очень красивая девушка, а на зачет пришла в очень коротких шортах, свободной кофте, оставляющей открытой плечи и часть живота, так что был виден пупок. На ногах у Лены были босоножки на тонкой подошве с ремешком между большим пальцем ноги и остальными пальцами. У нее были стройные, чуть полноватые ноги, широкие бедра, узкая талия и плечи на ширину бедер. Ее длинные светлые волосы были распушены.
«Девушка по-своему подготовилась к зачету», – подумал Виталий Николаевич.
– Виталий Николаевич, мне надо сдать зачет по физике любой ценой, так как, если меня исключат, я не смогу это объяснить родителям, которые из последних сил оплачивают мое образование!
– Любой ценой, это что ты имеешь в виду, Васильева?
– То и значит, что я согласна на все.
– Ты готова ответить на все те вопросы, на которые не ответила три прошлых раза?
Лена с вызовом посмотрела на Виталия Николаевича.
– Меня в общаге предупреждали, что с Вами нельзя договориться.
– И все-таки ты на что-то рассчитываешь?
– Да!
Взгляд Виталия Николаевича упал на пакет с девайсами.
– На все готова? Не боишься? – вдруг спросил он.
– Нет, я же сказала, что готова на все!
– Мобильник есть? Положи на стол и выключи его.
Лена молча достала и демонстративно выключила телефон. Виталий Николаевич подошел к стойке с приборами.
– Васильева, у тебя еще плеер и второй мобильник. Их тоже – на стол и выключить.
– Откуда вы узнали?
– Это одно из направлений моей работы – обнаружение и идентификация мобильных устройств.
Лена достала плеер и второй мобильник. Идея записать «зачет» на плеер с треском провалилась. Но отступать было уже некуда.
– Васильева, а на тебя наручники надевали? – неожиданно спросил Виталий Николаевич
– Да, и не раз.
– А вот такие надевали? – Виталий Николаевич показал Лене Irish8.
– Ой, такие я вижу первый раз, – с этими словами Лена подошла к Виталию Николаевичу, повернулась спиной и завела руки за спину.
– Ладонями наружу! – Виталий Николаевич заковал Ленины руки.
– Теперь на колени! – скомандовал он. Лена послушно опустилась на пол. Виталий Николаевич надел ей на ноги жесткие кандалы.
– Ты, как я вижу, пришла без лифчика. И, скорее всего, без трусиков, – Лена кивнула головой. – Неужели ты думала, что я на это клюну? Но это тебе не понадобится, – загадочно сказал Виталий Николаевич. – Подожди пока с четверть часа, мне надо дописать абзац в докладе.
Через десять минут Лена спросила:
– Виталий Николаевич, я не могу встать, а мне больно коленкам.
– Ты мне мешаешь! – Виталий Николаевич достал надувной кляп. – А кляп тебе ставили?
– Ставили, но не такой, а просто шарик. А этот, что надувается грушей?
– Да, – с этими словами Виталий Николаевич вставил Лене в рот «бабочку» и накачал ее до тех пор, пока щеки Лены заметно не раздулись. Потом он надел на нее ошейник и примотал к нему сбоку трубку от кляпа, чтобы она не болталась. – Вот теперь ты мне не будешь мешать.
Через пятнадцать минут Виталий Николаевич посмотрел на Лену, которая переминалась с коленки на коленку. Она что-то невнятно промычала.
– Васильева, я сейчас прочитаю тебе лекцию по тем вопросам, на которые ты не ответила в прошлые заходы. Как ты знаешь, лекция без перерыва – это полтора часа. Ты готова прослушать лекцию?
Лена со страхом посмотрела на Виталия Николаевича и кивнула головой.
Виталий Николаевич подошел к доске, которая была у него в лаборатории и стал читать Лене лекцию по физике. Девушке не оставалось ничего, как, стоя на коленях со скованными руками и ногами, с кляпом во рту, слушать.
По окончании лекции Виталий Николаевич сказал:
– Вот пять вопросов, на которые ты должна ответить. Писать ничего не надо, отвечать будешь устно.
Виталий Николаевич освободил ноги Лены, поставил ее на колени на стул, лицом к спинке. Снова заковал ей ноги, достал нейлоновую кабельную стяжку и связал ей большие пальцы ног. Потом привязал ее талию к спинке стула, а ноги к сиденью, вынул кляп из ее рта.
– За каждый неправильный ответ ты получишь по десять ударов розгой по пяткам. Но есть одно условие. После начала зачета ты досрочно прекратить сдачу на сможешь, то есть, как бы тебе не захотелось, но свои удары по пяткам ты получишь, как бы ты меня не умоляла прекратить наказание. Согласна?
– Да... – еле выдавила из себя не на шутку испуганная Лена.
– Чтобы лучше тебя замотивировать на правильные ответы, я всыплю тебе десяток ознакомительных. Итого: если ты не ответишь ни на один вопрос, ты получишь шестьдесят ударов и зачет. Если ответишь на все вопросы, то только десять, – Виталий Николаевич взял пластиковый пруток и ударил с силой по ступням Лены.
– Ой-я-я-я! Больно!– заорала Лена.
Второй удар был еще сильнее.
– А-а-а-а-й! Ой, ой, как больно! А-а-а-а! Не надо!
– Васильева, здесь специальные двойные двери, и это подвал, поэтому твои крики никто в коридоре не услышит. Это раз. А, во-вторых, от твоих криков у меня болят уши. Если не перестанешь истошно орать – вместо десять получишь по пятнадцать ударов в серии.
– Виталий Николаевич, я не могу не кричать, мне очень больно, меня никогда не били! Заткните мне тогда рот кляпом, но мне все равно зачет нужен!
Виталий Николаевич поставил Лене кляп и накачал его до упора.
-Оу-ф-ф-ф-ф! – издала Лена приглушенный звук при третьем ударе. Слезы текли ручьем из ее глаз. После десятого удара Виталий Николаевич вынул кляп.
– Хорошо, что ты не накрасилась как кукла, – заметил Виталий Николаевич.
– В общаге народ сказал, что Вы очень не любите сильно накрашенных девушек. Всем известно, что Вы их чаще других выносите с зачетов и экзаменов, – всхлипывая, сказала Лена.
– Интересно, что еще про меня говорят? Хорошо, первый вопрос видишь на доске? Сформулируй теорему Остроградского-Гаусса.
– Виталий Николаевич, я не помню, и Вы об этом сейчас не рассказывали!
– Васильева, это теорема нужна для понимания всего того, что я сейчас тебе рассказывал. Это необходимая проверка так называемых остаточных знаний.
– Я не помню! – Лена широко открыла рот и зажмурилась.
– Рот ты открыла для кляпа? Правильно. Получи свой десяток.
Виталий Николаевич нанес еще десять ударов по ступням Лены. На них стали хорошо видны красные полосы от розги. Несмотря на глухой кляп, при каждом ударе Лена громко визжала грудным голосом.
– Второй вопрос. Чему равна дивергенция ротора?
Лена испуганно похлопала своими длинными ресницами и неожиданно для самой себя быстро ответила:
– Нулю!
– Правильно. Я всегда считал, что не бытие, а битие определяет сознание.
– Третий вопрос. Что такое магнитный поток?
– Магнитный поток это произведение индукции поля на площадь.
– Неправильно! Косинус забыла, – Лена опять открыла рот и зажмурилась. От страха и ожидания нестерпимой боли ее стала бить дрожь.
– Васильева, успокойся. Осталось еще два вопроса, и ты с зачетом. Ты за свои слова, что готова получить зачет любой ценой, должна отвечать, – Лена немного успокоилась и получила еще десять ударов. Когда Виталий Николаевич вынул кляп, Лена попросила:
– Виталий Николаевич, давайте перерыв на чай сделаем, а то у меня все мысли перепутались.
– На чай ты пока не наработала, а перерыв – пожалуйста.
Через четверть часа Виталий Николаевич поинтересовался:
– Готова?
– Да, – еле слышно сказала Лена.
– Правило Ленца?
– Индукционный ток имеет такое направление, при котором его магнитное поле стремится скомпенсировать изменение внешнего магнитного потока через контур, – сразу ответила Лена.
– Правильно.
– Закон Лоренца.
Лена стала судорожно вспоминать.
– У тебя еще десять секунд на размышление.
Лена никак не могла вспомнить формулировку, она крутилась в голове, но от мысли, что она сейчас получит десять ударов по избитым ступням, все время ускользала.
– Десять секунд прошли, а вот десять ударов пришли. Ротик!
– Виталий Николаевич, еще чуть-чуть, я вспомню!
– Но если ошибешься – то двадцать. Согласна?
Лена рисковать не стала и послушно открыла рот.
Виталий Николаевич всыпал оставшиеся десять ударов. Лена орала так громко, что не помогал даже кляп, так как розга уже приходилась на то место, где прошлась ранее.
– Итак, Васильева, ты успешно сдала зачет «любой ценой», – улыбнувшись, Виталий Николаевич освободил Лене руки и ноги.
Лена громко всхлиповала, из носа у нее вовсю текли сопли.
– Платок у тебя есть? – Виталий Николаевич протянул Лене ее сумочку. Лена молча кивнула и попыталась вытереть нос рукой. Потом она надела босоножки и попыталась встать на ноги. Однако, вскрикнув от боли, тут же села на стул.
– Ай! Больно-то как! Я не могу идти!
– Посиди тут часок, ноги немного пройдут. Чай с конфетами хочешь?
– Ой, хочу!
Виталий Николаевич помог Лене пересесть в большое кожаное кресло. Лена сразу устроилась в нем, подобрав под себя ноги.
Виталий Николаевич сделал чай, достал печение и конфеты.
– Какие вкусные у Вас конфеты! А можно еще?
– Да ешь хоть все.
– Лена, – Виталий Николаевич вдруг стал называть ее не по фамилии, а по имени, – а зачем ты поступила в технический вуз. Это совсем не твое.
– Дядя, который согласился оплатить мое образование, сказал, что платить за бухгалтеров и экономистов он не будет, что техническое образование в дальней перспективе выгоднее.
– Лена, пойми, что если ты получишь диплом, заработав его натурой, специалист из тебя будет никакой.
– Я не собираюсь работать по специальности, мне просто диплом нужен, чтобы не работать проституткой-секретаршей у похотливого начальника.
– Лена, а кто на тебя надевал наручники, если не секрет.
– Виталий Николаевич, я об этом не люблю вспоминать и никому не рассказывала, но вам расскажу, вам можно. Я до поступления в институт несколько лет работала секретаршей. В первую неделю работы в фирме произошла накладка с бумагами, из-за которой фирма попала на крупный штраф. Вину за это свалили на меня, хотя я была без году неделя. Меня вызвал генеральный и сказал, извините за мат, «или я тебя выебу юридически, так что ты сядешь, или буду ебать тебя традиционно, выбирай». Я, естественно, выбрала второе. Он тогда достал наручники, надел их на меня, стащил с меня трусики, достал веревку, уложил животом на свой стол и растянул ноги, насколько это было можно. Когда я сказала, что больно, он заткнул мне рот шариковым кляпом. Потом он жестко оттрахал меня. Это повторялось раз или два в месяц, и он всегда надевал на меня наручники.
– А чего ты не ушла из этой конторы?
– Там платили очень много. Я нигде не могла найти замену. И потом он доплачивал премию в пол-оклада за каждый трах. Я понимаю, что работала у него платной проституткой, но выбора не было.
Через час Лена постаралась встать на ноги. Несколько неуклюже она подошла к двери.
– Вы ведомость не забудете передать в учебную часть?
– Не забуду, попрошу, чтобы ее отнесли в понедельник утром, не волнуйся.
– Виталий Николаевич, а на старших курсах Вы что-нибудь ведете?
– Спецкурс у нас на кафедре.
– Виталий Николаевич, я обязательно пойду к Вам на кафедру, так как знаю, что Вы очень хорошо и доходчиво читаете лекцию перед последней сдачей зачета, поэтому зачет я Вам, несмотря ни на что, с гарантией сдам.
Открыв дверь, она обернулась
– Виталий Николаевич, спасибо Вам за зачет, но самое большое спасибо за урок. Я больше никогда не буду бросаться словами «любой ценой»!
Виталий Николаевич проводил Лену взглядом и только покачал головой: «Красивая и очень обаятельная девушка, а все-таки дура. Хотя… почему дура? Своего добилась, зачет-то честно сдала – на два вопроса сама же ответила. И дай Бог, чтобы у нее в жизни все хорошо сложилось! Не суди, да не судим будешь».

Перейти к продолжению - рассказу Согрешение и наказание
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную