eng | pyc

  

________________________________________________

Dan
ЧАС НА ПЛОЩАДИ
Перевод Andy Mcdowel
(Впервые опубликован на сайте клуба "Преступление и наказание")

Часть 1

Прекрасным солнечным утром каждый в городе мог слышать или видеть солдата, который расхаживал по улицам с барабаном, объявляя всем о предстоящей порке и, призывая всех в полдень собраться на площади и наблюдать за исполнением наказания. Эта новость приводила жителей города в благоговейный трепет. Закон в то время был жесток и, всякого рода наказания приводились в исполнение через день, но публичная порка была редкостью, а публичную порку женщины можно было увидеть всего несколько раз в течение всей жизни. Более того, приговоренной была 27-летняя женщина благородного происхождения, известная своей красотой не только в городе, но и во всей стране. Она была своей при дворе, посещала все светские рауты. Не было ни одного знатного мужчины, который бы хоть однажды не ухаживал за ней, и не одного простолюдина, который бы хоть однажды не грезил о ней в своих мечтах, и в то же время множество женщин имели повод ненавидеть ее за красоту и успех. Одним словом этот день для каждого был по-своему особенным.
Последняя публичная порка женщины состоялась не так давно, в мае 1798 года, семь лет назад. Весь город собрался тогда посмотреть на это зрелище холодным дождливым днем. Молодая женщина из низшего сословия, официально обвиненная в краже, получила 25 ударов плетью, именуемой "кошкой", лежа на задней части повозки, а затем еще 25 - у специального столба. Все знали, что она могла избавить себя от наказания, загляни она как-нибудь вечерком в дом Шерифа, на что он ей намекал, но своим отказом она сама сделала свой выбор. Во время порки женщины публика обычно жалела жертву. Это были, в большинстве своем, простые добрые люди, но, незримо витающий в атмосфере столетия, дух садизма заставлял каждого идти, смотреть, наслаждаться и дикими возгласами одобрять происходящее. Люди возвращались домой потрясенными и возбужденными и, образ полуобнаженной, кричащей и извивающейся под ударами женщины еще долго стоял перед их мысленным взором. Наиболее совестливые, в глубине души чувствовали, насколько жестоко и бесчеловечно подобное зрелище, но все знали, что следующего, на своем веку, можно и не дождаться. Итак, сегодня они могли наблюдать за "спектаклем", который запомнится на всю жизнь, и о котором можно будет рассказывать детям и внукам. Барабанщик, разгуливая по улицам, бил в свой барабан и выкрикивал в течение трех часов одно и то же: "Слушайте, добрые люди! Ее Величество Королева приговорила Леди Беф к порке у позорного столба! Спешите увидеть порку обнаженной Леди Беф, в полдень, на рыночной площади! Все на рыночную площадь!" и так множество раз. Мужчины и женщины, потрясенные и взволнованные, поначалу следовали за барабанщиком, пытаясь уловить каждое его слово, а затем бросались домой позвать на площадь свою семью, некоторые посылали детей в близлежащие городки, с тем, чтобы пригласить на представление родственников и друзей. Весь город этим утром погрузился в безумную беготню. За час до полудня большинство жителей города, несколько тысяч человек, уже собрались на площади. Знать не составляла исключения. В обычае города было, в случае если знатные господа желали присутствовать при наказании, для них расставлялись вокруг эшафота специальные кресла, с тем чтобы уважаемые гости могли все хорошо увидеть и услышать, не смешиваясь при этом с толпой простолюдинов. На этот раз почти вся аристократия города сообщила о своем желании наблюдать за наказанием, и около ста кресел уже были расставлены в непосредственной близости от эшафота. Те, кто не успел заказать места и не был гостем Мэра или Лорда Губернатора, лица распоряжавшегося исполнением наказания, уже заняли свои кресла на балконах вокруг площади. Ближе к полудню площадь уже была заполнена толпой: одной бушующей массой крестьян, лавочников, солдат, нищих, мужчин, женщин и детей, которая находилась в постоянном движении в борьбе за лучшее место. В полдень люди перестали прибывать, толпа заполнила и подходы к площади. Каждый хотел рассмотреть все получше, и борьба за место время от времени вспыхивала то тут, то там. В непосредственной близости от эшафота, лучшее кресло было установлено для Лорда Губернатора. Кирк, городской палач, уже тщательно готовил свои ужасные инструменты.

Перейти к части 2
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную