eng | pyc

  

________________________________________________

O-Krest
ГЛАВНОЕ БЛЮДО

Часть 1
Юля приехала на вокзал за полчаса до отхода поезда и одной из первых заняла своё место в купе. Засунув «походный» чемодан под сиденье и повесив на вешалку свою рабочую «форму» – пиджак и мини-юбку голубого цвета, девушка, подперев голову рукой, стала безразличным взглядом разглядывать перрон. Народу в вагоне было много, но до самого оправления никто к ней так и не подсел. Какие-то гастарбайтеры с Молдовы или Украины, протаскивая по проходу свои баулы, не без зависти посматривали в сторону одиноко сидящей в купе девушки-блондинки, одетой по-летнему: в короткий топик, обтягивавший грудь третьего размера, и облегающие джинсы с заниженной талией, аппетитно подчёркивавшие слегка полноватые бёдра. Один из приезжих даже пытался заговорить со скучающей красавицей, но ледяной взгляд и пара фраз охладили его порыв…
«Всё-таки странно, что я одна еду… Наверное, оставшиеся места в купе кто-то выкупил, и они подсядут потом… Ну, и хорошо… – решила девушка, когда поезд, наконец, тронулся, – можно будет спокойно понервничать…» Подумав так, Юля сама себе улыбнулась: надо же, какой каламбурчик получился. Но уже через несколько секунд мысли, точившие её все последние дни, снова включили свои буравчики.
«Сегодня последний день моего испытательного срока… Оставят меня или нет?.. Хочу ли я этого?..» Она уже давно поняла, что разнообразно трахаться и исполнять все извращённые фантазии клиентов – это её, менеджера по работе с ВИП-клиентами одного небольшого «дочернего» банка, прямая обязанность, такая же неотъемлемая, как проверять банковские документы после подписания… Более того, иногда ей это даже нравилось, особенно, когда это было жёстко, брутально, на грани изнасилования… Другое дело, что ей зачастую приходилось отлизывать «киску» у дам бальзаковского возраста или пытаться сделать минет какому-нибудь очередному полувялому высокопоставленному «члену», во всех смыслах этого слова, и уж тем более ей не нравились все эти игры в подчинение с ошейниками, мисками с едой на полу, плётками, цепями и тому подобной извращенческой дребеденью… Она, стопроцентная моногамная натуралка, просто не понимала, как такое вообще может нравиться?!
Иногда, после очередной такой оргии, где её трахали, пороли и всячески издевались три, пять, а то и более человек, она с полной решимостью набирала номер шефа, чтобы сказать, что с неё хватит, и она увольняется, но каждый раз кое-что её останавливало… Этим «кое-что» были кредиты её бывшего мужа, по которым она ещё во время брака опрометчиво стала поручителем. Бывший муженёк сейчас нигде официально не работал, да и не работал вообще, и по суду ей пришлось выплачивать больше миллиона… А так как её сразу занесли в чёрный список, то взять самой кредит под разумный процент не было никакой возможности. Коллекторы доставали её, родителей, коллег по работе, соседей… В этот банк Юля устроилась месяц назад, уже почти отчаявшись хоть как-то начать сводить концы с концами. Приняли её сразу же после собеседования, даже без тестирования. Зарплата плюс проценты от продаж должны были быть чуть ли ни на порядок выше того, что она зарабатывала до этого, но ей намёками объяснили, что у них в банке принят индивидуальный подход к каждому клиенту, и что желание клиента для неё – закон. В чём заключался это «индивидуальный подход», Юля смогла убедиться уже в первый же свой рабочий день, когда клиент распахнул перед ней дверь своей «игровой комнаты». Она встала перед выбором: уйти сразу и вновь оказаться без денег или окунуться в омут разврата, «ролевых игр», а фактически заниматься по совместительству проституцией. Юля выбрала второе… И вот завтра все это могло закончиться. Само…
Московские высотки тем временем сменились дачным пейзажем Подмосковья, и девушка на всякий случай решила поискать на сайтах агентств новое место в банках по работе с ВИП-клиентами. На всякий случай… Когда это ей надоедало, она заходила в соцсети и просматривала анкеты друзей, с которыми весь этот месяц не то что не встречалась, а даже и не перезванивалась, настолько выматывала и опустошала её физически и морально эта работа. Да и стыдно было. Пригласи они её на пляж, ни один тональный крем не поможет скрыть следы от плети или розог…
– Александров. Стоянка поезда пять минут, – нудный поставленный голос проводницы вывел Юлю из раздумий.
Поезд вначале замедлил ход, а потом и вовсе встал. Это была первая остановка. Как Юля успела заметить, никто даже не потянулся с вещами к выходу. Разве что покурить на перроне и чуть размяться от долгого сидения в купе…
– Пропустите! Юлька! Юлька! Где ты? – неожиданно тишину разрезал пронзительный голосок.
«Ксюшка! А она как здесь?» – подскочив и ударившись коленкой об откидной столик, Юля метнулась к двери купе и там чуть не снесла разыскивавшую её сотрудницу, по совместительству подругу с работы.
Дело в том, что именно Ксения была тем менеджером отдела по работе с персоналом, к которой Юля приходила на собеседование. Более того, именно она в первый рабочий день настояла, чтобы Юля приехала ночевать к ней и утешала её почти до утра, попутно объясняя и подсказывая, как неопытной девушке легче привыкнуть к этой своей новой «профессии». К слову сказать, Ксения, миниатюрная блондинка двадцати пяти лет, была замужем и ждала ребёнка, будучи уже на приличном сроке беременности, которая, впрочем, её нисколько не тяготила и не ограничивала в похождениях по кафе и магазинам. Они с Юлей быстро подружились, и когда девушки заканчивали пораньше, отправлялись вместе в какой-нибудь торговый центр, причём Ксюшка всегда неслась впереди, как ледокол, буквально раздвигая окружающих своим животиком, неважно, будь то какой-нибудь магазинчик с надписью «Sale» или столик в кафе с видом на город…
Вот и сейчас Юля замерла в дверях буквально в сантиметрах от беременной подруги.
– Ты как здесь? – глядя сверху вниз на запыхавшуюся Ксюшу, морщась от боли в ушибленном колене, произнесла Юля.
– Так, быстро собирайся, мы возвращаемся, – с этими словами подруга двинулась на растерявшуюся девушку, да так резко, что та, развернувшись на месте, чтобы не столкнуться с напиравшим на неё животом, буквально плюхнулась на сидение купе.
Ксюша тем временем, подойдя к столику, бесцеремонно сгребла всё, находившееся на нём, в кучу и, взяв с сиденья Юлину раскрытую сумку, одним махом смела в неё эту кучку.
– Ну, чего расселась? – повернувшись к обалдевшей от такого напора подруге, сердито проговорила она. – Бери свой чемодан, костюм, и пошли в темпе. Поезд сейчас тронется.
– Да что случилось-то? – всё ещё недоумевая, Юля продолжала сидеть, уставившись на беременную подругу.
– Потом, потом. Давай быстрее! Барахло твоё я всё собрала, бери остальное и давай за мной, нам ещё через два вагона тащиться.
– А как же… – Юля не успела договорить.
Ксюша, развернувшись и больше не обращая внимания на подругу, с криком «Посторонитесь. Пропустите беременную» начала обратный путь из вагона. Схватив в одну руку свой чемодан, держа в другой вешалку с костюмом, Юля рванула по вагону вслед за подругой, а та и не думала ждать её. Девушки соединились только у тамбура.
– А что здесь-то не выйти? – запыхавшись, Юля кивнула на открытую дверь.
– Так там платформу разобрали, мать их… Как я с животом слезать-то буду? Ремонтнички, мать их… – Ксюша со злобой дёрнула дверь в тамбур.
Девушки еле успели выйти из вагона, как поезд тронулся. Пока Юля выдвигала ручку, чтобы катить чемодан, Ксюша опять оторвалась от неё, устремляясь по платформе к переходу через пути.
– Да погоди ты! – Юля схватила Ксюшу за руку, догнав её уже перед стоянкой машин. – Объясни, наконец, что происходит?!
– Пошли, пошли, некогда, – вырвавшись, Ксения направилась к стоящей с края видавшей виды белой семёрке БМВ. – По пути всё расскажу.
Они подошли к машине.
– Помоги, опять заела, – Ксюша безрезультатно пыталась открыть багажник.
Юля с силой надавила сверху на крышку, и та поддалась. Вообще, выбор Ксюшей своей машины удивил Юлю ещё в первый раз, когда она её увидела. На парковке перед банком такая развалюха, которой было минимум лет двадцать, была единственной. А учитывая миниатюрность Ксюши, даже с животом она была еле видна из-за руля. На Юлин удивлённый вопрос о причинах выбора машины подруга ответила, что у них с мужем ипотека, ей скоро рожать, а тачка подвернулась за смешные деньги, вот она и купила…
Юля едва успела зацепить вешалку с костюмом за крючок на крыше, как тачка, ревя мотором, буквально рванула со стоянки. Ксюша лихо рулила на скорости по узким улочкам, обгоняя или объезжая буквально в последний момент, вызывая у подруги естественное чувство страха, усугубляемое рёвом видавшего виды мотора. Наконец, они выехали на трассу, и Юля решилась продолжить выяснять причины своего «похищения» из вагона.
Но только она открыла рот, как Ксения, не дожидаясь расспросов, заговорила сама:
– Так. Меня сюда Эдуард Константинович прислал. Наш самый главный клиент решил сделать большой взнос и хочет, чтобы на сделку приехала именно ты. Хорошо, что он по этому же направлению живёт. Здесь недалеко. Ребята-инкассаторы уже выехали, встретятся с нами уже на месте, бумаги на операцию я подготовила.
– А как же…
– В Ярославль выехала другая девушка.
– А кто он, это клиент? – уже не скрывая любопытства, решила поинтересоваться Юля.
У неё ещё ни разу не было такого, чтобы её «вызывали» персонально, да ещё срывая с другого задания.
– Сергей Валентинович, твой самый первый клиент. Помнишь, небось? – и Ксюша с ухмылкой посмотрела на сидевшую рядом подругу.
Сергей Валентинович… И его поместье… Ещё бы! Перед Юлей моментально всплыла в памяти картинка того дня, когда она, получив сигнал от инкассаторов, что деньги приняты и пересчитаны, по наивности уже начала прощаться с хозяином роскошного особняка. В ответ он лишь удивлённо вскинул бровь и сухо попросил подождать несколько минут. Она стояла одна в огромной, шикарно обставленной комнате, неловко переминаясь с ноги на ногу и озираясь по сторонам. Неожиданно тишину разорвал телефонный звонок. Этот разговор с шефом она не забудет никогда…
Когда Сергей Валентинович снова зашёл в комнату, она, не поднимая глаз, тихо произнесла:
– Я готова. Я всё поняла.
Он молча жестом пригласил её следовать за ним. Пройдя по коридору и свернув за угол, они остановились перед дверью, ничем не отличавшейся от остальных. Хозяин поместья отпер её ключом и распахнул. А дальше… Она в полной мере смогла ощутить, что чувствовала героиня «50 оттенков» при первом в своей жизни посещении «игровой комнаты». Правда, с тем отличием, что времени на раздумья и принятие добровольного решения «попробовать» не было…
Уже через минуту она, голая, стоя на коленях с заведёнными за спину руками, опустив голову, выслушивала «приговор» для себя на ближайшие несколько часов. Ещё через несколько минут она была уже в ошейнике, на руках и ногах защёлкнулись замками широкие кандалы. Расстегнув молнию на брюках, хозяин молча ткнул головку восставшего члена в её губы. Она покорно открыла рот, и Сергей Валентинович неожиданно с силой вогнал туда член почти полностью. Она дергалась, но хозяин крепко держал её за голову, не давая соскочить с «крючка». Она испугалась, задыхаясь и давясь, не в силах сглотнуть и даже вздохнуть. Это был её первый горловой минет в жизни, до этого только проникновение головки, да и то направляемой своей же рукой…
Постепенно судороги стали реже, она сжала кулаки за спиной, вонзив ноготки себе в ладони аж до крови. Почувствовав, что она успокоилась, Сергей Валентинович начал уже равномерно трахать её в рот, держа голову обеими руками. Вскоре возбуждение достигло пика, и хозяин разрядился целой струёй прямо ей в горло. Сперма обожгла гортань, но не успела она откашляться, как, поднявшись с колен по команде хозяина, уже подняла на несколько секунд освобождённые руки наверх, наблюдая, как её пристёгивают к карабину. Затем повязка на глаза, звук работающей лебёдки, вытягивание рук. Танец на цыпочках, и, наконец, полный подвес. Тишина, только поскрипывало колесо лебёдки от лёгкого покачивания подвешенного тела…
Потом удар. Несильный, только обжигающий. Потом ещё, ещё… Удары становились сильнее, боль нарастала… Сначала она кричала отрывисто, после каждого удара, но постепенно, с нарастанием непреходящей боли, крик перешёл в какой-то сплошной вой вперемешку с рыданиями…
Неожиданно порка прекратилась, и она почувствовала, как её опускают. Она едва устояла на ногах. Боль постепенно притуплялась. Хозяин, отцепив ей руки от крюка и сдвинув с глаз повязку, подвёл к большой кровати с балдахином и приказал улечься на спину. Уже через минуту она лежала, распятая на кровати в форме звезды, привязанная к спинкам. Повязка была снова надвинута на глаза. После подвеса и порки тело отдыхало, мозг тоже расслабился, не желая думать о продолжении пыток, как вдруг… Ловкие пальцы оттянули сосок на левой груди, и через пару секунд боль яркой вспышкой снова вернулась в сознание – зажим! Вскрикнула, а пальцы уже захватили второй сосок…Затем настала очередь половых губ. Думала, больнее уже не будет… Но тут зажимами начали поигрывать рукой, оттягивая, наклоняя или просто покачивая… Она снова взвыла от боли. Даже не сразу почувствовала, как пальцы проскользнули ей во влагалище и начали упорно двигаться, меняя направление и ритм. И вдруг… Она даже не сразу поняла, сквозь боль, унижение, страх, неизвестность, что это… Наслаждение! Волна подступила, грудь вздымалась, спина прогнулась… Ладонь внутри неё сжалась в кулак. Оргазм и боль слились в единый крик страсти. Так бурно она не кончала ещё никогда…
Но «самое вкусное» ждало её под конец. Её, уже слегка пошатывающуюся, хозяин подвёл к какому-то непонятному приспособлению, наклонил вперёд и двумя широкими ремнями притянул её грудь и живот к прохладной чёрной коже. Затем зафиксировал её широко расставленные ноги. Сковав за спиной её руки в запястьях, Сергей Валентинович, подцепив крюком соединяющую браслеты цепочку, опять невидимой лебёдкой потянул крюк наверх. Она буквально задохнулась от боли в вывернутых руках. Приподнявшись на цыпочках, она пыталась хоть как-то облегчить своё положение. Но едва ей это удалось, она ощутила, как два пальца, обильно смазанные чем-то холодным, вошли в её анус. Она дёрнулась от неожиданности, но, вскрикнув от боли в вывернутых руках, снова замерла, привыкая к новым ощущениям. Едва пальцы покинули её, к сфинктеру тут же была приставлена головка члена… Она чуть не потеряла сознание от боли и оргазмов, кончив четыре раза, прежде чем хозяин, излившись в её прямую кишку приличной порцией спермы, наконец, вышел из неё…
В машине с шофёром, которую Сергей Валентинович любезно предоставил замученной и затраханной им девушке, она, кое-как расположившись на заднем сиденье, то и дело морщась от боли в «разделанном» заде и ноющих руках, вся в слезах, набрала номер офиса. Трубку взяла Ксения… А потом была почти бессонная ночь дома у подруги, где та, в одних трусиках и маечке, обтягивающей живот, полусидела на кровати, а она, переодевшись в футболку Ксениного мужа, лежала у неё на коленях и тихонько плакала…

Перейти ко 2-й части рассказа
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную