eng | pyc

  

________________________________________________

Матвей Оболонский
ПИКНИЧОК НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

– Здравствуйте. Да, заказывал. Одну. Да, на День Рожденья. Где расписаться? Ага. И здесь? Вот, пожалуйста. Спасибо, надеюсь. Всего доброго.
– Как звать тебя? Очень приятно. А я Матвей. Ну, будем знакомы, Инночка. Проходи.
– Обязательно. Постараюсь. Спасибо за поздравления. Какая милая ленточка. Дай-ка, развяжу.
– Да, да, сразу на задний двор. Там беседка, видишь? И гриль…
– Очень хорошо, что ты не опоздала. Костёр под мангалом я уже развёл. Угли – высший класс! Через полчасика будет отличный жар. Тебе понравится, хе-хе!
– Да не нервничай ты так. Всё когда-нибудь в первый раз бывает. И в последний, тоже… Согласен, юморочек – чёрный. Я понимаю твоё волнение.
– Вон, баня в пристроечке. Иди, пока там разденься и душ прими. Гости скоро подъедут. Готовься. Семнадцать человек. Одиннадцать мужчин, шестеро женщин. Все мои родственники и близкие друзья.
– Отлично выглядишь, Иннуль. Молодец. Сколько ты весишь? Пятьдесят девять? Замечательно! Самое оно. Вертел прогибаться не будет. Ну, не надо так бледнеть, моя хорошая. Давай спинку потру.
– Ты завтракала? Нет? Это правильно. Меньше потом возни с промыванием кишечника. Давай, лучше коньячку, за мой День Рожденья. Нет, нет. Какое вино? Только коньяк! Вот твой бокал. Ну, почему же много? Двести грамм армянского в кровь, для вкуса – самый раз. Осилишь, осилишь. Тебе уже не повредит. Не успеет. Давай. Спасибо, моя сладкая. Вот, молодчинка. Ну, как? Расслабилась немного? Вот и славно. Ой! Тихо-тихо, не упади. Повело тебя как, без закуски-то.
– Возьмите-ка, сударыня, пока, у меня в ротик. А прямо вот здесь, на газончике. Я тут и застелил уже. Конечно. Чего церемониться? Да, вот так, на коленки. А то у меня, глядя на такую милашку, уже стоит, прям девать некуда.
– Нет, давай не так. Давай тебе руки свяжу. Заводи за спину. И локти вместе стянем. Так-то лучше. Так грудка больше выпирает. Красиво. И сразу становится понятно, кто здесь кто. Настоящая долчетка!
– Давит? А как ты хотела? Конечно, крепко. Вдруг ты рыпаться, вырываться начнёшь в самый ответственный момент. Ничего, теперь соси, давай. Тебе уж выбирать не приходится. Уй… Хорошо. Умничка.
– О! Кир! Привет, дружище. Проходите. Привет, Оленька. Спасибо, спасибо. А остальные когда? Где видели? Ага! То есть, из супермаркета прямо сюда. Отлично. Значит, минут через десять-пятнадцать.
– Да уж. Знакомьтесь. Это наша Инка-картинка – украшение праздничного стола. Гвоздь программы. Главное, так сказать, блюдо.
– Кстати, Кир, не желаешь ко мне присоединиться? У Инночки ещё полно всяких мест, куда всунуть можно, ты не стесняйся.
– А с чего бы это ей быть против? Ты, когда курицу ощипываешь, мнение у неё спрашиваешь? Ах, никогда не ощипывал. Ну, ничего. Зато, много раз засовывал. Давай! Вперёд! Или в зад, ха-ха! Она не ответит – рот занят.
– Во! Правильно. Так её. Что значит, не лезет? Булки сжала?
– Оля, подай масло. Вон там, на столе. Лей на попу. Больше. Пошло? Вот и чудненько.
– Не хочешь полизать, Олюнь? Почему, у неё? Ей-то зачем? Ух, какие у тебя наклонности! Не знал. У меня! Та… У Кира ещё налижешься.
– О-о-о! А вот и наш главный повар! Глеб! Милости просим, Валерьич. Спасибо. Да, мы тут уже разминаемся в лёгкую. Присоединяйся. Точно. Пора. По маленькой.
– Оль, оторвись от моей мошонки и мотнись за коньячком. Там же, на столе.
– Водочки? Под шашлык, говоришь, лучше? Не соглашусь, Глеб. Шашлычок под коньячок тоже вкусно очень. Ну, как хочешь.
– Оля, и водку прихвати! Этого добра у нас навалом.
– Наливай. Да. Спасибо. Спасибо, дорогие. И за вас, тоже.
– Ну, давай, Валерьич, можешь Инночку поиметь. А что, Олечку? Олечку ещё успеешь. Мы ж не её готовить собираемся. А нашу гостью сам бог велел, пока не поздно.
– Кирюха, ты куда? Дырок на всех хватит. Машины подъехали? А-а-а. Ну, тогда встретим.
– Здрасьте, здрасьте. Весьма рад. Весьма польщён. Спасибо. Ух ты, какие! Здорово. Всегда о таких мечтал. Да, да, вон туда. Проходите. Раздевайтесь, располагайтесь. Ага, начали уже. Нет, ещё не в разгаре. Ждали вас. Разгар вы сами увидите. Но обед «разогревать» уже немножко начали.
– Наливай, Кир. Спасибо. Да, постараюсь. Ну, конечно, до дна. Аня, не сачкуй. Ты одна ещё в купальнике. Чего стесняться? Тут все свои, все здоровы. Ой, можно подумать! Всё когда-нибудь впервые бывает. Вон, у Инны спроси. Вот у неё точно в первый раз. Ну, и? Да, конечно. Я ей это уже говорил. А ты не бойся. Пока…
– Чего стоим? Наливаем, пьём. Жарим Инну. Нет, пока в переносном. Угли ещё не готовы. Кстати, Игорь, глянь-ка на мангал. Может, и пора уже?
– Нет? Ну, тогда ещё по одной, и к Инночке. Надо ей хорошо сделать, пока она в состоянии это оценить. Мужики, гляньте, грудь какая! Честный третий номер. А попец каков? При такой-то талии! И жирок везде равномерный. Ноги ровные, живот плоский, почти… Всё, как надо. Да и на мордочку – весьма. Фирменная девочка. Шестьдесят кило отменного мяса! Да уж, не сомневайтесь. Недёшево. Но за такое – не жалко.
– Да разница-то, какая? Можно и по очереди. Но лучше по двое-трое. Хватит на всех. А ей так больше понравится.
– Дамы, а вы чего отдыхаете? Как это, успеете? Ну-ка, на разогрев кавалеров, пока очереди ждут.
– Анют, иди сюда. Ну-ка. Сюда обопрись. Ты у нас самая стеснительная, так именинник тебя приласкает. Ух, какая ты узенькая. Что, Игорёк вниманием обделяет? Ах, только вчера закончились. Понятно. Вовремя. Не боись, туда не буду. Лучше в ротик. Оп! Я готов. Разворот! Глотаем. Анютка, ты прелесть. Дай щёчку, чмокну.
– Игорёк, рекомендую Инночкину попку. В готовом виде хочешь? Ну, смотри… А я не премину, напоследок. Пацаны там уже наверняка хорошенько пошуровали.
– Расступись, народ. Джентльмены, все уже попробовали это тело? Никто больше не хочет? Тогда подвиньте-ка мне её сюда. Ого, как вы тут растянули! Молодцы! И смазали будь здоров. Сопротивления почти никакого. Вертел хорошо пойдёт.
– Довели бедняжечку. Уже и ахать у неё сил не осталось. Задрюкали девочку. Ну, это и хорошо. Дёргаться меньше будет. Оп, оп, оп! Я сейчас. Всё! Порядок. Уф-ф, хорошо-то как! Ну, всё. Похоже, наша клиентка готова к следующей процедуре.
– Юная леди, Вы готовы к продолжению?
– Коль, да убери ты дрын свой, хватит. Разработана у неё глотка, разработана. Вот дорвался! Иди, вон, хоть и к Наташке. Или к Аньке лучше. Видишь, мало ей. Во вкус вошла. А говорила стыдно. Боялась. А такие вот банкеты, такие приготовления, кого хочешь возбудят. Даже самых фригидных.
– Ну, так что, Иннусь? Ты как? Хватит тебе?
– Что это у неё глаза закатились? У-у-у. Так она в обмороке! А давно? Никто не заметил? Ну, да ладно. Значит, точно готова. Ничего. Вертел её приведёт в чувства. Она нам сейчас ещё подаст голос.
– Валерьич, пробил твой час! Ты у нас по шашлыкам ас. Ха-ха, стихи, прямо. Берёмте. Несём на ту скамейку. Да не церемоньтесь, это только мясо. Кладём на живот. Эй-эй! Не так буквально. Осторожней всё-таки, кожу не испортьте. Та-ак, ровнее. Нет, подбородок чтоб свисал. Ноги сюда. Привязывайте к столбику. Руки проверь, не распустились узлы? Талию и плечи тоже к доске притянем. Можешь и крепче. Но на спину ей всё равно кому-то сесть придётся, когда вырываться начнёт. Наверное, ты, Глебушка. Ты у нас самый тяжёлый. Под тобой особо не подёргается.
– Колян, ты чего с вертелом застрял? А, остриё смазываешь? Разумно.
– Ну, Глеб, садись на неё. Повыше, на плечи. Ноги и попу ребята придержат.
– Коля, помоги мне с вертелом. Стоп! Куда, в киску? Чего, спрашивается? Пригорит на стали. В зад вставляем. Вот так. Чуть левее. Поехали! Хорошо идёт. Сейчас нажмём. О! Задёргалась. Очухалась, значит. Я же говорил. Кишечник точно уже прошли.
– Крепче, крепче её держите! Выгибается! С прямой уходит. Лёгкие ещё заденем, окочурится враз.
– Та-ак, грудную клетку прошли благополучно. Ух, как визжит! Прям уши закладывает. Ори, дорогуша, ори на здоровье. Никуда ты от нас уже не денешься. Не-е-ет. Никто ничего вынимать не станет. Вертел под самой шеей. С такими травмами ты уже всё равно не жилец. А без мяса твоего весь банкет насмарку. Ты же не хочешь мне День Рождения испортить?
– Уф-ф! Тяжко идёт. Дайте передохну. Тугая деваха. Ну, в принципе, у нас моложе ещё и не было. Этой девятнадцать. Было. Ещё сегодня.
– Что? Сейчас закончу. Устал я. Пусть себе вопит. Какое милосердие, Олюнь, о чём ты? Мы ж её есть собрались. А-а, худеет? Резонно. Ну, ладно, докурю потом. Держите ей голову. Да рот она сама откроет, когда по глотке пойдёт. Коль, взялись! Раз, два, толкаем!
– Оп. Вот и всё. Нанизали на шампур девушку от задницы до рта. Чётко прошло. Теперь она – наша. Сейчас мы вставим ей вагинофиксатор, чтоб не проворачивалась на вертеле. Как, не слыхали? Ну, вы и деревня! Сейчас. Вот он. Это же изобретение уважаемого мистера Долчета. Он большой выдумщик в этом деле. Вот так. На тридцать-тридцать пять сантиметров, в матку до упора. Вот метка, видите? Теперь фиксируем. Порядок. Нет-нет, потрошить не будем. Целиком она над угольками дольше проживёт. Вкусней будет. Мясо нежнее. Адреналин – лучшая приправа. Вяжите ей ноги к вертелу. Осторожней, может брыкаться! Туго не надо. Пусть у неё будет возможность шевелить коленками. Потрётся о фиксатор клиторком, кончит ещё пару раз, опять же, для вкуса не повредит. Ну, всё. Она готова.
– Девчата, живо за кисточки и мажьте маслом. Всю-всю. Особенно нежные места старательно. Сами знаете, какие. Хорош хихикать! Время уже полвторого. А над углями её часа четыре ещё вертеть, пока прожарится вся. Девка не тощенькая. Так мы к вечеру только за стол усядемся.
– Лады, мужики. Давайте ещё по рюмочке, и отнесём нашу красотку на мангал.
– Давайте. Будем. Ух, хорошо пошла.
– Поднимаем. Понесли. Ага, жарко? Руки не обожгите. Вон рукавицы. И мне подай.
– Опля! Готово. Тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе, красная? Гы! Судя по расширившимся зрачкам и скрипу зубов, тебе, мягко говоря, вовсе не всё равно, где ты сейчас находишься. Ну, малышка, выхода другого нет. Придётся потерпеть. Недолго. Часика полтора всего. Пока кожа не пропечётся, и не начнут отмирать нервные окончания. А обезболивающее мы тебе, уж извини, колоть не станем. Дрянь это. Совершенно не вкусно. Ты же не хочешь нам банкет испортить?
– Кто сказал, повторяюсь? Чем зубоскалить, лучше бы ещё налил. Где рюмки? Несите. Давайте, за присутствующих здесь дам. Прекрасных, голых, пьяных дам. Девчонки, за вас! Инусик, и за тебя тоже.
– Ой, ребят, смотрите! Она нам подмигнула. Я же говорил: славная девочка! Ты, милая, давай, давай коленками. Потрись щёлкой, не скромничай. И тебе веселее, и нам зрелище. Ух, во даёт! Кончила, аж до дрожи. Ай, умница, ай, хороша́! Давай тебя ещё маслицем смажем. И здесь. И щёлку. Вот так. О! Гляньте-ка. Опять. Я себе предвкушаю уже эту барышню в разделанном виде. Кирилл, что у нас с руками? Почему рюмки пустуют. Давайте за нашу Инночку. Не боюсь ошибиться, если скажу: это пока лучшая девушка из всех, что попадали к нам на стол.
– А теперь предлагаю вернуться к нашим дамам. Это, конечно, и их заслуга, но, глядя, как корчится над углями нанизанная на стальную палку Инночка, я не на шутку завёлся. Да и вы, парни, я смотрю, тоже. И Наталочке я сегодня ещё внимания не уделял. Вон, стреляет на меня глазками обиженно. Надо это поправить. Иди сюда, моя дорогуша, приголублю.
– Спасибо, друзья, за прекрасный День Рождения!

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную