eng | pyc

  

________________________________________________

А.Новиков
ОСТРОВ ЛЮБВИ

Об этом сейчас знают только историки, но славяне еще в третьем веке нашей эры заселили остров Буян, что в Балтийском море. На северо-восточной оконечности острова они построили город-крепость Аркона, которая просуществовала до 1168 года, несмотря на попытки крестоносцев уничтожить его любой ценой. Проблема состояла в том, что на территории крепости находился великолепный языческий храм бога Световита. Кроме того, в последние два века в Арконе поселились морские пираты, грабившие без разбора суда шведов, голландцев и датчан, а также прибрежные деревеньки. Правители сопредельных стран были в ярости от нахальства славян-язычников, но крепость Аркона была практически неприступна со стороны моря.

1. Горькая женская доля
Шел 1167 год от рождества Спасителя.
– Мама! – душераздирающий крик похищенной девушки слегка отрезвил Пирата, которому по жребию выпало лишить пленницу девственности.
«Порвал!» – он, немного помедлив, начал уже тише и спокойней двигать своим членом в теле женщины.
Резкая боль, которая испугала Маргарет, быстро утихла, уступив место только монотонному жжению внутри.
«И это все?» – с некоторым сожалением подумала она, когда насильник отвалился в сторону. Она ошибалась, захватчики выстроились в очередь. Второй пират, как только почувствовал, как скользкое, упругое и горячее влагалище стало обволакивать член, нетерпеливо с силой вогнал его на всю длину.
– Мама! – девушка мотала головой и пыталась распутать узел, стягивающий за спиной кисти рук. Девушка так брыкалась и отбивалась, что пираты сочли нужным связать «необъезженную лошадку». Впрочем, заряд возбуждения, который она получила от первого мужчины, не утих, а под вторым насильником только увеличился, и через несколько минут он взорвался сильным разрядом острого оргазма.
«Что это было?» – не понимая самое себя, стоная и охая, она забила ногами по палубе, выгибая тонкое тело.
– Уф! – насильник тяжело задышал. В момент бурной реакции пленницы он сам разрядился, выплеснув семя в лоно.
Ей пришлось удовлетворить всю команду пиратского суденышка. Удовлетворенные мужики шутили, что теперь ее можно скормить рыбам – меньше будет возни.
«Вот и все… – подумала она, – теперь меня выбросят за борт как ненужную игрушку». Маргарет заплакала и стала умолять пощадить ее.
– Утром решим! – пираты связали девушку и положили у борта.
Спасительный сон заставил пленницу закрыть глаза.
«Будь что будет!» – решила она, засыпая.
«Какой страшный был сон», – утром Маргарет проснулась и открыла глаза, надеясь, что вчерашний кошмар ей просто-напросто приснился. Но, почувствовав на себе веревки и увидев квадратный парус, девушка отчетливо поняла, что это был не сон.
– Вставай, умывайся, – веселились морские разбойники. – Ты у нас как товар пойдешь! Вон уже и берег близко!
Девушке была уготована участь скота, ждущего своей участи на рыночной площади…
– Я ее куплю! – бородатый пахнущий рыбой мужчина ткнул пальцем в обнаженную девушку, выставленную на всеобщее обозрение. – Она мне сгодится!
Бурный торг продолжался еще полчаса. Пираты хотели за пленницу пять гривен, но уступили за две – покупателей больше не было. Мужчина, купивший ее, начал с того, что больно высек покупку вожжами, приговаривая:
– Знай, кто в доме хозяин!
Потом они пошли в черную баню, где по славному языческому обычаю пленница стала гражданской женой. Так для Маргарет началась новая жизнь…
Декабрьским вечером 1168 года Хелен, крестьянка из поселка на берегу Балтийского моря, заглянула на огонек к подружке Маргарет, что была куплена этой весной соседом Тувором в качестве жены у пиратов по сходной цене. Слово за слово, разговор коснулся пиратского острова.
– И что же они там сейчас делают? – Маргарет с интересом слушала подружку. – Про пиратов я знаю. Они меня украли и продали всего за две гривны! Честное слово, до сих пор неприятно вспоминать, как я стояла голышом на помосте. А погода была совсем не летняя. Думала, еще немного, и я простужусь! – «О том, как мне было хорошо под вторым пиратом подружке знать не надо!» – решила Маргарет.
В те времена к наготе люди относились по иному: женщины и юноши вместе купались и парились в банях, язычество еще не уступило дорогу христианскому аскетизму, но стоять, демонстрируя себя покупателям, Маргарет совсем не понравилось.
– Да, твой муж не продешевил! – улыбнулась Хелен. – Такая гладкая девка чухонка (так тогда называли финок) и всего-то за две гривны! Бык стоит три! А невеста из нашего поселения обошлась бы ему во все тридцать!
– Ну, купил, так купил, – вздохнула Маргарет, ставя в печь горшок с пивным суслом. – Не он, так другой, такова наша женская доля!
– Так вот, подруга, зимой они чинят свои корабли и языческое капище, а в свободное время устраивают буйные увеселения. Я пару раз там была... – женщина мечтательно закатила глаза. – У них там, в крепости, женщин нет, но на время праздников женщины прямо по льду приходят в крепость со всех окрестных селений, чтобы развлечься с пиратами и неплохо заработать.
– Это как же заработать? – не поняла Маргарет.
– Глупая ты, хоть и замужем! То, что ты даешь мужу забесплатно, у пиратов стоит денег. Защитники крепости сильны, и необычайно падки на любовь по причине долгого воздержания, – щеки Хелен раскраснелись от приятного воспоминания.
– Эх, да если бы он брал! – Маргарет, представив себе, что творится в крепости, почувствовала, как запылали щеки. Муж, по причине частых отлучек из дома и большой любви к темному пиву, любил Маргарет редко. – И что ты там заработала?
– Их щедрость велика, потому что награбленного добра им с избытком хватает до следующего судоходного сезона, – вспоминала Хелен последний поход к пиратам. – Я так полный подол серебра принесла!
– Конечно, деньги в хозяйстве пригодятся, но… – взгляд Маргарет упал на вожжи, висевшие на железном крюке.
Реакцию мужа на поход жены к пиратам предугадать было совсем нетрудно: кому охота носить рога?
– Да брось ты, – Хелен перехватила взгляд подруги. – Подумаешь, ну влетит немного, как будто бы нам привыкать! С детства приходится заголять задницу.
Маргарет, как впрочем, и все дети, умела плести корзины из ивовых прутьев, а родители этой же ивой отпускали им все прегрешения. На побережье Балтийского моря, куда злая судьба занесла чухонку, таких кустов было хоть отбавляй. На побережье рыбакам необходимы корзины, поэтому в ямах, где мочили лен, всегда находилось свободное место и для прутьев. Хелен с детства прекрасно была знакома с двойном назначением мокрых веток: и от родителей не раз доставалось, а после замужества – от мужа.
«Хоть и будет больно, – подумала Маргарет, – но ради подарков и радости плоти можно и потерпеть. Ну, не убьет же, в конце концов!». Разумеется, Хелен уговорила подружку прогуляться к знаменитой крепости, а заодно наварить для пиратов темного пива.

2. Языческая оргия
В начале праздника верховный жрец провел официальное богослужение, поблагодарив божество за удачный грабительский сезон, а потом началось буйное веселье.
Вино пиво и мед текли рекою. Женщины танцевали вокруг костров, прыгали через огонь, а захмелевшие пираты утаскивали их в укромные уголки.
– Какая пышечка! – рыжебородый пират схватил Хелен и поволок на ложе из шкур.
«Вот это да! – думала Хелен, обнимая пирата. – И откуда же он силы берет?». Хелен выпила столько, что сбилась со счету, сколько кавалеров побывало под юбкой, да и считать она толком не умела. Для чего это женщине?
Маргарет тоже веселилась вовсю. Тут только успевай раздвигать ножки, да запивать любовные подвиги добрым фряжским вином.
«Неужели он не встанет? – женщина видела, как обмякший член пирата в руке подруги снова стал принимать облик сардельки. – Хороший способ! Надо на муже попробовать!». Затем Маргарет приподнялась и, не выпуская добычи из руки, села на колени мужчины спиной к нему.
– Поскачем? – приподнявшись на широко расставленных ногах, она направила восставший меч в лоно. Смотря прямо в глаза Хелен, подруга хитро улыбнулась и медленно присела.
«Меня так муж никогда не имел!» – Хелен было отлично видно, как толстый меч пирата погрузился в подругу.
– Ну, не отставай! – Маргарет, усевшись на мужчину, как наездница на коня, с громкими сладострастными стонами стала интенсивно приподниматься и опускаться, сильно колыша при движении пышными грудями. Пират также стал тихонько постанывать, сжимая ладонями свинцовую тяжесть ягодиц.
«Своего ей не отдам!» – тяжело дыша, Хелен с нетерпением ожидала своего пирата. Маргарет видела, что подруга, хоть и волновалась по первости, уже готова ко всему.
– Ну, пышечка, твоя очередь! – Усатый пират задрал Маргарет юбку и вдавил ее в сено.
«Ох, и силен же ты! – каждый раз, когда усач пускал в тело не слабых размеров орган, из груди Маргарет вырывался стон. – У мужика моего чуть не вдвое меньше. Только бы не порвал!». Наконец она почувствовала, как огненная волна сладострастия, будто судорогой свела тело: мужчина последний раз вонзился и выпустил струйку влаги ей на живот.
У наездницы тоже все кончилось. Хелен нехотя слезла с измученного жеребца.
– Сейчас еще одного загоню! – пообещала она, выбирая свободного от пары пирата.
Маргарет, тяжело дыша, посмотрела на подругу, глаза которой безумно блестели.
– Смори, Хелен, вон тот сейчас будет готов! – без всякого смущения и просто сказала Маргарет своей подруге и показала на лысого пирата, бесстыдно ласкающего себя рукой.
– Иди сюда, мой лысенький! – Хелен была в состоянии, похожем на наркотическое опьянение. – Ужо я тебя приласкаю!
Потом Хелен было не до лицезрения побед подруги: пират перевернулся, женщина оказалась сверху, и ее тут же оприходовали во второе, незанятое отверстие.
– Туда же нельзя! – из глаз Хелен потекли слезы, дырочка была не готова к такому вторжению.
Впрочем, пирату было все равно.
Веселье продолжилось.
– Тебя вдвоем имели? – Маргарет выпила пива и села рядом со своей подругой. – Давай и мы пиратика трахнем вдвоем! – протянув руку, она положила ладонь на член мужчины со спущенными штанами, который блаженно раскинулся на сене. Красноватый член уставшего после бурных приключений храпящего пирата совсем ослаб и был похож на кусок толстой веревки.
Маргарет не верилось, что этот сейчас такой мягкий, подвижный и маленький орган был ещё минуту назад крепок и огромен.
– Подождем немного, – Маргарет села поближе и стала дуть на вялый отросток. – Помоги же!
Пират, расслаблено раскинув свои руки, не успел понять, что вновь готов к бою.
– Возьмем в рот, – приказной интонацией сказала Маргарет подруге, – в два языка!
Хелен, поняв, что до пиратской оргии она ничего не смыслила в искусстве плотских утех, нагнулась и робко потянулась губами к головке.
– Не торопись, смотри, как надо! – Маргарет, приподняв кончиками пальцев мужское хозяйство, стала водить губами и языком по маленькому колечку вокруг его головки, слегка втягивая его в рот и тут же отпуская.
– А теперь твоя очередь! – Маргарет ободряюще гладила Хелен по голой спине.
После двух подряд оргазмов пьяный в стельку пират был, казалось, полностью обессилен, но то, что вытворяли подруги, придало натруженному органу новые силы. Казалось, член жил отдельной от хозяина жизнью. Хелен ощутила губами, как вялая штучка растёт и крепчает.
Завладев окрепшим членом, Маргарет деловито сжала его в кулаке, оттягивая верхнюю плоть. Губы подруг обхватили сладкую добычу сразу с двух сторон, а языки стали толкаться, время от времени встречаясь и разбегаясь.
Надо сказать, что пираты Арконы любили женщин так же, как это делали до них, и будут делать после нас, не привнеся ничего интересного в этот процесс. То, что девушек было меньше, чем желающих их попробовать, ничуть не смущало гордых воинов. У каждой обнимающейся парочки, подбадривая участников непристойными шуточками, стояло два-три желающих занять освобождающееся место…
Ранним утром подружки ушли, неся домой золото, серебро и прочие щедрые подарки.
– Славно оттянулись! – Маргарет довольно улыбалась, слегка согнувшись под тяжестью подарков. – Интересно, неужели им не жалко таких денег? Не продавали бы меня, как скотину, а оставили бы в этой крепости!
– Ну, ты дура! – Хелен посмотрела на подругу. – Они покупают не твое тело, а свою свободу! Видала деревню, что на другом конце острова? Там живут бывшие пираты, что оставили своих пленниц для удовольствий! Любовь-морковь, потом маленькие детки и прощай пиратская воля! Вместо крутых походов – рыбацкие сети да огороды! Семью пиратскими набегами не прокормишь! Вот и дали нам подарков, надеясь, что мы уйдем восвояси!
За разговором показался родной берег.
– Главное, чтобы муж все не отобрал! – вздыхала Хелен. – Делиться, конечно, придется, а то отлупит вожжами за блуд, как будто сам не бегает за каждой юбкой! Я его знаю, все с друзьями пропьет!
– Как будто мой муж хоть на волосок лучше твоего! – Маргарет поправила юбку. – Чую, скандал меня дома ждет!

3. В приказной избе
Худшие предположения Хелен оправдались.
– Где ты шлялась? – муж снял с крюка вожжи. – К пиратам ходила? Интересно узнать, зачем?
– Мама! – кричала Маргарет, стараясь увернуться от ударов, пока не споткнулась и не упала на пол.
– Ну, блудница, держись! – в тело впилась полоски грубой кожи.
Хелен ждал дома муж и связка заранее замоченных прутьев, приготовленных для плетения рыбных корзин.
Утром мужья пошли пьянствовать вместе с друзьями. В те добрые времена к изменам относились спокойно, лишь бы в доме водились деньги на выпивку. Разумеется, алкоголь развязал языки, и рассказ о похождениях веселых дам достиг ушей лазутчика короля Вальдемара Первого.
Рано утром Хелен и Маргарет оказались в приказной избе, где их уже ждал монах-инквизитор и два помощника палача с полным набором орудий пыток.
– Раздевайтесь! – приказал он. – Здесь стесняться не принято!
Подруги поняли, что влипли в очень неприятную историю. Помощники затянули ноги лежащих на полу женщин в веревочные петли, раздвинули их в стороны и подтянули к потолку.
Это возбудило не только мужчин – Хелен густо покраснела, а Маргарет почувствовала жар между ног.
– Хороши, девки! – инквизитор привстал с кресла, подошел ближе и, присматриваясь к междуножью распяленных женщин, стал переводить взгляд с одной на другую, любуясь следами внутрисемейного воспитательного процесса.
«Непрофессионально, но сильно», – подумал он.
«Убьют, порвут и жизнь моя кончится», – Хелен лежала, закрыв глаза и стиснув зубы, в ожидании боли и смертельного часа напрягая молодое тело.
– Ну, с вожжами и розгами наши подружки хорошо знакомы, – инквизитор профессионально оценил работу мужей. – Надо сказать, мало вам попало, мои ребятки с розгами гораздо лучше обращаться умеют, вот только зря вы надеетесь, что поркой все обойдется. Значит так, вот этими клещами мы вырываем груди, а вот эти палочки греем на огне...
Хелен прошиб холодный пот, несмотря на то, что в избе было жарко натоплено. Из глаз потекли слезы.
– Вот с тебя мы и начнем! – инквизитор нагнулся над женщиной и дотронулся рукой до бедра. От этого прикосновения тело Хелен вздрогнуло, а ноги, и без того подтянутые к потолку, призывно раздвинулись.
– Какая штучка! – инквизитор протянул руку к нежному бархату разреза и, раздвинув пальцами кудряшки волос лобка, быстро овладел нежной слизистой расщелиной, теребя малые губки этого нежного цветка. Хелен же, как только ощутила палец следователя в районе промежности, инстинктивно сжалась внутри.
– Выбирайте сами, – инквизитор ввел два пальца глубоко в непоказуемое место Хелен, а третий оказался внутри шоколадной дырочки. – По-хорошему будем разговаривать или по-плохому? А сейчас дерну как следует, и матку на кишки намотаю! Поняли?
– Ой, мама! – Хелен дрожала от страха и нового, почему-то приятного ощущения. – Что хотите расскажу!
Перепуганные женщины рассказали все, что от них требовалось, правда, точного количества пиратов не смогли назвать по причине собственной глупости.
– Вот и славненько! – следователь внимательно смотрел на Хелен, вздрагивающую от страха, но уже истекающую сладкими соками. – Будете паиньками, все для вас окончится хорошо!
Маргарет увидела, как он навалился на подругу, он опустил руку вниз и, взяв напрягший член, головкой начал тереть губки приоткрывшейся щели. Инквизитор, чувствуя сильное желание и не имея больше силы сдерживаться, оторвал руку и налег на вздрагивающее тело.
Сжимаясь от ужаса, она мешала инквизитору, напрягая мышцы живота и бедер.
– Брыкается! – следователю помог помощник палача.
Видя, что у главного не получается, он ослабил веревки и согнул в коленях ноги несчастной жертвы.
– Так то лучше! – инквизитор навалился на вкусную добычу.
«А как же я?» – успела подумать глупая Маргарет, и тут ею занялся второй палач.
Инквизитор не стал церемониться и оприходовал по очереди обеих женщин, не вынимая их ножек из веревочных петель. Палачи-помощники последовали его примеру.
Перепуганные женщины не особо возражали против бесплатной эксплуатации, тут не до денег – вырваться бы живыми из страшной избы.
– Значит, любите веселиться? – следователь, хоть и любил женский пол, прекрасно знал свою службу. – Вот и пойдете к следующему празднику в крепости, а на санях потащите две бочки стоялого меду для пиратов! И смотрите у меня, если сделаете из бочки хоть глоток... – он показал на дыбу. – Ну, вы меня поняли!
Следователь не стал говорить, что король выписал из Золотой Орды искусного лекаря, а по совместительству большого специалиста по отравлениям. Лекарь добавил в пиратский подарок мед, собранный с цветков белены.
– Ты знаешь, – Хелен делилась воспоминаниями с подружкой, – когда этот монах запустил в меня руку, мне почему-то было не больно, а очень даже приятно. – А какой он мужчина! И тебя и меня, и по два раза! И откуда он столько сил берет!
– Да, согласилась Маргарет, – помощники послабее оказались, хотя этот, который лысый, был очень даже ничего!
– А мужьям можно ничего не говорить! – Хелен оправила юбку и поспешила домой.

4. Штурм крепости
На этот раз Маргарет повезло: пьяного в дым мужа собутыльники принесли в дом и положили спать. О приключении Маргарет в приказной избе он ничего не узнал, и женщина спаслась от вожжей.
«Ой, мама, влипла же я в историю! – Маргарет легла под горячий бок к храпящему на полу мужу и накрылась медвежьей шкурой, подарком пиратов, которую муж не успел пропить. – Что же дальше-то будет?»
Утром муж проснулся и кое-как исполнил супружеский долг.
– Задвигай же поскорее, – кричала Маргарет с нетерпением, – я так соскучилась!
– Подожди, подстилка пиратская...
– Ах, что ты делаешь со мной, ведь мне больно! – женщина чувствовала себя немного виноватой. «Еще раз к пиратам все равно пойти придется, – подумала она, раздвигая ножки, – а куда денешься?»
Муж быстро закончил и сел на полу. Голова болела с перепоя так, что пришлось снова идти за выпивкой. А в это время (зимой 1168 года) король Вальдемар Первый Датский, кстати, правнук нашего Владимира Мономаха, слушал доклад ушлого инквизитора.
– Если девки не подведут, пиратов можно брать голыми руками! – говорил он.
– Ну, это же не по-рыцарски! – король имел понятие о рыцарской чести.
– А грабят ваши корабли и деревни по-рыцарски? – убеждал короля инквизитор. – И вообще, это язычники, и рыцарские правила на них не распространяются!
Последний довод был убедителен. Вальдемар собрал дружину и выступил с пламенной речью:
– Пираты совсем обнаглели, грабят наши корабли, а сейчас благополучно пропивают наше добро. С этим беспределом пора покончить. С нами Бог, а в крепости богатая добыча и куча веселых девок!
– Ура! – обрадовались дружинники в предвкушении богатой добычи. – Веди нас, Вальдемар!
В крепости в этот день готовились весело провести очередной языческий праздник. Как всегда, женщины со всего побережья решили составить компанию.
– Эх, повеселимся! – пираты по достоинству оценили подарок, что с таким трудом дотащили по льду две женщины.
Пир был в полном разгаре. Белладонна, вкупе с медом и вином поначалу вызывает усиление и без того мужского голода, но вот потом...
– На стены! – приказал вождь пиратов, завидев отряд Вальдемара.
Три десятка веселых женщин загнали в подвал, а пираты стали готовиться к обороне, но как тут воевать, если постоянно хочется сбегать до кустов.
– Засранцы! – ругались дружинники короля, махая мечами. – Думаете, мы вас ждать будем?
– Мочить гадов в сортире! – приказал король.
Сражение началось…
– Ой, что же сейчас будет? – шептала Маргарет, прижимаясь к подруге. – Мне так страшно!
– А ничего особенного! – Хелен погладила Маргарет по растрепавшимся волосам. – Победят пираты, мы продолжим веселье, победит король – пиратов казнят, а нас изнасилуют. Потом либо отпустят домой, либо продадут на рынке как военную добычу. Тебе-то не привыкать!
С улицы доносился шум битвы. Пираты, напившись меда с беленой, не смогли дать достойного отпора.
– А вот и бабы! – дубовая дверь в подвал отворилась, и туда ввалились несколько десятков дружинников, жаждавших попробовать вкусной добычи.
– Ну, подруга, – Хелен привычным движением потянула за шнурок, стягивающий ворот рубашки, – готовься раздвигать ножки.
– Странный народ мужчины, – Маргарет стала расстегивать платье, чтобы победители часом его не порвали. – Без войны, выпивки и нас, женщин, они просто жить не в состоянии!
– Ах, какая попка! – первый дружинник, ворвавшийся в подвал, не желая легкого сопротивления, перекинул Маргарет через колено и стал больно шлепать по ягодицам.
– Ай! Ой, – кричала женщина, не забывая вилять при этом попой. Мужчина, глядя, как краснеют вкусные половинки от ударов, стал потихонечку возбуждаться. И когда попа по цвету стала напоминать вишню, навалился на жертву, рыча от удовольствия. Следующим в очереди был дружинник с очень длинным концом. Он встал прямо над женщиной, руками раздвинул колени и одним ударом легко заполнил обильно смазанное предшественником влагалище, заставив несчастную широко открыть глаза.
– Какое сало! – он сильно сжимал груди и раскачивал их в ритм движению. Вскоре на его лице отобразился приближающийся оргазм, он вынул член и встал на колени напротив лица. Мужчина тряс членом так, чтобы длинные струи попали на живот и дрожащие груди. Когда оргазм закончился, он сцедил несколько капель на соски.
– Так то лучше! – добавил он.
С Хелен, впрочем, как и с другими красотками поступили совсем негуманно. Хоть женщин было меньше, чем желающих их попробовать, дружинники высекли их ремнями, чтоб к пиратам шляться неповадно было. Подвал наполнился визгом и воем, Маргарет оказалась не совсем права: прежде чем стать добычей победителей, женщины отведали колотушек.
– Ну, пора за дело! – дружинники схватили Хелен и потащили к выходу, не позволив даже одеться.
«Куда они меня тащат? – женщина, ступая голыми ногами по снегу, с ужасом поняла, что дружинники волокут ее к проруби. – Неужели меня будут топить? Нет! Я так молода. Я хочу жить!» С каждым шагом к роковой полынье душа Хелен все глубже уходила в пятки.
– Не надо! Простите, – кричала она.
У полыньи с крестом в руках стоял знакомый монах-инквизитор.
«Хороша девка!» – полюбовавшись, как та брыкается, он приказал окунуть несчастную в воду и произнес короткую молитву. Нет, топить женщину не собирались, просто таким образом всех, оставшихся в крепости, решили обратить в христианство.
Вода была такой холодной, что Хелен потеряла сознание. Очнулась она на снегу.
– Аминь, – монах повесил ей на шею серебряный крестик. – Остальные получат медные, тихо сказал он. Заслужила!
– Пошли за следующей! – дружинники подхватили новообращенную под руки и поволокли назад.
– Не надо, пощадите. Я не хочу! – голая Маргарет, как пойманная птичка билась в руках дружинников, тащивших ее к роковой полынье. «А подружку все же не утопили!» – увидев Хелен по дороге, Маргарет поняла, что есть надежа на спасение. Роковая полынья приближалась…
Потом, как водится, всех захваченных женщин еще раз изнасиловали, причастив вином. Добычи было так много, что связываться с торговлей рабынями дружинникам расхотелось. Тогда, чтобы замолить грехи, обратили в христианство всех, кого нашли на острове, а женщин-христианок обратили еще раз, для отчетности. После этого Вальдемар разгромил и разрушил до основания крепость Аркона и языческое капище.
С богатой добычей король ушел домой, а Хелен и Маргарет попали к мужьям. На сей раз подарков они не принесли, и дома их ждал отнюдь не радушный прием.
– Это где ты шлялась? – ругался муж Маргарет, усердно работая кулаками и всем, чем попадется под руку. – Мало того, что пропадала невесть где столько времени, так еще посмела вернуться домой без подарков!
– Ай, ой! – кричала женщина, прикрывая голову руками.
Мягкое место пришлось отдать на растерзание супругу. Тот нещадно лупил по нему вожжами, обещая спустить последнюю шкуру. Наконец, он устал и завалился спать. Хелен повезло чуть больше: наученная житейским опытом, она приберегла под балкой часть подарков с прошлого раза и отделалась гораздо меньшим внушением, зато попка после свидания с ладонью дружинника саднила и болела так, что требования супруга выполнить женские обязанности ей пришлось делать, глотая слезы.
«Нет, пираты были лучше! – думала она, лежа в объятиях перебравшего пива мужа. – Но монах инквизитор – он круче всех!»

А остров остался немцам.
Подлинные имена девушек, напоивших пиратов медом с отравой, не сохранились. Вскоре после штурма скалистая часть острова Рюген погрузилась под воду, подобно легендарному Китежу. Сейчас геологи считают, что причиной тому были тектонические процессы в земной коре, но очень уж романтично все это получилось! Легенды о городе-призраке живут в той местности до сих пор...
Сейчас этот остров находится на территории объединенной Германии. По-немецки он называется Рюген. У бывшей ГДР не было денег на серьезные археологические исследования, но сейчас раскопки идут полным ходом, хотя надежд на сенсационные открытия очень мало.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную