eng | pyc

  

________________________________________________

Pmrd60
ВОСПИТАНИЕ СОСЕДКИ

Часть 1

Мы с друзьями сидели возле подъезда и попивали пивко, болтали о своем – в общем, расслаблялись. Тут появилась моя соседка по лестничной клетке Маргарита Иосифовна, и тут началось:
– Вот, вы лоботрясы, ничего не делаете, пьете пиво, сидите на шее у родителей, – и в таком духе довольно долго нам читали лекцию про то, какие мы уроды…
Надо сказать, что "сидеть на шее у родителей", учась в 10 классе, мне было не стыдно. Вообще Маргарита Иосифовна доставала меня своими нравоучениями с тех пор, как мы с родителями переехали в эту квартиру. В принципе это было терпимо, но недавно она вышла на пенсию, и я стал сталкиваться с ней гораздо чаще, соответственно доставать она меня стала сильнее.
С момента лекции у подъезда прошло несколько дней. Я сидел дома и шарился в интернете, вдруг раздался звонок в дверь, это была Маргарита Иосифовна:
– Послушай, Димитрий у меня проблема с краном в ванной, помоги мне, пожалуйста.
– ОК, Маргарита Иосифовна, сейчас подойду, посмотрю, – ответил я.
Я взял инструменты и пошел к соседке. Жила она одна, насчет мужа я не знаю, а дети у нее были, но жили они где-то за границей. Конечно, идти мне было лень, к тому же я ее терпеть не мог, но все-таки соседка. Работы там было минут на 5-10, я все быстро сделал и уже собрался уходить, но тут, видимо из благодарности, меня решили напоить чаем.
Мы сидели на кухне пили чай и разговаривали, вернее, она мне что-то рассказывала. Откровенно говоря, я даже не слушал, что она мне втирает – привычка, выработанная годами. Но тут ее понесло:
– Кто тебя воспитывал, локти на столе, развалился, тебя бы в суворовское училище, – я начал закипать, – …кто так пьет чай, вынул бы ложку, да еще хлебаешь, как конь на водопое – сплошное безобразие…
– Значит так, я тебе, дура старая, херню всякую чиню, а ты, блин, на меня наезжаешь. Да пошла ты, – не выдержал я, и ушел домой.
Может быть, все бы на этом и кончилось, но у этой твари хватило мозгов пожаловаться моим родителям – я был в шоке. Мать на меня сразу наехала, а отец послушал мой рассказ, и сказал, что хамить, может, и не стоило, но вообще-то я прав. У матери с отцом, что-то последние время отношения совсем испортились. Мать все-таки хотела отправить меня извиняться, но отец, наверное, ей в пику, настоял на своем, и спустил это все на тормозах.
Я решил отомстить. Просто посчитал, что такое хамство с ее стороны непростительно. Довольно долго выстраивал план мести, мстить решил так, чтоб мало ей не показалось. Сначала я прошелся по магазинам и прикупил необходимый инвентарь. Потом зарядил купленные конфеты снотворным в достаточном количестве, и пошел на дело…
Дзииинь…
– Кто там?
– Это я, Дмитрий, ваш сосед, можно с вами поговорить? – я старался говорить раскаявшимся голосом.
– Что тебе надо, хам?
"Вот зараза", – подумал я, – "это я-то хам, ну-ну"
– Маргарита Иосифовна, я пришел извиниться. Я виноват и хочу загладить свою вину, – замок открылся.
– Ну и что вы хотите мне сказать, молодой человек?
– Маргарита Иосифовна, я был не прав, я не должен был так разговаривать с вами, видимо меня действительно плохо воспитывали, – про себя я давился от смеха, какую чушь несу, но на нее вся эта лабуда, судя по всему, действовала.
– …и что бы хоть как-то загладить свою вину, я вот вам купил, – я протянул ей конфеты.
На лице у нее застыла маска удовольствия, типа враг повержен и у ее ног.
– Ладно, заходи. Угощу тебя чаем, раз ты все понял, – это была удача, ведь до этого я собирался пролезать к ней в квартиру через балкон. Зверь сам загнал себя в ловушку.
Мы сели пить чай, естественно с моими конфетками. На этот раз я вел себя как идиот: делал вид, что внимательно ее слушаю, сидел прямо как столб, пил маленькими глоточками и постоянно говорил, о том какие вкусные конфеты я принес (будь эта дура повнимательнее, она могла бы заметить, что конфетки я нахваливаю, но не ем).
Где-то минут через 15-20 и конфет через 5-6, речь у Маргариты Иосифовны стала путаться и сбиваться. Я стойко делал вид, что этого не замечаю. Еще минуты через 3 моя соседка уронила голову и засопела – мой план начал осуществляется. Я подождал 10 минут, потом проверил глубину сна. Ни на хлопки, ни на громкие возгласы она не реагировала. Я аккуратно похлопал ее по щекам – реакции никакой.
"Ладно", – подумал я, – "последняя проверка и за дело".
Я подергал ее за нос, уши, засунул палец в рот – все спокойно. Наступил следующий этап моего плана. Сбегав домой за фотокамерой, я перетащил ее в большую комнату. Тут мне пришлось повозится, раздевая ее, такого опыта у меня еще не было, девчонки, с которыми я до этого трахался, раздевались сами. Но кто ищет, тот всегда найдет – в конце концов, я ее раздел. Тут началась моя фотосессия, Маргарита Иосифовна у окна, с раздвинутыми ногами; Маргарита Иосифовна на балконе; Маргарита Иосифовна на ковре и т.д., и т.п. Заполнив всю память фотокамеры, я аккуратно одел ее, одевать было сложнее, чем раздевать, но и тут я справился. Потом я усадил ее в кресло. Надо сказать, что я довольно сильно устал кантовать ее, все-таки рост метр восемьдесят, и вес килограмм 65-70 – это даже для меня, с ростом метр девяносто, несколько утомительно. Затем я вышел за дверь и захлопнул ее за собой.
Вначале я думал вытрясти из нее бабок. Дети, работающие за границей, судя по всему, достаточно присылали ей денег, квартирка обставлена богато, жратва в холодильнике дорогая, одета тоже не из секондхэнда. Но работая над ее фотографиями в фотошопе, я присмотрелся к ней повнимательнее. Женщина с правильными чертами лица, вполне хорошей фигурой для 50 лет, крупными грудями, загорелая, без седины – мой план наказания претерпел изменения.
Я решил подождать несколько дней. Как раз скоро было 1 мая, и мои родители собирались на 10 дней улететь отдохнуть во Францию. Я от этой поездки отказался – у меня были свои дела. 29 числа мои родители, выдав мне денег и указаний, отправились во Францию. Я вздохнул с облегчением, ничто не мешало моему плану. Ближе к вечеру мне позвонил отец и сказал, что они приехали, и у них все в порядке. Все – пора было действовать.
Я оделся и спустился вниз в подъезд, опустил в почтовый ящик Маргариты Иосифовны лист бумаги. На этом листе была ее "несколько фривольная" фотография и подпись: "Старая потаскуха ждет молодых жеребцов. За деньги сделаю все – ваша Марго", ну и ее телефон и адрес. Внизу листа я от руки написал: "Не дергайся, сука, с тобой еще свяжутся". После этих действий я отправился спать. Расчет был прост – получив это, она начнет обо всем этом думать и прикидывать варианты, а это будет мне на руку.
С утра я умылся, принял ванну, выпил чашечку кофе и опять отправился вниз, к почтовым ящикам. Проверил ящик соседки. Листа там не было – значит, он у нее. Все шло по плану. Я сходил в магазин, посмотрел телевизор, потом, посмотрев на часы, подумал – клиент готов. Я опять отправился в гости к соседке по лестничной клетке.
Я позвонил в дверь:
– Кто? – а голос-то напряженный.
– Маргарита Иосифовна, это ваш сосед, есть разговор.
– Дим, давай потом, я себя плохо чувствую, – ага, нервишки шалят, понравилось письмецо.
– Маргарита Иосифовна, это очень важно. Откройте дверь, пожалуйста.
– Ладно, что тебе? – дверь приоткрылась.
– Маргарита Иосифовна, вам в почтовый ящик ничего не приходило? – лицо в этот момент у меня было очень ехидное.
– В ящик, когда? – не очень уверенно спросила она.
"Ой, прикидываемся, что ничего не понимаем, или совсем с головой не дружим? – прикинул я в уме.
– А вчера вечерком. Рекламка – там одна сочная девушка себя рекламирует. Ничего подобного не было?
– Ах, это твоя работа подонок, ну все, – она попыталась дать мне пощечину.
Я перехватил ее руку:
– Спокойно, тварь!
– Вон из моей квартиры! Подлец, что б духа твоего здесь не было! С тобой еще разберутся! – нууу, напугала.
– Слушай сюда, нервная ты моя. Вариантов у тебя нет, будешь делать то, что я тебе скажу. Короче, ментов ты не вызовешь. Доказательств у тебя никаких – бумажку эту тебе мог кто угодно подкинуть. Да еще и перед ментами опозоришься, старая потаскуха. Второе, не будешь делать, что тебе говорят, весь район будет уклеен этой рекламой – все соседи это увидят. Весело да? Ну а если решишь быстро смотаться, то я твои фотки в интернет выкину – пусть люди посмотрят. Как тебе веселые варианты? Завтра в 10 утра будешь стоять на коленях возле двери в мою квартиру, а там дальше видно будет. Ясно? – ответа я не дождался, захлопнул дверь и пошел к себе.
Я довольно сильно волновался. Главный расчет был на то, что она человек старой закалки, и угрозы быть опозоренной ее действительно волнуют, а если наоборот, то я мог вляпаться в большие неприятности. Будильник зазвонил в 9, я потянулся и решил, что скоро все решится. В 9.45 я уже был готов встречать дорогих гостей. Все необходимое на ближайшие несколько дней у меня было уже куплено и ждало своего часа у меня в комнате.
Прозвенел звонок.
Я открыл дверь, на коврике перед моей дверью на коленях стояла Маргарита Иосифовна.
– Сука, кто тебе сказал звонить, тебе было сказано стоять на коленях! – я отвесил ей оплеуху.
– Но…
– Что, никаких но… – еще одна пощечина, – заползай, потаскуха!
Маргарита Иосифовна неловко стала заползать ко мне в квартиру. Я не удержался и отвесил ей пинок под зад, она потеряла равновесие и растянулась на полу в прихожей. Через несколько секунд она поднялась, посмотрела на меня и сказала:
– Дима, что ты делаешь? Ты с ума сошел, я же тебе в бабушки гожусь.
– Значит так, то что я сейчас скажу, я больше повторять не стану, слушай внимательно:
– нет никаких Дим, либо хозяин или господин, либо Дмитрий Константинович;
– говорить со мной можешь, только если я у тебя что-то спрашиваю, или приказал тебе что-то говорить;
– все, я повторяю все, мои приказы выполняются полностью и беспрекословно;
– ты там вопила что-то про мое воспитание, теперь ты на себе почувствуешь, что такое настоящее воспитание;
– ты можешь уйти, но что из этого выйдет, я тебе вчера объяснил.
А теперь на колени, тварь!
В ее глазах читался страх и смятение, она медленно опустилась на колени и пролепетала:
– Да, хозяин, да я все поняла.
– Пока ты еще не ни капли не поняла, но скоро я из тебя сделаю воспитанную девочку. Ну что ж приступим. Раздевайся.
Она медленно стала расстегивать платье.
– Быстрее, дура! – еще одна пощечина.
Дело пошло заметно быстрей.
– Теперь трусы и лифчик, еще раз замнешься – получишь с ноги, – предупреждение подействовало.
Маргарита Иосифовна стояла абсолютно голая на коленях посреди моей прихожей.
– Встань!
– Повернись!
– Наклонись!
Я рассмотрел свою новую игрушку, помял ее груди, пощупал пизду, осмотрел ее с ног до головы. "Да, над ней еще надо будет поработать, но, в общем, неплохо", – прикинул я.
– Так, теперь в ванную, надо заняться твоим внешним видом, пошла вперед!
В ванной я поставил ее раком, и начал брить опасной бритвой ее пизду, она вся дрожала.
– Будешь дрожать, отрежу тебе пол пизды, спокойно!
Затем я поставил ее на ноги и взял рукой за шею.
– Я тебя держу за шею, все, что ниже ее, должно быть абсолютно лысым, ни одного волоска. У тебя десять минут. Приступай. Ах да, увижу хоть один волос ниже шеи, удалю его паяльником, понятно?
Вернулся я минут через 15, моя рабыня стояла на коленях в ванной.
– Готово?
– Да, хозяин.
– ОК. Пойдем со мной, – она встала, моментально получила оплеуху, – кто тебе разрешил вставать?
Я привел ее в гостиную, там запихал ей в рот ее же трусы. Связал скотчем руки за спиной, и положил ее на пуфик.
– Раздвинь ноги, сейчас я буду тебя воспитывать. 25 ударов, сдвинешь ноги – еще 10, еще раз сдвинешь – еще 10… Можешь попробовать поорать.
Я взял офицерский ремень, размахнулся, но чуток промазал – попал пряжкой по ляжке, а не туда, куда целился. Она замычала. Второй раз я тоже промахнулся, удар пришелся по заднице. Но в третий раз я попал прямо в цель, удар пришелся прямехонко по влагалищу. Как она задергалась!
– Будешь знать, как меня хамом обзывать.
– Четыре. Будешь очень послушной шлюхой.
– Пять. Будешь слушаться своего хозяина.
– Шесть…
На восемнадцатом ударе она попробовала свести ноги.
– Еще десять, ты сжимай свои ходули, сжимай, у меня времени много, да и ремень запасной есть. А у тебя дыра запасная есть, а?
После 35 ударов я зафиксировал ее ноги. Потом осмотрел повреждения, ничего страшного, пару синяков будет и все. Я стал аккуратно вводить ей во влагалище палец, затем два, потом три. Я задвигал пальцами в ней. Через пару минут она замычала, и я почувствовал, что она потекла. Я продолжал движения, наконец, мне показалось, что смазки хватит. Я вытащил пальцы из Маргариты Иосифовны, вытер ее выделения об ее же спину и пошел в свою комнату. Там я взял один из приобретенных на кануне самотыков и кусок черной ткани. Вернувшись к соседке, я завязал ей глаза, потом стал вводить в нее самотык. Он был довольно большой, она задергалась. Два удара ремнем быстро ее успокоили и, наконец, я смог ввести в нее самотык. Уже уходя из комнаты, я заметил, что самотык выскальзывает из Маргариты Иосифовны, или эта сука пытается его вытолкнуть.
– "Ну-ка, спокойно, ща я тебе повыталкиваю. Еще 50 ударов захотела, коза?
Но на всякий случай я, загнав самотык на прежнее место, закрепил его скотчем. Сначала приклеил скотч к спине, затем пропустил его через ее промежность и прилепил его ей на живот, так несколько раз. Конструкция показалась мне надежной, удовлетворенный проведенной работой, я отправился на кухню пить кофе.
Через некоторое время я посмотрел, что происходит в комнате с Маргаритой Иосифовной – самотык был на месте. Судя по всему, Марго успокоилась. Подождав еще часок, я вернулся и резко отклеил скотч, затем вырвал самотык. Ее дыра стала медленно сжиматься. Не дав дыре до конца сжаться, я ввел в нее пальцы и резко ими задвигал. Минуты три спустя Маргарита Иосифовна кончила. Я развязал ее глаза, освободил ноги. Руки пока решил оставить связанными.
– Вставай на колени. Давай стягивай мои штаны.
Она непонимающе смотрела на меня, залепив ей еще одну оплеуху, я сказал:
– Зубами, дура! Быстро!
Она стянула с меня штаны.
– Теперь трусы!
С трусами ей пришлось повозиться, мой стоящий член сильно осложнял ее действия. Но и трусы она тоже стянула.
– Соси!, – она замешкалась, и я уже занес руку для удара, но Маргарита Иосифовна метнулась вперед и успела заглотить мой хуй.
Честно сказать, отсос был так себе, но я подумал, что это ничего – еще научится.
Я начал кончать. Соседке в глотку отправилась порция моей спермы. Она закашлялась.
– Глотай! Все глотай! Уронишь хоть каплю, вырву язык!
– Да, господин.
Освободив ей руки, я отправил ее в ванную подмыться и привести себя в порядок. В ванной раздался шум воды, а я уселся в кресло и стал размышлять, что делать дальше.
Маргарита Иосифовна вернулась из ванной и уселась передо мной на кресле, закинув ногу на ногу. Я офигел. Вскочил, схватил ее за волосы и кинул на пол.
– Скотина, ты тупа как свинья! Кто тебе разрешал закидывать ногу на ногу? Кресло это для меня, для тебя пол! Ты видно совсем ум потеряла! – я пару раз несильно пнул ее ногой.
Принеся из своей комнаты ошейник, я надел его на нее.
– Снимать его разрешаю, только когда я разрешу, или когда моешься. Теперь пошли со мной, займемся твоей гигиеной, руки за спину!
Защелкнув на ее руках наручники, я повел ее ванную.
– На карачки, становись. Жопу оттопырь. Так, молодец.
Я достал из-под ванны клизму, самую большую, что была в аптеке. Сначала я наполнил ее теплой водой. Ввел наконечник в анус своей рабыни и выпустил из клизмы всю воду в нее. Заткнув анальное отверстие пробкой, я уселся на край ванны и стал ждать. Маргарита Иосифовна начала дергаться:
– Я больше не могу.
– Заткнись и терпи, только попробуй испачкать мне пол!
Прошло еще минут 10:
– Ладно, вали в сортир – быстро!
Вернулась она довольно скоро, я усадил ее в ванну. Помыл ее анус из шлага со снятым душем. Затем повторял клизмование до тех пор, пока из нее не потекла чистая вода. Приковав ее ошейник к сливному отверстию, я вставил и закрепил в ее в анусе шланг и открыл теплую воду:
– Промойся пока, если шлаг вывалится когда я приду, то промываться продолжишь кипятком, понятно?
– Да, господин!
Вернувшись, я открыл ледяную воду, Маргарита Иосифовна задергалась:
– Терпеть, надо же тебя закаливать!
Но промывание ее ануса ледяной водой мне быстро надоело. Я оцепил ошейник и отвел ее в свою комнату. Сначала я заставил ее сосать мой член. Она довольно сносно сосала, но такой отсос мне не понравился, я пошел дальше. Положив ее на спину, я медленно стал вводить в нее член. Моя рабыня закатила глаза от удовольствия.
"Э, нет", – подумал я, – "удовольствие должен получать я, а не эта старая карга".
Я стал долбить ее гораздо быстрее, с усилием вгоняя в нее член. Вскоре Марго кончила. Мне это не понравилось, надо было что-то менять. Веревкой я туго замотал ей сиськи, а на соски повесил металлические зажимы. Перевернул ее на живот. На ногах закрепил палку с наручниками на концах, чтобы она не могла свести ноги. И попробовал ввести в ее очко свой член, но ни фига у меня не вышло. Видно, Маргарита Иосифовна никогда анальным сексом не занималась, поэтому ее анус был девственно узок, тем более, что я недавно там все промыл. Сначала я решил использовать вазелин, но, подумав, пришел к другому варианту. Я принес швабру и ее ручку стал вводить в рабыню. Ее анус никак не сдавался. Я усилил нажим, дело потихоньку пошло. Маргарита Иосифовна начала натурально орать.
"Во блин, поганка весь кайф портит", – пронеслось у меня в голове.
Но ее же трусы привычно заняли место у нее во рту. Шум прекратился, перейдя в глухое мычание. Чтобы все-таки облегчить участь Марго, я немного смазал ручку швабры вазелином, и вернулся к своему занятию. Введя ручку сантиметров на 15, я начал раскачивать ее в разные стороны. Поиграл в коробку передач: 1-2-3-4, немного вовнутрь и назад – 5, как у моего друга на шахе. Я уже собрался выдергивать швабру, как зазвонил будильник. Я вспомнил про футбол по телеку и побежал его смотреть.
Та команда за которую я болел, выиграла. Настроение у меня улучшилось, я вернулся к Маргарите Иосифовне. Рывком выдернув швабру, перевернул Марго на спину. Дааа, груди у нее несколько посинели, а один сосок кровоточил. Сняв зажимы и веревки, я смазал ее груди кремом. Приказал ей слезть с кровати и посадил ее у батареи, пристегнув к ней ее ошейник. Вытащил трусы изо рта:
– Ну что, Маргарита Иосифовна вам понравилось?
– Хозяин мне было очень больно, так нельзя!
"Уже хозяин – это радует!"
– Что? Все что я с тобой делаю, тебе должно нравиться! Понятно, или еще полежишь с зажимами на сосках?
– Да, господин, я все поняла, не надо больше зажимов, – лицо ее наполнилось ужасом.
– Ладно, до вечера можешь отдохнуть, а там продолжим!
Я уселся за компьютер играть в хоккей…
Ближе к вечеру я решил, что пора опять заняться своей новой игрушкой.
– Ну что сучка, скучаешь тут без меня?
– Нет, то есть да, то есть…
"Конечно, скучала", – подумал я.
Отстегнув от батареи, я отправил ее подмыться – не выношу грязных рабынь. Вернувшись, она встала передо мной на колени. Видно, предыдущее наказание на нее подействовало. Подумав, я решил ее немного потрахать ее. Положив раком, я приступил, но не стал доводить ее до оргазма. Почувствовав, что она скоро кончит, я вынул член и заставил ее дальше сосать. Кончив ей в рот, я стал пощипывать ее соски и половые губы – она повизгивала.
– Хозяин, вставьте в меня, пожалуйста.
"Понравилось?!"
– Заткнись, когда тебя трахать – решаю я, а тебе рот открывать никто не разрешал!
Она нарушила правила, надо ее наказать.
– Неси свой любимый ремень, шлюха. Он в гостиной на полу. Быстро!
Маргарита Иосифовна покорно отправилась за ремнем.
– Ну и как ты думаешь, на сколько ударов ты наговорила?
– На 5? – негромко спросила она.
– А я думаю, на 15. Я прав? Ну, прав твой хозяин?
– Да, да, конечно, прав.
– Ложись на живот.
Я стал пороть ее. От утреннего наказания у нее остались синяки и кровоподтеки, но я старался особо по ним не попадать. 15 ударов она перенесла, лишь немного постанывая. Я решил, что надо поощрить такое поведение. И разрешил ей отсосать у меня. На этот раз отсос был более горячий.
– Ладно, пора спать, пойдем, приготовим тебя ко сну. Иди за мной.
Положить ее я решил в прихожей на полу. Но тут я вспомни об одном деле. Я привел ее в гостиную и усадил в кресло. Достал камеру в шкафу. А в ванной взял прищепки. Сначала я хотел защемить прищепками ее соски, но после дневных зажимчиков один сосок еще не совсем зажил. Тогда я прикрепил прищепки вокруг сосков. Установил камеру на штатив и, направив на Маргариту Иосифовну, приказал:
– Давай начинай мастурбировать, я хочу посмотреть, как ты кончишь.
– Но…
– Где наш ремень, щас кто-то договорится.
Она стала теребить свою пизду.
– Что-то ты какая-то вялая, я пошел за ремнем.
– Не надо, пожалуйста. Я буду стараться!
– Ладно, посмотрим.
Руки Марго задвигались быстрее. Через некоторое время тело ее начало подергиваться. Наконец, с громким стоном, она кончила. Я убрал камеру и сказал:
– Ну вот, ты стала еще и актрисой, ладно, пойдем, уложу тебя спать.
Приведя в прихожую, я уложил ее на пол.
– Перевернись на живот.
Она перевернулась
– Руки за спину.
Я связал ей руки за спиной и сходил за вазелином и самотыком. Обильно смазав ее анус вазелином, я стал вводить в Марго самотык. Благодаря обильной смазке самотык весь вошел в нее. Я надел на Маргариту Иосифовну пояс из кожи, потом пропустил ей в промежность кожаные ремешки, которые застегнул на поясе. Этими ремешками я закрепил самотык в жопе рабыни. Затем я связал ее ноги вместе.
– Сладких снов, Маргарита Иосифовна, увидимся завтра.
И я отправился спать.

Перейти ко второй части, к третьей
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную