eng | pyc

  

________________________________________________

Markiz
ЛУНА-ПАРК

"Уроки кончаются – жизнь начинается!"
Как замечательно, когда каникулы, и тебе уже 3 дня 16, а всё самое интересное еще не случилось!
Например, самостоятельный поход во взрослый Луна-парк.
Даже если тебя с утра ждёт воскресная порка. Пусть. Зато сегодня это будет по-взрослому: не лёжа, как маленькая, на лавке, а стоя в рамке... о-ох... как же это будет?
Пора!
Оля выскользнула из кровати, скинула трусики и, прихватив халатик, высунула мордашку в коридор. Вроде тихо. Она подкралась к знакомой двери...
"О-ай! Ну, па..." – похоже, Ленке попало!
Голоса за дверью смолкли, и из комнаты вышла старшая сестра, слегка зареванная, но улыбающаяся:
– Привет, сестренка! – она чмокнула Олю.
– Привет, Троянская!
– Я уже давно не Толянская, – нахмурилась та, – иди, сегодня узнаешь, как быть взрослой!– и шлёпнула сестру по убегавшей попе.
Ленка полгода назад, наконец, после двух лет сумасшедшей любви, ушла от своего бывшего мужа. От имени которого – Анатолий, Толян – к ней и прилипло вполне естественное прозвище "Троянская". Вернувшись к родителям, Лена протянула плеть отцу: "Пап, она опять твоя". И снова стала становиться по воскресеньям в рамку, как ничего и не было.
Оля остановилась посередине комнаты. Родители что-то обсуждали:
– Ну, надо, так надо!
– Мам! Пап! Я готова!
– Молодец! Тогда занимай своё новое место! – папа казался не сердитым и приглашающе показал рукой на рамку.
Оля повесила халатик и покраснела. Неожиданно ей стало стыдно, и она прикрылась руками. Конечно, её и раньше пороли голышом, но раньше она ложилась на широкую и уютную скамью, подставляя для ответа одну попу. А теперь она стояла распятая и открытая со всех сторон, да ещё ноги нужно держать широко разведенными у оснований рамки.
Мама опустила перекладину на удобную высоту и отодвинула руки девушки максимально в стороны:
– Оленька, ты готова?
– Да, папочка, выпори меня, как считаешь нужным, – Оля зажмурилась.
– Хорошо, доченька, – считалось нужным, если не было провинностей, от возраста отнять 10 – столько плетей полагалось любимому чаду для поддержания бодрости и уважения.
– О-ой! Ой! Ах! Шшш... Аай! Оай! Ай, мама! – порка оказалась вполне обычной. Не больнее, чем раньше, но слезу все-таки вышибло. Не успела Оля разжмуриться, как получила неожиданно и хлёстко по груди крест на крест.
– Аааа! Мама! За что! – это уже было сверх положенного. И тут же плеть смачно приложилась внизу живота. – Аай!
Девушка с трудом разлепила залитые слёзами глаза: За что!?
– Это тебе от меня. С крещением, дочка! – мама поцеловала её в залитое слезами лицо. – Теперь ты почти взрослая.
– Молодец! – папа чмокнул её в лоб. – Всё, можешь идти.
– Спасибо, – Оля, наконец, опустила руки и вышла из рамки. – Я вас тоже очень люблю.
Она поцеловало родителей в щеки и попыталась накинуть халатик. А-аа! Не так быстро – нужно немного подлечиться.
Оля обернулась, махнула рукой и побежала в ванную. Где-то тут был гель... В зеркале она увидела розовые полоски на груди – да, не все во взрослой жизни хорошо. Есть и неприятные моменты.
Гель, наконец, нашелся, и она стала смазывать следы от порки. Пытаясь разглядеть себя ниже спины, девушка отошла подальше от зеркала и открыла дверь в коридор.
– Лен, ты куда так рано собралась? – послышались голоса с кухни.
– На корпоратив...
– Тебе же к 12.
– Там... поговорить кое с кем надо.
– А разве потом не поговоришь?
– Мам, ну что ты как маленькая? Мне же 21, а не 16. Неужели я не понимаю, зачем меня приглашают на третий день и к определённому времени? После 12, я, если и смогу с кем-то поговорить, то только междометиями.
– Ты думаешь, всё так серьёзно?
– Да. Сама подумай: меня приняли на работу за неделю до корпоратива. Всю неделю я ничего не делала стоящего, и меня ничему не учили. Отнеси бумажки – принеси кофе...
– Но ведь тебя взяли на определённую должность. У тебя техникум...
– Конечно. Я же не офисная рабыня. Я подавала резюме на эту должность...
Хмм... похоже у Ленки проблемы на работе. Оля закрыла дверь, занявшись утренним туалетом, и не слышала дальнейшего диалога.
– …просто меня выбрал генеральный. Я поговорила там с девчонками и ещё кое с кем... В общем, сегодня в час у них будет пионерский костёр. У нашего генерального бзик на пионерках – знаешь, такие были раньше...
– Леночка, так может ничего страшного: побудешь немного пионеркой. Ну, там не знаю... Замужем ты уже была, что там нового? Ну, если тебе противно...
– Ох... если бы... Там не противно – там другое. Девчонки рассказывали: пионерский костер у них закрывает каждый корпоратив. В общем, надевают тебе пионерский галстук, пилотку и мини-юбку, которая даже лобок не закрывает... А посередине ставят высокий кол и тебя туда, на него сажают... Тут у них начинается праздник, закрытие корпоратива. Пионерке тоже шампанского наливают... И генеральный очень не любит, когда отказываются...
– Ох... моя ты девочка! А почему костёр-то, если сажают на кол? Ой, прости! Ну, не ходи никуда, поживёшь ещё у нас. Найдёшь другую работу. Ну? Ну, что ты! Ну, что?
– Не могу! Я долго работу искала, а здесь есть шанс зацепиться! Костёр – потому что, когда все напьются, кол обложат дровами и подожгу-у-ут! Вместе со мно-о-ой!..
– Ну, что ты ревешь? Я ж говорю: не ходи. Работу найдёшь...
– Мам, ну как ты не понимаешь: я сейчас на своем месте – там у них долго нет никого толкового, а я начала справляться. Иванна говорит, что оставит за мной это место. Мне с ней ещё сегодня нужно потолковать, она мне сказала, что поискать: информацию, данные – нужно подучить. Я тут нашла, кое-что собрала в инете и всё скинула на флешку... Мам, это важно. Я тут написала: если сможешь – поищи для меня кое-что. А потом, когда я уже буду в РебЦе валяться, принеси мне флешку и что найдёшь... Там... там, если всё получится, я закреплюсь, и меня уже не будут... и ыыы... – Лена захлюпала носом и уткнулась в плечо матери.
– Ох, Ленка, умная ты у меня... Ну, а чего ревёшь, раз всё так продумала?
– Ыы-ы...
– Боишься?
Лена закивала:
– Боюсь... Больно! Ыы! И то и другое по отдельности больно, а тут сразу вместе!
– Ох, да...
Мать и дочь ещё постояли вместе. Потом Лена отстранилась, вытираясь маминым фартуком:
– Пора, папе я вчера сказала, Нольке пока не говорите. Флешку сейчас принесу.
– Мам, ещё, я папу просила: мне нужен платный РебЦе. Ты не возражаешь? Деньги мне придётся у вас занять. Я подобрала один в Малаховке – они как раз специализируются на полном восстановлении мозга, профессиональном развитии и дополнительных навыках для ИТР. Там не очень дорого...
– А как же остальное: тело там, попа, сиськи?
– А, тело? Нормально. Колбаски у них стандартные. Браслет я снимать не буду – заберите его потом сразу. Иванна обещала. Кстати, видео со мной тоже возьмите – хочу потом посмотреть. Браслет и документы сразу отвезите в РебЦе – пусть сразу начинают. А вот деньги я потом с нашей конторы стрясу. Сдаётся мне, что они собираются нарушить пару пунктов в моём контракте. Нет, мам, после Толика я уже ничего не боюсь. И шампанского с генеральным выпью.

– Привет, Нолик! – Оля слушала музыку в объёмных наушниках, валяясь вверх ногами в восходящем потоке над креслом и не слышала, как вошла сестра. – Ау! – Лена потянула сестру за халатик вниз. – К тебе явились инопланетяне!
-А! – Оля испуганно распахнула глаза и перевернулась на живот. – А, это ты, Ленка! Фу, напугала!
Она перевернулась на ноги и соскользнула на пол:
– Привет! Ты чё такая грустная? На работе – да?
– Да нет, всё нормально, – Лена улыбнулась, – я тебе на днюху ничего не подарила, вот, держи.
– Нет, ты же мне денежку... Ааа! – взвизгнула Оля. – Это же черный крокодил!
– Нет, Нолик, это не чёрный крокодил.
– Подделка? – Оля недоверчиво взяла блестящую чёрную сумочку из рук сестры.
– Нет. Это круче – это мультихамелеон. Какую захочешь – такой и будет – хоть чёрный крокодил, хоть зелёный кенгуру. Меняет цвет и фактуру – драйверы можно скачать в инете. Ещё там планшет, память, процессор, камера, направленные колонки, косметичка, кондиционер, аптечка, внутренняя и наружная подсветка, поиск предметов... и что-то ещё. И она лёгкая. В планшете есть инструкция – почитай.
– Ваау!!! Это всё мне? – Оля ошарашенно смотрела на сестру. – Она же стоит...
– Да, ерунда, я себе брала, но она мне сейчас не нужна – дарю! – Лена искренне улыбалась.
– Ой, Ленка! – Оля повисла на шее у сестры. – Ты такая... хорошая! Спасибо тебе! Ты моя самая, самая сеструха!
– Да не за что, Оль. Вот, смотри ещё, – Лена приложила браслет к замочку, дождалась когда тот сменит цвет с зеленого-синего-желтого на красный и трижды нажала кнопочку замка. – Я скинула свой аккаунт, теперь приложи свой. Когда загорится зеленый, представься.
– Я Оля Порохова.
– Владелец принят, – неожиданно донеслось из сумочки.
От неожиданности Оля заглянула внутрь.
– Ты что там хочешь найти? Джина? Слушаю и повинуюсь, моя госпожа! – сёстры засмеялись. – Оставь пока мои настройки. Потом разберёшься, а мне пора.
Они обнялись. Оля горячо поцеловала сестру. Всё-таки Лена сегодня какая-то грустная...
– Лен, ты только там осторожно, говорят, в нашем парке браконьер объявился... Маньячит без лицензии... И, если б он маньячил только тех, кто жертвами подрабатывает, а он всех подряд! Представляешь, какой ужас! Ты там возвращаться поздно будешь – поосторожнее, ладно?
– Ладно, – Лена грустно улыбнулась. – Нолька, не волнуйся, я сегодня не вернусь – я на работе останусь.
Ещё раз поцеловав сестру, она быстро вышла из комнаты.

– Иии-и! – Оля подскочила вверх и закружилась на месте. Класс! Оля схватила пульт и нажала несколько кнопок. В чёрном проёме шкафа загорелся экран, разделённый на три части. Одно из окошек сразу засветилось.
– Пирог, привет! Смотри, что у меня!
– Крокодил? – девушка на экране пила кофе из маленькой чашечки. – Я у твоей Ленки такую видела. Она подарила?
– Ага... – Маринка, как всегда, всё знала наперёд. Настроение у Оли немного упало.
– Ух, ты! – одновременно загорелись два окошка – Привет, подруга! Где такую оторвала?
– Привет! Ленка подарила, правда, класс!?
– Вау! Да! Класс! Покажешь?
– Конечно! Только погодите: мы в Луна-парк сегодня едем?
– Едем!!! Дядь Гена обещал подбросить.
– Да, папа нас туда отвезёт, а вечером заберет. Через полчаса все встречаемся у выхода. Только вы это... – Маша замялась – не очень ему рассказывайте про прошлый раз. Ладно?
– Оль, а ты у родителей разрешение взяла? Без него тебя там никуда не пустят, если только на детские.
– Блин! Забыла! Я быстро!
– Поршик, только ты сумочку оставь, или возьми другую, попроще – там лучше совсем без вещей. И купальник надень.
Оля погасила экран и выбежала в коридор. Родители ещё должны быть дома...
– ...Саш... ну, подожди... Оля ещё здесь... – послышались приглушённые голоса из-за двери.
– ...да ладно тебе, Дашь... а то она ещё маленькая, не догадывается... покупку опробовать... тебе такие нравились... мороженка уже подтаяла...
– ...нет... ну...
Оля громко постучала.
– Мам, ты мне обещала разрешение в Луна-Парк, – она сунула голову в дверь. – Можно?
– Заходи, – оба родителя казались слегка смущёнными, они стояли возле блестящего кола, остриё которого доходило маме до груди, утром его тут ещё не было...
– Давай браслет, включи приём, – родители активировали свои. – Так, что там? Допуск второго уровня? Лови!
На экране Олиного браслета загорелось подтверждение: 2 уровень разрешён.
– Ой, спасибо, мам, па! Я вас люблю! – она обняла родителей за шею. – Ой, а что это у вас тут?
– Хм, Оль, а что вы после Луна-парка будете делать?
– Не знаю... домой, наверное. Маша с Наташей хотели в ночник, в "Морской охотник" зашхериться.
– Ну, так и ты иди с ними! Давай мы тебе разрешение сразу на все уровни дадим. Погуляй, оттянитесь там! Только аккуратно, ладно?
– Ладно, пап, только это...
– Денег? Ээээ... сколько там нужно? Вот что: вот тебе открытый лимит на 5 штук. Хватит на первое время?
– Дааа! – Оля взвизгнула от восторга. – Спасибо, папочка! Ещё как хватит! – она повисла на шее отца.
– Ну, всё-всё. Мне положено быть суровым. А то сейчас поставлю в рамку...
– Ну, и пожалуйста! Папочка, ты такой хороший, что можешь меня ещё выдрать! Только побыстрее, а то меня ждут, – Оля сделала вид, что занимает место в рамке и задирает подол.
– Беги уже, егоза! – мама звонко шлепнула её по заднице. – А то будешь у меня вместо Луна-парка на сковородке кататься!
– Ой! Бегу! – девушка умчалась в свою комнату.
"Так, Отлично! разрешение есть, можно даже потом с девчонками в ночник... – Оля скинула одежду и пыталась выбрать что надеть. – А то и посерьёзнее куда..."
Засветился экран визора:
– Оль, ты ещё дома? А чё ты ещё голая скачешь?!
– Привет, Марин. Да вот никак не могу выбрать.
– Я сейчас к тебе зайду. Разговор есть.
Через две минуты она уже была в комнате подруги. Оля пока только облачилась в желто-черный спортивный купальник.
– Так... ладно, купальник пойдёт. Он легко снимается? Юбку, пожалуй, вот эту возьми, покрепче и футболку, только не очень светлые, не маркие. – Марина быстро отобрала одежду...
– Поршик, ты в среду что делаешь?
– Пока ничего – не знаю ещё.
– Не хочешь с нами на пикник съездить?
– Давай. Маме только скажу... А кто ещё будет?
– Да все наши родственники. Человек 10 ещё. Только там не совсем пикник. Тётю Катю помнишь? У неё ещё две дочки Юля и Света. Вот поедем их сжигать.
– Помню, а как сжигать? За что?
– Обыкновенно, на костре. Так надо. Мне не говорят. Точнее даже сжигать будем только девчонок, а тетю Катю на кол посадят. Просто они приезжие. У них тут знакомых нет. А для этого дела нужны совершеннолетние подруги-помощницы. Тете Кате будет помогать моя мама – они сестры. А у Юльки и Светки за подруг будем мы с тобой. Если ты согласишься.
– Аааа... Я поняла, слышала про такое. Подруги смерти, кажется, называется. Только я никогда в этом не участвовала. Не знаю, что делать.
– Да там объяснят, ничего сложного наверное: подкладывать дрова и поливать бензинчиком, пока девки не сгорят. Ну, ты готова? Тогда пошли. Машка с Наташкой, небось, уже внизу.

У парка было многолюдно. Огромные бусы с пассажирами останавливались чуть в стороне. Дядя Гена направился к большой площадке у центрального входа.
– Девочки, стоянка не более минуты, быстренько выпрыгиваем, не задерживаемся! – минивен мягко подкатил на свободное место у бордюра. Девушки легко выпорхнули наружу:
– Спасибо, дядь Ген! Спасибо, пап! Пока! До вечера!
– Девочки, аккуратнее! Маша! Маша!!
– Ну, чего, пап?..
– Аккуратнее! Не как в прошлый раз. Знаешь, сколько...
На панели приборов заморгала красная пиктограмма: "Вы можете нарушить правила стоянки. У вас осталось 20 секунд" – произнёс металлический голос.
– Пап, у тебя лампочка! Ладно-ладно, не буду! Все будет хорошо! Чмоки-поки!
– Дочь, не хулигань!
– Ага!.. – девушка побежала догонять подруг, а минивен резко рванул с места и влился в общий поток.
Девчонки разыскали свободный терминал. Наташа поднесла браслет к датчику и вошла в меню.
– Какие билеты будем брать? "Всё включено", или "По факту"?
– "Включено" лучше, по нему и без очереди пройти можно.
– Зато дороже и не на все же аттракционы мы пойдём.
– А я, может, хочу на все.
– Ага, иди сразу на "болото"!
– В песочницу сразу!
– Не, ну песочница ещё ничего...
– Ага, а если вдруг чего... Тогда билет пропадёт.
– Ну, чего там случится, да ладно вам!
– Маш, ты как хочешь, я беру "по факту". Оля вон вообще первый раз – может, ей не понравится.
– А я "включилку" возьму, буду везде без очереди проходить. Пирог, а ты?
– Я "по факту". Сколько денег кидаем?
– Кинь пятихатку, должно хватить. Оль, у тебя есть столько, или добавить?
– Есть. У меня День Рождения же был, ещё не потратила. А если не хватит? Или останутся?
– Подойдёшь к любому терминалу и докинешь или заберешь.
Наконец, все споры и манипуляции были завершены, девушки отправились к турникетам, над которыми висела огромная вывеска:

Развлекательный Луна-парк с элементами снафа
Обращайте внимание на ограничение площадок по возрасту:
с 12 лет – в сопровождении родителей или опекунов, ограничения на площадках
с 16 лет – с разрешения родителей или опекунов
с 18 лет – свободно, ограничение на некоторые виды и устройства
с 21 года – без ограничений

Для входа нужно было приложить браслет к жёлтому кругу, компьютер опознавал посетителя, выводил на табло вид допуска и открывал проход.
Парк был похож на любой парк развлечений с тематическими зонами, островками зелени, кафешками, зонами отдыха и т.п. Девушки остановились у большой объёмной схемы парка.
– Ну, что, куда пойдём? С чего начнём?
– Оль, ты куда бы хотела?
– Не знаю...
– Опа, девки, а пошли на карусель прокатимся! Она как раз тут рядом!
– На вешалку? А пошли! Это нормально...
– Конечно, нормально – любое дело надо начинать с того, чтобы повеситься!
– Вешаемся, девки! Оль, ты идёшь?
– Н-не знаю... А что это?
– Не бойся. Там тебя только немного повесят, и всё!
– Ты ест маленький партизанэн! Мы будем тебья немножко вешат! Фоер!
– Машка, "фоер" – это когда расстреливают. Идём, Оль, сейчас всё объясню, тебе понравится.
Карусель выглядела, как большое здание из красного кирпича с двумя дымящими трубами и большими черными воротами, в которые выстроилась очередь из голых женщин.
Девчонки зашли на бетонную площадку перед воротами за глухой каменный забор, отделявший её от остального мира. Здесь они разделись догола и сунули вещи в ячейки камеры хранения.
– Оль, собери волосы на затылке, а то тебе петлю надевать неудобно будет.
– А я придержу руками...
– Руки нам свяжут сзади. Марин, у тебя лишняя резинка, или заколка есть? Дай Оле.
– Держи, подруга! Сейчас будем танцевать танец маленьких ле-блядей! Пампам пара пампампам!
– Пирог, ты фальшивишь. Зуделки кому нужны?
– О! Давай! И мне!
– А чё это? И мне тогда дайте!
– Подруга, ты чего, никогда не?.. Держи, – Маша прицепила Оле на соски маленькие кружки из красного пластика. – А этот прицепи сюда... на клитор...
– Я стесняюсь... Все смотрят... Не получается...
– Да кому ты нужна! Не так, а вот... дай помогу... ноги раздвинь... вот и всё.
– Оль ты там зарядку собралась делать?! Если вы в своей квартире...
– ...ноги шире, три-четыре!.. Выполняем правильно движения!
– Да ладно вам! Девка в первый раз!
Девочки быстро продвигались вместе со всеми к воротам. Весь антураж создавал довольно жуткую атмосферу. Оле начало казаться, что их сейчас и вправду повесят и что тогда? А чёрные трубы – там, что – крематорий? Но подружки оставались весёлыми и беззаботными, и Оля немного успокоилась, хоть мандраж и не пропал.
– Оль, – к ней повернулась Маша, – ты не бойся, я сама боюсь. Главное, как подойдём к тем тёткам, которые руки связывают, нажми на зуделки, чтоб они включились.
– А как я узнаю?
– Просто нажми и всё. И расслабься, впитывай атмосферу.
У ворот действительно стояли две тётки в чёрной форме. По команде каждая девушка убирала руки за спину, первая из женщин хватала её за руки и поднимала вверх, так что той приходилось наклоняться вперед, а вторая – быстро обматывала её запястья широкой чёрной лентой с липучкой и прицепляла к крюку, свисавшему с потолка. И с заломленными руками та шагала в черноту за воротами.
Очередь быстро двигалась. Оля насчитала впереди 8 человек. Уже 7... 6... 5... Сердце учащённо забилось. 4... 3... вот уже перед ней остались только Наташа и Маша, Маринка прикрывала тылы. "Чтоб ты не убежала, подруга, раньше времени!".
Вот уже Наташу поставили в позу и прицепили к крюку. Оля вспомнила про зуделки и быстро нажала на них пальцами. Как раз вовремя. Вскрикнув "Ой, мама!", Маша резко наклонилась вперед, выставив перед Олей круглый, загорелый зад. Её руки опутала черная лента, и крюк потащил свою жертву в темноту.
Оля машинально встала на место подруги.
– Руки назад! – Оля мгновенно была связана и поставлена в неудобную, унизительную позу. Какая-то сила потащила её в темноту.
– Вперёд! Слушать команды!
– Вы есть преступница и сейчас будете повешены! Любое сопротивление расценивается, как саботаж и будет жестоко наказано! Вперёд!
Оля ничего не видела вокруг. Неудобная поза мешала понять, что происходит.
– Налево... Направо... Налево... Направо... – она сделала ещё несколько шагов и уткнулась в чью-то попу.
– Машка, ты? Чё происходит?
– Я. Терпи подруга, сейчас всё будет!
– Налево... Направо... Налево... Направо... – Оля увидела чьи-то ноги в чёрных высоких сапогах. Попа перед ней ушла влево.
– Направо!
Девушка послушно повернула и почувствовала, как крюк отцепили, и она смогла выпрямиться.
Две шеренги связанных обнажённых девушек огибали с двух сторон круглую площадку, залитую красным светом, в центре неё возвышался толстый кол с сидящей на нём голой женщиной. Женщина корчилась, сучила ногами и умоляла:
– Я больше не буду, герр офицер! Простите меня! Я больше не буду!
– Молчать! Терпеть! Ты должна казниться!
Шеренги девушек огибали площадку и выходили с двух сторон к обрыву, где встречались с двумя рядами виселиц, двигавшихся по кругу. К обрыву подходили обнаженные девушки. Женщина в черном надевала им на шею петлю, свисавшую с виселицы и подталкивала вперёд. Та делала несколько шагов, увлекаемая верёвкой, проваливалась в обрыв и повисала на виселице. Два ряда девушек повисали на двух каруселях из виселиц, извиваясь и дрыгая ногами, задыхаясь от недостатка воздуха...
Оля почувствовала нарастающий страх, жар, зуд и возбуждение от прикреплённых зуделок.
Чёрт, как жаль, что руки связаны! Блин! Девушка чуть присела и сжала ноги, делая мелкие шажки.
Наташка, шедшая впереди, приостановилась, прижала ладонь к намокшей Олиной промежности и просунула пальцы в щёлку... Оля потянулась к подруге и жадно поцеловала в губы.
– Готовься подруга, сейчас что будет...
Им пришлось оторваться друг от друга и сделать несколько быстрых шагов вперёд, догоняя очередь. Как раз женщина в чёрном надела петлю шедшей перед Наташей девушке, и та шагнула к обрыву, боясь сделать следующий шаг. Ноги её дрожали, она только успела вслипнуть "Маммм...", когда виселица утащила свою добычу за собой.
Наташа покорно наклонила голову и приподняла подбородок, чтобы петлю затянуть было удобнее... сделала несколько шагов вслед за увлекающей её рукой виселицы, остановилась на краю обрыва и обернулась:
– Оль, до встречи!
Верёвка стянула её с края, и Наташа повисла, раскачиваясь и дрыгая ногами.
Оля машинально встала на её место и сразу почувствовала, как затянулась петля на шее.
– Иди, – её подтолкнули к пропасти. Девушка сделала несколько шагов. "О, боже! Сейчас меня повесят! – промелькнуло в её мозгу. – Не надо! За что?"
– Мамочка! – крикнула она и упала вниз.
Было даже не очень больно. Просто стало трудно дышать и потемнело в глазах. Грубая на вид верёвка оказалась очень мягкой, эластичной, но сжимала шею всё сильнее и сильнее.
К тому же зуделки сводили с ума. Оля ещё видела, как её увозит виселица и даже заметила корчившихся напротив неё Машку и Маринку, отплясывавших точно такой же танец, как её охватила и потрясла всё тело первая волна оргазма. Это было что-то невероятное. Ей казалось, что её тело перекручивает самым немыслимым образом и разрывает на части, накрывая волной блаженства и полётом в черное небытие. Но она несколько раз вырывалась из черноты. В мозгу опять взрывались бабочки и фейерверки, а тело корчилось от наслаждения и снова проваливалось в темноту.
И, наконец, темнота победила.

– ...тихо! Тихо! Сейчас должна очнуться!.. Дай ей ещё! ...погоди, а то очнется... Стой! Дай мне!
...тела преступниц необходимо сжечь! Отвезите их в крематорий и сбросьте в печь.
Тело всё болит... холодная металлическая поверхность приятно охлаждает разбитое тело... мозг еле-еле возвращается к реальности, какие-то светлые полосы, кажется, её куда-то везут... тело сотрясается на стыках и неровностях, поворачиваем... в ногах становится жарко.
В нос ударил резкий запах. Оля неожиданно увидела перед собой огромную раскаленную печь, из которой вырывается пламя и то, что её сбрасывают в это раскалённое жерло!
– Её плохо казнить! Сжечь её тело живьём! А виновные быть наказаны!
– Хи-хи! Прощай, Оль! Не поминай лихом! Приятно поджариться!
Тело заскользило вниз, навстречу раскалённому жару и страшному гулу.
– НЕЕЕТ! Не надо! Нееет! МАМАААА!!! – заорала Оля, чувствуя, как проваливается в страшную огненную пустоту...
Она падает на что-то мягкое, обжигающее, подскакивает, снова падает на попу, переворачивается на живот.
– Неет! Помогите! Не надо! Мама! Пожаааа...! Помогите же кто-нибудь!!! Вытащите меня отсюда!
– Хахаха!!! Оля, посильнее жарься! Киску, киску подставь! Вилами ее прижмите! Плохо горит-то! Сиськи на вилы! И в сюку ей засуньте! По рукоятку! АКхахаха!!!
Оля почувствовала, как её прижимают чем-то твердым и горячим, она заревела и послушно распласталась на раскалённой поверхности. Ей стало горько и обидно за себя, за то, что кто-то смеётся, пока она тут горит. Её сжигают живьём, а они гогочут! Гады! Машка с Наташкой уже сгорели? Или они умерли, когда их повесили?
В то же время Оля неожиданно поняла, что жар хоть и обжигающий, но терпимый, и даже гореть как-то не очень больно.
Может ей повезло – она упала в какую-нибудь нишу, и есть шанс спастись или пересидеть?
Оля осторожно открыла глаза...
Гады!!!...
...Нет ну не гады, а?!
Оле захотелось срочно умереть ещё раз и навсегда.
Прямо напротив неё, сидели все три лучшие подруги, живые и здоровые, и ржали до слёз.
Рядом с ними веселилось ещё человек двадцать. Ещё трое парней тыкали в неё деревянными палками, прижимая девушку к мягкому матрасу с отверстиями, через которые напирал поток горячего воздуха. Ещё несколько вентиляторов подавали горячий воздух по сторонам.
– Гады...
Оля встала с матраса и пошла к подругам.
– Девки, вы гады. Я вас сейчас убью!..

– ...Нет, повесили нас всех по-настоящему. И оргазмы тоже, по крайней у нас. Тут можешь не сомневаться, – Машка довольно заулыбалась, – просто потом тебя немного разыграли. Так с многими новичками делают. Весело же.
Девочки сидели в уютном кафе рядом с каруселью. Для восстановления сил и душевного равновесия взяли двойной холодный пятитоник. На экране крутили лучшие моменты с карусели, и пару раз мелькала Оля, падавшая в печь – выглядело всё очень правдоподобно.
Но языки пламени отделены от падающего тела жаропрочным стеклом, а жару внизу создавали мощные тепло-вентиляторы. Только температура была безопасной. А в случае, если жертва розыгрыша теряла сознание и т.п., её выносили как раз те трое парней, что тыкали в Олю палками.
– С виселицей – там всё просто. Главное, не делать резких движений, чтоб не сломать шею. Потом ловишь кайф. Виселица крутится 5 минут. Петля не перекрывает весь кислород и кровь. А потом тебя опускают на землю. Петли снимают, кого надо приводят в себя. Посидели, отдохнули и по новой!
– Как тебе, понравилось?
– На виселице – да. А потом я испугалась. Вы ссуки, девки, – Оля допила второй коктейль и улыбнулась. – А вообще – кайф! Спасибо! Я ещё ни разу так... у меня вообще... классно, особенно...
– У меня сиськи чуть не лопнули, – Оля потёрла грудь. – Ой, а где зуделки?
– Да мы их с тебя сняли уже, они одноразовые, не переживай.
– Ещё по пятиТэ? Пирог, сходи, а? А мы пока наши фотки и видео скачаем.
– Ладно. Щас схожу, только самое интересное без меня не смотреть!

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную