eng | pyc

  

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2009

Lillit
БАБОЧКА

– Ты очень красивая. Ты похожа на бабочку. Иди ко мне, не бойся.
Он провел мне пальцами по лицу, затем по груди. Я отстранила его руку, тут же почувствовала жжение на щеке, и меня неожиданно отбросило к стене. Я поняла, что он меня ударил по лицу. Я поднялась. Прямо за его спиной виднелась приоткрытая дверь. Я резко побежала в сторону, и он инстинктивно сделал несколько шагов ко мне, освободив проход к спасению. Тогда я развернулась и побежала к двери. Потом была полоска света совсем близко от меня, которая померкла и погрузилась в темноту. А потом была боль, невыносимая боль во всем теле.
Когда я очнулась, мир вокруг стал другим. Он стал огромным и нечетким. Лишь спустя какое-то время я поняла, что он исполнил свою угрозу и превратил меня в бабочку. В самую настоящую бабочку. Теперь я сидела в закрытой стеклянной банке, которую колдун поставил на столе в кухне.
Я не знаю, сколько я провела в заточении. Время слилось в одну тягучую липкую массу, в которой как маячки вспыхивали и тут же гасли редкие события. Вот он наклоняется к банке и шепчет мне, что накажет меня за непослушание. Я слышу его голос сверху, как слышат Бога. Он накрывает мою банку чем-то плотным и уходит. Через какое-то время становится нестерпимо жарко, и я не могу дышать. «Надо же, бабочки, оказывается, дышат», – проносится у меня в голове. Потом темнота. Потом прохлада и свет. Он приподнял крышку. Я слышу два приглушенных голоса. Один его. Он говорит, что не видел меня. Второй голос принадлежит молодому мужчине. Он подходит ближе к столу, и я могу его рассмотреть, насколько позволяет мутное стекло банки. Он огромный, и на нем какая-то необычная куртка. Он наклонился к банке и даже щелкнул пальцем по стеклу:
– Она умерла? – спрашивает мужчина у колдуна.
– Нет, спит. Хотите осмотреть мой дом? – голос колдуна вежлив и любезен.
– Не хочу, но придется. Сами понимаете, последний раз ее видели недалеко отсюда.
Ясно. Милиционер. Меня ищут. И я опять погружаюсь в темноту.

Когда я очнулась, некоторое время боялась открыть глаза, опасаясь вновь увидеть перед собой большое стекло. Я попыталась пошевелиться. Рука послушно сжалась в кулак, и я с радостью поняла, что он вернул мне человеческий облик. Я открыла глаза. Я лежала голая на большой кровати. Его кровати.
Я попыталась встать, но мягкий сильный толчок в грудь опрокинул меня обратно. Это был колдун. Я не знаю, как он появился так быстро рядом со мной, его не было в комнате еще секунду назад. Я оттолкнула его и поползла по кровати. Он успел схватить меня за ногу, подтянул к себе и перевернул на живот. Затем поймал мои руки, заломил их за спину и стал их чем-то обматывать. Я вырывалась и сопротивлялась. Молча, крепко сжав зубы. Но все было бесполезно. Через какое-то время я поняла, что мои руки связаны за спиной. Колдун перевернул меня на спину и сел мне на живот, сжав меня ногами.
– Какая ты сильная. Таких объезжать одно удовольствие, – сказал он.
Он посмотрел на мою грудь и улыбнулся. Было заметно, что ему нравилось то, что он видел. Его рука легла на мою грудь и крепко сжала ее. Затем он больно ущипнул меня за сосок. Я слегка вскрикнула. Он начал мять мои груди, заставляя меня извиваться от боли.
– Хорошо, девочка, хорошо. Вот так. Какие у тебя упругие сисечки. Такая сладенькая. И красивая, как бабочка, – прошептал он. – А ты знаешь, что обычно делают с пойманными бабочками? Их накалывают на булавки. Сейчас я тебя наколю на себя, моя бабочка.
Он наконец-то оставил мою грудь в покое и расстегнул себе штаны. Я приподняла голову, чтобы посмотреть. До этого я видела возбужденный мужской член только в фильмах. Мне он показался очень большим. Я представила, что сейчас эта штука войдет в меня, разорвав мою девственность, и это впервые заставило меня умолять о пощаде:
– Не надо! Пожалуйста, не надо! Умоляю, пожалейте меня!
Помимо моей воли по щекам потекли слезы. Мучитель посмотрел на меня, пересел мне на грудь и поставил условие:
– Ладно, я тебя не трону, если ты мне его как следует вылижешь. Давай, оближи его.
Он взял меня за волосы и приподнял мне голову так, что его возбужденный член оказался прямо перед моим лицом. Я медлила.
– Как хочешь, – процедил он сквозь зубы и начал ложиться на меня.
– Не надо! Я все сделаю! – закричала я.
Член снова оказался у моего рта. Я высунула язык и лизнула его.
– Я сказал, вылижи его, сука!
Я стала облизывать его член со всех сторон. Судя по приглушенным стонам, которые издавал колдун, ему понравилось. Затем он заставил меня открыть рот и засунул туда свой орган.
– Отсоси мне, сучка. Соси его. Только не укуси, а то живо окажешься в банке.
Его угроза подействовала, и я принялась за дело. Его член едва помещался во рту, я с трудом могла его сосать, но очень старалась. Я посасывала его и лизала. Мой мучитель постанывал от удовольствия. Вскоре колдун схватил меня за волосы обеими руками, засунул свой член мне в горло так, что я не могла дышать, и стал быстро двигать им там, как будто хотел разорвать мою глотку. Несколько таких толчков, и я ощутила, что его тело содрогается, а мне в горло толчками ударяет теплая жидкость. Я невольно проглотила ее.
Его член обмяк, и я обрадовалась, что мучитель теперь оставит меня в покое. Но к ужасу тут же почувствовала, как его орган твердеет у меня во рту. Колдун вынул его изо рта и улегся на меня сверху, почти раздавив мое тело своим.
– Ну, а теперь, бабочка, я тебя проткну, – сказал он, с силой раздвигая мне ноги и ложась между ними.
– Вы же обещали не делать этого! – я получила удар по лицу.
Потом он входил в меня, постепенно продвигаясь все дальше внутрь и причиняя мне боль. Он насиловал меня долго, с видимым удовольствием. Особенно ему нравилось, когда я вскрикивала от боли, не в силах сдерживаться. Он постоянно шептал, как у меня внутри приятно. А когда он кончал в меня, то сопел и стонал мне прямо в ухо.
Он был доволен мной. Он поцеловал меня и освободил от веревок, даже растер мне затекшие руки. Первое, что я сделала, получив свободу, ударила его со всей силы коленом в пах и побежала. Я добежала до двери, рванула ручку. Заперто. Я подбежала к окну и долбанула по стеклу. Оно не поддалось. Еще раз. Опять неудача. Я схватила стул и занесла его для удара по окну. Но у меня потемнело в глазах, и я услышала его голос:
– Ты будешь жестоко наказана за непослушание.
Я слышу его голос сверху, как слышат Бога. Свет. Мутное стекло банки. Больно. Мучительно жарко. Час, два, три… Или дни. Не знаю. Женский голос. Знакомый. Такой родной и встревоженный. Мама! Она пришла. Она спрашивает, не видел ли он меня. Он отвечает, что нет. Она плачет. Он предлагает ей сесть и ставит банку со мной ближе, чтобы я могла ее видеть. Мать рассказывает про меня, какой я была хорошей. Плачет. «Мама, я здесь!!! Мама, мама, мама!!!» Я что есть сил бьюсь о мутное стекло, которое кажется мне сталью. Кто сказал, что бабочки не испытывают боль? Он ошибся. Мама не слышит, потому что у меня нет голоса. Я бабочка. Она встает и уходит. Он закрывает за ней дверь. Я слышу щелчок замка. Или это что-то сломалось внутри меня?
Я лежала на кровати голая в человеческом теле. Двигаться не хотелось. Все тело ныло. Колдун подошел ко мне с какой-то баночкой и стал смазывать мое тело вязкой массой из нее. Под его пальцами боль сменялась на прохладу и успокоение. Он заставил меня раздвинуть ноги, и я поняла, что он собирается смазать мне киску. Я напряглась, ожидая боль. Однако его пальцы аккуратно коснулись моей ноющей промежности, не причинив ей страданий. Мазь принесла облегчение и избавила меня от ноющей боли между ног. И еще колдун утешал меня. Он говорил, что позаботится обо мне.
– Зачем ты так сопротивляешься? Зачем билась об стекло? Только синяков себе набила. Портишь такое красивое тело, – сказал он и поцеловал меня в губы. Так нежно. А потом он меня покормил. Это был очень вкусный суп, и мой хозяин кормил меня с ложки, как ребенка. Он разрешил мне поспать и даже укрыл теплым одеялом.
Свернувшись клубочком под одеялом, я осознала, что осталась одна. Совсем она. У меня больше не было ни родных, ни близких. Был только он – мой хозяин. Засыпая, я подумала, что все не так уж и плохо. Сегодня после пыток он был ласков со мной, хотя мог и не делать этого. И мне захотелось его отблагодарить. Поэтому, когда он разбудил меня и заставил взять в рот его член, я приняла это с радостью. Я старательно сосала и облизывала его, чувствуя приятную теплоту внизу живота. Мне хотелось, чтобы он засунул свой член внутрь меня как можно глубже. Внезапно я поняла, что хочу, чтобы хозяин вошел в меня и причинил мне боль. Я сильно этого хотела.
– Я хочу вас внутри себя, – прошептала я.
Поймав недовольство на его лице, я поняла свою ошибку. Я посмела приказывать ему, что он должен делать. Я со страхом замерла, ожидая наказания. И оно тут же последовало. Хозяин швырнул меня на кровать лицом вниз, раздвинул мне ноги и вошел в мою попку. Я выла от боли, но почему-то одновременно усиливалось сладкое чувство внизу живота и в моей киске. Я изо всех сил вцепилась в одеяло, и оно издало характерный звук раздираемой ткани. Хозяин схватил меня за волосы, дернул за них и засадил член в мой анус еще глубже. Каждый толчок внутри себя я ощущала как удар ножа. Я содрогалась от боли. Но приятное жжение в животе от этого только усиливалось. Внезапно он остановился, оставив твердый член в моей попке.
– Двигайся сама, – приказал он.
Я выставляла задницу, пытаясь нанизаться на член хозяина поглубже. Сначала у меня не очень хорошо это получалось, но через какое-то время я поняла, как нужно двигаться правильно. Сладкое жжение в киске усиливалось. Еще немного, и я дрожала от оргазма. Я чувствовала, как моя попка несколько раз помимо моего желания сжала и отпустила жесткий член хозяина. Я подумала, что моя попка тоже не против отсосать. Хозяин задрожал и застонал. Я поняла, что он слил сперму в мой анус. Колдун лег рядом со мной и отдышался. А потом сказал:
– Ты молодец. Я уже думал, что с тобой придется поступить, как с остальными.
– А как вы поступили с остальными? – робко спросила я.
Хозяин молча указал взглядом на самый верх ковра, висевшего на стене. Проследив за его взглядом, я увидела на ковре мертвых бабочек, насквозь проколотых длинными иглами. Я посчитала. Их было пять. Холод ужаса сковал мое тело.
– Тебе все понятно? – спросил он.
Я услышала его голос сверху, как слышат Бога, и молча кивнула. Мне было все понятно.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную