eng | pyc

  

________________________________________________

Kib
ЗЕРКАЛО ЖЕЛАНИЙ

Зеркало было у нас всегда, сколько себя помню. В первый раз я нашла его совсем соплёй маленькой, когда с трудом взобралась по очень высоким перекладинам лестницы-стремянки на такой загадочный чердак. И там было клёво. Все такое загадочное и старинное: стулья с высокими спинками, узкая кровать с наваленными на нее книгами, тумбочка с интересным хламом, столик и много другое. Ну, и Зеркало. В толстой резной деревянной раме, высоченное, стоящее у самого скошенного потолка, накрытое пыльным покрывалом. Тогда я только заглянула под покрывало и пошла играть среди паутин. Влетело мне потом от матери за сотворенный беспорядок и пыльные облака по всему дому.
Уже школьницей в шестом классе убедила родителей привести чердак в порядок, чтобы у меня была своя комната, а то младшие близнецы совсем не давали мне выполнять домашние задания. Ремонт растянулся на полгода – папа решил сам почти все сделать. Ну, закрыть все дыры, проложить утеплитель под крышей, скрыть потом все под деревянными панелями, заказать и установить нормальную лестницу вместо стремянки, люк-дверь, делать отопление и т.д. и т.п. И когда я уже смирилась, что комнаты мне не видать, папа презентовал мне моё персональное убежище под конец осени. Это было круто! Настоящая девичья комната с запирающимся люком! И обалденное зеркало с отполированной и покрытой заново лаком рамой в углу. Шириной где-то метра полтора и высотой два с половиной. Как только сюда-то затащить сумели? И подруги всегда мне завидовали из-за зеркала и потому примерять свои обновки всегда прибегали ко мне. Было весело.
Сейчас я уже студентка-второкурсница или же третьекурсница? Вчера последний экзамен на отлично сдала. Пока учеба, бываю дома только по выходным и на каникулах. Вот приехала, пол дня наводила порядок у себя, потом помогала маме с порядком по всему дому. Умаялась, завтра сплю до обеда.
Как хорошо нежится в кровати. Свежая постель, плюс свежий воздух с соседнего лесочка, запах дерева от стен, все имеет просто расслабляющий эффект. Все мои уехали в город на рынок. Меня по моей просьбе не будили, кайф!
Но пора вставать, сходить по-маленькому, помыться, позавтракать или пообедать в зависимости от времени на часах. Ну, и готовить что-нить поесть для всех – приедут-то голодными.
Встать и потянуться, глядя в зеркало. Вот она я, голенькая. Соседки по общежитию спали ночью голяком и меня хотели приучить, но я не смогла перебороть стыд, а они, раздевшись, ходили по комнате, не боясь, только вгоняли меня в краску и хихикали над таким моим поведением. А тут дома – люк закрыт на щеколду, окна зашторены непрозрачными шторами. И главное – лень, не давшая мне вчера спуститься к своим так и не разобранным сумкам, снова сегодня кучу времени на раскладку по шкафам потрачу. Эх…
Прежде чем накидывать халатик, еще раз в зеркало. Так, на цыпочки и руки вверх потянуть, отчего отображение приобрело еще больше женственности и привлекательности для парней. Накрашенные пальчики ног, изящные ступни, очерченные мышцы голени и дальше идеальная линия бедра. Красивая попа, плоский животик с ромбиком светлых волосков внизу, среди которых запряталась киска, поднятые из-за положения рук грудки второго с половиной размера с задорно торчащими сосочками на широких розовых ареолах. Ямка под изящной шеей, чуть приподнятый подбородок, розовые губки в поцелуе себе, миленький носик на румяных, чуть опухших ото сна щечках, карие смеющиеся глаза, все в растрёпанных светлых волосах, спадающих почти до пояса. Волосами я гордилась, и хоть они доставляли море хлопот по уходу и укладке, но на потоке больше ни у кого даже близко не было ничего похожего, и все сокурсницы завидовали, а какая коса получается! Ну, и завершает композицию знак "виктори" на поднятых руках. Хороша! Уж парни-то ценят, но я пока держусь, мама заказала до совершеннолетия ни-ни, и хотя время уже прошло, но парня такого, который стал бы для меня первым, я пока не встретила. И улыбка себе!
Ух, намаялась. Всего-то ничего и не делала-то, приготовила поесть и разобрала вещи, а по ощущениям как с пар вернулась под вечер. Всё, отдыхать, а то уже два дня каникул профукала.
Дурацкий же сон приснился, будто у меня в зеркале кто-то живет, кто-то злой и ужасный. Я даже посреди ночи, проснувшись, проверяла, нет ли кого за зеркалом. Это все от усталости. Монстры, принимающие у меня экзамены, снились регулярно во время сессии.
Оторвалась со школьными подругами капитально. Половина из них, правда, уже замужем, и даже детей имеют некоторые, но потусить это им не помешало.
Снова сон. Только уже не страшный. Но снова про зеркало. Будто живет в нем прекрасная обнажённая дева, запечатанная злым колдуном и не имеющая возможности говорить, только смотрит печально на мое отображение в зеркале.
Устала. Мама затеяла генеральную уборку в доме на весь день. Только прилегла, как отрубилась.
Сон продолжается. Вот я лежу на кровати, почему-то голая, не прикрыта одеялом, и вижу, как девушка в зеркале проводит руками по моему телу, с каждым движением убирая усталость из мышц. Ух, хорошо!
Наутро я как огурчик – спать не хочу, и энергии через край, даже то, что упала на кровать, не раздевшись, не повлияло на самочувствие с утра.
– Спасибо тебе прекрасная незнакомка, – поблагодарила я девушку из зеркала.
Вот только спустившись вниз, мне пришло в голову, будто я увидела зазеркальную девушку, кивающею мне в спину. Может, всё-таки не выспалась?
Так и пошло – каждую ночь этот сон, я всегда голая, и мне делает массаж тоже голая девушка. Только на исходе второй недели каникул я задумалась, что так не бывает, чтобы один и тот же сон каждую ночь. И это постоянное ощущение днем, что стоит только заглянуть в зеркало попристальней, и я ее увижу. Даже провела какое-то время, уткнувшись лицом в зеркальную поверхность в надежде увидеть незнакомку. Главное, никому об этом не говорить, а то примут за сумасшедшую.
А еще на посиделках с подружками я поняла, что мне нужен парень. Пока одни хвалились своими мужьями, вторые – своими которыми по счету парнями, только я ничего сказать не могла. Нет, парни в моей группе были, и даже совсем ничего так, если бы их головами не выступали головки их членов во время перерывов в компьютерных играх. А к нормальным парням старших курсов не подступиться от постоянно охраняющих их ихних девушек. Вот такими думами я наклюкалась хорошо так, и в таком виде вернулась домой. И как только по ступенькам взобралась? Чудом, наверное.
Раздевшись полностью, начала заново разглядывать себя в зеркале в попытках представить, что это мужской взгляд блуждает по мне. Всё-таки россказни подружек запали в голову немного. Пытаясь себя пощупать взглядом и одновременно не упасть, хорошо же набралась-то, не сразу заметила у себя за спиной гостью из зазеркалья. Только когда по моему отражению от плеча и вниз прошлась белая рука из-за моей спины, поняла, что не одна в зеркале.
– Ну, хоть Ты мне скажи, как заполучить мне принца на белом мерседесе? – спросила я заплетающим языком эту Алису из Зазеркалья.
Вместо слов девушка показалась полностью и начала ласкать мое отражённое тело. Главное, делала она это так, что я иногда чувствовала ее прикосновения как вживую. Какой-то частью пьяного мозга понимала, что это что-то вроде пьяной галлюцинации, но фантазия исправно выдумывала все ощущения, как бы меня взаправду ласкала другая девушка. Вот тонкая кисть гладит мою щеку и вниз по шее к груди, оставляя тёплый след от фантомного прикосновения, нежно между грудей и, аккуратно помассировав ареолу, чуть сжала затвердевший сосок. Как сексуально-то – я аж застонала. Я не видела второй руки, но чувствовала, как она погладила по спине и легла на попку, массируя ее круговыми движениями. Я видела только затылок, но представила, как мне целуют второй сосок и облизывают его. Снова я простонала. А зазеркальная рука уже, обогнув пупок, опустилась к самым сокровенным местам. Я аж вздрогнула, насколько явно ощутила чужое прикосновение внизу живота. Пока голова со сложной прической обрабатывает мою грудь, рука уже завладела самим чувствительным местом и массировала его, чуть погружая пальцы внутрь меня. Оох! Как приятно. Сделав назад несколько шажочков присела на край кровати и, глядя в зеркало, попыталась, взяв незнакомку за плечи, повалить на себя. Получилось. Дальше я, направляя чужие действия своими руками, довела себя до оргазма. Очень сильного. Как только не закричала в голос? Или закричала?
Пробуждение было препоганым. Голова трещит, во рту как насрал кто-то, и ломота во всем теле. Зашибись погуляла. Эпопея похода за кружкой воды, это нечто. Хорошо хоть вспомнила халат накинуть. Как же стыдно было попасться матери на глаза, чуть под землю не провалилась там на месте, только печальное состояние организма спасло меня от бурения тоннеля в Австралию. Это я так шучу, но стыдно капец как.
Заперлась у себя и под одеяло. Как же другие люди переживают это?
На обед полегчало немного, и я спустилась покушать, стараясь не встречаться с матерью глазами. Снова забаррикадировалась у себя. Ну, выпишут мне завтра за такое поведения вчера, а сейчас спать.
Зря я днем выспалась, уже полпервого ночи, а сна ни в одном глазу. От нечего делать, читать книгу надоело уже полчаса как, вспоминаю вчерашние пьяные галюники. Вот это было светлое мгновение в завершение вечера. Попыталась вспомнить "Алису" и мне это удалось без труда, хотя после снов я могла только сказать, что она молодая голая девушка, а теперь, ну, просто фотография в голове. Молодая, с крепким спортивным телом – спина вся в заметных мышцах, как у гимнастки, могу сравнить с соседкой по общежитию, которая и занималась спортивной гимнастикой, дальше крепкая попа с как бы полированными шарами ягодиц, и ноги спортсменки, тоже отчетливо угадываются мышцы. Ступни изящные с белыми пятками. Стоит на цыпочках. Прическа, подмеченная профессиональным девичьим взглядом, выглядела дорогой и стильной. Я ни у кого до сих пор не видела такой укладки – по бокам сверху идут волосы, уложенные в виде полуколец, остальные волосы проходят между ними и стянуты в роскошный хвост. Интересное решение, хвостик с непонятной укладкой, но со спины ей идет. Вот интересно, где я могла раньше такую прическу видеть, чтобы ее нафантазировать? А может, мне не показалось, и в зеркале действительно кто-то живёт?
Ну, бред же! Или нет? Лежу и пытаюсь увидеть что-то новое в зеркале. Никого лишнего. Тут я вспомнила одну деталь неизменную во всех снах – я всегда голышом. И вчера тоже голенькая была. Пробуем, только не хихикать.
Это неловкое чувство, что у меня не все дома. Раздеться и высматривать жительниц зазеркалья. Пока я там одна. Всё-таки я дура. Эх, на что я надеялась? Сказок перечитала?
– Аааааа! – заставил меня вскричать чужой глаз из-за края рамы, из зеркала. Отшатнувшись и упав на задницу, даже оползти пыталась.
«Не может такого быть!», – подумала, немного успокоившись. Но и глаз никуда не делся. Вот смотрит кто-то на меня из зеркала, и всё тут. Смещаюсь в сторону – вижу голову девушки, наблюдающей за мной. Сильно потереть глаза даже ущипнуть себя за руку – больно, точно не сон. Но ведь такого не может быть? Правда?
Еще в сторону подвинулась, почти к стене – видно больше, часть попы и бедра, и рука на раме изнутри.
Я точно сошла с ума. Когда только успела-то? Или может, мну подружки подсыпали что-то в пойло и теперь повторный приход пришёл?
Немного успокоив нервы, встала на ноги и медленно подхожу ближе к плоскости зеркала. "Алиса" только смотрит, не двигаясь. Что это такое может быть? Уже достаю рукой до рамы и пытаюсь коснуться своим отображением руки на раме. Вот дотрагиваюсь и никакой руки не чувствую, а моя рука уже на раме – вот только в отражении коснуться не дала рука незнакомки. Но я же коснулась? Приглядевшись, понимаю, что нет. В том месте, которое прикрывает рука "Алисы", что-то не даёт мне коснуться. На какое-то мгновение мне стало страшно, и я отпрыгнула к кровати.
А Она показалась полностью. Просто встала у самой плоскости и не двигалась. Страх прошел так же быстро, как и появился, и я жадно разглядывала незнакомку. Первое что бросилось в глаза, это немаленькая грудь, скорей всего четверка. Без малейшего провисания, с большими темными овалами на мраморно-белой коже и почти чёрными сосками на них. Я такую грудь только на картинках в интернете видела, как рекламу увеличения груди, и то там было провисание, здесь же как молодую двойку просто увеличили до четверки и забили на гравитацию. Рассматривая лицо, поняла, что с возрастом немного ошиблась. Очень похожа на Киру Найтли с постеров. Такая же утончённость и аристократичность. Глаза голубые, губы темно-красные. Выражение чуть насмешливое, как бы говорящее: чего ты испугалась, дурочка, смотри, я не кусаюсь.
Ниже груди отчетливые кубики пресса над гладким, словно никогда не имевшим растительности лобком с чуть раскрытой щелкой половых губ. Широкие бедра на контрасте с узкой талией смотрелись отпадано, а чуть угадывающиеся мышцы под кожей на ногах и руках вызывали только зависть, мне до такого надо год в фитнес каждый день ходить. Главное, что эти ощущения силы никак не мешали идеальности самого тела. Как на фото моделей после фотошопа – все идеально.
Аж головой тряхнула, насколько засмотрелась. Даже подошла и встала рядом для сравнения. А ничего, я тоже хороша. Кроме того, что я ниже на пол головы, не думаю, что еще в чем-то уступаю, ну, окромя груди. Как сестры, я младшая, а она старшая. Эталоны красоты в юности и зрелости. Забывшись, попыталась обхватить рукой талию незнакомки, что привело к ее исчезновению. Я только моргнуть успела.
– Вот черт!
Была и нет ее. А… не, стоит позади меня, неодобрительно качая головой, оглядываюсь – никого. Ну, кто бы сомневался.
– Ты кто? – попыталась я начать разговор. На что незнакомка только прижала палец к губам – мол, тише.
Зайдя мне за спину, она обняла меня в районе живота, и я почувствовала живое тепло от прижатых рук и даже прикосновения грудей к спине. Попытку что-то сказать прервала ладошка у моего рта, и сразу же обе руки начали круговыми движениями подразнивать мои груди. Тонкие пальчики поглаживали ареолы, сосочки. Капельку поколов их острыми коготками, мягко хватали и, помассировав, чуть тянули и снова гладили. И так раз за разом, вызывая у меня возбуждение и желание продолжения.
Дернувшиеся руки были тут же прижатые к бокам и, пока я негодовала от прекратившихся ласк, легкое, но настойчивое давление. Я, покорившись, завожу руки за спину, сцепив пальцы в замок. И продолжается ласка.
Прикрыв глаза, чтобы полностью отдаться ощущениям, почувствовала, как меня просят раздвинуть ножки пошире, и сразу в разгорячённое лоно вторгся не менее горячий язычок. Поправка – очень умелый язычок. Как же хорошо! Руки теперь сжимали мои ягодницы, чтобы я не упала от внезапной слабости в коленях, и время от времени ловили мои ладони, когда они, живя своей жизнью, пытались как-то направить ласки. Самое обидное, что, пока ловятся непослушные руки, ласки-то нет. Да, туда! Еще! Да! Ууух, как хорошо!
Оргазм наступил бурный, и я не удержалась от накатившей слабости, упала на четвереньки, стараясь не выпустить крик из горла.
Хуу, это был что-то!
Открыв глаза, увидела свое красное, по-дебильному радостное лицо и сидящую на коленях в стороне незнакомку с теплой улыбкой, продолжающую гладить мою попу и киску сзади.
Хочу продолжения!
Но с продолжением меня обломали. Жестом подняв на ноги и убрав мои руки за спину, незнакомка указала на мой лобок и сделала движение рукой – типа убрать. Но я не хочу там брить!
А она ушла из поля зрения, оставив меня одну в зеркале. Я попыталась довести себя повторно, уже лежа на кровати, но не получилось. Та "Алиса" делала все не так, много лучше. Помучив киску минут десять, пошла мыться и спать.
Я таки подбрилась там, и теперь, ужиная, краснела, представляя, что будет делать "Алиса". Кстати, меня почти не ругали за пьянку, только сказали, что я уже взрослая и сама могу за себя подумать, а мать добавила, что пьющих девушек замуж берут неохотно.
Я вся в нетерпении вглядываюсь в отражение, жду, когда же появится Алиса. Буду ее всё-таки так называть, а то неудобно. Уже вся теку в предвкушении. Почему-то чувствую, что сегодня все будет не так, а много-много лучше и дольше, возможно, до утра.
А вот Она. Алиса вышла в поле зрения величественно и грациозно, вызвав желание поклонится, что я и проделала, чем вызвала улыбку на мраморном лице. От этой улыбки у меня в груди потеплело.
Как всегда, Она подошла ближе и провела рукой мне по лицу, губам, подбородку и шее, поиграв с сосочком и пупком, по гладенькому лобку и закончила в промежности, где, проведя пальчиком между жаждущих губок – я вся подалась за ее рукой – вновь подняла ладонь на уровень глаз, чтобы рассмотреть и показать, насколько стало влажно там. Я вся покраснела от такой демонстрации похоти с моей стороны. И снова теплая улыбка.
Тем неожиданней стало то, как Алиса, положив мне ладони на плечи, небольшим давлением заставила опуститься на колени. Что-то новенькое. Я даже представила себя на коленях у ног своей Госпожи. Даже потекла интенсивней. А Она занялась моими волосами. В руке откуда-то появился гребешок, которым Она расчесала волосы и начала заплетать косу. Упс, получила по рукам, которые попробовали подобраться к мокрой киске. Так… руки по швам и успокоиться, а то перегорю.
Пока плелась коса, немного успокоилась и задумалась – а откуда такие мысли по Госпожу и рабу? Нет, я не полная деревня и натыкалась в дамских романах на такие отношения, правда, там был в массе Господин, и только один раз Госпожа и то второстепенная героиня. Так вот, меня ничуть не привлекали такие отношения. Я понимаю, что в постели есть ведомый и ведомая или наоборот, женщина сверху, но переносить такое в нормальную жизнь – зачем? Я хочу сама решать, что мне делать, с кем встречаться и во что одеваться. Нет, такое не для меня. Наверное, мои фантазии на вечер и ночь каким-то боком задели ту струну, которая хочет попробовать всего понемножку.
Мысли не мешали мне следить за руками, которые очень профессионально и качественно плели косу. Волосок к волоску, все четко, и все идеальной натяжки, я прямо кожей головы это чувствовала.
Да и еще эти лесби отношения. Я ведь парней люблю. Я на красавчиков из журнала мастурбировала. Может, тут сыграло роль то, что от меня ничего не требуют взамен, а только дарят наслаждение. Вот даже это создание косы очень приятно, хоть и не в сексуальном плане, хотя, думаю, Алиса что-то придумает с ней.
Закончила и подняла меня на ноги. Вовремя, а то колени начали побаливать, хоть и толстый ковер на полу. Повернула меня боком, чтобы показать результат. Неожиданно. Коса заканчивалась между лопаток толстым кольцом диаметром сантиметров пять-семь. Волоски были пропущены через кольцо, а потом искусно вплетены в косу выше, даже не заметно, где кончики. Перекинув на грудь, пыталась рассмотреть поближе. Облом. Оплетка из волос полукольцом есть, а колечка нет. Вот в зеркале есть все. Встав вплотную, пытаюсь понять, куда делись концы волос. Сразу у кольца косу от распускания держит черный толстый шнур, в пять витков охватывая жгут волос, и так вплетенный в косу, что концов не видно. Вот не представляю, как так сделать. Ощущение, что волосы так и растут петлёй. Уважение к таланту Алисы поднялось на невиданную высоту. Надеюсь, она меня научит такому? Невидимость в реале не мешала, глядя в зеркало, ощупать чуть холодноватый металл кольца и фактуру кожи шнура. Дернув за кольцо, поняла, что намертво. Хочу так уметь!
На мой умоляющий взгляд Алиса только посмеялась и сделала жест головой, что типа научит.
А это что такое? Кандалы? Мне? Эээ, но я не хочу. Или хочу? – прислушалась к себе. Алиса там временем, показав мне кандалы, взяла левую руку и начала надевать их на меня. Пока я решала, хочу или нет – решили за меня. Две пары колец из того же желтого метала, что и украшение волос, сцепленные попарно небольшой перемычкой шириной с палец, и уже за эти соединения цепью между собой. Вот то, что поменьше, охватило запястье, рука просто прошла сквозь металл кольца без сопротивления, словно часть его стала на мгновение жидкой. Кольцо побольше сжало предплечье у самого локтя. Плотно сели. Теперь Алиса заводит закованную руку мне за спину, где фиксирует и правую. Локти устремились друг к другу, вызвав непроизвольней стон от неприятных ощущений в плечах.
Алиса отошла, рассматривая свою работу, а я поняла, что снова завожусь от этой несвободы, даже боль в плечах не была помехой. Повернувшись, начала рассматриваться себя. Полная беспомощность. Металл плотно охватывал меня, не позволяя двигать руками, только пальцы в кулачок сжать могу. А Госпожа вновь проводит рукой у меня между ног, заставляя выгнуться от удовольствия и непроизвольно дёрнуть скованными руками – как приятно-то, я аж застонала в голос. Когда продолжение?
И продолжение последовало. Кляп. Металлический шар оказался у моего рта. Секундная задержка, и я открываю рот – вставь его скорее! Какой большой и неудобный-то. А шар уже за зубами, потеснив язык, и от Алисиных манипуляций с ним сменил форму и увеличился в размере. Вот теперь точно самой не вынуть, ротик открыт по максимуму, а кляп давит на десны изнутри. Учащение дыхание через щели во рту, и вот уже чувствую, как слюни текут на судорожно вздымающуюся грудь.
– Ммммм! – рукою между губок. «Пожалуйста быстрее!», – взмолилась мычанием я, желание становится просто невыносимым. Какая-то часть разума твердила про боль во рту, другая изнывала. И той второй становилось все больше и больше.
«Да! Еще! Почему?», – ласки вдруг прекратились, и я обижено посмотрела на улыбающуюся Алису с новыми оковами для меня. На ноги? Давай быстрее!
Видя такой энтузиазм, Алиса поощрила меня, вновь почти доведя до кульминации и, не дойдя чуть-чуть, занялась моими ногами. А мне оставалось только изнывать от желания. Украшения на ноги представляли собой две металлические сандалии, хотя от сандалии там только небольшое колечко на большой палец ноги, от которого шла узенькая полоска металла к высоченному каблуку с острым верхним кончиком, упирающимся в пятку. Очень больно и неприятно, заставляя стоять на цыпочках, и уже от середины каблука такая же полоска шла, огибая пятку, к кольцу на голени. И никакой подошвы. Весь упор на мыски, а полоска металла неприятно давила снизу на них. Кольца в свою очередь были сцеплены между собой недлинной цепочкой, ограничивающей длину шага до маленького шажочка.
«Я как стреноженная лошадка», – такая мысль возбудила меня до крайности, и я взглядом той самой печальной лошадки попыталась донести просьбу помочь мне в моих желаниях.
– Ммм! – прикрыла глаза от удовольствия, неосознанно переступив ножками и вызвав перезвон от цепи, стреножившей меня. Ну, что еще? Узкий ошейник с длиной цепью? Я подалась вперед – быстрее, не могу больше терпеть. Холодный тугой металл на шее только добавил желания.
– Умм! – как же моя киска изнывает-то. А вот и последний штрих "несвободы" – кольцо на волосах притянулось к оковам рук, задрав голову вверх.
Вот моя награда – сильные руки схватили меня за попу, умелый язычок ворвался в раздразнённое лоно. Какой он ловкий и умелый! Еще! Да! Туда! Глаза закрыты, и только ощущения от пожара внизу заставляли чуть присесть и развести коленки в попытке заставить проникать в меня глубже и сильнее.
– Ммммм! Да! – я забилась в сильных руках, которые не дали упасть с враз обессиливших ног. – Как хорошо-то! – промычала я.
Алиса обняла меня, не давая упасть, пока я не смогла твердо стоять на ногах, или, вернее сказать, на цыпочках. Как же больно колит в пятки, и болит челюсть. Это уже вызывает только негатив.
Когда я открыла глаза, меня отпустили и, качнувшись, я принялась изучать свое облачение. Ну, попыталась, а то задранная голова мешала так ощутимо. Так, а где ошейник? Алиса уже сняла? Когда только успела? А продолжение? А если Алиса ушла, то почему сняла только ошейник, а кляп, оковы на руках и ногах? Вернется сейчас? Как же неудобно и больно ножкам. Маленький шажок. Колется. А это что? Я отчетливо ощутила, как мою грудку погладила цепь. Нет никакой цепи – с насторожённостью вглядываюсь в зеркало. Точно нет. И я выгляжу очень мило и беззащитно на носочках с выпяченной грудью и задранным носиком.
Отвлекли меня от самолюбования довольно грубо – звякнула цепь на груди и потянула вниз, заставив согнуть ноги и рухнуть на колени, обувка-то не приспособлена к приседанию. Больно. Почему не вижу Алисы? Чья-то рука, схватив за подбородок, повернула голову от зеркала. Алиса! Почему-то без улыбки. «А почему я тебя в зеркале не вижу?», – хотела спросить я, как звонкая пощёчина выбила все мысли из головы. «За что?», – аж слезы брызнули. Вторая пощечина была еще больнее и обидней.
Алиса стояла передо мною как-то непривычно, с цепью, зажатой в ее кулаке и идущей мне куда-то под подбородок. Неправильность заставила меня попытаться посмотреть в зеркало, увидев краем глаза, что мое застывшее в прежней позе изображение рассыпалось белыми искрами – попытку пресекла очередная пощёчина. За что? Я расплакалась.
Этот резкий переход от блаженства до избиения по лицу просто ужасный. А злая Алиса снова схватила меня за подбородок и, сильно, до боли сжав, заставила смотреть на нее.
Вот тут-то слезы и высохли. Вместо голубых на мраморном лице светились багровым с вертикальным кошачьим зеленым зрачком просто ужасающе страшные глаза. В попытке избежать бешеного взгляда с трудом подняла глаза, уставившись на идущие вдоль головы рога, раньше прикидывавшиеся прической, губы приоткрылись в гримасе, обнажив частокол острых, даже на вид нечеловеческих зубов. Но главное, эта "Алиса" была прямо передо мной, а не за плоскостью зеркала. И цепь от ошейника была здесь, а не за стеклом.
Вместе с осознанием проступал ужас от ситуации. "Милая и беззащитная" перед тварью. Тьма поглотила меня.
Ненадолго.
Резкая боль в области попы вырвала меня из забытья, заставив визгнуть. Ну, или хоть попытаться.
– Ииии, – визжу от ударов, извиваясь, вытянувшись на цепи, которую высоко подняла сильная рука. Ноги, суча, не достают пола, а я, задыхаясь от душащего ошейника, дергаюсь в стороны и только закручиваюсь на подвесе, получая обжигающие удары по заднице, бедрам, животу, сиськам. Я же не визжу, а только хриплю, дергаясь припадочно.
Лежу на полу, куда меня бросило это существо, и с усилием пытаюсь втянуть воздух сквозь кляп, что дается с неимоверным трудом. Места побоев горят огнем, слезы просто ручьем. Как же больно-то!
Боль не утихла, нет, просто чуть отступила, разум заметался в поисках выхода. Даже слезы высохли, позволив рассмотреть обстановку. Лежу на каменном полу с нарисованным узором, который напоминал такой же у меня на ковре в комнате. Да, это была копия моей комнаты, ну, та часть, что я видела в зеркале, а сбоку и позади зеркала было все не так. Большой круглый зал с зеркалом по центру, в котором сейчас горело пламя, как в камине. Псевдо "Алиса" стояла навытяжку перед зеркалом, глядя на пламя, все так же голая, только теперь был виден длинный белый гибкий хвост и копыта, покрытие черной шерстью вместо ступней. Демон? Осознание – это больно душевно. Как меня развели! Я сама добровольно позволила ограничить себя железом, сама села на цепь. Как затуманился разум! Я даже откуда-то понимала причину теперешнего чистого сознания, хотя все тело горело от полученных ран. Пошел какой-то откат от задурманивая. А эта информация откуда?
Самоанализ прервала демонеса. Подойдя, и бесцеремонно рывком за цепь чуть не сломав мне шею, поставила на ноги. Слабость в коленях моментально вылечил ее хвост, просто хлестнув меня по бедрам, а когда не помогло, то и между ними. Дышать смогла только после пятого шага. И меня потянули в зеркало, прямо в пламя.
Какой-то портал, из которого я выпала, как мешок картошки, приложившись сисями о камень. Тут же снова была вздернута на ноги и, получив уколы в пятки, утвердилась на пальцах ног. Рывок ошейника, и я семеню за демонесой по коридору из черных каменных глыб. Вижу только часть стены и полукруглый потолок, все черное и гладкое. Изо всех сил пытаюсь поспеть за широким шагом конвоира и не упасть, ибо будет плохо.
– Что со мной будет? – только сумела спросить в пустоту, как потолок ухнул ввысь, когда меня завели в большой зал неправильной формы. Тронный зал. К трону меня и подтащила, где уронила на колени, и сама упала на колени, склонившись лбом к полу в поклоне. Так и застыла голой задницей вверх. А я в страхе смотрела на существо на троне.
Демон. Тут точно без вопросов. Ростом в две меня и гуманоидного строения тела. Темно-красная кожа, обтягивающая рельефные, местами гипертрофированные мышцы, не прикрыта ничем, кроме каких-то хаотично разбросанных повсюду наростов, похожих на черную кость. Здоровые копыта на ногах, толстые рога, выходящие изо лба и немного закрученные назад и вверх. Харя отвратительная: выступающие неровные клыки, свиной пятачок вместо носа, и морда вся в морщинах, из которых выделяются провалы глаз, источающих темную дымку. Все это я увидела позже, ибо с самого начала мой взгляд привлек член демона – здоровенный красный дрын толще моей руки и такой же длины, покрытый теми же костяными наростами, особенно головка, от чего он был похож на дубину с шипами.
Они что-то говорили между собой, я слышала только рокот и звериный рык, от которого замирали внутренности. Тут демон вскочил с трона и подошёл ко мне, мощным пинком по сиськам отправив демоницу куда-то мне за спину. «Надеюсь, ей больно», – еще успела проскочить мысль, как меня, схватив за шею громадной рукой со здоровенными когтями, подняли и начали осматривать и ощупывать в разных местах, совсем не соизмеряя сил. Сжал сисечку так, что чуть глаза на лоб не вылезли от беззвучного крика, как только не раздавил полностью, ущипнул когтями за задницу и между ног. Я кричу, не переставая. Ну, и дергаюсь судорожно в попытке вздохнуть после беззвучного крика, ибо ощущения просто непередаваемые. А дальше этот монстр, усевшись на трон и схватив руками за бедра, начал насаживать меня на свой хер.
– Неееетт! – боль пришла в каждую клеточку тела, но так и не принесла забвения...

Сшахспараток – суккуба, валявшаяся у стены, смотрела, как Господин разрывал своим жезлом это мясо. Та визжала и дергалась, когда член раздирал ее внутренности аж до горла и, наверное, мечтала умереть, но у Господина никто не умрет без его на то разрешения, и потому это будет нескоро, да даже потерять сознание ей не светит. Вот сколько энергии страданий выпускает это мясо, что уже все раны от удара Господина и встречи со стеной затянулись. Пора идти за следующей, только прихвачу одно из бедер, недоеденное Господином. Жаль, что я слишком слаба, чтобы иметь право есть своих жертв живыми, а падали Господину не жалко для своих рабов в отличие от энергий. Отрывая куски мяса иглами зубов своей прошлой жертвы, суккуба мечтала, что когда-то ей попадется не тупая корова, сдавшаяся за каких-то пару дней, да еще во время привязки души полностью перенесшаяся сюда, такие вызывают только презрение и гастрономический интерес. Что когда-нибудь она найдет настоящую магиню. Что эта магиня, если и не сможет поработить ее для плотских утех, вырвав из рабства Господина, ибо хуже не может быть в принципе, то хотя бы в процессе совращения и привязки поделится своей энергией. Ведь чем дольше сопротивляется, тем лучше именно для суккубы. Она была готова служить, сколько надо, чтобы набрать достаточно сил и таки оторвать и затолкать хер Господина ему же в глотку, хоть тысячу лет, хоть и десять тысяч. Она умела ждать.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную