eng | pyc

  

ИЗО-ЭССЕ

HellGirl
Барбекю

На работу Катя пришла в приподнятом настроении – вчера вечером она выиграла свой первый тендер по госзакупкам, и теперь ожидала заслуженной награды и поздравлений. Но у входа к ней подлетела Галя – секретарша начальника.
– Тебя ждет босс. Срочно! И знаешь... в таком странном нестроении я его никогда не видела.
– Ничего страшного, – благодушно ответила Катя. И, забыв переодеться, направилась на встречу с директором.
Босс сидел в кресле, задумчиво изучая контракт.
– Почему не соблюдаешь дресс-код? – хмуро спросил он, как только Катя вошла в его кабинет.
– Я... не успела переодеться... – смутилась девушка.
– А... ладно... теперь это совершенно неважно, – мрачно ответил ей шеф. – Я всё думал, почему мы выиграли этот тендер? По всем разумным параметрам мы выиграть его не могли. Вот в этой графе ты пропустила нолик. В результате наша цена оказалась ниже, чем у конкурентов. И ниже себестоимости. Выполняя этот заказ, мы понесем убыток в миллион долларов. Сумма не то, чтоб большая, но и не маленькая. И отказаться уже нельзя – нам этого не простят.
– Ой... – сразу смутилась Катя. Все её надежды рухнули как карточный домик.
– Придется тебя наказать... Так, чтоб другим неповадно было так ошибаться... Ты подписала контракт, согласно которому твое тело является собственностью компании. Поэтому в ближайшую субботу мы устроим барбекю и зажарим тебя живьем.

Катя аж села от изумления. Нет, она действительно подписывала контракт, согласно которому фирма имела право на любые наказания сотрудниц, но не ожидала, что это произойдет так быстро и так внезапно.
– А может не надо, а? – жалобно спросила она.
– Ты компенсируешь миллион? – хмуро спросил её шеф. – Совет директоров в ярости и требует сурового наказания. А мне свою голову тоже подставлять неохота. Так что готовься к смерти. А чтобы ты не сбежала... Надень на себя оковы.
Шеф достал из ящика оковы для рук и для ног, и бросил их девушке.
– Я... никуда не сбегу... – совсем растерялась Катя.
– Я знаю, – кивнул ей шеф, – но это часть наказания.
Катя надела оковы, после чего её отвели в корпоративную тюрьму и приковали к стене. Здесь ей предстояло провести несколько дней, думая о своем поведении. Она была слабой девушкой, совершенно не способной на подвиги. Плыть по течению ей было легче, чем бороться за свою жизнь.

Наконец наступила суббота. Катю посадили в машину, и отвезли на полузаброшенную площадку на окраине города. Там уже было подготовлено место для костра, расставлены столы и скамейки, за которыми разместились члены совета директоров и коллеги девушки по работе. Распорядителем мероприятия выступал её шеф.
– Раздевайся до пояса! – приказал он, освобождая ей руки. – Костер для жарки готовить будешь сама. Это часть наказания.

Пришлось Кате таскать к костру тяжелые большие поленья, а затем колоть их топором на дрова на глазах зрителей. Вопреки ожиданиям, страха она не испытывала – скорее, наоборот, внимание зрителей возбуждало. Наконец, костер был готов.
– Теперь раздевайся донага! – приказал ей шеф. – Одежда больше тебе не понадобится. И покажи себя зрителям. Я думаю, им интересно будет на тебя посмотреть.
Девушка сняла всю одежду и повернулась к коллегам, разглядывающим её тело жадными и восхищенными взглядами.
– За допущенные нарушения в работе, ты приговорена к смертной казни – объявил ей бывший начальник, – но сначала я хочу тебя выпороть. Встань ровно, и подними руки вверх!
Катя выполнила приказ, а мужчина взял кнут, и на её тело обрушился град ударов. Он сек не сильно, но методично – по попе, по спине, по животу, по груди, по соскам. И вскоре вся кожа девушки была покрыта сотнями мелких царапин. Тело горело, но боли Катя не чувствовала. Никогда раньше она не подвергалась публичной порке на глазах у мужчин, и это её возбуждало. Наконец, начальник остановился и придирчиво смотрел результаты своей работы.
– Все волосы на теле придется тебе удалить, – сообщил он, – они всё равно сгорят. Галя, неси нам бритву и ножницы.
Секретарша шефа принесла поднос с инструментами, и Катя поняла, что публичное бритьё так же является частью её «наказания». К счастью, она делала депиляцию, оставляя лишь тонкую полоску на лобке, которую теперь сбрила одним движением бритвы.
– Голову стриги аккуратно, – приказал ей шеф. – Твои волосы мне ещё пригодятся. Вон Гале хвост из них сделаю, – кивнул он на свою секретаршу, и та почему-то смутилась.
Взяв ножницы, Катя отрезала свои длинные волосы, а затем выбрила голову налысо. После чего сбрила брови и выщипала ресницы. Когда она закончила, шеф выдал ей тюбик с маслом.
– Втирай его в себя! – приказал он, – у всех на глазах.
От жирного масла её кожа стала блестеть, и, втирая его, девушка буквально дрожала от возбуждения. Всё происходящее с ней было чудовищно... И вместе с тем восхитительно! Настолько соответствовало самым темным, самым тайным, самым горячим и влажным её фантазиям, что она была просто потрясена.
– Можешь помастурбировать! – приказал ей шеф. – Последний раз в своей жизни.
«А правда, чего мне стесняться, – подумала Катя, – я всё равно уже почти что мертва». Она ласкала себя, стоя лицом к зрителям, скользкими от масла руками, и её, наконец, накрыло жаркой волной оргазма. Это было прекрасно, восхитительно, бесподобно! Все грустные мысли сразу вылетели из её головы.
– Молодец! – прокомментировал шеф, когда она кончила. – Остался последний штрих! – он скинул кусок ткани с какой-то сложной конструкции, стоящей посредине двора, – теперь ты должна сама приковать себя к вертелу!

Указанный им предмет мало напоминал вертел для жарки. Скорее, это была горизонтальная перекладина с креплениями для рук и для ног. Катя кое-как установила её над кострищем, легла спиною на перекладину и вставила руки и ноги в специально предназначенные оковы. Те защелкнулись, зафиксировав девушку так, что самостоятельно освободиться она уже не могла.
– А теперь все желающие могут поиметь нашу жертву! – торжественно объявил шеф. – Прежде, чем мы разожжем костер, и зажарим её живьем…

Желающих было немало. Катю имели во все три дырки одновременно, выкручивали соски, мяли ей груди, и даже кололи иголками. И девушка уже не понимала, где чьи руки и члены. К счастью, она имела богатый сексуальный опыт, который позволил ей вытерпеть такие мучения. Наконец, зрителям надоело издеваться над скованной жертвой, и Катя бессильно обмякла на своем вертеле, мечтая лишь о том, чтобы всё побыстрее закончилось.

– Ну что, ты готова к жарке? – спросил её шеф.
– Давай, – кивнула она.

Шеф разжег костер, и девушку обдало волной горячего воздуха. Становилось всё жарче и жарче, и Катя почувствовала, что ей стало нечем дышать.
«Господи, да я задохнусь быстрей, чем сгорю!» – подумала она, и, дернувшись, с силой откинула одеяло…

…Вокруг была темнота, и, собравшись с мыслями, Катя наконец поняла, что лежит в собственной постели, а рядом мирно спит её муж. За окнами стояла душная летняя ночь. Всё тело было скользким от пота, вызванного жарой и пережитым во сне возбуждением. Тихо встав, Катя сняла с себя мокрую насквозь ночную сорочку, и вышла на балкон обнаженной, всё ещё переживая собственный сон.
«Я чертова мазохистка! – подумала она. – Господи, ну почему мне снятся такие чудовищные, такие яркие сны!?»

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную