eng | pyc

  

ИЗО-ЭССЕ

HellGirl
Состязание

– Ужасссс!!! – возмущенно воскликнула Маша. – Вышел уже десятый айфон, а у меня только третий!!!
Девушка презрительно оттолкнула от себя дорогущий смартфон, словно тот был, как минимум, жуком-скарабеем.
Таня решила промолчать. Она была тихой девочкой, и очень боялась обидеть единственную подругу. Вдвоем они снимали маленькую комнатку в общежитии – ни бесплатного, ни государственного жилья ВУЗ им не предоставил. Обе жили на деньги, которые присылали родители – причем, если Тане удавалось, хоть и с трудом, уложиться в эту скромную сумму, то Маша просто обожала дорогущие шмотки и постоянно находилась в поисках денег.
– Знаешь, – мечтательно сказала она, разглядывая очередной журнал с фотографиями звезд и моделей, – я узнала, что в нашем городе есть БДСМ-клуб, где собираются богатые люди. И там проводятся состязания между девушками. На деньги, разумеется. Вот бы принять участие! Мы вдвоем можем срубить там кучу бабла!
– Да ты что, рехнулась!? – у Тани аж глаза на лоб полезли от изумления. – Я не могу... раздеться... перед мужчинами...
– Раздеваться не обязательно, – томно промурлыкала Маша, и Таня поняла, что этот разговор задуман уже давно. – В некоторые игры девушки играют одетыми. Ели хочешь, я узнаю о правилах. Подумай! Мы просто разделим выигрыш пополам! И при любом исходе событий всё равно победим!
Таня закусила губу. Она знала, что если бедовая соседка что-то надумала, отговорить её нет никакой возможности... тем более что Маша отчаянно нуждалась в деньгах. Если отказать в помощи – та просто втянет кого-нибудь другого в свое безумное предприятие... И, возможно, попадет в неприятности. Лучше уж проконтролировать её действия, и, если понадобится, вытащить оттуда подругу... Как Таня будет спасать себя, девушка совершенно не представляла.
– Ладно, – сквозь зубы процедила она, – можешь сходить и узнать. Но помни, я ничего не решила!
– Конечно-конечно, – стрельнула Маша лживыми глазками, – я только схожу и узнаю!
Мысленно Таня надеялась, что подруге откажут, или найдется другой способ отмазаться от этой затеи. Вместе с тем внезапно она поняла, что мысли о тайном БДСМ-клубе её возбуждают. Было безумно интересно, и... до ужаса хотелось попробовать.
В ближайшую субботу Маша радостно помчалась туда, а Таня осталась дома – волноваться за подругу и страдать от собственной трусости. Умом она понимала, что надо бы идти вместе, но... побоялась... в первую очередь за себя... за то, что скажет что-нибудь лишнее... расстроит Машу... или... наоборот, неожиданно согласится... Она слишком хорошо себя знала... и понимала, что глядя «глаза в глаза», уговорить её в чем угодно не составит труда... Именно поэтому... всячески избегала романтических встреч с парнями.
Но час проходил за часом, а Маши всё не было. И Таня начала волноваться. Вдруг подругу похитили... изнасиловали... или сделали с ней что-нибудь страшное... На улице стемнело, и девушка уже собиралась звонить в полицию... когда прибежала довольная и веселая Маша.
– Всё, я договорилась! – объявила она с порога. – Мы выступаем завтра!
Таня аж села от изумления.
– Ты... что... – бессвязно залепетала она, – я к этому не готова!
– Танюш, ну пожалуйста, – жалобно попросила подруга, – я уже договор подписала... мы выступаем в купальниках, и... мне очень нужны эти деньги! Я такую классную курточку видела вчера в магазине!
– Ладно... – буркнула Таня. В девушке боролись совершенно противоречивые чувства. Ей очень хотелось сказать «нет», но отказывать она не умела. Боялась обидеть подругу... и... чего скрывать? Хотелось взглянуть на этот клуб хотя бы одним глазком. И тоже нужны были деньги... В общем, имелась тысяча причин согласиться... и... ни одной для отказа... кроме банального страха... – а в чем заключается наше с тобой «выступление»?
– Всё проще простого, – радостно затараторила Маша, – в клубе есть бассейн! Мы должны будем нырнуть туда, и... продержаться двадцать минут под водой, выныривая по очереди. Если продержимся обе – выигрыш делится пополам, если одна выйдет из игры – победительница получит всё! Но мы в любом случае разделим приз пополам, кто бы ни победил!
– И всё? – с подозрением спросила Таня. – Условия игры показались ей слишком уж легкими. Ты хоть договор прочитала, прежде чем подписать?
– Ага! Три раза внимательно прочитала и подписала! – не моргнув глазом, соврала Маша. – Я ж не дура какая-нибудь! Понимаю, как всё серьёзно!
Тане оставалось лишь сокрушенно покачать головой. Представить соседку три раза подряд читающей какой-нибудь документ она не могла. Оставалась лишь надеяться, что при публичном выступлении участницам не причиняют вреда – клуб вряд ли заинтересован в подрыве своей репутации.
В общем, вечером в воскресенье подруги отправились в клуб. Тот располагался на окраине города, в большом трехэтажном доме с маленькими окошками, отдаленно напоминавшем средневековые европейские палаццо. Видимо, раньше здесь располагался какой-то завод, поскольку вся территория была окружена высокой стеной. Девушек пропустили через проходную и провели внутрь здания, где охранник самым тщательным образом проверил их документы, а затем отвел в комнату с табличкой «Администрация Клуба». Таня заметила, что с момента прибытия их ни на секунду не оставляли одних.
Администратором оказался высокий человек лет пятидесяти, аккуратно одетый, с очень добрым лицом и приятными манерами, чем-то напоминавший богатого английского лорда (во всяком случае, какими их представляла Татьяна). Всё в нём вызывало доверие, и Таня подумала, что владельцы клуба, должно быть, очень приличные люди, если смогли нанять такого интересного человека.
–Здравствуйте, девушки! – весело сказал он. – Меня зовут Иван Иванович, и я занимаю должность Администратора Клуба, – он слегка выделил слово «Клуб», давая понять, что оно является именем собственным. – Как я понимаю, вы здесь впервые, и уже подписали договор на одно состязание?
– Ага! – радостно ответила Маша.
– До вашего выступления остается сорок минут, и гости пока что не собрались! Время есть, и если хотите, я могу устроить вам экскурсию по нашему Клубу!
– Давайте, – сразу же согласилась подруга, и Таня поддержала её, совершенно не подумав о том, что таким образом лишается возможности прочитать подписанный договор. Впрочем, посмотреть на Клуб было действительно интересно.
Иван Иванович вывел их в большой холл, украшенной картинами столь непристойного содержания, что, несмотря на страх, девушка густо покраснела и почувствовала, как горят её уши. Впрочем, зрелище было действительно потрясающим, и Таня тут же ощутила жаркую волну возбуждения. Её зрачки расширились, соски напряглись, а дыхание стало хриплым и частым. Иван Иванович, несомненно, заметил её состояние, но предпочел промолчать. Маша же наоборот, рассматривала всё окружающее с каким-то алчным интересом, видимо, прикидывая, сколько может стоить вся обстановка.
– Мы очень нежно относимся к каждой из наших девушек и постоянно ищем новых людей, – вежливо объяснил им мужчина, – БДСМ – дело добровольное и в нем нет места насилию. Всё, что делают наши девушки, они делают исключительно по собственной воле, и любая из них может покинуть наш Клуб, если что-нибудь ей не понравится. По статистике, только 5% девушек остаются, но это люди, которым действительно интересно. Получать удовольствие от секса, порки и пыток способна далеко не каждая женщина. Можно сказать, мы позволяем им раскрыть этот потенциал. А всем желающим платим небольшую зарплату, и если нужно, помогаем с жильем, работой или учебой. Членами нашего Клуба являются богатые люди, многие из которых готовы взять вас к себе на работу... разумеется, с оказанием сексуальных услуг, и соответствующим работе окладом.
При этих словах Таня заметила, как алчно загорелись Машины глазки – подруга сдавала сессии с огромным трудом и постоянно находилась на грани вылета. Таня не нуждалась ни в помощи с учебой, ни в подобной работе, но чем черт не шутит? Связи бывают полезны.
– Все наши женщины, – продолжал между тем Иван Иванович, – имеют разный уровень стремления к сексу, порке и пыткам. У некоторых он совсем низок, а некоторые, наоборот, любят жесткий публичный секс. Мы уважаем их, и разрабатываем для каждой индивидуальную программу тренировок и выступлений. Разумеется, строго добровольно – мы никого не собираемся заставлять.
С этими словами он вывел подруг к главной лестнице, по обеим сторонам которой располагались колодки с тремя отверстиями – для головы и рук, примерно в метре от пола.
– Это место «дежурных», – пояснил мужчина. – Работниц Клуба закрепляют здесь перед клубными вечеринками, чтобы желающие могли иметь их анально и вагинально... Можно и орально, если зайти с другой стороны. Разумеется, здесь работают женщины, согласные на подобное обращение.
Таня внутренне содрогнулось. Всё это было ужасно, непристойно, и вместе с тем... до ужаса притягательно. Она невольно представила себя на месте одной из жертв и тут же почувствовала новую волну возбуждения. «Это нужно прекращать, – сказала она себе, – иначе я сойду с ума ещё до начала соревнований!»
Вместе с мужчиной девушки поднялись по лестнице. На верхней площадке по обеим сторонам от перил стояли металлические станины странного вида – тоже высотой около метра, но совершенно отличные от колодок. В центре каждой из них из пола поднимался толстый металлический фаллос высотой сантиметров тридцать и толщиной сантиметров пять или шесть, а позади него – столбик с ошейником и какими-то странными креплениями для рук и для ног.
– Девушку, закрепленную на такой станине, мы называем «вазой», – пояснил Иван Иванович. – Их так же приковывают здесь в начале каждого вечера. Сидя на искусственном фаллосе, «вазы» обслуживают посетителей орально, и их могут использовать все желающие.
Таня вновь содрогнулась, представив себе потоки горячей спермы, рекой текущие в рот. Это было одновременно ужасно... и интересно.
Администратор вывел девушек во внутренний двор, посреди которого располагалась площадка с тремя крестами. Её окружали зрительские трибуны, а верхний ярус опоясывал открытый балкон.
– Это место для распятий, – объяснил он подругам. – О том, как это происходит, вы можете прочитать в романе «Шоу Распятых», который есть в нашей клубной библиотеке. Кроме того, мы используем эту сцену для порки. Руки девушки притягивают веревкой к перекладине одного из крестов. После чего её, с поднятыми кверху руками, порют кнутом. Самых смелых могут пороть, не привязывая... если, конечно, они сами того захотят. Разумеется, мы помним о том, что у всех разный уровень переносимости боли, и никого не заставляем насильно.
Тане было страшно... и... жутко хотелось попробовать. Её никогда в жизни не пороли ни кнутом, ни хлыстом, и было интересно, что жертва при этом чувствует. Её сердце стучало, как барабанный молот, а кровь пульсировала в ушах. Она задрожала всем телом, и Иван Иванович, несомненно, заметил это, но ничего не сказал, и лишь ободряюще улыбнулся. Из внутреннего двора (который Таня мысленно окрестила «Ареной»), он вновь повел девушек в здание – на этот раз в просторную комнату, посреди которой стояло большое гинекологическое кресло, чем-то напоминающее трон, с креплениями для рук и для ног, и окруженное зрительскими рядами.
– Здесь мы делаем татуировки, пирсинг и депиляцию, – указал на кресло Иван Иванович. – Разумеется, только публично. Такую обработку проходят все наши девушки, но сегодня это вам не грозит: ведь вы будете выступать в закрытых купальниках. А теперь я покажу вам камеру пыток.
Администратор провел подруг в новый зал шириной метров десять и длиной, наверное, метров сто. По его длинной оси располагались зрительские места, а вдоль стен – разнообразные конструкции, напоминавшие спортивные тренажеры.
– Есть здесь и настоящие тренажеры, – пояснил мужчина, – на них могут заниматься все гости клуба, но девушки делают это, сидя на искусственном фаллосе. Их можно приковать таким образом, что оковы откроются только после указанного количества упражнений. Но большая часть представляет настоящие орудия пыток. Зрительские ряды устроены так, что зрители могут собраться вокруг любого из них. На каждую из женщин заводится спортивная карточка с расписанием индивидуальных занятий, и кроме того, мужчины могут пытать здесь жен и подруг. Разумеется, добровольно – насилия мы не приемлем.
Он начал подробно объяснять устройство каждого из орудий для пыток, но Таня уже не слышала. Она представляла себя распятой на одном из таких девайсов, и это было до ужаса страшно... и интересно. Девушка словно попала в новый мир и воображала себя в этом мире.
Погруженная в свои мысли, она не заметила, как экскурсия кончилась.
– Пятнадцать минут, девочки, – объявил им Иван Иванович, – осталось до вашего выступления! А теперь пойдемте в гримерную!
Выступление!? Таню накрыла новая волна ужаса. Она совершенно забыла! Но понимала, что отказываться уже поздно. Подруг провели в комнату, где находилось несколько человек. Среди них – одна женщина, одетая чисто условно – в подобие кожаной сбруи, с блестящими золотыми кольцами в ушах, сосках и клиторе, в ошейнике и пыточных браслетах с прикрепленными к ним колокольчиками, мелодично звеневшими при каждом её движении. Большая часть головы была выбрита, а оставшиеся волосы собраны на затылке в длинный хвост, наподобие конской гривы, или «оселедцев», что раньше носили украинцы.
– Раздевайтесь! – приказал им Иван Иванович. – Сейчас принесут купальники!
– Прямо здесь?! – Таня ушам не поверила.
– Разумеется, – удивился мужчина. – Это же было в подписанном вами договоре. Или вы его не читали?
Таня зло взглянула на Машу.
– Я... об этом забыла, – пролепетала подруга.
«О чем ты ещё “забыла”»? – зло подумала Таня. Но ругаться не было ни времени, ни желания.
– Обычно мы отправляем наших девочек в душ, – объяснил администратор, дождавшись, пока они разденутся донага, – но вы и так вымоетесь в бассейне. А вот в туалет сходить надо, чтобы не описаться на арене, – он указал им на две кабинки, расположенные в торце комнаты. Их двери и стены были абсолютно прозрачными, так что девушкам пришлось бы делать свои дела на глазах у мужчин, и кроме того, на унитазах не было традиционных сидений. «Специальное унижение для женщин», – поняла Таня. Она знала, что может ещё психануть и отказаться, но делать этого ей уже не хотелось. Странный «тематический» мир захватил её полностью, и это было одновременно унизительным и приятным. Обе девушки сходили в туалет под бдительным присмотром мужчин, после чего женщина, звеня колокольчиками, ушла и вскоре принесла им купальники.
Они были сделаны из непрозрачного латекса, но настолько тонкого, что Таня сразу же поняла, что сквозь материал будут отлично «читаться» их соски и половые губы. И это тоже было и страшно, и притягательно. Застежек не было: видимо, купальник предполагалось надевать через голову. Но самое «интересное» обнаружилось в нижней части костюма: оттуда торчали две пробки длиной сантиметров десять и шириной примерно пять, заканчивающиеся черными шариками.
– Это... что!? – в ужасе пролепетала Таня, хотя уже поняла, для чего они предназначены.
– Вы должны вставить их себе в анус и во влагалище – невозмутимо ответил мужчина, – об этом было сказано в договоре.
Таня вновь яростно взглянула на Машу. Та покраснела, но промолчала. В любом случае, устраивать разборки не было времени. Девушки оделись, и Таня сделала несколько шагов, привыкая к непривычным для себя ощущениям. Это было не больно... но как-то странно. Как и боялась Таня, купальник из латекса плотно облегал её тело, подчеркивая форму грудей, возбужденно торчащие соски и ложбинку между половыми губами. Всё тело стало мокрым от пота. Она дрожала одновременно от страха и возбуждения.
Дав девушкам несколько минут, чтобы привыкнуть к одежде, их вывели на арену для состязаний – большую комнату, чем-то напоминавшую ресторан. В её центре располагался небольшой бассейн без воды, а вдоль стен – столики для гостей, заменявшие здесь трибуны. Зал был почти заполнен. Большинство мужчин имели презентабельный вид, а их женщины – одеты в полупрозрачные наряды, до крайности неприличные. Таня с ужасом узрела знакомые лица. Здесь были мэр города, начальник полиции, и... ректор её института. Рядом с ним сидела деканша философского факультета – высокая сухопарая женщина по прозвищу «Стерва», известная среди студенток тем, что никому не ставила пятерки с первого раза. На работе она носила лишь строгие длинные платья, здесь же – черные полупрозрачные чулки до середины бедра, совсем короткую мини-юбочку и абсолютно прозрачную блузку. Ноги Стервы были широко разведены в стороны, открывая взглядам её половые губы со вставленными в них кольцами, клитор и вход во влагалище. Впрочем, Таня заметила, что почти все зрительницы сидели именно так – видимо, здесь это было своеобразным правилом этикета. Впрочем, женщины не выглядели несчастными и весело переговаривались со своими партнерами. А между столиков сновали официантки, одетые в одни лишь передники.
«Хочу ли я стать такой как они!? – в ужасе подумала Таня, – ...я не знаю... ...я ещё не решила...»
Встреча с начальством не испугала её – скорее, наоборот, девушка испытала злорадство.
«Теперь вы знаете мои маленькие грязные тайны, а я ваши, – зло подумала она. – Можем друг друга шантажировать».
Администратор тем временем вывел девушек в центр зала и поставил на край пустого бассейна.
– Сегодня мы приветствуем двух новых участниц нашего клуба! – торжественно объявил он. – Их зовут Маша и Таня. Обе девятнадцати лет, обе учатся в ВУЗе. Обе они здесь впервые и немного стесняются. Но, если захотят, могут с нами остаться! А захотят – могут уйти, их здесь никто не держит! Однако мы надеемся, что им здесь понравится!
Таня оглядела зал. Зрители одобрительно улыбались. Маша тоже, видимо, чувствуя себя кем-то вроде звезды на эстраде.
– А теперь объясняю правила состязаний! – продолжал тем временем администратор. – Сейчас мы девушек свяжем, и соединим их ошейники веревкой через кольцо, расположенное на дне бассейна. А затем заполним бассейн водой – ровно настолько, чтобы дышать могла только одна из участниц. Им придется нырять по очереди, чтобы дать отдышаться подруге. Если одна из девушек начнет захлебываться водой – состязания прекращаются, и победительница получает весь приз. Если они обе продержатся в бассейне двадцать минут – приз делится пополам.
Таня улыбнулась. Даже сейчас задание не казалось слишком уж сложным. Риск захлебнуться был, если девушки начнут драться за право всплыть на поверхность, но они заранее договорились разделить приз пополам. А продержаться в мелком бассейне, выныривая по очереди, вроде бы не составляло труда.
– Ну что, вы согласны на состязание? – спросил их администратор.
– Да... – тихо проблеяла Маша. Было видно, что подруга неожиданно испугалась.
– А ты? – обратился он к Тане.
– Да, конечно! – гордо ответила девушка. Отступать всё равно было поздно, а выступление в клубе показалось ей интересным.
– Тогда надевайте кляпы, – торжественно объявил администратор. – С этого момента вы лишаетесь права голоса до конца состязаний!
Женщина-с-колокольчиками принесла им два кляпа с красными шариками, и девушки надели их на себя, как сумели. Затем им выдали красные кожаные ошейники, которые они – уже молча – застегнули на шее.
– А теперь спускайтесь в бассейн! – приказал им администратор. – Согласно правилам, участницы связывают друг друга, но вы вязать узлы пока не умеете, поэтому мы прибегнем к помощи зала!
Вслед за Таней и Машей в бассейн спустилась женщина-с-колокольчиками и одна из официанток. Они поставили девушек на колени и ловкими уверенными движениями связали им руки за спиной, а затем и ноги, притянув лодыжки почти к ягодицам. В результате обе участницы оказались стоящими одна напротив другой на коленях. Как и было обещано, их ошейники соединили короткой веревкой, проходящей через кольцо в полу, а затем начали заполнять водой сам бассейн.
И Таня особо не беспокоилась… до того момента, пока не пришлось нырять. И только тут осознала дьявольский замысел разработчиков: легко находиться под водой с зажатым носом и ртом, но здесь ноздри были открыты, и кляп тоже не герметичен. В итоге вода заливала носоглотку и горло, и, вынырнув на поверхность, девушке приходилась не дышать, а отфыркиваться и отплевываться, глотая одновременно с этим потоки заполнившей рот воды. Продержаться в таком состоянии хотя бы десять минут было решительно невозможно. Причем Маше приходилось намного хуже, чем Тане. За плечами последней была хоть какая-то спортивная подготовка, и кроме того, она подсознательно ожидала какой-нибудь подлянки от разработчиков, В то время как её подруга была совершенно не подготовлена к жизни. Маша сразу же начала захлебываться, и всё яростнее тянулась вверх, пытаясь ухватить хоть глоточек свежего воздуха. Между девушками невольно началась борьба за существование, а администратор, вопреки обещаниям, не пытался остановить состязание.
«Я не могу позволить её умереть, – в отчаянии подумала Таня, – лучше утону я, чем она!»
Девушка глубоко вздохнула и опустилась на дно, уверенная, что больше не выплывает на поверхность. И, как могла, задержала дыхание. Но удушить себя невозможно. Уже теряя сознание, она сделала отчаянный вдох, и... вместо живительного воздуха в легкие хлынула вода. «Это конец», – подумала Таня, проваливаясь в бездонную мглу.

...Она очнулась у самой кромки бассейна. Кто-то очень сильно ударил её по спине, и из легких хлынули потоки воды. Несколько минут она кашляла, пытаясь восстановить дыхание. Горло саднило, и девушка не могла говорить.
– Слава богу!!! – хлопотала вокруг неё Маша, – я думала, что ты утонула!!!
– Такого просто не могло быть, – объяснил ей Иван Иванович, – здесь есть медики, и ситуация была под контролем!
– Ты держалась молодцом, – обратился он к Тане, – но твоя подруга победила, и поэтому получит весь приз! – он торжественно выписал какой-то чек, и отдал его Маше. – Мы надеемся, что состязание вам понравилось! И ждем вас в нашем клубе, если, конечно, вы захотите продолжить наше знакомство!
– Да ты чё!? – окрысилась на него Маша. – Ты чё, в натуре, сдурел!? Я чуть не утопла! Мы так не договаривались!!! Ноги моей больше не будет в этом свинарнике!!!
И, крепко зажав в руке только что полученный чек, схватила Таню за шиворот, и потащила её из зала.
Видимо, она собиралась бежать отсюда прямо в купальнике, но у самого выхода их нагнала женщина-с-колокольчиками.
– Вы Татьяна Новикова? – строго спросила она. – Вам надо показаться врачу! И подождите, сейчас принесут одежду! – не спрашивая мнения Маши, она потащила Таню вглубь здания.
Однако отвели её не к врачу, а в кабинет Ивана Ивановича, который задумчиво сидел за столом.
– Ты мошенничала, – строго сказал он, - и пыталась утонуть, чтобы спасти подругу!
Таня не знала, что сказать, и лишь развела руками.
– Если б ты прочитала текст договора, то узнала бы, что за мошенничество вы обе лишаетесь приза, раздеваетесь донага, и подвергаетесь порке кнутом! Но, как я понимаю, вы обе текст не читали. И, поскольку вы здесь в первый раз, мы решили не применять к вам никаких санкций.
Таня молча слушала, не зная, что хочет администратор.
– И, кроме того, вы нам нравитесь, – продолжил Иван Иванович. – А вот ваша подруга – нет! – жестко заключил он. – Она глупа и жадна, в то время как вы – дисциплинированны и ответственны! Если захотите вернуться в наш Клуб – мы будем вам рады!
Таня предпочла промолчать. Она ещё ничего не решила. Тем временем женщина-с-колокольчиками принесла её вещи, и помогла надеть их прямо поверх купальника (ходить с двумя пробками в теле было неудобно, но девушка постеснялась ещё раз раздеваться перед мужчиной).
– И вот ещё что. У меня для вас есть подарок, – сказал тот, доставая из ящика большую анальную пробку толщиной сантиметров восемь. – Вы можете её носить или продать, но если захотите присоединиться к нам – вам придется ходить с такой пробкой постоянно в течение дня! И помните, мы никого не насилуем! Останетесь вы или нет – выбор остается за вами! Но если решитесь придти – можете вернуться к нам завтра в это же время.
– Я подумаю, – гордо ответила Таня, убирая «подарок» в сумочку. Но про себя уже решила, что придет – ей было до ужаса интересно.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную