eng | pyc

  

ИЗО-ЭССЕ

HellGirl
Золото дураков

Лорду Эдварду не спалось. Всего два дня назад он вступил в права наследства после смерти своего троюродного дядюшки, Виктора Прайма, и теперь чувствовал себя неуютно в огромном и темном замке. Сам Эдвард в юности закончил военную академию и десять лет отслужил на северных рубежах королевства, защищая страну от орков и горных троллей. Земли и титул свалились на него неожиданно – покойный лорд Прайм был ему совсем дальним родственником – как говорят, седьмая вода на киселе, и Эдвард с удивлением обнаружил, что является единственным его законным наследником.
Оставив службу, он вернулся в столицу для оформления бумаг и теперь не знал, что ему делать дальше. Нужно было приводить замок в порядок, нанимать где-то слуг, а Эдварду совершенно не хотелось этого делать. В одиночестве он бродил по пустынным коридорам огромного замка, наслаждаясь тишиной и покоем.
«Чпок…», – послышался где-то звук треснувшего стекла. Эдвард замер на месте – служба в разведке приучила его быть осторожным. Несколько секунд было тихо, но затем со стороны кабинета раздался негромкий шорох. «Неужели воры?», – с удивлением подумал молодой лорд. Бесшумно сняв сапоги, он прокрался по коридору и осторожно заглянул в узкую щель между дверью и косяком.
В зале орудовал вор – хрупкий и стройный подросток, одетый во все черное, в бесформенном плаще с капюшоном, не позволявшем его как следует рассмотреть. Открыв дорожный мешок, он побросал туда всё самое ценное, а затем начал целенаправленно рыться в столе покойного лорда.
– Ну где же эти бумаги!? – прошипел он – А! Кажется, вот они!
Открыв потайной ящик стола, мальчишка вытащил оттуда тоненькую стопку бумаг и начал их разглядывать, пытаясь прочесть при тусклом свете луны, с трудом пробивавшимся в зал сквозь узкие запыленные окна.
– Что ты ищешь? – заинтересовался лорд Эдвард.
– Ой! – как-то совсем по-женски взвизгнул мальчишка, поспешно убирая бумаги, и настороженно взглянул на неожиданного свидетеля кражи.
– Ты ведь такой же вор, как и я? – жалобно спросил он. – Здесь много золота! – мальчишка кивнул на мешок. – Мы можем разделить его пополам!
– Интересное предложение, – улыбнулся молодой лорд, войдя в зал и перекрыв мальчишке путь к бегству, – но я не грабитель, а хозяин этого замка, и поэтому меня оно не устраивает.
– Хозяин замка? – удивился мальчишка. – Но… говорят, что у старого лорда Прайма наследников не было!
– Тебя неверно информировали, – ответил Эдвард, – а теперь поднимай руки вверх и сдавайся!
– Ага! Не дождешься! – в руках у мальчишки неожиданно сверкнул острый нож. Швырнув свой мешок в лицо лорда, он бросился на мужчину, и, проскользнув под его рукой, помчался к окну. Но выпрыгнуть не успел – Эдвард Прайм крепко схватил мальчишку за шиворот.
– Ай! Не трогай меня!!! – по-женски взвизгнул мальчишка.
Он попытался вырваться, но хозяин замка крепко прижал его к полу, и…. неожиданно нащупал под одеждой две выпуклости, которых у мальчишек быть не должно.
– Ты… девчонка? – удивился мужчина, поворачивая незадачливую воровку к себе лицом.
– А ты осел! – буркнула девушка.
Сорвав с неё плащ, лорд Эдвард рассмотрел свою пленницу. На ней было черное шерстяное платье, черные перчатки выше локтей, черные чулки и маленькие черные сапожки. Короткие темные волосы не доходили до плеч, а огромные глаза редкого зеленого цвета смотрели одновременно с яростью и испугом. Больше всего девушка напоминала загнанного в угол котенка, готового в любой момент броситься в отчаянную атаку.
– Ну, и что мне теперь с тобой делать? – задумчиво спросил лорд.
– Отпусти меня… – жалобно попросила девушка. – Клянусь, я ничего не возьму!.. – но Эдвард продолжал молча рассматривать свою пленницу, и та едва не заплакала. – Отпусти… Ну, пожалуйста!.. Или… хочешь, я расплачусь своим телом?
– Зачем мне твое тело? – удивился мужчина. Он уже понимал, что это предложение его не устраивает. Ночь с пленницей ничего не решала – девушка была нужна ему вся – вот с этими огромными зелеными глазами. И желательно – не в боли и ненависти. Во рту у него сразу же пересохло.
– Ты знаешь, что теперь с тобой будет? – глухо спросил лорд Эдвард. – Если я сдам тебя стражникам, тебя, как воровку, повесят на главной площади.
– Но ты ведь не сделаешь этого? – девушка смотрела на него своими большими глазами, в которых стояли слезы.
– Не сделаю, – ответил мужчина, думая о том, что её надо как-нибудь удержать. – Но и не отпущу.
Ему в голову пришла отчаянная идея – бессмысленная, глупая, фантастичная – и одновременно с этим прекрасная.
– Кстати, как тебя зовут? – спросил он воровку.
– Кэт, – потупилась девушка. – Как кошку.
– В общем, Кэт, выбирай, – сказал он, – или ты добровольно станешь моей рабыней, или я сдаю тебя страже!
– Но…. Рабство же отменили!? – с удивлением ответила Кэт.
– А я возьму тебя в рабство по древнему друидскому обычаю! – вдохновенно соврал лорд Эдвард. – И привяжу к себе магией так, что убежать ты не можешь!
В его голове постепенно складывался совершенно безумный план. Друидов, как и магов, изгнали из королевства лет десять назад, но глупые крестьяне ещё продолжали в них верить. И Эдвард очень надеялся, что девушка достаточно напугана, чтобы принять его ложь за реальность.
– В общем, выбирай, – сказал он, – рабство или веревка!
– Хорошо, я согласна, – буркнула Кэт.
Она не уточнила, на что именно она согласилась, а Эдвард не стал переспрашивать. Поставив девушку на ноги, он крепко связал ей руки за спиной её же плащом, затолкал в узкую кладовую, а затем закрыл на засов.
– Ты тут посиди пока, – сказал он, – а я пойду за магом, готовить обряд!
Безумный план, несколько минут назад сложившийся в его голове, приобретал всё более и более четкие очертания. Но прежде, чем покинуть кабинет, лорд заглянул в бумаги, найденные незадачливой воровкой в потайном ящике. К его огорчению, это была переписка между покойным Виктором Праймом и какой-то его любовницей. Письма были очень старыми и давно уже пожелтели. Девушка явно нашла не то, что искала.
Покинув замок, он зашел к деревенскому кузнецу и дал ему заказ на изготовление оков для девчонки, а затем отправился к отцу Жене́, – настоятелю местного Храма Всеблагого Создателя, которого знал ещё с детства. Отец Жене был умен и не верил в Господа Бога, но зато любил выпивку, и за деньги мог совершить что угодно. Затем – уже вместе – они зашли к кузнецу, и забрали изготовленные оковы.
– Сын мой, – поучал молодого лорда отец Жене, – подумай, что ты творишь! Ты хочешь обмануть и соблазнить молодую девицу, возможно, ещё невинную!
– Девица не такая уж невинная, если полезла воровать ко мне в замок! – в тон ему ответил лорд Эдвард. – И должна хоть как-то ответить за свои преступления. Кроме того, её жизни ничего не грозит! А ты подумай лучше о тех пяти золотых, которые я обещал тебе за этот обряд. Ты не получишь их, если убедишь меня отказаться от нашего плана.
– Человек слаб, – грустно вздохнул отец Жене, – я не могу отказаться от пяти золотых.
Вернувшись в замок, они подготовили к обряду подвал и лишь затем освободили девушку из кладовки.
– Мне нужно в туалет! – жалобно попросила она.
– Хорошо, – ответил лорд Эдвард, – но сначала мы наденем на тебя оковы, чтобы ты не сбежала.
Он застегнул на шее девушки узкий стальной ошейник, а затем сковал запястья и локти у неё за спиной, прямо поверх перчаток, и пристегнул их к ошейнику короткой стальной цепочкой. Только после этого пленницу повели в отхожее место. Эдварду было интересно, как скованная девушка будет делать свои дела.
– Отвернитесь, пожалуйста! – жалобно попросила Кэт, присев над очком, – я не могу… вот так, у вас на глазах…
– Э, нет! – рассмеялся лорд Эдвард. – Я не хочу, чтобы ты от нас убежала. Кроме того, теперь ты рабыня, а рабыня не должна таиться от своего Хозяина.
Густо покраснев, Кэт всё-таки пустила струю (впрочем, ноги девушки прикрывал подол шерстяного платья), а затем с облегчением встала.
– Ну что, теперь ты готова к обряду? – сурово спросил её Эдвард.
– Да… наверное… – нерешительно ответила Кэт. Её щеки продолжали пылать огнем.
– Тогда снимай сапоги! – приказал лорд, вытолкнув девушку в коридор. С трудом Кэт избавилась от сапожек. Затем Эдвард взял её руками за ворот платья и решительным движением порвал его пополам, после чего освободил свою жертву от остатков одежды. На ней остались лишь черные чулки на подвязках, и тонкие черные перчатки, в которых она забралась этой ночью в его кабинет. У неё были маленькие аккуратные грудки, и Эдвард немного помял их своими руками, что заставило девушку покраснеть до самых ушей. Пушок темных волос на лобке едва прикрывал её половые губы. Обнаженная и скованная, в одних чулках и перчатках, она выглядела до ужаса возбуждающе, и молодой лорд почувствовал, как член напрягся в его широких штанах.
– Запомни! – объявил ей лорд Эдвард. – Теперь ты моя рабыня! И будешь носить только то, что я тебе прикажу!
– Хорошо, – тихо ответила пленница.
Втроем они спустились в подвал, где уже был приготовлен тяжелый дубовый стол, который при тусклом свете свечей мог сойти за алтарь. Он был сверху донизу исписан «магическими» символами, значения которых не знал никто из присутствующих. Поставив скованную девушку спиной к алтарю, отец Жене три раза обошел его по кругу, бормоча заклинания. Пленница немного оправилась от пережитого шока и наблюдала за его действиями с большим интересом.
– Да будут свидетелями нашего обряда всемогущие боги и демоны! – торжественно провозгласил жрец. – Как твоё имя, девица?
– Кателина Найвелл… – опять покраснела та.
– Итак, начнем наш обряд. Во имя Гога и Магога, Баала и Вакха, Молоха, Люцифера и Вельзевула! Согласен ли ты, лорд Эдвард Прайм, взять Кателину Найвелл себе в рабыни, заботиться о ней, любить её, и не причинять ей вреда?
– Согласен, – хмуро ответил лорд Прайм, мрачно посмотрев на священника. Слова «любить» в их договоренности не было.
– Согласна ли ты, Кателина Найвелл, стать рабыней лорда Эдварда Прайма, подчиняться ему, выполнять все его приказы, любить его и отдаваться по первому требованию?
– Согласна! – громко ответила Кэт и бесстрашно взглянула в лицо лорда Эдварда. При свете свечей казалось, что в её глазах играет зеленое пламя.
– Тогда выпей это вино! – объявил жрец, достав высокий бокал. – В нем содержится страшный яд! Он называется… эээ… Aurum Еnim Stulti, и противоядие от него есть только у твоего господина! Он будет давать тебе его раз в неделю, в противном случае ты умрешь в страшных мучениях!

– Хорошо! – сверкнув глазами, ответила Кэт, и Эдвард так и не понял, поверила она или нет. Он поднес бокал с красным имбирным вином к губам скованной девушки, и та решительно осушила его одним долгим глотком.
Эдвард не пил вина, но чувствовал себя словно пьяным. «Может быть, она мне понравится, – думал он, – и я возьму её в жены».
Кэт, напротив, опьянела от крепкого вина, и собственных горячих фантазий. «Всё вышло не так, как я хотела, – думала она, – но тоже очень неплохо. Сыграю по его правилам. Может быть, я ему понравлюсь, и он на мне женится…».
– Во имя Гога и Магога, Молоха, Люцифера и Вельзевула, я объявляю ваш бр… ээээ… договор заключенным! – торжественно объявил жрец. – Пусть всемогущие боги и великие демоны станут свидетелями ваших слов и покарают того, кто осмелится их нарушить! А теперь, чтобы продемонстрировать покорность своему господину, ты должна отдаться ему прямо на алтаре!
– Хорошо! – ответила Кэт. Со скованными за спиною руками она легла на алтарь и широко развела ноги в стороны.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную