eng | pyc

  

ИЗО-ЭССЕ

Di_ana
Интихар
(рис. Lcfrvsjss)

Даже не знаю... Рассказ начала писать независимо от картинки. А потом поняла что это скорее зарисовка, чем рассказ. И в голове крутилось "где-то я это видела".
В общем... рассказ по воспоминаниям о картинке. Поэтому прошу простить некоторые внешние несоответствия. Но в настроение – 100% попала. Т.е. как-то так, как я его увидела.

– Хочешь погулять?
– Что?
Лика посмотрела на мужчину огромными круглыми глазами. Весьма трудно выйти, когда один конец трехметровой цепи вварен в стену, а второй прикреплен к ошейнику, снять который без специального ключа невозможно, как Лика ни старалась.
– Погулять, говорю, хочешь?
– А… можно?
– Нет, конечно, – хохотнул мужчина, застегивая ширинку.
Девушка опустила голову.
– Ладно, – смягчился мужчина, – шутка, и правда, так себе. А что хочешь? – и тут же уточнил. – Из того, что можно.
Лика равнодушно пожала плечами. Не то чтобы желаний не было совсем. Можно попросить пиццу вместо ненавистной растворимой лапши – охранники часто себе заказывали фаст-фуд и однажды даже делились с пленницей. Или пару журналов. Пусть ничего кроме Hustler и TopGear здесь не держат, но все лучше, чем часами смотреть в потолок. Увы, она боялась, если откроет рот, то не сдержится и опять заплачет.
– Ну, прости, – за долгие месяцы, проведенные вместе, охранник неплохо изучил девчонку, – не дуйся. Хочешь что-нибудь почитать? Хочешь, кроссворды принесу?
– А… а от дяди Хариса не было вестей? – осмелилась задать важный вопрос Лика.
– Опять? – мгновенно посуровел Ник. – Заруби себе на носу – еще один вопрос и придется снова тебя наказывать.
Чтобы смягчить угрозу, охранник легонько, даже чуть шутливо щелкнул девушку по носу.
Лика все равно всхлипнула и забилась поглубже на постель.
Закрывая дверь, Ник едва слышно выругался. Он сочувствовал молодой девчонке, ставшей заложницей взрослых игр, но себе он сочувствовал больше, и нытье пленницы утомляло. Можно, конечно, свести контакты к минимуму – приносить пожрать дважды в день, да менять воду по утрам, но резаться в стрелялки в ожидании хозяина и травить байки с Сином было смертельно скучно. Даже травка под запретом. Напарник относился к вынужденному одиночеству куда легче. И к капризам пленницы – проще.
– Опять ее высочество чем-то не довольны? – безошибочно угадал Син, глядя на раздосадованного Ника.
– Жаль ее. На цепи как собачонка третий месяц. Вот и сходит с ума.
– Дурак ты. Причем здесь цепь? Сходит с ума, потому что ты позволяешь. А со мной по струнке ходит. Потому что знает – разговор коротким будет.
– Не хочу я ее бить. А что плачет… Так баба ведь.
– Как знаешь. Но очень скоро эта баба тебе на шею сядет и ножки свесит.
– Шеф не звонил? – Ник решил сменять завернувший не туда разговор.
– Неа, – зевнул Син, переворачивая страницу.
– Хоть бы определились скорее.
– Да чего определяться? Папаша ясно дал понять – за дочку впрягаться не намерен и уходить из области не будет. Оно и понятно: у него новая семья, жена – ровесница дочурки. Так что отдыхаем пока, да девку трахаем, как шеф вызовет – избавимся. Как обычно.
Ник поморщился. Избавлялись здесь одним способом – продавали Ибрагиму, а тот уже по своим каналам переправлял девчонок боевикам. Эта была дорога в один конец – ожесточенные горами и войной солдаты относились к женщинам хуже, чем к скоту.
– Может, все же договорятся?
– Может, – равнодушно согласился Син и, уткнувшись в журнал, дал понять, что разговор окончен.

– Раком встала.
Лика безропотно приняла требуемую позу, выставив на обозрение мужчинам округлый белый зад с чуть приоткрытой дырочкой ануса – регулярные анальные игры не прошли даром.
Син ненадолго замер, решая какой из дырок воспользоваться, но затем решительно вошел в нижнюю. Пара фрикций и блестящий от смазки член уперся в более желанную дырку. Отполированный многочисленными вторжениями анус легко принял немаленький член насильника. А пленница привычно прогнулась в спине и приготовилась подмахивать. Губы сами собой сложились в трубочку, готовясь принять второй член.
– Давай бутерброд?
Лика замерла, не сразу врубившись во внезапное предложение Сина. Сильные руки подхватили ее за живот и под грудь и рывком подняли в воздух. Миниатюрная девчонка едва доставала до подбородка Сину, стоя на полу, а сейчас будучи насаженной задницей на член, повисла в воздухе, забавно болтая босыми ногами. «Как лягушонка», – подумалось вдруг Нику. Что, впрочем, не охладило желания. Мужчина раздвинул двумя пальцами уже подготовленную пещерку и направил вздыбленный член в ее жаркое нутро.
Дырки, принявшие в себя два немаленьких члена, натянулись до предела, и мужчины ощущали друг друга сквозь тонкую перегородку. Лика тихонечко подвывала в унисон мощным ударам, сотрясавших ее маленькое тельце с двух сторон.
Первым кончил Син. С рычанием выдернув член из развороченной дырки, он опустился на постель, откуда с утихающим интересом наблюдал за напарником, который вцепился лапищами в освободившийся, наконец, зад девушки. Растянутые в стороны ягодицы открывали великолепный обзор на растраханный сочащийся чужой спермой анус. Ник с силой впечатывал таз жертвы в свой пах, пока бурно не кончил.
Специального указания давно не требовалось: едва коснувшись пола, Лика опустилась на колени и старательно вылизала сначала член Ника, а потом Сина.
Удовлетворенный Син лениво отпихнул девчонку, натянул спущенные до колен шорты и вышел, через минуту за ним последовал Ник, провозившийся с джинсами чуть дольше. И только когда звякнул засов, Лика поднялась и на раскоряченных ногах прошла в угол комнаты к ведру с водой.

– Ник? – тихонько зацарапалась в дверь девушка, безошибочно узнав шаги
– Что такое?
– Ник… ты спрашивал, чего бы я хотела.
– Ну? – ответ прозвучал не сразу, и температура голоса понизилась градусов на десять.
– Можно мне мартини?
В этот раз за дверью повисло еще более длительное молчание и, испугавшись, что охранник молча развернется и уйдет, Лика быстро-быстро зашептала:
– Ник, пожалуйста. Ты же обещал. Никто не узнает. Тошно мне. Забыться хочу. Пожалуйста.
Лика вцепилась в ручку двери так сильно, что костяшки пальцев побелели.
– Ладно, – услышала она, наконец, – посмотрю что-нибудь.
А всего четверть часа спустя Лика уставилась на открытую бутылку Саперави.
Мартини у шефа не было, а виски и ром Ник отмел сразу же, хапнув одну из бутылок вина «для гостей».
Открыть-то догадался, но о бокале даже не подумал. «Впрочем, так даже лучше», – с горькой иронией подумала Лика. Затем поднялась с пола и уверенно повернулась к постели. Все было готово еще несколько недель назад. Но план родился раньше. Гораздо раньше.
Несмотря на юный возраст и практически полное отсутствие жизненного опыта, Альбика выросла умненькой девушкой. Умела слушать и делать выводы. Чем занимается отец, представляла смутно, но вот род деятельности дяди Хариса и дяди Рахима секретом не был. Однажды, будучи десятилетней, по недосмотру тетушек девочка забралась на задний двор и увидела под навесом избитую служанку Лену. Тогда она думала, что это просто служанка. Как в тумане девочка подошла к лежащей женщине и вдруг услышала крик тети Нуржан. Больше Альбика никогда не видела Лену.
В четырнадцать лет девушка столкнулась с другой привезенной из России пленницей. Как некогда Лена – новая служанка выполняла грязную работу по дому и во дворе, пока через пару недель ее не забрала другая чеченская семья.
И вот сейчас ей – дочери Саида – предстоит повторить судьбу этих и многих других рабынь. Первый месяц плена ее не трогали. Даже кормили лучше. Но в тот день, когда засов отодвинулся, и на пороге стояли впервые без масок, оттого незнакомые Син с Ником, Альбика все поняла.
Пережить предательство родных оказалось сложнее, чем терпеть непрекращающиеся ежедневные изнасилования. Через пару недель Лика вполне равнодушно относилась к разнообразным играм не только Ника, но и откровенно грубого Сина. Но память о доме разрывала сердце. Боль сменилась отчаяньем, а отчаянье – ожесточением.
Отец вычеркнул ее из мира живых. И заплатит за это. Даже если для этого ей – Лике придется заплатить еще больше. Интихар. Тягчайший грех в исламе. Она сделает это, и позор падет на всю семью. На семью, воспитавшую такую дочь. Нет, формально никто ничего не скажет. Не осмелятся. Но отныне многие двери будут закрыты для отца, для семьи. Под благовидными предлогами.
Увы. Задумать оказалось куда легче, чем исполнить. Лика давно сплела веревку из обрывков простыни. Затягивать петлю научилась с закрытыми глазами. Но сделать тот самый последний и главный шаг так и не могла.
И только сегодня, услышав обрывок разговора уходящих охранников, вдруг поняла – вино. Вино дарит смелость и решительность. Лика читала, что вино давали для храбрости солдатам перед боем. Ей тоже предстоит бой, а значит, она тоже солдат. Дело за малым – уговорить Ника.
Но теперь самое сложное позади. Она смогла. И теперь все получится!
Привычным движением Лика вытащила веревку из-под матраца. И, соорудив петлю, приладила ее к потолочной балке. Отлично. Все готово. Теперь можно сделать первый глоток.
Будьте вы прокляты!
Лика не знала, сколько глотков ей потребуется, чтобы решиться. Но точно знала – она это сделает. Сегодня.
Будь-те вы про-кля-ты!!!

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную