eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2008

Рэм Иванов
ЗВЕЗДА ЭФИРА
Очерки русской проституции

Любые совпадения являются случайными.

– Сынок. Сынок! Вставай. Пора.
– У-ух.
– Вставай!
– Мам, ну еще… пять минут… пожалуйста!
– Сынок, милый, я очень тебя люблю. Но если ты сейчас не встанешь, я буду злиться. А я не хочу этого. Поэтому – быстро! Ты же не слышишь будильник. А мне тоже надоело каждое утро тебя поднимать. Большой, третий класс уже.
– Ну, мам!
– Никаких «ну»!

– Александр! Почему еще в постели? Быстро, ты слышишь меня? Быстро вскочил и умываться. Быстро!!! Ты меня понял? И не смей заикаться про «Сегу»! У тебя полчаса! Все! Ну почему так!?

– Доброе утро! Как спалось?
– Привет! Нормально… в общем… опять барахлит. Кофе будешь?
– Я слышала, ты вставал…
– Может, пойду к врачу…
– «Может быть» я слышу уже второй год. А аденома, если она есть, растет. А ты не хочешь даже провериться.
– Оль!
– Да, тебе неприятна эта тема. Мне тоже. И не только из-за твоего здоровья. Но и из-за моего.
– Ты о чем?
– Трахаться надо чаще! Не на стороне, конечно…
– Я… дал тебе повод?
– Знаешь, лучше б дал! Я б хоть была уверена, что ты нормальный…
– Зачем ты…
– Прости. Прости! Я не хотела. Ты же знаешь, я люблю тебя. Но и обо мне ты должен подумать. Мне двадцать девять, я хочу, понимаешь? Мне надо, как кошке…
– Но как раз вчера ты отказала!
– Вчера? Да…
– Чувствовала себя плохо.
– Да… наверное… извини… пожалуйста…
– Понимаю, у тебя интервью. Такой ответственный день! Надо выспаться. Хорошо выглядеть.
– Хорошо выглядеть – это точно! Ладно, садись завтракать.

– Чего здесь больше – внешности или профессионализма?
– Профессионализма, конечно!
– Дикторши, по-моему, все очень симпатичны.
– Конечно, уродина там не нужна. Странный вопрос.
– Так, для поддержания разговора. Обними меня.
– Опять говоришь для заполнения «эфира»?
– «Заполнение эфира» – теперь твоя тема.
– Еще не моя. Надо еще заработать.
– Вот именно! Ладно, спасибо за завтрак.
– Отвезешь Александра?
– Волнуешься?
– Да. Руки дрожат даже…
– Как поведешь?
– Осторожно, как обычно.
– Очень тебя прошу…
– Хорошо, не волнуйся, обещаю.
– Александр! Умылся? Завтракать.
– Да и еще – забери Александра сегодня. Боюсь, я очень устану. И… может затянуться.

– Ольга Васильевна? Здравствуйте! Я – Алевтина Григорьевна. Ну что... прекрасно! Пройдитесь. Встаньте.
– Я…
– Альберт Иосифович назначил на два часа. До этого времени мне надо Вас подготовить. Сразу говорю, смущаться Вы не должны. Стоп! А Вы осведомлены о цели и… так сказать, порядке проведения интервью?
– Да.
– Кто Вас информировал?
– Олег… по –моему, Шершен, странная такая фамилия… помощник.
– Шерчун. Помощник Альберта Иосифовича. Когда это было?
– На прошлой неделе еще.
– А… значит, было время подумать. Разговор состоялся в студии? Вообще, в здании?..
– Нет, в кафе. Шерчун даже подвез меня.
– Что он Вам сказал?
– Что я… в принципе… я утверждена… но… но… надо… в общем…
– Не волнуйтесь! Что это, у Вас… слезы?! Ну, моя дорогая! Поверьте, ничего страшного с Вами не случится. Такого, что было бы невозможно нам, женщинам. Гм-гм… Что же он Вам сказал?
– Он сказал… что со мной хочет встретиться лично … в близкой обстановке.
– Верно! Вы поняли, что это значит?
– Да.
– Что Вы ответили Олегу?
– Отказала.
– Вы были возмущены?
– Да.
– А потом позвонили Олегу. И сказали, что согласны на встречу.
– Да.
– Что же изменилось?
– Меня вызвала Пашкова и сказала, что мне не место на телевидении.
– Чем Элла Владовна объяснила свое решение?
– Что я прыгаю с места на место. И не хочу раскрывать потенциал, а он у меня большой.
– После этого Вы согласились?
– Да.
– Гм-гм. Видите, у меня приглушенный голос. Я, честно говоря, сама возбуждаюсь от многих цыпочек, которых в изобилии здесь, на телевидении. Так… а сколько Вам? Ах да… двадцать девять. Вы отдаете себе отчет, что означает Ваше согласие на интервью?
– Да.
– Смакните слезы. Платок есть?.. Это хорошо, безусловно хорошо. Альберт это любит. Скромность. Итак. К Альберту в два часа. Для Вас, он, кстати, Альберт Иосифович. Строго. К этому моменту я Вас подготовлю. Будете в лучшем виде… Приедем туда. Я Вас оставлю с Альбертом. Возможно, останусь с Вами. Как он скажет… Альберта Вы видели. Еще крепкий. Фору молодым даст. А ему за полтинник. Но – очень! Так что не настраивайтесь. Легко не будет… Будете делать, что он Вам скажет. Без ограничений. Но и ничего сверх того, не будет. Какие противозачаточные используете? Перестаньте реветь?! Опухнете!.. Так, еще. Как бы оно ни было, будет без презерватива. Он вообще этого не понимает. Женщину через резинку пробовать. Поэтому… кончать будет в Вас. Если минет – естественно в рот. Не брыкаться и не фыркать. Глотайте, там будет вода. Не дай Бог, стошнит. Сразу предупреждаю… Будет больно – орите. Там звукоизоляция сплошная. Да и Альберт это любит… Это ясно?
– Да.
– Теперь – раздевайтесь! Минуточку, милая, запру двери, а то конфуз случится. Что же Вы стоите?.. Снимайте пиджак и юбку. Останьтесь в белье. Третий размер? Хороша! Пройдитесь… Нет от бедра и ножку выносите вперед. Как на подиуме. Видели?.. Теперь снимайте все остальное… что стоим?! Я непонятно сказала?! Снимай трусы и лифчик, блядь!
(Звук пощечины).
– Ой…
– Не «ой», это я еще не ударила! Ладно, ладно, милая, ты же знаешь, на что шла. Это сейчас тебе тяжело, потом легче будет. А потом и Альберт может на кого переключиться, отставит тебя в покое, будешь спокойно работать. Хотя это вряд ли! Слишком ты хороша! Правильно, что волосы не красишь. Русый – самый стильный цвет… Так, отлично. Белье положи сюда. Сама на диван. Садись полностью, ноги подожми и разведи широко в стороны! Так! Шире! Выбрила? Так сиди!
– Алевтина Григ… что… что Вы делаете?!
– Руки убрала! А то еще получишь! Гм-гм. Немного, совсем немного. Я просто прикоснусь к ним. Терпи. Вот так, я только немного помну их. Ноги не сводить!
– О… о… ай… о!!!

– Ладно, теперь надо привести тебя в порядок. Оксана!
– Алевтина Григорьевна, слушаю Вас.
– Спустись в «Марту», возьми вот что: стринги, лиф любой, максимально открытый, чулки черные, пояс, помада – яркая, но не алая, так… записывай! – забудешь! Пояс для чулок, а… я сказала. Все! Платье здесь!.. Оттуда позвонишь. Скажешь Анжеле, что для меня и потом рассчитаюсь. Она меня знает. Стоп, стоп… Возьмешь с собой эту замечательную девушку и подберешь ей все, что я сказала. Замечательную, заплаканную только. И – быстро. На все – полчаса.

– Ну, как? Выбрали. Ну … волне… очень…
– Алевтина Григорьевна, одеть ее? Ольгу Васильевну? То есть?
– Нет, не сейчас. Времени нет. Альберт назначил на два. Так, Оля, берите пакет и за мной!

– Так, сюда пожалуйте. Проходите, проходите. Да Вы совсем… впрочем, хорошо, что Вы смущаетесь. Здесь душ, душевая кабина, вот гель, крем. У Вас десять минут, принять душ, хорошо вымыться. Потом сделаю Вам макияж. Ну что же Вы стоите! Раздевайтесь и в душ! Живо!

– Быстрее, быстрее. Все снимаем. Вещи кладите сюда. Так, очень хорошо, в кабину. Давайте, я покурю пока. Не закрывайте дверь, хочу посмотреть на вас. Почему Вы молчите все время?
– Я… не могу…
– Не плакать! Глаза будут опухшие. Это никуда не годится. Ну-ка – упритесь руками в стенку кабины. Да, спиной ко мне. Ниже! Прогнитесь! Еще ниже! Ноги шире! Все объяснять надо… еще! Жопу приподнять! Выше! И спину прогнуть. Выше, блядь! Дай сюда душ! И гель! О, это горячая, надо прохладнее. Вот… очень хорошо. Смываем. Не дергаться!
– Ой… холодная… и… больно… струя… послабее…
– Да, прям губы шевелятся. Стой так. Терпи. За великое искусство. Телевизионное. Вот так! Ха-ха. Ладно, выходи. Бери полотенце.
– Теперь слушаем меня и одеваем все по порядку. Чулки. Ну что медлишь! Разучилась!.. Руки-то ходуном! В себя пришла!!!
– Теперь – трусики. Смотри. Так, подтяни. Хорошо, хорошо. Теперь смотри – завязки по бокам. Раз, дерни за веревочку, и они упали. Эффектно. Поняла? Поняла?! Это важно.
– Теперь лифчик. Вот так, грудь открыта. Почти до сосков. Альберту понравится. Сколько лет, говоришь. Двадцать девять. Дети?
– Сын.
– Кормила сама?
– Да.
– А грудь вполне. Как у девочки. Альберт будет очень доволен. Не рыдать! Теперь – платье!

– Ну… по фигуре. Оксана! Сказала же, чтобы выше колена! Ну ладно, пошли…

– Альберт Иосифович, к Вам Ольга Васильевна!
– Да? Наконец-то! Введите, ха-ха.
– Здравствуйте.
– Здрасьте, здрасьте. Да, Алевтина, как ты и говорила… вижу, не ошиблась. А Вы присядьте пока. Нет, не сюда. Вот кресло, прямо напротив меня.
– Извините, высокое кресло.
– Алевтина, помоги. Очень хорошо. Повернитесь ко мне. Алевтина – объясни.
– Ноги поставь на педаль, да так, подол чуть подбери, чтоб колени были обнажены. Так, вырез, грудь, одернем, чтоб лучше видна была. И так чуть не вываливается. Не… хорошее платье! Мне остаться, Альберт Иосифович?
– Да, будь пока. Начнем. Расскажите о себе.
– Я… я… не знаю…
– Волнуетесь? Это хорошо. Я люблю. Но для диктора – не хорошо. Должна себя чувствовать в любой ситуации. Рассказывайте!
– Родилась в тысяча девятьсот семьдесят седьмом. В Москве…
– Так.
– Закончила МЭСИ. Инженер-экономист.
– Так. Семья?
– В девяносто седьмом вышла замуж. В девяносто девятом родился Александр.
– Не плачьте, держитесь!.. Не реветь, сука!!! Продолжайте.
– Я… не могу.
– Алевтина, закрой дверь. Теперь поздно, милочка. Впрочем, биографию Вашу я знаю. Встаньте и пройдитесь… Хорошо. Теперь лицом ко мне. Теперь в профиль. Повернитесь. Хорошо, очень хорошо! Снимайте платье!
– Что?.. как?
– Ольга, спокойно снимаем платье. Остаемся в белье. Эк… руки дрожат… мне нравится.
– Платье сюда давай.
– Прекрасно, одно слово – прекрасно. Что будем читать?
– Что?
– Я предпочел бы стихи. Любые. Лучше по теме. Наизусть. Не помните – рассказывайте о прелестях осеннего леса. А то попрошу рассказать, как Вас первый раз муж отъебал.
– К… как?
– Сами, импровизируйте. Или на память. Мы должны убедиться в Вашей дикции. В любой ситуации.
– Я…я… не помню… не могу.
– Алевтина, налей ей воды. Бо, сейчас в обморок грохнется. Или – всыпь ей.
(Звучит пощечина).
– Ой… не надо… прошу Вас.
– Делай, что тебе говорят. Быстро и четко. Что будешь читать?
– Пушкин, Онегин.
– Хорошо.
– Неплохо, только волнуетесь сильно. Снимайте лифчик!
– Как?
– Опять?! Я врежу!
– Нет, прошу Вас… я…
– Прекрасно.
– Не держи, бросай на пол, читай дальше. Руки от груди убрала! Кому сказала!!!
– Ну, как?
– Не беги вперед паровоза. Так, милочка, снимаем все остальное, остаемся в чулках и туфлях.
– Нет, я не могу.
(Звук пощечины).
– Тогда убирайтесь. И не только из этого кабинета. Но и с телевидения вообще.
– Что… что Вы… дела… ете, что…
– Альберт, вот она. Руки убрала!!!
– Продолжайте читать.

– Так. Так! Теперь сюда. На диван. На колени становимся.
– Я… не…
– Хватит уже! Раком на диван! Не так! На локти опираемся… вот… другое дело! Спину прогни… и жопу подними! Выше!.. Алевтина, она хороша! Чертовски хороша! Молодец!
– Мне остаться, Альберт?!
– Да останься. Первый раз, что ли? Плесни-ка мне воды… Ну, поехали… не в мочь уже. Так хороша! Счас я… Стой. Стой, не дергайся! Жопу выше. И спину прогни. Еще! Так… О… О-о…
– Ай… А-а-а…
– Проняло?! Подожди, мы только начали! О… О-о-о… Хороша! Хороша девка! Молодец, Алевтина! Быть ей на телевидении!
– А-А-а… Ай!!! О-о-о…
– Не ори. Не орать! Терпи! Так… хорошо… Очень хорошо!!!
– А… ай… А-А-А!!!
– На!На! Ох… Алевтина, плесни водички еще!.. Хороша! Не дергайся!

– Так! Теперь сюда… Алевтина, подушечку под ноги ей кинь… На колени становимся!.. А!.. А грудь какая! Вот это грудь!.. Становись, становись! Рот открой!
– Я… о… нет…
– Что «нет»?! Рот открой! И не вздумай зубы пускать в ход!.. Вот так…
– У… м– му…
– Так, хорошо, очень хорошо!
– У-у-у… у-у-у…
– Ох… О-О-о!
– У… чм… чм…
– ДА! О!.. О-О-О!!! Да. ДА! Вот так! Глубже! О-о!
– У-У… чм… У-У-У…
– Вот! Ну вот, милочка! И все на сегодня. Глотай. Глотай! И сырость не разводи. Знала, на что шла! Алевтина, вытри ее. Вообще, приведи в порядок. Одевайтесь, Оленька! Молодец!

– Оделись? Подождите меня в приемной…
– Альберт, как она!
– Вполне. Оформляй. Сделаем пару пробных эфиров… Да, и в субботу на дачу ее мне привези. Там уже по полной… В воскресенье заберешь.
– Могут быть проблемы. Она замужем. С ночевкой…
– Соврет что-нибудь. Придумает. Раз работать хочет. И муж пускай привыкает.
– Сделаю.
– Пройдет, тебе гонорар положен. А пока расходы… сколько там у тебя?
– Так, шмотки… ну, и еще… полторы тысячи…
– Ладно, получишь. В понедельник в бухгалтерию зайди.
– Спасибо, Альберт Иосифович!

– Ольга Васильевна. Ольга Васильевна, ну что же Вы?! Я же просила привести себя в порядок?! Пойдемте, пойдемте ко мне. Умоетесь хоть. Да и переодеться Вам надо.
– Кстати, повода для расстройства нет. Напротив, есть повод для радости. Альберт Иосифович сказал Вас оформлять… На субботу не стройте планов. Альберт Иосифович приглашает Вас в гости. К нему на дачу. Ближнее Подмосковье. Домой вернетесь в воскресенье. Пришлю за Вами машину… Да, и еще… месячные не попадают? На субботу?.. Ольга Васильевна! Ну что же Вы! Хватит рыдать! Пойдемте ко мне. Пойдемте!

– Оленька, здравствуй, как ты? Как прошло?
– Здравствуй, мама. Прошло… я принята…
– Да?! Безумно рада за тебя! Знала, всегда знала, что ты добьешься… Ты, с твоим уровнем, умением…
– Хватит, мама. Уровень и умение здесь ни при чем…
– Ну, как же! Ты всегда была разносторонней, начитанной девочкой. Умела себя вести. Воспитана. Образованна. Можешь поддержать любую тему! Мы столько вкладывали в тебя!
– Мама!
– Что у тебя с настроением?
– …нормально. Устала просто. Не волнуйся, а мам?! Я тебя люблю.
– Ладно. Ты дома уже? А то я не звонила… боялась помешать…
– Нет еще.
– Приедешь – позвони. Поболтаем.
– Хорошо, мам.

– О, а вот и наша мама! Привет, любимая. Да на тебе лица нет… неудачно?.. не расстраивайся…
– Нет, удачно. Привет… слушай, у нас есть что-нибудь выпить?
– Выпить? Так на тебя не похоже…
– Во-первых, устала смертельно… потом, есть что отметить… все-таки…

– Вот и вся сказка. Засыпай, сынок.
– Мам, ты будешь работать на телевидении?
– Да, сынок.
– Вести передачи?
– Да…
– Ты будешь самая красивая дикторша!
– Хм. Спасибо, сынок.
– А в воскресенье поедем к тете Саше?
– Нет, родной. Прости, я не могу. И в субботу… вечером… не получается… мне надо быть… на работе…
– Почему ты плачешь?
– Не… почему… так… Знаешь, что? В субботу утром я буду дома, мы пойдем и купим тебе «Сегу». Ты рад?
– Да, я буду очень рад. Мама? А игры какие? Мы купим?
– Конечно. Мы выберем, что тебе понравится больше всего…
– А раньше ты говорила, что это дорого. И что я не заслужил.
– Ты заслужил…
– А что дорого? Теперь у нас больше денег?
– Теперь у нас больше денег… станет. Но главное – ты заслужил.
– Правда?
– Правда. Засыпай, сынок!

Перейти ко 2-й части рассказа
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную