eng | pyc

  

________________________________________________

Intr
ТИХИМ ВЕЧЕРОМ НА РЕКЕ
(лихие 90-е)
 

Мой первый рассказ. Все совпадения случайны.

В тот день я решил проехаться на велосипеде через лесополосу, отделяющую городок от реки. Мне было тогда лет четырнадцать, и я сделал, как решил. Сел на свою «Каму» и поехал. Дело было уже к вечеру, и когда я проехал через лес километров пять и выехал на берег, то солнце уже наполовину закатилось. Я остановился полюбоваться закатом, было пустынно, приятно прохладно, с реки дул ветерок, на диком пляже никого не было.
Впрочем, скоро послышался шум двигателя, и на пляж выехал большой такой бандитский джип, какие братки использовали в бурные 90-е. От греха подальше я спрятался в близлежащих кустах, чтобы избежать неприятностей, и, как показало время, не зря.
Из джипа высадилась компания из двух бритоголовых качков и молодой грудастой девицы. Судя по их поведению и шумным крикам, которые они издавали, все они были изрядно пьяны. К тому же они все догола разделись, кинули одежду в машину и кинулись в реку плескаться.
С жадным вниманиям я смотрел на девицу, стараясь разглядеть ее большие болтающиеся сиськи с темными сосками. Братки невольно мне в этом помогали, делая из сцепленных рук ступеньку, с которой она как с трамплина прыгала в воду, перекидывали ее между собой, хватая ее за интимные места, от чего она довольно взвизгивала, в общем, развлекались, как могли.
Я пока перебрался поближе к месту, где они поставили машину, хоть это и было рисково. Но уже темнело, и если не шуметь, могло повезти увидеть намного больше.
Наигравшись, компания вылезла на берег.
– Мальчики, мне холодно, – еще похихикивая, с жалобным тоном обратилась девица к ним.
– Щас согреешься, не боись, – ответил один из них. Он заглянул в джип и вытащил оттуда плед, который расстелил на капоте. – Садись сюда, двигатель еще теплый, а то мокрой жопой в машину сядешь, намочишь там еще, а тряпки твои я сейчас принесу.
Недовольно надув губки, девка забралась на капот. Усевшись, она раздвинула ноги, так что кенгурятник джипа оказался между ними, но был недостаточно высок, чтобы скрыть выбритый лобок, и откинулась назад на локти, выпятив таким образом свою грудь. Из своего укрытия мне было видно, как от предвечерней прохлады кожа ее стала гусиной, а соски на ее шарах напряглись в сморщенные столбики. Картинка получилась очень соблазнительной. Я почувствовал, как член, и до того не спавший, отвердел окончательно. Засунув руку в штаны, я обхватил его.
Второму братку эта поза тоже понравилась, он, до того просто молча стоявший рядом, потянулся к груди девицы и получил шлепок по рукам.
– Отстань, козел, – произнесла она презрительным тоном. Тут же, видимо, спиртное взыграло в нем, и он импульсивно нанес ей прямой удар в челюсть. Ее тело без сознания упало на капот, руки безвольно упали по сторонам, удар у него оказался поставленный.
– Совсем охренела шалава, – сказал он, потирая кулак.
– Эй, Василий, ты чего? – в это время первый вылез из машины с ворохом одежды, растерянно уставившись на второго.
– Слышь, Диман, эта шалава меня козлом назвала, я ее и вырубил, – раздраженно ответил Вася. – Минут через пятнадцать-двадцать очнется.
– Да? – губы Димана сжались в тонкую линию, и он посмотрел на несчастную девушку взглядом, не предвещающим ничего доброго. – Надо ее наказать за это. Давай-ка бери веревку, – он кинул вещи назад в машину, и достал оттуда моток бечевки. – Щас привяжем ее, и хорошенько выпорем по сиськам.
– Ахаха, давай, – поддержал его Василий, и они сноровисто начали привязывать беспомощное тело – руки к дверным зеркалам на мощной металлической ножке, ноги к кенгурятнику.
Картинка получилась что надо – молодое, сексуальное растянутое в форме морской звезды тело, светло-русые длинные волосы, разметавшиеся на капоте, по-девичьи тонкое тело с на удивление большими холмами грудей, узкой талией, между раздвинутых ног отчетливо виднелось приоткрывшееся влагалище.
В это время девушка очнулась и заорала:
– Вы чего делаете, сучары! У меня дядя полкан милиции, я ему пожалу… ммм, – ее речь прервалась, так как Дмитрий вставил ей в рот комок ткани.
– Держи свой купальник в пасти, корова. Можешь мычать, тебя никто не услышит.
Девушка задергала руками и ногами, пытаясь высвободиться, от этого ее груди красиво колыхались, а от напряжения на прессе отчетливо прорисовались кубики мышц. Попытки ее были неудачны – привязана она была крепко. Я уже тихонько подрачивал, зрелище не на шутку возбудило меня.
Второй в это время обратился к нему:
– Слушай, а вдруг она и вправду ментам настучит, может, ну ее?
– А мы ее сейчас выпорем за неправильное поведение, там и посмотрим. Пойдем лучше пару розг срежем.
Они достали складные ножи из машины и направились прямо к кустам, в которых я прятался. От испуга я затаил дыхание и попытался вжаться в дерево, за которым стоял. Фуух, повезло! Срезав несколько длинных прутьев, они вернулись к машине. Да и стемнело уже, потому и не заметили.
Дмитрий подошел к ней с розгой в руке:
– Сейчас ты, шалавка, получишь урок, как себя вести с реальными пацанами. И поймешь через розги – средство, которое всегда использовалось на Руси для воспитания, что такое вежливость. Поняла? – та резко замотала головой, резко что-то замычала, по ней было видно, что она не покорилась, глаза ее с яростью смотрели на мучителей.
– Мдя, вижу, что не поняла. Ну да ничего, сейчас поймешь, – и, встав с разных сторон, они начали стегать ее.
Конечно, такая соблазнительная цель, как большие сиськи, не осталась без внимания, и начали они именно оттуда. Когда розги со свистом стали равномерно опускаться на ее тело, и красные полосы пересекли кожу, то от боли она вся задергалась еще сильней, чем прежде, а мычание стало надрывным и громким. А когда они перенесли удары на промежность и раскрытое влагалище, мычание превратилось в утробный непрерывный вой, и она вся выгнулась, сделав мостик на затылке и ягодицах. Сиськи при этом выпятились и стали визуально еще больше. Зрелище получилось таким возбуждающим, что я быстро задвигал рукой на члене, не выдержал и обильно кончил на землю, еле успев вытянуть член из штанов.
Браткам это тоже понравилось:
– Погоди, Василий, – прекратил один хлестать ее беспомощное тело, и обратился ко второму бандюгану. – Что-то у меня встал на эту телку, хочу ее оприходовать.
– Ага давай, я тоже потом, – возбужденно ответил второй.
Девица, услышав это, замотала головой и что-то жалобно замычала, из глаз ее текли слезы, хотя косметику смыло от купания в реке, а так бы у нее были потеки туши по всему лицу.
– Гляди, что-то сказать хочет, – сказал Василий Дмитрию, который в это время пыхтя забирался на капот и пристраивал стоящий член к ее дырке.
– Да? Ну-ка, давай послушаем, что у нее есть сказать, – и он вытащил кляп у нее изо рта.
– Пожалуйста, не надо, я еще девственница. Я все поняла, прошу вас, отпустите меня, – жалобно захныкала она.
– Хм, отпустить говоришь, – Дмитрий задумчиво посмотрел на Васю. – Ну что, отпустим кралю? Уже поздно, и такую красивую девочку наверняка уже ждут дома…
Василий замотал головой:
– Не. Давай ее потрахаем, – возбужденно произнес он.
– Вот и я думаю, что такое красивое сексуальное тельце не должно остаться без мужского внимания, – он ласково пошлепал ее по правой сиське. – Так что расслабься милая и получай удовольствие, а девственность дело поправимое, – цинично рассмеявшись, он продолжил вводить в нее член.
– Помомммм, – крик о помощи прервал кляп.

Пару раз кончив в нее, они подустали и остановились передохнуть.
Дмитрий снова вытащил кляп:
– Ну что, блядина, образумилась? – глумящимся тоном произнес он.
– Суки, вы за все заплатите, – всхлипывая, произнесла она. – Сдохните в мученьях уро… ммм, – кляп снова занял свое место.
– Мда, и что же нам с ней делать? – Дмитрий посмотрел на Василия. Тот молча провел ребром ладони по шее.
– Ладно, посмотрим. Василий, посмотри в бардачке, мне пацаны привезли штучку одну из Америки, электрошокер называется. Посмотрим, как она на нее подействует. А ладно, погодь, я сам, ты пока найдешь, полчаса пройдет, – Дмитрий покопался в бардачке и извлек из него какую-то коробочку. Из моего укрытия не было видно, что это, да и что такое электрошокер, я тогда еще не знал, но действие этой коробочки увидел, что называется, наглядно.
Тело девушки мучительно изогнулось, глаза широко распахнулись, через кляп я услышал хрип. Она вся извивалась от жалящих ударов тока, груди ее вытанцовывали некий танец, судя по выкрикам ее палачей («Давай-давай, детка, танцуй») весьма забавлявший их. Потом она потеряла сознание, уже второй раз.
– Мда, так неинтересно, – с огорчением глядя на тело, сказал Дмитрий. – Вася, сходи-ка до багажника, принеси мне шампуры оттуда, а я пока костерок запалю, – обратился он к Василию.
– Ты что шашлык собрался делать? – уставился тот на него. – Кончать ее надо, и валить отсюда, пока никто нас не запалил.
– Кончать, так кончать, но просто перерезать горло неинтересно, мне хочется еще поиграть с ней, да и присунуть еще по разу хочется.
– Ну, ты гигант, – покачал головой тот и послушно пошел доставать шампуры. Натаскав сучьев, они плеснули в них бензина из оказавшейся в багажнике канистры и быстро разожгли мощное пламя, сунув туда шампуры. В это же время Дмитрий сходил еще раз к багажнику, порывшись там, принес моток металлической проволоки. Потом велел Василию размотать лебедку спереди джипа и перекинуть через дерево. Тот только качал головой, но дисциплинировано выполнял все, что говорил Дмитрий, видимо, тот был в их компании главным. Я в это время стоял, умом понимая, что тут сейчас будет, но какая-то часть меня оцепенела, а другая неистово наминала твердый член. Ситуация меня дико возбуждала, я просто не мог уйти оттуда, да и опасно было, ведь меня могли заметить во время отхода, слишком близко я был.
Сделав две петли из проволоки, бандюки прикрепили их к лебедке и повесили прямо над грудями жертвы. Как раз, когда они закончили, она застонала и слабо шевельнулась в путах.
– О, очнулась, красавица.
Дмитрий ловко затянул петли на ее грудях, превратив их в правильной формы шары, синеющие прямо на глазах. Она беспомощно замычала, дергаясь из стороны в сторону в напрасной попытке ослабить давление петель.
– Вася, врубай шарманку, – весело крикнул он своему помощнику.
Лебедка плавно поползла вверх, выбирая слабину, а затем и приподнимая несчастную жертву за груди.
– Сейчас мы посмотрим, насколько крепко твое вымя прикреплено к телу, – возбужденно выдохнул он в лицо жертвы. Из-под кляпа слышались непрерывные жалобные стоны, подвешенное тело изогнулось в воздухе, груди невероятно вытянулись, на концах вздувшихся сосков показались капли крови.
– Василий, обожди, – тот послушно остановил лебедку. Дмитрий спрыгнул с капота и, обмотав руку тряпкой, осторожно вытянул раскаленный с одного конца шампур из костра. Подошел к жертве и без сомнений коротко ткнул острым красным металлом в надувшийся от крови шар груди.
Дикая судорога тотчас скрутила ее, и она судорожно задергалась. Из-под кляпа раздался просто нечеловеческий рык, глаза выпучились, вообще все ее лицо от напряжения превратилось в маску страдания.
Забравшись на капот, он засунул член ей во влагалище и принялся ласкать ее раскаленным металлом по всему телу – по груди, животу, рукам. Жертва неистово дергалась, в воздухе вкусно запахло жареным мясом.
– Ах, как клево она мне член массирует, – с блаженством выдохнул Дмитрий. – Ну-ка, еще чуток, крошка, постарайся, – и он воткнул шампур ей в сиську, насквозь ее пронзив и принялся покачивать металл в ране. От этого она содрогалась и напрягалась всем своим подвешенным телом, сжимая влагалище, что и вызывало такие приятные ощущения у ее мучителя.
Кончив, он спрыгнул на землю:
– Ну что, детка, последний аттракцион, – и он возбужденно обратился к Василию. – Давай врубай, посмотрим, сколько она продержится, только медленно.
Лебедка опять поползла вверх, груди удлинились еще немного, хотя, казалось, куда уже дальше, и вдруг с хрустом разрываемой плоти оторвались от тела и улетели куда-то в стороны. Из огромных ран на месте грудей брызнула кровь, а жертва упала обратно на капот, заливая все вокруг себя. Глаза ее закатились, и она умерла.
– Все, спеклась, – констатировал Василий.

Вместе они выкопали яму, куда кинули тело, оторванные сиськи, веревки и залитый кровью плед, который так и лежал под ней все это время. Вася с ведерком сбегал до реки, набрал воды и смыл следы крови с капота. Закопав следы преступления, они присели на лежащее неподалеку бревнышко перекурить.
– Красивая девка была, – с закрытыми глазами сказал Дмитрий.
– Да, ничего, – поддакнул его подручный.
– Слушай, а как ее звали-то хоть? – внезапно вспомнил он.
– Да хрен ее знает, – пожал плечами Василий. – Подобрали пьяную по дороге, хотели в кабак ехать, а потом почему-то решили на реку завернуть, искупаться.
– Да? Я уже и запамятовал, – задумчиво протянул Дмитрий, потом открыл глаза. – Ладно, поздно уже, поехали домой.
И они уехали. Я отлип от дерева, поднял свой велосипед и тоже уехал. Никому ничего не сказал, а то раз, и нету человека. Струсил короче. Потом не раз еще просыпался в холодном поту со стоящим членом, когда сцена, как сиськи отрываются от тела и улетают куда-то в стороны, поднималась из глубин подсознания.

Перейти к продолжению - рассказу "Лошадки"
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную