eng | pyc

  

________________________________________________

Фидель
ПРАВИЛА ИГР

Маленькая табличка с надписью «Зал». Отдельный вход коридора номерных комнаток, где насыщаются обжоры, важные господа и развратные парочки. Классический тихий ресторанчик почти в самом центре города. И даже кухня этого местечка способна удовлетворить многим вкусам. Возможно, даже слишком.
Меня? Нет. Нас интересует именно эта комнатка с простенькой надписью «Зал». Толкаю неприметную, как две капли воды похожую на тысячи близняшек дверь, и вхожу. Темно. Выхожу, беру ее за руку и возвращаюсь. По пути отмечаю, что толщина двери ну никак не соответствует ее внешнему виду – сантиметров десять, не меньше…
Темнота. Беру длинные спички и зажигаю две ароматные свечи. Маленькая комната выпрыгивает из мрака кусками… два кресла (как я и просил), столик с водой и соком на подносе, странные стены из маленьких пирамидок, окно во всю стену… темное как ночь окно. Сейчас и есть ночь.
Она ничего не понимает. Кресла стоят не вокруг столика, а развернуты к окну. Ее чуть сзади. Она подходит к стене.
– Мягкая, – произносит она, сжимая один из конусов звукоизоляции.
Беру ее за руку. Усаживаю в удобное, глубокое кресло и иду в свое. На подлокотнике маленький пульт. Нажимаю кнопочку. Свечи рывком тушатся струей воздуха, как будто кто-то невидимый их задул. Комната ныряет в темноту…

Я опять поймал эту несносную девчонку в своей ванной, и за чем… За самым интересным. Она опять развлекалась со своей киской, причем, судя по остаткам пены (моей кстати – чего я не люблю), она ее только что приводила в порядок. Как нехорошо! А еще мне не понравился ее взгляд, такой виновато-вызывающий, как будто я здесь не папа, а чужой любовник, пришедший поглазеть. Она даже не пытается прикрыться банным халатиком, который распахнут так широко, что похож на крылья. Ща бы фото сделать – хоть коллекцию собирай, сколько их уже таких кадров упущено – не один десяток… Все, куплю цифромыльницу и буду таскать на шее вместо брелока, пусть хоть разок засмущается.
Все, с меня хватит! Но сначала надо сделать пару звонков. Глупо улыбаюсь – пусть думает, что устыдился, и выхожу из ванной, тихонько закрыв дверь.
Через три часа прихожу к ней в комнату. Лежит, слушает музыку – не говоря ни слова, подхожу к стереосистеме и кнопкой отключаю питание бесперебойника… – звук умер с тоскливым писком. Все, теперь пультом не включишь, а то она быстро. Так и есть – ухватилась за пульт. Сажусь на кровать, забираю пульт, выкидываю в дальний угол.
– Собирайся, поедем заниматься.
– Чем это? И с какой стати? У меня дела.
– Воспитанием и образованием одновременно. Тебе понравится. Дела твои тебя подождут, точнее перезвонят. Все, больше никаких вопросов. Будь готова через десять минут.
– А я всегда готова…
Встает. Идет к гардеробу, по пути теряя так и не снятый халат. Так. Меня ждет еще сеанс стриптиза, неумело, зато с чувством превосходства исполненного. Я лишний раз убеждаюсь в свой правоте и правильности заказа.
– Оденься так, чтобы я тебя хотел.
Зачем я это сказал? Я ее и так хочу. Все последние полгода – когда это началось. Посмотрела странно. Но вроде кивнула, или показалось. Все, пошел я отсюда. Я люблю, когда раздеваются, но еще больше, когда одеваются, так с чувством и с желанием. Не хочу раньше времени…
Она готова. Да, будь я младше – хрен бы мы куда дошли, ближайшие лет несколько. Но я уже умею ценить удовольствия. Однако так одеться – это все модельная школа, не прошла для нее даром. Моделью, конечно, не стала – я не пустил, знаю их порядки, плавал. Но себя подать – да это может на все сто!
Антракт.

Тихо зажегся свет с той стороны. Тоже два кресла – только похожих на оживших пауков, и столик посередине – низкий и почти квадратный. На нем знакомая раскраска – шахматная доска. Пульт – камеры – мотор.
Одновременно открылись две двери. Вошли две девушки в сопровождении молодых людей. Девушки обнаженные, парни в чем-то вроде стрингов. Следом вошел странный человек – в черном костюме и белой маске. Встал напротив стола и властным жестом провел руками перед собой, мужчины поменялись местами.
Дыхание сзади меня заметно участилось, стало каким-то неровным.
Женщин тем временем неторопливо и обстоятельно прикрепляли к креслам, ремни охватили их запястья, локти, шею, живот, колени и лодыжки. Ноги и руки женщин оказались приподняты и широко разведены. Мужчины встали рядом с креслами. Ведущий выдвинул ящик столика и начал неторопливо расставлять на столике фигурки. Шахматы.
Ведущий закончил свою часть и отошел, скрестил руки на груди. За его спиной замерцал большой экран, мужчины снова синхронно поменялись местами. Прозвучал гонг. Одновременно у каждого из кресел появился столик с какими-то устройствами.
– Внимание! – произнес невидимый голос – Партия номер 624 открыта. Правила постоянны – побеждает команда с большим количеством оргазмов, считая только женские. Непрерывный оргазм – победа, потеря сознания – поражение. Мат – победа. Ставки сделаны. Ход белых.
Дыхание сзади стало еще неровне и чаще.
Женщина белых что-то сказала и на экране белая пешка пошла вперед на две клетки.
Черная поступила аналогично.
Слон белых двинулся вперед.
Конь черных выскочил из первого ряда.
Белая пешка двинулась вперед, но первая попала под удар коня. Экран моргнул и голос произнес:
– Под ударом белая пешка. Не защищена. Зажим.
Мужчина в белом углу взял что-то со столика, резким движением смял левую грудь девушки и несколько раз сжал ее, затем, резко потянув за сосок, он приложил к нему вторую ладонь – девушка охнула. С ее груди свисал большой и страшно выглядящий зажим.
Женщина еще раз охнула и что-то сказала – конь белых резко переместился вперед.
Следом за ним последовала черная пешка.
Но следующим ходом слон белых сразил другую пешку черных.
– Пешка черная, – произнес голос. – Зажим.
Теперь пришла очередь другой женщины охнуть, но лишь чуть-чуть. И следующим ходом черные уничтожили наглую атаку слона.
– Слон белый. Стимуляция.
Ее партнер молча вынул из стоящего столика какие-то провода и прикрепил их куда-то между ногами женщины. Как только он выпрямился, женщина начала ритмично дергаться и постанывать.
– Стимуляция будет продолжаться до самого конца игры, – негромко произнес я. – Это помогает испытать удовольствие, но мешает думать. Все честно.
Дыхание сзади уже просто зашкаливало, отметил я, и нажал кнопку на пульте. Сзади раздался удивленный вскрик. Кресло ожило и крепко прижало к себе мою проказницу. Теперь она получит полное удовольствие от спектакля. Точнее – теперь у нас будет свой спектакль, пусть даже пробный.
Вспыхнул слабый свет
Я встал и подошел к ней. Взгляд тот же самый, вызывающе-смущенный.
– Можешь кричать сколько угодно, здесь прекрасная звукоизоляция, – сказал я, оговаривая условия. – Двигаться ты тоже уже не сможешь, – я протянул руку и одним движением спустил бретельку ее легкого платья. Обнажилась правая грудь. Но я запустил руку под платье и несколько раз резко сжал левую, глядя ей в глаза. Там было все – и удивление, и испуг, и желание. А затем выдох и щелканье маленького, но сильного зажима.
Раздался довольно сильный вопль. Какая-то из женщин потеряла коня и заработала за это периодические удары плеткой по груди и промежности. Она дернулась, а я отошел в сторону, чтобы дочурке было лучше видно. Мельком глянул сам – так и есть, плетка. И грузики к зажимам тоже в ход пошли – видно, уже много пешек потеряли.
Я неторопливо присел и посмотрел на нее снизу вверх. Ей понравилось.
Нажимаю кнопочку сзади кресла – и сиденье немного разъехалось в стороны, и еще немного…
Теперь ее ножки тоже раздвинуты, не сильно, но мне хватит. Провожу по бедру рукой. Нежно. Несколько раз. Ей приятно. Потом хочу легко коснуться трусиков – и обнаруживаю, что их нет… Дела… Ну, а раз так, то немного запускаю два пальца в нее – легко и просто, она уже очень и очень влажная. Смотрит на меня так… я такой взгляд не опишу… видеть надо. Поглаживаю ее легонько там. Она стонет.
И там, на сцене тоже стонут. Сильно. Слышны хлопки плетки и стоны. Снова оборачиваюсь. Обе девушки уже в зажимах на сосочках и губках, обе на стимуляции. Но одна на двойной, а второй, видно, вибратор вставили – ферзя потеряла, бедняжка. Все, недолго осталось. Они молодцы – долго держались.
Возвращаюсь к своим делам – ей тоже прекрасно видно, и ясно, что заводит здорово. Беру специальный виброблок – длинная сочлененная штуковина, похожая на маленькую толстую змейку с секциями – и ввожу ей до упора. Эта змейка мое изобретение – внутри она шевелится, толкается, крутится и вибрирует дюжиной моторчиков. Разбирает любую женщину в момент. А она тоже уже не девственница, как вы поняли. Достаю проводочки и цепляю к холмику женскому – тоже хороший момент, если вовремя использовать – чем компьютер в кресле и займется. Всё! Соединяю половинки кресла – теперь все, что я установил, только плотнее там засело. Пультиком кнопочку нажимаю.
Ух-ты, как действует, какой танец, какой концерт. Ладно, надо представление досмотреть.
Разворачиваюсь я и вижу, как девушки эти, всеми прибамбасами уже обвешанные, орально обе стимулируются, друг друга добили в честном размене. Я, как прикинул, что на них сейчас, глянул на счетчик оргазмов: 7-9, белые впереди. Очень девушки обе стойкие оказались – и зажимов на них по 4 с грузиками, и стимуляция клитора током слабым, и вибраторы работают в попках, а самое главное – парни их лижут, посасывают, покусывают – стараются.
– Мат! – раздался голос системы. Мужчины, возбужденные уже выше всякой меры, одновременно поднялись, заняли места между ногами женщин и принялись за дело так, что те стали метаться в ремнях.
Сзади раздался негромкий вскрик, и сбилось дыхание. Я улыбнулся. В это время женщина черных закричала и забилась. Подошел ведущий, секунду посмотрел и поднял левую руку.
– Победа команды черных, – разнеслось снова, и снова последовал негромкий вскрик-стон сзади, долгий и протяжный. Дыхание успокоилось.
Парни дали кончить своим партнершам и кончили сами. Неторопливо поднялись и стали отстегивать женщин. Поглаживали их, хвалили и даже поили чем-то вроде виски. Я посмотрел на часы – партия длилась почти рекордное время – один час тридцать четыре минуты.
Наконец, сцена опустела и померкла. Зато снова зажглись свечи с нашей стороны, создавая ароматную атмосферу. Я тихо встал с кресла и еще раз посмотрел на опустевшую сцену за односторонним стеклом. Там плескалась тьма. Вынул пульт дистанционки и по очереди выключил все три камеры. Она быстро и громко дышала, постепенно переходя на стон. Я быстро отключил аппаратуру и разблокировал кресло. Нежно дернул змейку за хвост провода – и она со стуком упала на пол. Снял свою девочку с кресла и проложил на ковер.
– Ты хотела этого, – сказал я.
Лег сверху. Она приняла меня. Мы были вместе, и стали чем-то большим. Тем, в чем мне отказала жена. Партнерами по игре. Я знал, что она не откажется, но, не останавливаясь, спросил:
– Хочешь попробовать играть сама? Я знаю, что ты хорошо играешь в шахматы.
Дыхание все учащалось, но молчание и стоны были мне ответом. А молчание, как известно, лучший знак согласия. Я успел подумать, что у нас будет хорошая команда, а затем наши чувства умерли…

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную