eng | pyc

  

________________________________________________

FeO
ВО САДУ ЛИ...

Я жил в деревне. Нет, не круглый год, конечно. Но когда весна окончательно одолевала зиму, когда природа начинала стремительно наряжаться в зеленый цвет, я выбирался, бежал из шумной столицы, чтобы вернуться только осенью.
Этот участок стоил мне ОЧЕНЬ дешево. Возможно, хозяева хотели поскорее избавиться от рухляди в полузаброшенной деревне. Возможно, сыграло свою роль расстояние: проехать на дачу с полтысячи километров – не каждый осилит. Мне эти недостатки не мешали, и участок я купил.
Первое лето я жил на новом месте наездами. Потратил уйму денег и сил. Забор практически отсутствовал, растительность расплодилась в безумном количестве. Избу пришлось местами подлатать, но это была настоящая русская изба, с правильной печью, сенями, садом-огородом, сараем, амбаром и удобствами на улице. Мои усилия окупились уже на следующий год. Производительность труда была такая, что менеджер по повышению этой самой производительности лишь озадаченно чесал затылок и просил открыть секрет. А на следующий год чуть ли не пинками выгнал меня в деревню отдыхать и работать. Главным инструментом труда был, конечно, ноутбук. Благодаря руководству фирмы я теперь мог работать где угодно. Из прочих достижений цивилизации у меня было: электричество (непостоянное), газ (из баллона), Интернет (спутниковый), холодильник (советский), старый дизель-генератор (ну, сами понимаете). И море свежего воздуха, полное отсутствие стрессов и негативных эмоций. Плюс редкие застолья с местными мужиками, да столь же редкие вылазки в ближайший город с целью пополнения запасов. В общем, такая исходная позиция.

Было четвертое лето, которое я проводил в зеленом раю. Мне очень нравилось ухаживать за садом, наблюдая, как деревья и кусты сначала расцветают, а затем приносят плоды. Занятие это не было обременительным, и я наслаждался своим одиночеством, сбрасывая зимнее напряжение суетливой столицы. О том, чтобы обзавестись семьей, я изредка думал, но для такого места нужна была настоящая хозяйка дома. А потому я не спешил, понимая, что из всех моих подруг на эту роль не годится никто. Кроме, разве что, одной.
Ленка приехала без предупреждения. Одним июньским вечером я увидел, как в деревню въехал ее «микроб». Начинало темнеть, я с улицы осматривал забор на предмет подлатать-подкрасить, а потому фары автомобиля заметил издалека. Но когда узнал Ленку за рулем, то поначалу удивился.
Она была младше меня года на два, мы учились в одном институте, но на разных курсах. Студентами поддерживали хорошие отношения, я даже думал, что влюбился в нее, но в те годы для меня был важнее размер сисек и глубина выреза. Стройная, на полголовы ниже меня, с водопадом каштановых волос, она была для меня слишком «тонкой». Грудь – максимум второго размера, бедра и ягодицы особо не выделялись, а потому Ленка не могла привлечь особого внимания на пляже. Это она компенсировала острым умом, прекрасным чувством юмора и заразительным оптимизмом. И Ленкой я называл ее именно за это. Несколько раз я дарил ей цветы, мелкие подарки, не рассчитывая, впрочем, на большее.
В качестве отступления хочу немного сказать о себе. Уже после учебы я понял, что явление «сбыча мечт» в моей жизни происходит регулярно. Это не глобальные «мир во всем мире» или «все бабы с большими сиськами – мои», но и не мелкие, вроде быстро прибывающих автобусов или отсутствия очередей. Просто все более-менее значимые события в моей жизни происходили очень удачно и вовремя. Это были и выбор будущей профессии, и студенческий приработок, и поиск основной работы, и перевод значительной суммы в валюту, и покупка машины, и поиск этого участка. С первой любовью вышло похуже, но без душевных мук от расставания. Да и с друзьями везло. Думая о будущем, я иногда мечтал, чтобы Ленка обрела роскошную фигуру. Лучшей подруги, да и жены, я бы для себя не нашел.
После института мы с ней виделись крайне редко, поздравляли друг друга с праздниками, переписывались в Интернете. И вот, она неожиданно приехала ко мне в деревню.
Я распахнул большую створку в заборе и махнул рукой. Она осторожно въехала внутрь и повернула в закуток за амбаром, паркуясь рядом с моим джипом. Заглушила двигатель и вылезла из машины. Я подошел с улыбкой, и тут заметил, в каком она состоянии. Она была подавлена. От задорной улыбки, которой она меня всегда встречала, не осталось и следа. Плечи поникли, волосы падали на лицо, и мне сразу стало ясно, что она недавно плакала и приехала не просто так.
Остановившись в шаге от меня, она неуверенно потеребила в руках ключи от машины. Знакомый жест. Это значит, что она еще и не уверена в чем-то.
– Привет, Дим, – тихо сказала она, опустив взгляд. – Можно я поживу у тебя пару недель?
Я еще раз оглядел ее и почти приказал:
– Идем!
На заднем дворе год назад я возвел небольшую беседку, откуда открывался замечательный вид на летние закаты. В беседке поставил удобный диванчик и небольшой столик. Усадив Ленку и велев никуда не уходить, я направился в дом. Через несколько минут на столике появилась бутылка вина, два фужера и тарелка с колбасно-сырной нарезкой. Не говоря ни слова, я разлил вино. Мы выпили. Я снова наполнил фужеры.
Постепенно я ее разговорил. Собственно, рассказывать было почти нечего. В отличие от меня, ей в личной жизни не везло катастрофически. Те парни, с которыми она заводила романы, рано или поздно либо разочаровывали ее, либо отвергали. Мелкие ссоры перерастали в крупные, за ними следовал очередной разрыв. Вот и вчера вечером ее парень, напившись, обматерил ее и тут же полез обниматься с какой-то «сисястой шлюхой». Ленка и не выдержала. Ночь проплакала, а утром решила сбежать от всех.
В тот вечер мы разговаривали мало. Молча пили вино, уничтожали нарезку. В какой-то момент я обнял ее, приободряя, она положила голову мне на плечо. Потом повернулась и мягко поцеловала в губы. Я ответил, но ближе не пустил.
– Не сегодня, – сказал я тихо.
– Но почему? – чуть захмелевший голос, почти шепот. Прижалась теснее.
Я мягко отстранил ее:
– Хочу, чтобы ты выспалась.
Возражать она не стала.

Проснувшись утром, я сразу понял, что в доме появилась-таки хозяйка. Мелкий бардак, который неизбежно преследует холостяка, был ликвидирован, немытая пару дней посуда вымыта, брошенная одежда аккуратно развешена по шкафам, оставленные кое-где инструменты разложены по ящикам. Сама Ленка, собрав свои роскошные волосы в хвост и надев фартук, протирала тряпкой стол в сенях.
– Доброго утра! – приветствовал я.
– Привет, – смущенно ответила она, теребя тряпку.
И вдруг шагнула ко мне и крепко обняла, уткнувшись носом в плечо.
– Спасибо, – услышал я.
– За что?
– Что не воспользовался моментом, – последовал ответ.
Я прижал ее к себе, поцеловал волосы:
– Кем бы я тогда был?
– Вот именно! – с обидой в голосе сказала она. – Дим, ну почему так? С кем бы я ни встречалась, каждый раз попадаются сволочи! И каждый раз убеждаюсь, что ты – самый лучший!
– Это я-то лучший? – спросил я с улыбкой.
– Угу.
Я наклонил голову и куснул ее за ухо. Она взвизгнула и отшатнулась, замахиваясь тряпкой. И, увидев мою широкую улыбку, даже рассердилась:
– Да ну тебя!
– Вот! Уже лучше! – ответил я. – А то "Почему так?", "Попадаются сволочи!". Если хочешь – возьми ремень!
Она посмотрела на меня удивленным взглядом:
– Какой ремень?
– Кожаный, – хитро ответил я. – С огромной бляхой. Чтобы удобнее было себя бичевать.
Она фыркнула:
– Делать мне больше нечего!
– Живи, сколько хочешь, занимайся, чем вздумается, – продолжил я. – В этом доме запрещено только одно – думать мрачные мысли!
Она улыбнулась и кивнула. Я хитро сощурился:
– А если заняться нечем, то можешь устроить мне шоу. Стриптиз с последующей поркой себя по ягодицам. Так эротично!
От брошенной тряпки мне удалось увернуться.

Похоже, мои слова она восприняла буквально. Примерно через час она, надев купальник, отправилась загорать на задний двор. Когда же я через некоторое время мельком взглянул на нее, то увидел, что купальник валяется рядом, а сама Ленка лежит на животе и читает книжку, сверкая голым задом. Место она выбрала в паре метров от Растения. И, пожалуй, оно есть самое удивительное, что можно найти на свете.
Впервые странные ростки я обнаружил в конце прошлого лета на этом же месте. Сначала я принял его за какой-то корнеплод, но поискав в Интернете, не нашел ничего похожего. Дюжина зеленых ростков, вылезших из земли, большей частью бессильно лежали. Растение казалось умирающим. И во мне проснулся интерес. Мне вдруг захотелось спасти его, пусть даже это всего лишь сорняк. Наступила осень, и я осторожно выкопал его и пересадил в ящик. В принципе, ростки оказались неприхотливыми. Получив достаточно тепла, воды и немного минеральных удобрений, они окрепли и стали расти увереннее. У Растения появилось что-то вроде плода – зеленый шар почти идеальной формы возле корней. Ростки – их выросло около трех десятков – выходили из этого шара, в основном с боков и снизу. Они были трех видов. Первые – крупные мягкие листья на длинных стеблях, формой похожие на березовые. Вторые – те же стебли, только толще и без листьев. Они обычно лежали на земле или частично уходили в нее. Что-то вроде толстых лиан. И третьи – их было всего четыре – росли из верхней части шара и оканчивались странными венчиками, напоминающими сильно уменьшенные пальмовые ветви. «Венчиками» я их и назвал. Любое сотрясение воздуха заставляло эти венчики забавно трепетать.
Прошли осень, зима, близилось весеннее равноденствие. За это время мне дважды пришлось пересаживать его в ящик побольше. К маю высота торчащих вверх листьев достигала полутора метров, а самая длинная лиана – двух. Когда я с большим трудом перевез его в деревню и высадил на прежнее место, рост продолжился. И сейчас метровой длины листья возвышались над землей на двухметровую высоту, некоторые лианы достигли толщины в пять сантиметров, а шар-плод стал крупнее моей головы.
В первый раз Растение удивило меня через пару недель после высадки. Май выдался жарким, и я заметил, что листья умеют разворачиваться на стеблях, закрывая шар от прямых солнечных лучей. Но еще больше я удивился в начале июня. Утром я пришел, чтобы полить его, и тут в мою сторону развернулись несколько листьев. Пара лиан приподнялась с земли, а в воздухе разлился странный запах. Приятный, чем-то притягательный. Я был готов поклясться, что это знак приветствия. Хотя сказать, откуда у меня такая уверенность возникла, не мог. Когда же я поднял лейку, то один лист медленно опустился под струю. Поток воды прокатился по нему и попал прямо на шар. Именно тогда я впервые подумал, что Растение обладает зачатками разума. В Интернете же о таких растениях не было ничего. Я перерыл гору справочников по ботанике, пытался найти похожие фотографии, но тщетно. Такого растения наука не знала.
Не знала о нем и Ленка. Как выяснилось, всех его возможностей не знал и я. Я менял подгнившую доску на крыльце, когда услышал ее испуганный вскрик. Спешно обогнув дом, я остановился, не веря своим глазам. Голая Ленка стояла возле Растения. Одна из лиан обвилась вокруг ее запястья и медленно втягивалась в скопление листьев. Другая обернулась вокруг головы и заканчивалась во рту. Ленка упиралась, свободной рукой пытаясь освободить рот. До моего слуха донесся испуганный стон. На моих глазах поднялись еще три лианы. Одна обмоталась вокруг пояса Ленки, вторая – вокруг другой руки, а третья захлестнула шею.
ШЕЮ!!!
Наверное, я никогда не двигался так быстро. Сарай, топор, двор. Когда до Растения осталось несколько метров, в мою сторону вдруг угрожающе развернулись все листья и часть лиан, не давая мне приблизиться к Ленке. Но это меня не остановило бы. Остановило другое. Как только я поднял топор, лиана на шее Ленки резко затянулась. Ленка издала хрипящий звук и задергалась. Весь мой напор тут же испарился, уступив место предательской слабости. Я понял, что не успею прорубиться к ней, Растение ее убьет. Но как только моя рука опустилась, лиана расслабилась, и Ленка облегченно замычала и принялась жадно втягивать носом воздух. Ошеломленный и испуганный, я так и не попробовал прорваться к Ленке. Стоял и смотрел, как лианы обвиваются вокруг ее ног, как без труда приподнимают и несут ее в центр листьев. Как заворачивают руки за спину. Как еще одна лиана ныряет ей в пах, вызывая приглушенный визг пленницы. Спеленав ее по рукам и ногам, лианы замерли, удерживая извивающееся тело над шаром. А потом листья принялись закрывать Ленку со всех сторон. В последний момент я поймал взгляд ее расширившихся от ужаса глаз.
– Я спасу тебя, – сказал я тихо.
И лист закрыл ее лицо. А я так и стоял с топором в опущенной руке, шепотом повторяя слова, в которые сам не верил.

Я просидел рядом до ночи. Растение не шевелилось, сложившись в кокон внутри которого висела Ленка. Мысли блуждали в голове одна страшнее другой. Но самая главная: «Растение обладает полноценным разумом». И этого хищника вырастил я сам. Впрочем, хищника ли? Эмоции боролись с логикой. Изнутри кокона не доносилось ни звука. Если бы Ленке было больно, она хотя бы стонала. В то, что Ленка уже мертва, я не верил. Убить намного проще, чем спеленать. А Растение именно взяло ее в плен. И уж точно не для того, чтобы медленно съесть – не было у него зубов.
Ночью я почти не спал. Собственно, я мог либо ждать, либо распотрошить кокон, надеясь, что Ленка выживет. К рассвету у меня все же появилась безумная мысль: коль оно обладает разумом, то можно договориться. Как только взошло солнце, я подошел к Растению с лопатой.
– Я не знаю, понимаешь ты меня или нет, – начал я мрачно, вогнав лопату в землю рядом. – Даю тебе время до заката. Если ты ее не отпустишь, я тебя выкопаю и засушу. Ты можешь убить ее, но само будешь долго подыхать от жажды.
Я демонстративно выкопал пару мелких ям в метре от растения, снова воткнул лопату в землю и ушел. Весь день я бесцельно бродил по окрестностям деревни, подолгу сидел возле ручьев, пил их бодрящую воду, стоял на холмах, отрешенно разглядывая открывающиеся виды. Я пытался успокоиться, убедить себя, что с ней все должно быть в порядке. А потому не хотел лишний раз видеть кокон.
Солнце опускалось за горизонт, сумрак постепенно наползал на деревню. Я подошел к Растению. Изменений не было. Я вздохнул и решительно взялся за лопату.
Шевеление.
– Подожди!
– Ленка! – я выронил лопату.
Жива!
Один из листьев опустился, открывая лицо. Сумрак не позволял как следует рассмотреть ее, но голос был спокойным:
– Выслушай меня, пожалуйста.
От радости я не сразу уловил странные нотки в ее голосе. Как будто говорила не она.
– Ты уже понял, что растение обладает разумом. Я обладаю.
Я замер. Моментально вспомнились фантастические рассказы про инопланетян, захватывающих тела и уничтожающих разум.
– За нее не беспокойся. Я соединил наши разумы, чтобы говорить с тобой. Но ее личность цела.
Я сел, где стоял. Новое облегчение не оставило мне сил.
– Я ее отпущу. Не сейчас, мне нужно еще восемь дней. Дело в том, что я, как любое живое существо, стремлюсь к выживанию. Я не чувствую себе подобных поблизости и поэтому пользуюсь, чем могу. Мне для дальнейшего развития и размножения кое-чего не хватает. Я долго не мог понять, чего, пока вчера Лена не появилась рядом. Оказалось, что нужные мне компоненты содержатся в женских любовных соках. Так что ей здесь отнюдь не плохо. Ей хорошо. И я обеспечиваю ее всем необходимым.
Я остолбенел от услышанного.
– За эти дни я потрачу много сил, поэтому прошу поливать меня, чтобы земля подо мной постоянно оставалась влажной. Каждый день на закате приходи ко мне, и пей жидкость, которая соберется в листе. Ее пьет и Лена. Это моя плата за неожиданное похищение. Кроме того, я всегда буду благодарен тебе за то, что не дал мне умереть, выходил и вырастил. В благодарность я немного изменю Лену. После освобождения она никогда не захочет никакого мужчину, кроме тебя. Прости, что заставил тебя мучаться неизвестностью.
Лена замолчала. Открыла рот, охватывая губами лиану. Я молчал. Потом заметил странный блеск на листе. Это была та самая жидкость, о которой сказало Растение. Делать нечего. Даже если это яд, мне уже было все равно. Предел способности пугаться и удивляться я пересек. Подошел, осторожно наклонил лист и выпил несколько глотков прохладной жидкости. Она оказалась плотнее воды и имела выраженный вкус лимона и каких-то трав. Как только я отступил на шаг, лист вернулся на место, снова закрыв от меня лицо Ленки.

Ночь я проспал как убитый, а утром почувствовал необыкновенный прилив сил. Кокон был на месте, солнце медленно поднималось вверх, хотелось чем-то себя занять, чтобы не ждать просто так. И я занялся, да еще как! За неделю я сделал больше, чем обычно делаю за месяц. Физический труд с каждым днем становился все легче, рабочие, умственные задачи решались как сложение простых чисел. Я заметил, что стали обостряться чувства, и полдня провел в полях и лесах, обоняя ароматы цветов и слушая трели птиц. Потом я случайно сломал пальцами большой гвоздь, причем не напрягаясь. Удивленно посмотрев на обломки, я за минуту выворотил из земли большой валун, мешавший сделать ровную дорожку к крыльцу. Дальше был отчет начальству, в который я помимо обычных рабочих данных добавил рекомендации по разрыву связей с одной из фирм и их обоснование. Кажется, там поднялся шухер, так как разные менеджеры звонили мне раз восемь, выясняя подробности анализа. На седьмой день я пробежал за полчаса десяток километров по пересеченной местности, и даже дыхания не сбил. И все эти дни много думал о том, что «ей хорошо». Почему-то вспоминались японские мультики, в которых чудовища с длинными щупальцами туго связывают девчонок, проникают во все дырочки, стягивают сиськи у основания, впиваются в соски, и так далее. Все это почему-то вызывало у меня дикое возбуждение.
В последний вечер я пришел к Растению, чтобы полить и выпить очередную порцию зелья Силы. Опущенный лист уже дожидался меня, но во рту Ленки не было лианы-кляпа.
– Завтра на рассвете я ее выпущу, – сказало Растение голосом Ленки. – Оставлю кое-что на ней. Она будет спать несколько часов, после чего сильно захочет пить. Приходи на рассвете. И еще раз спасибо.
Ночью я не спал. Читал, чтобы отвлечься, много думал. Едва солнце осветило горизонт, я был возле кокона. Через час, когда стало достаточно светло, он зашевелился. Листья разошлись, и лианы бережно перенесли в мои руки спящую Ленку. Ленку? Я ее только по лицу ее и узнал. Куда девалась «тонкость»? Откуда такие бедра? А сиськи? Возбудился я мгновенно. На моих руках лежала девушка с идеальной фигурой. Прекрасная эльфийка с упругой грудью четвертого размера, округлыми ягодицами, тонкой талией и такой мягкой кожей, что хотелось гладить ее не переставая. Только уши были человеческими. А еще ее руки были завернуты за спину к противоположным локтям и плотно обмотаны твердой засохшей лианой. Борясь с искушением отыметь Ленку прямо здесь, я понес ее в дом.

Я не мог терпеть. Прошло уже четыре часа, а она все еще спала. И хотя она лежала в кровати, хотя я получил ее невредимой, сердце мое колотилось, намереваясь выскочить из груди. «Сбыча мечт» преподносила мне очередной подарок. Чтобы хоть как-то успокоиться, я забрался на постель, сел, опершись спиной на стену, а Ленку устроил лежать головой на своей груди. Левой рукой я поглаживал ее по щеке, вслушиваясь в ее глубокое дыхание.
Я просидел почти час, ощущая тепло ее тела и постепенно успокаиваясь. Укрывавшая ее простыня давно соскользнула к поясу, открывая моему взору обновленные сиськи. Никогда не видел более совершенных, более манящих. И я не выдержал. Обнял Ленку правой рукой, мои пальцы коснулись ее груди и принялись поглаживать нежную кожу, временами аккуратно цепляя кончик соска.
– М-м-м, хорошо-то ка-а-ак… – довольно протянула Ленка.
Моя рука замерла. Ну вот, сейчас она проснется окончательно, осознает, что происходит, и устроит мне. Я даже порадовался, что ее руки связаны. Хотя, если она обрела ту же силу...
– Ты продолжай, продолжай. Не отлынивай! – тихо потребовала Ленка.
Я улыбнулся, мои пальцы нашли ее сосок, слегка сжали. Она тихо охнула.
– А что насчет «воспользовался моментом»? – уточнил я.
Моя ладонь охватила сиську снизу, приподняла.
– Глупый, – ответила она, сильнее прижимаясь ко мне. – Неужели ты думаешь, что я не помню, о чем мы разговаривали?
– Помнишь?
– Мы с ним были одним существом, – ответила она, поднимаясь, и поворачиваясь ко мне лицом. – Так что я помню не только разговор, но и часть его знаний.
– И что теперь? – спросил я.
Ленка ловко уселась верхом на мои ноги. Прогнулась в поясе, игриво посмотрела на меня:
– Теперь я тебя хочу.
– Но...
– Что? Ты против? – она удивленно подняла бровь.
– Нет, но у тебя теперь такое тело! К другому не сбежишь?
Она усмехнулась.
– А ты на себя давно смотрел, красавчик?
Я удивленно посмотрел на свои ладони. Ленка тут же наклонилась вперед так, что ее сиськи в мои ладони и опустились. Она нежно поцеловала меня в губы и добавила с улыбкой:
– К тому же, недавно мы выяснили, что ты – самый лучший. Это мне придется отгонять от тебя сисястых баб. Они теперь будут к тебе как мухи липнуть.
Я обнял ее и повалил на спину, нависая сверху.
– Неужели ты думаешь, что действие этого сока будет продолжаться долго? – спросил я.
– Пару тысяч лет. Нам с тобой хватит, – спокойно ответила она.
И, глядя на мою остолбеневшую физиономию, попросила:
– Принеси попить. И раздевайся, наконец!
Я встал с кровати и задумчиво сказал:
– Пару тысяч... Даже не верится! – посмотрел на нее. – Тогда, надеюсь, ты не будешь против, если я не буду тебя освобождать пару дней?
Она засмеялась своим обычным беззаботным смехом:
– Согласна! К тому же, эту лиану так просто не сломать.
А затем хитро прищурила глаз и спросила:
– Что ты там говорил про порку меня по ягодицам?

Через неделю наши уши стали заостряться.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную