eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2010

FeO
ЛУННАЯ ДОРОГА

1.
Пляж был пуст, как и всегда. Ночь накрыла море, оставив на нем только желтый лунный след. Девушка сидела на берегу, наслаждаясь тишиной и одиночеством. Она не знала, почему так любит неволю. Не знала, чем ее манит этот пляж, что заставляет ехать за сто километров от дома. Она не могла понять. Тем не менее, на пляже она сбрасывала одежду и купалась. Потом надевала на ноги кандалы с короткой цепью, пояс верности с приделанными позади наручниками, запирала на замок кляп, заковывала руки и медленно шла вдоль берега. Через полчаса она садилась на песок и долго смотрела на море и Луну. К этому добавлялось легкое возбуждение от осознания ситуации. Легкий ветер ласкал ее полные груди, красивые ноги, песок отдавал тепло, накопленное за день.
Потом она поднималась и шла обратно. Через полчаса она имела возможность освободить себя – ключи оставались в машине. Она знала, что ее могут обнаружить, и даже прорабатывала варианты поведения в разных ситуациях, но…
– Привет! – сказал парень, усаживаясь рядом. Она вздрогнула и со страхом посмотрела на него. Он сидел в расслабленной позе. Взгляд был устремлен на отражение луны. Девушка что-то промычала в кляп и принялась возиться в своих оковах. Страх захлестнул ее. Она еще раз дернулась, от чего браслеты больно впились в запястья, и повернулась к незнакомцу спиной, мелко дрожа. Не осталось никаких мыслей, кроме одной: «Сбежать не получится». Парень тем временем не обращал на ее возню никакого внимания. Сидел, глядя на море, и не двигался. Дождавшись, пока она затихнет, он продолжил:
– Мне интересно, что делает такая красавица в таком месте, в такое время и в таком виде?
Что-то в его голосе повлияло на нее. Страх рассеивался, уступая место обреченности. И с ней появилась мысль, за которую девушка ухватилась, ища спасения: он не сможет ее изнасиловать из-за пояса верности.
В ответ на его слова она повернула голову и затравленным зверьком взглянула на него. Парень по-прежнему не поворачивал головы.
– Судя по реакции на мое появление, тебя не похитили. Ты, как минимум, согласилась на это, иначе попросила бы помощи, – он на секунду замолк и, наконец, посмотрел на нее. – Но мне больше нравится мысль, что ты устроила эту неволю сама.
Она стыдливо вжала голову в плечи и чуть-чуть отодвинулась. Пришло неожиданное удивление, что парень не пялится, не изумляется, не пользуется моментом. Такое ощущение, что он каждую ночь встречает голую, скованную, не способную позвать на помощь девчонку.
Девушка еще раз посмотрела незнакомцу в лицо. В сумраке ночи оно чем-то притягивало, хотя черты скрадывались лунным светом. А парень улыбнулся и отвернул голову.
– В обычной жизни мы гордимся достигнутой свободы тела. Спорт, одежда, косметика. Мы телом можем выразить любое стремление, – негромко произнес он. – Но душу при этом загоняем в такие рамки, что у многих нервы не выдерживают. Стрессы чаще случаются с теми, кому приходится в жизни идти против себя самого, своих фантазий и желаний. Твой случай – это наивернейший выход. Ты заковываешь тело в цепи, а ночь, море и луна хорошо успокаивают. Добавь к этому то, что если захочешь вернуться, то поспешить не сможешь. Цепь на ногах не позволит, – он снова смотрел ей в глаза. – Я больше чем уверен, что до машины ты будешь добираться минут двадцать.
Он на мгновение умолк, затем продолжил:
– Я пойду искупаюсь. Надеюсь, ты останешься, хотя бы ради интереса.
Легким движением он поднялся и пошел к воде.

Сначала было страшно. Потом, когда меня так и не начали насиловать, страх притупился, поменял качество. Стало ужасно стыдно. Вихрь мыслей носился в голове, и трудно было сказать, чего я на самом деле стыжусь, и от чего мне так страшно. Да, я боялась изнасилования и понимала, что пояс – слабая преграда. Он мог перерезать ремни кляпа и выпытать у меня, где лежат ключи. Он мог бросить меня в багажник своей машины и отвезти к себе. Он мог сфотографировать меня и выбросить фотки в Интернет, ломая мою жизнь. Он мог просто перерезать мне горло. Но повел он себя так, как я и не смела надеяться. Он принял мою игру. И за минуту знакомства понял и объяснил то, над чем я билась уже больше двух лет.
Сказать, что я была удивлена этим, значит описать лишь миллионную часть моего состояния. Меня терзал целый букет чувств: страх, стыд, изумление, обреченность, злость на себя, прохлада ночи, легкая боль в запястьях, плеск воды и образ лунной дороги.
Когда я услышала, как он вошел в воду, то тут же вскочила, едва не теряя равновесия и собираясь бежать. Я чувствовала, что дрожу. Еще немного, и точно рвану с места. И неожиданно я начала возбуждаться. Внизу живота заныло так сладко, что я опустилась на песок, легла на спину, хоть в наручниках было и неудобно. Возбуждение нарастало, я уже почти жалела, что закована в металл.
Звезды. Луна. Море. Лунная дорога, по которой плывет человек. Я несколько раз глубоко вздохнула и вдруг успокоилась. Мысль о том, что повлиять на что-либо я не смогу, оказалась очень кстати. И теперь во мне действительно проснулся интерес к незнакомцу. Я успела рассмотреть его. На нем были только шорты, и я видела его тело, когда он встал. Не качок, но и рыхлости не наблюдается. Чувствуется сила, глубоко спрятанная. Похоже на защитную пленку, за которой он скрывает цели и возможности.
Я снова села. Он плавал вдоль берега, появляясь и пропадая в ночи. Потом исчез надолго и неожиданно появился рядом. Удивительно, я даже не услышала, как он выходит из воды.
– Меня, кстати, Сергеем зовут, – сказал он, усаживаясь напротив. – Полагаю, свое имя ты мне не скажешь.
От неожиданности я расхохоталась. Потом вдруг представила, как выгляжу, и умолкла. Наверное, еще и покраснела. На лице Сергея я видела легкую улыбку. Теперь он откровенно рассматривал мое тело, хорошо освещенное луной. Но у меня больше не было желания закрываться. Было чувство сродни неловкости за разбитую тарелку. И я решилась. Откинула голову назад и прогнулась, будто потягиваясь, выставляя вперед грудь. Кажется, он прошептал «Кошка!». Теперь я смотрела ему в глаза. Он явно наслаждался моим видом. Мое движение наверняка понравилось ему.
– А давай я угадаю твое имя.
Я кивнула.
– Итак, оно начинается на «А», – Сергей перешел на такой деловой тон, будто обсуждал договор на миллион долларов с давно знакомым человеком. Я приняла его игру. И показала ему «Неверно».
– Тогда-а-а, – он посмотрел вверх, – начинается на «Е».
Нет.
– Ну, тогда на «И», – Сергей поднял бровь.
Тут он угадал.
– Ирина? – я кивнула. – Очень рад знакомству…
И в этот момент я подумала, что такой человек способен найти интересную мне тему разговора, не взирая на кляп. Я оказалась права. Он сел боком ко мне и просто начал говорить. А я отвечала! Движениями головы, плеч, ног. Кажется, я умудрялась даже спорить с ним. Он мало говорил про себя, зато многое узнал обо мне. Рассказал множество интересных фактов, узнал мое мнение касательно последних новостей. Он даже спел. Странную песню на незнакомом языке. Песню, от которой вдруг растаяли последние ростки страха, и стало так спокойно, словно наша с ним встреча – обычное явление. Но про мое увлечение он не сказал больше ни слова. Как будто этого и не было.
А в конце он поступил еще неожиданнее. Прощаясь, он сказал:
– А хочешь, добавлю пикантности? – я кивнула. – Тогда закрой глаза.
Вот, не ждала подвоха, закрыла. Через мгновение соски пронзила боль. Я вскрикнула, открывая глаза. Этот негодяй зажал мои соски прищепками. Я снова крикнула, требуя снять, но Сергей лишь хитро улыбнулся:
– Извини, я не понимаю, что ты хочешь сказать. Я приду сюда завтра в полночь, – и ушел.
Сволочь!
Сначала я попыталась дотянуться руками до груди. Куда там! Конструкция наручников не позволяла повернуть руку запястьем вверх. Оставалось только одно: идти к машине. Мне предстояло около получаса терпеть боль. Я, конечно, использовала зажимы. Но, когда цепляешь их сама, то делаешь это аккуратно, не торопясь. Однажды я носила зажимы больше часа, а они были не менее крепкие, чем эти прищепки.
По пути тело попыталось спешить. Один раз я умудрилась упасть. Но быстрее идти все равно не получалось, и я пошла спокойно, глубоко вдыхая морской воздух. Боль возрастала, но я старалась не обращать на нее внимания. Лунная дорога сопровождала меня, будто поддерживая. Спасибо тебе, подруга. Ты ведь первая, кому я доверила свой секрет.

Уже освободив себя от наручников и прищепок, я поняла, что не злюсь на Сергея. Он в какой-то степени успокоил меня. Показал истинную причину моего увлечения. И сейчас он казался мне не просто человеком, а адептом луны, ее посланником.
Домой я ехала обнаженной. После такого вечера одеваться не хотелось. Загнала машину в гараж, приняла душ и спустилась в свой «подвальчик». Ночь требовала завершения. Вибратор закреплен и включен, распорка на ногах, грудь слегка перетянута, соски зажаты, кляп, повязка на глаза и наручники, ведущие цепь от рук к потолку. Волны возбуждения накатывали на меня одна за другой. То, что произошло на пляже, оказалось намного интереснее моих фантазий. В какой-то момент, когда мое тело содрогнулось, охваченное мощным оргазмом, мелькнула мысль, что это все слишком реально, чтобы быть правдой. Сергей – не человек. Он дух, часть Луны, которая давно заметила глупую и наивную девочку.
Вибратор вновь заставлял меня стонать в экстазе. Наручники не давали мне упасть. Они откроются минут через сорок – вполне достаточно для завершения знакомства. И не важно, реально это было или нет, завтра я буду ждать Сергея на лунной дороге.

Перейти к части 2
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную