eng | pyc

  

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2011

Dnepr
НА СТУЛЕ КЭЙ МИЛТОН
авторский перевод рассказа Amy Alexis «A Current Affair Revisited»
под редакцией Марка Десадова

Если ты не видел комикс Долчета «Кэй Милтон и ее роман с электричеством», обязательно посмотри его перед прочтением. Это попытка написать продолжение истории.

Я нервно стучу в дверь, она открывается.
– О, привет, миссис Алексис, как дела?
– Я в порядке, спасибо, – говорю я. Мои руки слегка дрожат. Надеюсь, мистер Эми не замечает.
– Вам понравилось шоу нашей Кэй?
«О, боже, неужели он понял, зачем я пришла?», но отвечаю:
– Она была вкусной. Ее тело было таким теплым после электрического стула. Думаю, именно поэтому у ее мяса был такой вкус, которого мы никогда не пробовали.
– Хорошо. Я рад, что вам понравилось. Все деньги, которые вы пожертвовали в ту ночь, пошли на благотворительность.
– Спасибо, но я не сомневалась в вашей честности, - я улыбаюсь.
– Так что я могу сделать для вас, госпожа Алексис?
– Ну… гм… – я заикаюсь, как глупый ребенок. – А скажите, стул еще не увезли?
– На месте, госпожа Алексис. Вы хотели бы его увидеть? – он смеется.
Меня бросает в жар. Его это вновь веселит:
– Что-то вы, госпожа Алексис, раскраснелись.
Меня начинает трясти. Пытаюсь унять дрожь.
– В последнее время, госпожа Алексис, – говорит он, обнимает меня за талию и ведет внутрь, – если вам станет от этого легче, вы с той ночи не первая женщина, которая хотела бы ближе познакомиться с нашим электрическим стулом.
– Я не могу отойти от той ночи, все время думаю о ней, – объясняю я. – Не сплю, представляя, что я на месте Кэй. Думаю об этом на работе. Однажды мне даже пришлось покинуть офис и вернуться домой, чтобы остыть.
– О да, – он соглашается со мной. – Это плохо.
– Я вспоминаю лицо Кэй, – говорю я. – Она была на самом деле очень решительна, если добровольно села на стул.
– Ну, наша Кэй была не совсем добровольцем, но в свои последние минуты гордилась, что может помочь собрать благотворительные взносы, и она знала, что ее тело будет продано приличной семье, и она накормит их собой.
– Да, ее вид был полон блаженства, какого я никогда не видела. Даже в то время, когда мы готовили ее тело для нашего ужина, она осталась… сияющей!
– А ее голову вы оставили?
– О да, мой муж сделал из нее чучело.
– И?
– Мы ее повесили в гостиной, – я улыбаюсь. – Радость светилась на ее лице.
Мистер Эми ведет меня, все еще придерживая рукой за талию, он чувствует, что я не в себе. Мы идем медленно, мое напряжение нарастает с каждым шагом. Наконец мы подходим к двери. Она закрыта. Он нажимает на клавиши электронного замка, дверь распахивается.
Внутри, в комнате совершенно темно. Я не вижу то, ради чего пришла сюда, от нетерпения меня пробирает дрожь.
Он улыбается мне и показывает рукой, чтобы я проходила в комнату. Я захожу, он за мной.
Мистер Эми включает свет. Яркие софиты направлены только на стул. Я вижу только его, все остальное тонет в темноте.
– Мы перенесли его сюда после шоу, даже не представляя, что он станет таким популярным. Все думают, что он создан для удовольствия.
При этих словах у меня перед глазами появилась Кэй, которая, судя по всему, получила от стула даже не удовольствие, а какое-то неземное наслаждение.
– Но, пожалуйста, учтите, что это все-таки электрический стул, – объясняет мистер Эми. – Есть риски.
Я поворачиваю голову, чтобы взглянуть ему в глаза. Их трудно увидеть в затемненной комнате, но я все же замечаю, что они горят, как и мои.
– Риск, это половина удовольствия и возбуждения, – говорю я.
Он улыбается. Я подхожу к стулу. Протягиваю руку к электродам, которые входили в Кэй.
– Они все вымыты, госпожа Алексис, – говорит он мне. – Мы тщательно дезинфицируем их после каждого использования.
– После КАЖДОГО? Сколько раз вы делали это?
– Лично?
– Да, мистер Эми, я хочу узнать, вы бы смогли сделать это со мной в одиночку?
– Ну, если вы решите, что хотите попробовать это прямо сейчас, то опыта мне хватит. Я сделал это восемь раз.
– Восемь раз! – я не могу поверить, что у него было так много девушек, кроме Кэй. – А сколько...
– Умерли? – он заканчивает мою мысль. – Шестеро.
У меня пересыхает во рту, ШЕСТЬ из ВОСЬМИ… но от этого становится приятно внизу живота… То, что шансов немного, заставляет биться мое сердце учащенно... стул... электричество... все воспоминания о той ночи... я возбуждена… я с ума схожу... я зашла так далеко… я не хочу передумать… Я должна знать как это… я хочу испытать это на себе!
Я слышу, как он подходит ко мне, а я до сих пор рассматриваю стул. Мои трусики намокли, одна капелька даже ползет по бедру, и я это чувствую.
– Миссис Алексис, я не очень хочу делать это, но если вы все же хотите сесть на стул, вам нужно подписать этот договор, – он протягивает мне листок и пододвигает к свету небольшой столик.
Не глядя, я его подписываю. Я даже не читаю. Неважно, что в нем. Наверняка распределение рисков смерти. Моей смерти… Но мне все равно. Я хочу этого, и я это сделаю!
– У вас еще много времени, мэм, но вам надо раздеться, – он направляет на меня свет. – Мне отвернуться, или не обязательно?
– Не надо, – я отчетливо понимаю, что его наблюдение за моим стриптизом, если я сумею его уловить, должно еще больше меня возбудить. И, в конце концов, какая разница? На стуле-то он все равно увидит меня голой.
Я подношу руки к замку юбки и расстегиваю ее, не сводя глаз со стула.
– Я пришла сюда прямо с работы. Мой муж не знает, что я здесь, – только сказав это, я поняла, что это звучит, как намек или приглашение, но мне уже все равно.
Я снимаю туфли и встаю босыми ногами на жесткий деревянный пол.
Я прикасаюсь руками к большому электроду, трогаю маленький электрод, который будет крепиться на мой клитор, кожаные ремни, которыми привяжут мои руки.
Я расстегиваю свою атласную блузку.
Мистер Эми приносит стул и пакет. Становится рядом со мной и внимательно наблюдает.
– Вы можете положить свои вещи сюда, мэм.
Я сбрасываю с себя блузку и кладу ее в пакет, стараясь не помять. Быстро снимаю лифчик, его туда же. Остаюсь в расстегнутой сбоку юбке, держащейся на ягодицах, и трусиках. Мистер Эми, как и обещал, пристально смотрит на меня, слегка улыбается. Груди у меня среднего размера – «С», но ровные, красивые, а соски очень крупные. Похоже, они ему нравятся. Сначала от его взгляда прикрываюсь ладонями, но потом понимаю, что это глупо, опускаю руки. Он говорит:
– Подождите минутку, – кладет руку на мою левую грудь, слегка ласкает ее. Потом теребит давно уже набухший сосок, сжимает его.
Меня пронизывает новая сладкая волна, очень острая. Но, несмотря на то, что я уже решилась, начинаю румяниться от стыда. Однако он не дает мне сосредоточиться на своих чувствах:
– Можете продолжать, – он убирает руку и показывает на юбку.
Показаться перед ним в одних трусиках не рискую – они белые и такие мокрые, что темное пятно наверняка невозможно не заметить, поэтому быстрым движением снимаю юбку вместе с трусиками, комкаю их в кулаке и заворачиваю в юбку. По дороге трусиками вытираю бедро – там уже не одна капелька, а почти струйка. Второе бедро тоже мокрое.
Теперь я полностью голая и босая. Он отрывает глаза от моих грудей и опускает взгляд вниз – смотрит на мой аккуратно подбритый под бикини вьющийся каштановый треугольник. Мистер Эми протягивает к нему руку и начинает чуть ворошить колечки волос, чуть потягивает за них. Я боюсь, что это намек, что он откажет мне из-за того, что не выбрилась там наголо, но он молчит.
У меня длинные малые губы, они видны даже при плотно сомкнутых ногах, как сейчас. Не сомневаюсь, что он это замечает. Так и есть, его рука перемещается ниже и подергивает за губки. Потом мистер Эми нагибается и сильно оттягивает их далеко вниз обеими руками. Чувствую, что мое лицо горит и похоже на вареного омара. А он уже смотрит мне в глаза:
– Госпожа Алексис, у вас красивое тело. Вас не затруднит немного раздвинуть ноги?
В обычной ситуации он бы получил пощечину за это хамское предложение. Господи, что за ерунда? В обычных обстоятельствах я бы и не стояла голая перед чужим мужчиной! Но теперь… теперь мне всё это нравится! Даже не просто нравится, во мне какой-то жаркий вихрь, шумит в ушах, кружится голова. Но причем тут красивое тело? А если бы я была кривая и одноногая? Какая разница? Не понимаю…
Теребит клитор. «Боже, зачем он это делает? И без того он прекрасно почувствовал, что я вся теку, после дерганья за набухшие малые губы его рука наверняка мокрая». Но клитор он трогает как-то особенно вкусно – совсем слегка дотрагивается и сразу же уходит пальцем ниже, потом повторяет. А может, и не в этом дело, просто меня уже от всего переклинивает. Я непроизвольно начинаю двигать навстречу его руке бедрами, тазом и немного постанывать. Даже, похоже, не немного, а чуть не во весь голос. Еще хорошо, что тут больше никого нет.
Внезапно он отпускает меня и выпрямляется:
– Госпожа Алексис, если вы не снимете мое напряжение, я не смогу должным образом выполнить свою часть работы.
Я слышу, что он глубоко дышит и еле выговаривает эту длинную фразу, но все равно не понимаю, что он хочет. Он нажимает мне на плечи:
– Пожалуйста, встаньте на колени, – и кивает головой на свои брюки.
Но я уже поняла. Опускаюсь на пол, расстегиваю молнию, беру в рот. Он у него много больше, чем у мужа, хоть меньше и тоньше, чем большой электрод у стула. Муж говорит, что я хорошо делаю минет. Стараюсь и с мистером Эми. Полностью во рту, конечно, не помещается, вожу по нему кулаком, стараюсь нажимать на канал косточкой большого пальца и изгибать его перед ртом. Хоть желание сначала было сильным, мое возбуждение понемногу спадает – все-таки в основном горит под животом, а там сейчас никаких раздражителей. Мистер Эми это чувствует и отрывается от меня. Я недоуменно смотрю на него, а он уже придвигает поближе к софитам тот самый столик, на котором я подписывала его дурацкий договор.
Мистер Эми без слов поднимает меня с колен и укладывает спиной на этот столик. Потом поднимает мне ноги, разводит их, берет меня за руки как-то так, что я сама (САМА!) придерживаю себя под коленками в навзничь раскрытой, совершенно бесстыжей позе. Я понимаю, что видна абсолютно вся – не только разверстая вагина, но и колечко ануса. Я опять вспыхиваю, но мне почему-то и в голову не приходит сопротивляться или загораживаться.
Я жду, что он сразу в меня войдет, но он медлит. Пододвигает ближайший софит, чтобы его свет бил мне прямо между ног. Потом берет малые губы, сильно оттягивает их в стороны и укладывает на большие. Я знаю, что, если не двигаться, они так могут держаться несколько минут. И еще знаю, что смотрюсь при этом еще более раскрытой – видно начало влагалища, над ним отверстие уретры, виден клитор, сейчас набухший и далеко выдвинувшийся из капюшончика. С минуту он смотрит туда, потом обмакивает палец во влагалище и опять начинает играть с клитором, так же, как делал это несколькими минутами раньше. Я начинаю стонать и непроизвольно двигать бедрами. И только тогда он входит в меня…
Он начинает двигаться, все быстрее и быстрее, сильно бьет меня головкой в шейку матки, и только тут до меня доходит, что я изменяю мужу! Пытаюсь оправдать себя тем, что только что уже изменяла ему, стоя на коленях перед мистером Эми, и всё это нужно для того, чтобы Эми правильно и аккуратно поработал со мной на стуле, но это мало помогает. Мучаю сама себя мыслями о нечаянной измене. Хоть я закрыла глаза, хоть пытаюсь думать только о стуле, но возбуждение не только не нарастает, наоборот… На минутку открываю глаза и вижу, что он смотрит вниз. Понимаю, что ему отлично виден и мой клитор, и малые губы, нежно обволакивающие член и вытягивающиеся вслед за ним, когда он выходит из меня. А мистер Эми все сильнее входит в меня, убыстряет темп, его руки впиваются мне под коленки, он еще шире раздвигает мне ноги, нажимает на них всем весом, такое ощущение, что он уже хочет завести их за голову. А теперь он хватает меня за груди, изо всей силы сжимает их, натягивает за них на себя, рычит, как зверь, и с судорожными толчками начинает изливаться в меня. Долго и, вероятно, обильно. Внутри себя чувствую удары его семени. Еще, еще, еще… и еще, уже не так сильно… Мне очень приятно, но оргазма нет, хоть возбуждение все-таки нарастает. Не знаю, почему нет. Возможно из-за мыслей об измене, а, скорее всего все-таки потому, что я думаю только о стуле, о том неземном блаженстве, которое он обещает, и которого я так желаю.
Мистер Эми застывает во мне, не вынимая и только чуть шевелясь. Я чувствую, как он выравнивает дыхание. Потом резко одним рывком выходит и сразу же поднимает меня на ноги. Я чувствую, как сперма стекает по внутренней стороне бедер, по коленям, но стыда нет. Мне все равно, я уже немного опустошена. Но желание сесть на стул и испытать то же, что и Кэй Милтон, не только не ослабло, наоборот, вспыхивает еще сильнее.
– Спасибо, госпожа Алексис, это было очень приятно. Если вы готовы, можете присаживаться, – он показывает на стул.
– Да, готова, – отвечаю.
Опять начинает шуметь в ушах, сердце колотится. Поворачиваюсь спиной к креслу. Уже нисколько не стесняясь мистера Эми, раздвигаю ноги, завожу правую руку за спину, провожу сомкнутой ладонью под влагалищем, собираю вытекающую сперму и вдавливаю, втираю ее в анус. Приседаю и начинаю вводить во влагалище большой электрод. Какой он толстый и длинный! Насаживаюсь на него медленно. Чувствую, что он дотронулся до шейки матки, а попка уперлась в маленький анальный. Подавив стон, резко сажусь на оба. Сфинктер расперт, там чуточку больно, но не очень, терплю. Немного ерзаю, устраиваясь удобнее. Электроды вошли в меня очень плотно, до упора.
Мистер Эми подходит, пристегивает мою голову к спинке стула. Привязывает руки и лодыжки. Широко, чуть не до хруста разводит колени, застегивает их ремнями. Нагибается.
– Госпожа Алексис, у вас губки завернулись внутрь, сейчас поправлю, – он вытягивает их из влагалища, оттягивает и расправляет горизонтально по поверхности стула. Не думаю, что это очень нужно для технологии. Скорее, ему просто понравилось играть с ними.
Он берет электрод-крокодильчик, оголяет клитор и прицепляет электрод к нему. Потом встает и пальцами жестко разминает соски, не забыв перед этим погладить и взвесить груди в руках. Крепит электроды к соскам. От резкого укуса прищепок немного больно, но эта боль тут же отдается новой горячей волной под животом.
Теперь я полностью привязана к электрическому стулу и подключена… мои ноги вновь бесстыже расставлены… На бедрах блестит подсохшая слизь – и мистера Эми, и моя… Но о смущении я давно забыла, от возбуждения кусаю губы и постанываю… Я уже забыла о сексе с мистером Эми, сейчас все ощущения гораздо сильнее. И гораздо серьезнее!
– Вы уверены?
Я застонала. Это все, что я могу ответить.
Мистер Эми исчезает в темноте.
Тогда… Я слышу гул.
И я это чувствую!!! Сквозь мое тело пошел ток… никогда я такого не ощущала…
– ААА! Oххх… Ммм… – я закрываю глаза. Мои руки впиваются в ручки стула.
Я кричу, но не от ужаса или страха. Я кричу, потому что уже близка к тому, чтобы понять, что чувствовала Кэй. Сейчас я ощущаю своим телом как сквозь меня проходит ток… как, наконец, нарастает оргазм…
Гул громче. Волны возбуждения нарастают.
Я кончаю… В первый раз за сегодня!
Мое тело трясет. Волны экстаза проходят через каждую клетку. Каждый сантиметр моей кожи покалывает и становится влажным с первой волной оргазма.
– Ооо… Ооо… Ооо… Пожалуйста… Дааа… Да!!!
Мистер Эми увеличивает напряжение еще раз.
Мое тело начинает выгибаться, как будто оно живет своей собственной жизнью. Я никогда не получала такого удовольствия. Даже не думала, что такое возможно! Нет, думала! Я знала, что будет так. Я знала это!!!
Меня трясет, но ремни надежно удерживают на месте.
Оргазм, еще один… Он еще сильнее, я начинаю сходить с ума! Но я знаю, что это не все… Я знаю, я чувствую это… Хочу еще… Хочу дойти до конца…
Он смотрит мне в исказившееся лицо, видит мои оргазмы. На мгновение мелькает мысль, что неприлично кончать перед чужим мужчиной, но эта мысль тут же уносится с очередным разрядом.
– Мэм, пора уменьшать напряжение.
– Нет, нет, добавь еще!!! – я уже кричу.
– Миссис Але…
– Еще немного, пожалуйста!
Гул становится еще громче.
Мое тело подбрасывает вверх… Я выгибаюсь… Ремни натянуты… Вот он самый сильный ОРГАЗМ!!! Король всех-всех оргазмов!
«Oххх… теперь я знаю… Да… Вот оно!!!»
«Mмм…»
Я получила то, что хотела…
Но… Мое тело страшно выгибается… Я вижу себя откуда-то сверху… Но как я могу себя видеть?
Жужжание прекращается.
Он подходит ко мне…
– О, Боже! Госпожа Алексис… Госпожа Алексис? – он смотрит мне в глаза.
Из моего рта идет пар. Он легонько бьет меня по щекам.
– Миссис Алексис?
Я не двигаюсь.
Он расстегивает ремни.
По моему телу проходят судороги. Он снимает меня с электродов.
Пар идет из моего широко раскрытого влагалища.
Мистер Эми кладет мое тело на пол, поворачивает мою голову туда и обратно.
– Как же ты великолепна! – говорит он.
Он достает сотовый из кармана, набирает номер. Проводя по моему телу рукой, говорит:
– Здравствуйте. Господин Алексис? Это Эми из Клуба Долчета. Я по поводу госпожи Алексис… Да, я знаю, что ее еще нет, она к нам пришла… да… Да, она мертва, сэр, соболезную. Я должен буду ее тело прислать вам… Да, она хорошо прожарилась на стуле… Да, я уверен, что ваши гости будут наслаждаться ее мясом, сэр. И внешним видом тоже, она была очень красива, – мистер Эми, разглядывающий мое тело, переводит взгляд между ног и замечает, что малые губы, выгнувшись, упираются в сильно подрумянившиеся бедра. Я сверху тоже вижу это, моему телу должно бы быть больно. Мистер Эми обеими руками пытается повернуть губки вниз, оттянуть, как делал совсем недавно. Но они трещат и отламываются. Он кладет их в рот и с хрустом пережевывает:
– Боже, как же вкусно!

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную