eng | pyc

  

Di_ana
В-14-318
(иллюстрации falcon501)

Похоже, у каждого пишущего фэнтази рано или поздно возникает потребность написать фантастику. Даже если ничего не соображаешь в этом…
Последние пару недель не отпускает серия "Чужие" Фалькона. А особенно вот эта картинка:


 

I

«Следующая станция – Владимирская. Осторожно, двери закрываются»
Металлический лязг дверей едва пробивается сквозь утреннюю полудрему. Неловко нажимаю боковую панель, и на экране смартфона высвечивается 6:27. Какого черта я опять легла за полночь? Ох, как же мне сегодня отработать?
Погруженная в свои тягучие мысли я слишком поздно услышала визг тормозов, и жесткий удар ворвался в мое расслабленное тело, резко без реверансов сбросив с сиденья. Как и несколько человек рядом. Кто попроворнее, ухватились за поручни. И вагон оглушительно замер.
Мы, а утром во всем вагоне хорошо, если человек пятнадцать наберется, растерянно заозирались, глядя друг на друга расширенными от подступающей паники глазами. Теракт?! Леденящая кровь мысль расколола звенящую тишину.
Я потерла отбитое плечо. Кто-то сзади застонал. Нет! Какой теракт в шесть утра? Просто техническая неполадка. Может, сломалось что-то? Сейчас поедем. Сей…
Свет несколько раз мигнул и погас.
– Да что же это! Боженька, да что же это! – запричитала, судя по голосу, женщина лет пятидесяти.
Вроде бы я ее даже помню – за мной садилась. Бордовый плащ, сухо поджатые губы и выжженные пергидролью волосы.
– Тише ты! – цыкнул на нее кто-то из темноты, – Сейчас поедем. Раскудахаталась!
Я заползла на сиденье и вжалась в спинку кресла. Зубы отбивали чечетку. Конечно, сейчас поедем. Конечно же, поедем. Конечно же…
Я не сразу поняла, что различаю предметы. И не сразу поняла что окружающий мир заливается холодным синим светом, который с каждой минутой становился все ярче и ярче. Помимо воли подняла голову в безумной надежде увидеть незамеченные ранее люминесцентные лампы. Но вместо этого увидела словно под лупой наливающийся синей белизной потолок. Трещины-щели, неровная окраска, скол у стыка между дверями, даже отпечатки чьих-то пальцев – все это выпирало на первый план с бесстыдством шлюхи, распахивающей ляжки перед клиентом. Что это? Сон? Опускаю голову и вижу искаженное лицо попутчика. Его вытаращенные от ужаса глаза ощупывают мое лицо, безошибочно останавливаясь то на замазанных тональником кругах под глазами, то на противной и не менее тщательно замазанной родинке.
Синий. Сто пятьдесят оттенков синего. Он вколачивает мир в мозг без привычного фильтра. Каждую трещинку. Каждую шероховатость. Это невыносимо. Пальцы скребут лицо, пытаясь вырвать зажмуренные глаза. Хватаюсь за голову и вою. Вою, как животное от страха и боли.
Сквозь подступающее безумие слышу вопли. Или это часть безумия? Заставляю себя открыть глаза. Кровь цвета индиго. Развороченный живот. Женщина еще дышит. Пергидрольная блондинка с кровавой пеной на губах. Над ней возвышаются Они. Не могу сфокусироваться. Все вижу, а они расплываются. Высокие. Лысые вроде черепа задевают потолок. У них в руках… что-то типа… что-то типа… Перепончатая ступня залита кровью убитой женщины. Перепончатая?! Оно перешагивает. Оно рядом. Поднимает за шею, разворачивая в воздухе, парня напротив, приставляет черную штуку к затылку. Несколько секунд и барабанные перепонки взрывает писк. Короткое движение и тошнотворный хруст. Парень как подкошенный падает на пол. Сначала на колени, а потом и плашмя. Пустые глаза смотрят в потолок.
Оно поворачивается ко мне. Огромные черные ямы вместо глаз. Длинные пальцы обхватывают виски, лоб и резким тычком заставляют уткнуться носом в колени. Чувствую, как в затылок упирается холодный металл.

ఐడెంటిఫికేషన్సాధ్యం
పరిశోధననిర్వహించారు
వేచి
అధ్యయనంముగుస్తుంది

ИДЕНТИФИКАЦИЯ ЗАВЕРШЕНА
САМКА
ВОЗРАСТ: 3,4 (НОРМА)
ВЕС: 18 (НОРМА)
МАТКА: 2,3454345656 (НОРМА)
ЯИЧНИКИ: 0.2323/0.2256 (НОРМА)
РЕПРОДУКЦИЯ: ПОЛОЖИТЕЛЬНО
ДОПУСК: ПОЛОЖЕНИЕ РК-08 СВЯЗИ РК-08-В-176 ДОПОЛНИТЕЛЬНО РК-08-Х-233


Что-о? Что в моей голове? Что это? Откуда это? Я это слышу? Я это вижу? Откуда я…

 

II

Я очнулась от боли в затекших коленях и горле. Пытаюсь вытянуть ногу, но ступня упирается в решетку. В решетку?! Распахиваю глаза и неловко дергаю шеей, чтобы повернуться. В горло впивается стальной обруч. Где я? Что со мной? Руки хватаются за металлические прутья. Господи, где я?
Поскольку головой двигать не могу, наконец-то соображаю посмотреть вперед. От дикого зрелища отвисает челюсть, а по спине бегут мурашки. В трех-четырех метрах вдоль стены стоят клетки. Небольшие. Наверное, полметра на метр, на передней стенке в центре круглое отверстие. Почти все клетки пусты, но в трех сидят девушки! Бедняжки полностью обнажены и согнуты так, что грудь прижата к коленям: их шеи жестко зафиксированы на передней стенке и все что они могут, это вертеть торчащими наружу головами. Размеры клетки не позволяют встать даже на корточки! Две обессилено смотрят в пол, я вижу только их смоляные затылки, а третья – рыженькая в конопушках таращится на меня полными слез глазами. Только тут медленно, как во сне, начинает доходить. Скольжу рукой вверх до стального обруча, который держит мою шею. Вцепляюсь второй рукой в прут, в другой, третий. Ноги елозят по полу, ощупывая все доступное мне место. Я в клетке!!! Как и они!!! Голая!
Кричу от ужаса, но из распахнутого рта не вырывается ни звука. Новое открытие оглушает. Делаю еще одну попытку. Ничего! Я не могу говорить! Я больше не могу говорить!
Чувствую нарастающее покалывание в горле. И чем больше пытаюсь кричать, тем сильнее колет.

В-14-318, ДЕЙСТВИЕ НЕДОПУСТИМО

Фраза, вспыхнувшая в голове, заглушила всё снаружи, а мир будто выключился на несколько мгновений. Затем способность видеть вернулась. Это оказалось еще более диким, чем клетки с девушками и даже, чем собственное жалкое положение. Я сошла с ума? Где я? Кто я? И тут на меня обрушились воспоминания. Метро. Удар. Синий. Высокие существа. Парень со свернутой шеей. Холод в затылке. Самка. Они меня определили как самку в репродуктивном возрасте. И какой-то допуск. В голове. Как и сейчас. А потом… потом не помню.
Стук.
Фокусирую взгляд. Рыжая бьет ладонями по прутьям. С размаху. В глазах отчаянная решимость. Рот раскрыт в немом крике. Удар. Еще удар. Еще. Вдруг тело пленницы выгибается дугой, а зрачки расширяются, заполняя всю радужку. Судорога и вот она уже обвисает, как и две рядом.
Перевожу дух. Похоже, я в аду. Эй? За неимением собеседника привычно обращаюсь к себе: «Я права?».

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО

Моргаю. Не поняла. Мне… ответили? Кто? Что значит «отказано»? В каком доступе?..
А! Погодите-ка! Сосредотачиваюсь и формулирую: «Где я нахожусь?»

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО

Так… Ясно… Как я тут оказалась?

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО

Что со мной будет?

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО

Что ты от меня хочешь?!!

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО

Урод!!! Молчание. Эй! Ты урод! Молчание. В ярости сжимаю кулаки. Ответь! Слышишь! Ответь!!! Молчание. Кто ты? Ненавижу! Отвечай!
В ярости бью кулаком по решетке. Больно. Ну, и плевать! «Выпустите! Выпустите! Меня!», – кричу я, и меня уже не смущает ни отсутствие звука, ни нарастающая боль в горле.

В-14-318, ДЕЙСТВИЕ НЕДОПУСТИМО

Ага! Заговорил! Да пошел ты! «Пошел ты!», – ору. Ну, т.е. почти ору.

В-14-318, ДЕЙСТВИЕ НЕДОПУСТИМО

10… 9… 8…


Фраза заполняла все сознание, а под ней пошел странный отчет назад. Пофиг! «Уроды! Выпустите!! Выпустите!!!»

2… 1

Боль! Она вонзилась в темечко, пробила шею и спину раскаленным штырем до копчика. А в следующее мгновение позвоночник рывком вытащили наружу. Проваливаясь в спасительную тьму, я чувствовала, как оставшиеся без поддержки ребра пронзают легкие…

 

III

Привычный металлический привкус во рту. Вчера я опять сорвалась и начала биться о клетку. А может не вчера, может пару часов назад. Не знаю, сколько проходит времени между болевым импульсом и моментом, когда приходишь в себя. Сплевываю кровавую слюну. Десны будут еще долго кровоточить.
Как тебя зовут?

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО

Усмехаюсь. Я уже поняла, что никто на мои вопросы отвечать не собирается. Этот способ связи создан исключительно для приказов. Эй, какого цвета зеленая стена?

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО

Верх упрямства – вводить неверный пароль, пока компьютер не передумает. Не знаю, почему продолжаю придумывать вопросы, на которые давно не жду ответов. Надеюсь найти нужный? Вряд ли. Наверное, просто цепляюсь за возможность хоть с кем-то разговаривать. Даже эта иллюзия общения лучше кокона пустоты и одиночества, на который мы обречены. Улавливаю движение.
Рыжая.
Она придумала, как себя развлечь. Ну, и нас заодно. Левой рукой Рыжая вцепилась в прут на передней стенке, широко раздвинула колени, упершись ступнями в решетку и, выгнув горбом поясницу, запустила правую руку между бедер. Пройдет совсем немного времени, и ярко розовые соски на полной молочной груди напрягутся, ляжки начнут мелко-мелко дрожать, а лицо исказится в крике наслаждения. Она смешно наморщит нос, верхняя губа вздернется, дыхание станет коротким и частым, а по подбородку потечет тонкая струйка слюны. И только бисеринки пота, выступившие на коже, покажут нам, что кульминация достигнута. Рыжая дрочит себя почти не переставая. С тех пор как Они вернули ее обратно.
Не бог весть какое развлечение наблюдать за странной девушкой, сделавшей смыслом своего существования непрерывные разрядки, но у нас и этого нет. Иногда ловлю себя на мысли, а что, если и мне опустить руку к киске, раздвинуть нижние губки, нащупать горошину клитора и нежными ласковыми движениями погрузиться в мир похоти. Что-то останавливает. Не знаю что?
Эй, что меня останавливает?

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО

«Молодец, возьми с полки пирожок», – ехидно отзываюсь я. Пока ерничала, Рыжая подошла к пику. Синие глаза затуманились, от частого дыхания обтянутые кожей ребра заработали, как кузнечные меха, крупные груди, и так немного отвисшие, но в такой позе оттянутые вниз максимально, задорно затряслись. Рыжая умудрилась прижаться поясницей к верхней решетке, колени раскрылись еще больше, я увидела мокрую изящную ладонь, почти целиком входящую в хлюпающую промежность. Внутренняя сторона бедер блестела от соков. Последний рывок, кисть скрылась между половых губ по запястье, а оттопыренный задок буквально впечатался в металлические прутья. Тельце затряслось от наслаждения, затем колени подогнулись, и девушка рухнула бы на пол, если б не проклятый обруч. Лицо исказила маска боли – слишком большой вес обрушился на маленькую шейку. А еще спустя минуту обессиленная кисть со стуком выпала из раскуроченного влагалища. Но Рыжая уже сопела.
Кино кончилось. Однако скоро Рыжая проснется, и все начнется по новой…
Тоскливо оглядываю помещение, изученное до последнего винтика. То ли пластиковый, то ли металлический пол и стены. Из мебели только клетки. Напротив меня три девушки. Если Рыжая хоть чем-то занимается, то две брюнетки большую часть времени стоят с тупой покорностью скотины, опустив голову. Изредка то одну, то другую выгибает дугой от боли, и я вижу лезущие из орбит глаза и искаженный мукой рот. Значит, живы. Значит, что-то чувствуют. Или думают. Не совсем понимаю, с чем связаны импульсы боли, которыми наказывают несчастных. Я получаю по мозгам, если пытаюсь кричать и начинаю биться в клетке. Рыжая, кстати, тоже. Но эти-то две??? Непонятно. Что неправильного в покорном ожидании? Может они…
Осторожное прикосновение холодных пальчиков вспугнуло мои мысли. Няша. Так я называю девушку в соседней клетке – блондинку с кукольным личиком и огромными голубыми глазами в обрамлении пушистых ресниц. Больше ничего о ней сказать не могу – обруч фиксирует шею настолько жестко, что радиус обзора хорошо, если 180 градусов составляет. Все что смогла разглядеть слева и справа, так то, что моя клетка последняя от стены, справа три с девушками, а потом несколько пустых. Точнее сказать не могу, но если расставлены симметрично, то пустых еще две. С Няшей я познакомилась в самый первый день, как пришла в себя, с удивлением обнаружив, что позвоночник не только на месте, но даже не болит. Чтобы сообразить, много ума не надо: нет нужды пытать тело, если можно подавать болевые импульсы непосредственно в мозг.
Помню огромные полные ужаса глаза и дрожащие губы. Мы всматривались друг в друга до бесконечности, пытаясь прочесть хоть что-то в глубине зрачков. Я попробовала сказать одними губами, но безрезультатно. Как и не могла понять ее. Няша первая придумала дотронуться – благо расстояние между клетками позволяло. Помню, как ухватилась за мягкую, маленькую ладонь и сжала. А потом:

В-14-318, ДЕЙСТВИЕ НЕДОПУСТИМО
10… 9… 8…


А потом…

Нет, мы все равно пытались касаться друг друга, расплачиваясь болью, ведь другого способа передачи информации у нас просто не было. Впрочем, какая там информация? В отличие от других девушек, нас с Няшей Они еще не забирали. Кормежка тут автоматизированная, внутривенно, а гигиена вообще ад адский – воздух вдруг начинает царапать легкие, глаза режет, словно сыпанули горсть песка, и нестерпимый зуд в промежности, анусе, слизистой носа, ушных раковинах. Постепенно неприятные ощущения проходит, забрав с собой кровавые слюни, которыми мы судорожно оплевываемся, приходя в сознание, липкость прутьев решетки, за которую мы хватаемся вспотевшими пальцами, выделения с пола клетки…
Опять легкий, но настойчивый тычок в предплечье. Няша, что тебе? Скашиваю глаза насколько возможно. Блондинка тычет пальцем в свою соседку. Черт! Не видать ничего! Ее блондинистая башка загораживает и так скудный обзор. Няша понимает и изо всех сил тянет подбородок вниз. Вижу, что девушка за ней вроде как дергается или вертит головой. Ну да, я слышала какое-то шевеление справа. Но это привычно. Все мы время от времени начинаем елозить по клетке. Пытаюсь понять, что взволновало Няшу. Не видать ничего. Няша нервно сжимает ладони и требовательно смотрит на меня. Качаю головой. Хмурится, затем светлеет лицом и тычет… в Рыжую!
Смотрю на посапывающую нимфоманку и с недоумением возвращаю взгляд Няше. Блондинка от бессилия бьет кулачком по полу и опять тычет пальцем в Рыжую.
Что? Что ты хочешь сказать?
И тут тело соседки выгибает дугой и подбрасывает вверх, впечатывая в решетку. Еще с полминуты пленница извивается от боли, затем спасительное беспамятство принимает несчастную, и только алая ниточка слюны, стекающая на пол, напоминает об экзекуции.

 

IV

Они идут за мной… Господи… Они идут за мной…
Непроизвольно пытаюсь забиться в угол клетки, забывая о такой мелочи, как ошейник. Стальной обруч впивается в плоть.

В-14-318, ДЕЙСТВИЕ НЕДОПУСТИМО

Вспыхивает в мозгу и тут же гаснет. Ощущение неотвратимости заставляет замереть. Таращусь на Них, как кролик на удавов. Высокие, безволосые, вместо глаз две черные ямы. Обнажены или одеты в бесшовные комбинезоны-скафандры. Настолько чужие, что оба варианта равновероятны. Сильные. Один с легкостью поднимает клетку со мной и ставит на небольшую платформу, зависшую сантиметрах в двадцати от пола. Нет… Я не хочу… Не хочу… Вцепляюсь в решетку и пытаюсь закричать.

В-14-318, ДЕЙСТВИЕ НЕДОПУСТИМО

Из открытого рта течет струйка слюны, выбившиеся из косицы волосы облепили лицо, из горла доносится что-то среднее между скулением и бульканьем – вот и все, на что я теперь способна… Конечно, Им глубоко параллельны мои трепыхания. Оба разворачиваются и идут к выходу, платформа как привязанная скользит следом.
Клетка выкатилась за пределы набившего оскомину помещения, но вымотанный мозг с трудом обрабатывает новую информацию. На матовых стенах поблескивают выключенные панели. Механическая бездушность происходящего умножила, возвела в степень апатичное принятие, и я бессильно обвисла на решетке, наблюдая, как рассеянный синий свет придает лиловым телам конвоиров еще более трупный оттенок.
Няша. Когда меня, наконец, ввезли в большое овальное помещение, первое, что я увидела, была она. Намертво зафиксированная блондинка в странном механизме, о предназначении которого оставалось только догадываться. Что-то среднее между гинекологическим креслом, дыбой и распятием. Ноги Няши были широко разведены и фиксировались за щиколотки и колени. Лобок выпячен вперед и вверх, несмотря на то, что висел в воздухе. И лишь увидев медный блеск длинный тонкой иглы, острие которой упиралось точно в копчик, я поняла, что заставляет девочку из последних сил выкручивать таз наружу. Руки до упора разведены в стороны и назад, отчего и так немаленькая грудь казалась еще больше. К соскам как две гибкие черные змеи присосались манипуляторы. Я не видела, что происходит в их зевах, но наливающаяся синевой кожа и тонкие струйки крови из-под обоих говорили, что ничего хорошего. Как ничего хорошего не происходило и во рту пленницы. Но если первые два манипулятора напоминали ужиков, то то, что погрузилось в рот – откормленного питона. Растянутые до предела губы плотно обхватывали остов, а судорожные движения горлом показывали, что погружением все не ограничилось.
Страх. Пятьдесят оттенков страха сковали тело.
Страх это мой панцирь. Способ не сойти с ума. Средство не начать визжать, как свинья на бойне. Умение не делать резких движений. Он толстой коркой покрыл мое сердце. Он сжал затылок, завладел шеей. Я тупо смотрела на то, что сделали с Няшей, и все дальше и дальше уходила от происходящего. Я осознавала, что это реально, и это здесь и сейчас, но актуальность стремительно теряла значимость.
Один из Них подходит к раскрытой жертве. Длинные четырехсуставные пальцы раздвигают половые губы, привычным жестом находят клитор и, оттянув капюшон вверх, всаживают иглу. Няша бьется, как от удара током, но это не мешает Ему всадить полный шприц зеленого раствора в самое чувствительное место.
Когда Он, наконец, отходит, предо мной предстает набухшая, текущая вагина Няши. Половые губы раскрылись настолько широко, что я вижу точечку уретры. На пол стекают капли женского сока. Няшу по-прежнему трясет, но теперь от наслаждения. Или от боли? Или от боли пополам с наслаждением?
Без разницы.
Не важно.
Звук слева. Поворачиваю голову. Я узнала ее. Соседка Рыжей. Ее забрали довольно давно. И не вернули. Так вот что с ней сделали…

От нее собственно осталось не больше половины. Истерзанное тело держал в вертикальном положении широкий обруч на талии. Голова запрокинута назад, а в распахнутый рот входит такой же «питон», как и в Няшу. Вот только сглатываний горлом не видно. Грудная клетка расширяется едва заметно. Я равнодушно скольжу взглядом по вылущенным суставам, обтянутым кожей. Ни рук, ни ног у брюнетки больше нет. Какие же технологии позволяют не только проделать серию изуверских операций, но и заставляют настолько быстро исчезнуть шрамы и следы вмешательства?
Туловище брюнетки висит довольно высоко и мне не составляет труда увидеть три неестественно расширенные дырки. Три?! Во влагалище и анус, не задев стенок, войдет апельсин. Третья поменьше – сантиметра два-три в диаметре. Только память о недавней экзекуции Няши заставила сообразить – это то, что осталось от уретры. В отличие от горла дырки жили. И вагина и анус пытались сжаться в унисон дыханию, а вот в уретре что-то поблескивает и… и… шевелится? Или вибрирует?
Без разницы.
Не важно.
Внезапно меня качнуло вниз, и я носом впечаталась в почтительно опустившуюся на пол платформу. Надо же, так привыкла к ошейнику, привыкла на него опираться, что, когда сняли, не смогла удержаться даже на четырех конечностях.
А как его убрали? Не заметила.
Только сейчас сообразила, что клетка раскладывающаяся – боковые стенки опустились на пол. Странно… Она казалась мне цельнолитой. Никаких шарниров, скоб, петель в ней не было – уверена. Я ведь ощупывала каждый миллиметр миллион раз…

В-14-318, ВСТАТЬ

Пока соображаю, что надо сделать, Первый поднимает меня сам. Нет, не рывком, довольно плавно. Словно знает, ноги, простоявшие столько времени на коленях, не удержат вес тела. Но знает ли, как им горестно отзовется спина?
Стоять непривычно. Впрочем, долго стоять не придется. И тут же в подтверждение мыслям чувствую, как талию, предплечья и щиколотки обхватывает эластичная холодная субстанция. Она приноравливается к моему дыханию, впитывает изгибы тела и через несколько мгновений, приняв окончательную форму, твердеет.
Меня медленно поднимают от пола на те же двадцать сантиметров. С облегчением обвисаю, продолжая безучастно смотреть вокруг. Смотреть ли? Взгляд выхватывает какие-то части, которые не складываются в целое.
Везут вдоль стены. Теперь брюнетку совсем не видно. Зато Няшу рассмотрела во всех подробностях. Упругие ягодицы в мурашку. Короткие, но глубокие царапины в районе копчика – извиваясь, Няша постоянно напарывается на иглу и сама раздирает себе кожу. Манипуляторы не просто присосались к соскам, но и тянут полные груди вверх, заставляя прогибаться в пояснице, впрочем, два ручейка крови, стекающей к ключицам, говорят о бесплодности попыток.
Кошу глаза вниз. Мои груди... Девственно белые с маленькими сосочками-пуговками. Надолго ли? Мысли, которые старательно гнала от себя за время плена, щелчком сложились в картинку. Картинка уставилась на меня наглыми глазами, требуя признать.
Не знаю, зачем. Не знаю, ради чего. Но все этапы пути выкристаллизовались с предельной ясностью.
Сопротивляющаяся пленница.
Истекающая от желания нимфоманка.
Равнодушное покорное животное.
И, наконец, бесформенный обрубок плоти.
И снова в унисон вспыхнувшим мыслям я почувствовала, как мои колени разводят в стороны и давят на поясницу, заставляя выпятить лобок.
Моя очередь, отрешенно думаю я. И больше ни о чем. Ни зачем это нужно Им. Ни кто Они такие. А еще я больше не хочу разговаривать с голосом.

V

Я висела распятая на таком же механизме, что и Няша, с одним лишь отличием: вместо рта манипулятор погрузился во влагалище и медленно без остановки там копошился. Особую пикантность моему положению придавало мое же активное подмахивание своеобразному «члену». Во всяком случае, выглядело это так. На самом деле стоило мне попытаться отстраниться или провиснуть, как в копчик впивалась игла. А чтобы было еще веселее от острия, по копчику бил разряд тока, который вдоль позвоночного столба добирался до шеи. Наверное, ток был не очень сильным, раз оставалась в сознании и даже не теряла возможности шевелиться. Но по ощущениям костный мозг перекручивали, как белье после стирки, дыхание останавливалось, и я запрокидывала голову в беззвучном крике.

ТЕСТОВЫЙ РЕЖИМ

Внезапно вспыхнуло в голове. От неожиданности совсем перестала держать таз и с размаху плюхнулась на острие. Искры посыпались не только из глаз, но, похоже, и из ушей. Если бы я могла кричать...

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

Ого! Со мной начали разговаривать! Ошеломленная опять забыла про иглу и второй раз с размаху опустила на нее свой многострадальный зад. Уииии! Да, что б тебя! Только бледнолицый дважды наступает на одни и те же грабли, – мелькнула мысль, когда вернулась способность дышать.

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

10, 9, …


Поняла я! Поняла! Мысленно завопила я и для убедительности максимально прогнулась в пояснице, выпятив вперед лобок.

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА
8, 7, 6, …


Неумолимо продолжил незримый надзиратель, не замечая моей готовности к сотрудничеству. Что ты хочешь? Что хочешь? Ради бога, только не передумай. Не замолкай! – заметалась я и эффектно третий раз опустилась на иглу.

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

2, 1, 0


Когда вернулась способность соображать, успела увидеть финальный отсчет. И кожа вспыхнула огнем.
Давным-давно, еще в детстве опрокинула себе на руку кипящий чайник. Адская боль стала тогда моей постоянной спутницей. Помню, как плача опускала ладошку в чан с холодной водой, это ненадолго, но приносило облегчение.
То, что почувствовала сейчас, не шло ни в какое сравнение с той травмой. Я была объята пламенем вся. Горели бедра, горела нежная кожа сосков и подмышек, горели веки. Я извивалась распятая на изуверском приборе, не чувствуя ничего, кроме пламени: ни сношающего мою дырку манипулятора, ни вывернутые, заведенные назад плечи, ни раздирающую кожу на копчике иглу.
Сипло выдыхая, обвисаю в оковах – боль отступила так же внезапно, как пришла. Она другая, поняла я. Прежняя – выключала сознание на раз. А эта... эта... Но додумать мне не дали.

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

Моргнула. Усталость во всем теле после вынужденной пляски не позволила реагировать активнее. Что Он от меня хочет? Как это «сосредоточься»? Думать о них что ли?

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

10, 9, ...


Пля!!!! Да объясни ты толком! Влагалище. Эээээ... Я думаю! Думаю! Это... это между ног. Предназначено для секса.

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

8, 7, ...


Мышцы влагалища обхватывают член во время секса. Член это такая штука... у мужчин... Когда мужчина вводит свой член во влагалище…

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

6, 5, ...


Господи, да что не так?! Мышцы влагалища они эээ... они... с ними можно... Во влагалище можно пихать не только член, но и разные предметы. Да. Разные большие предметы. Они эластичные и растягиваются.

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

3, 2, ...


Я люблю, когда мне во влагалище вставляют разные... с отчаяньем завопила я, но закончить мне не дали. Тело охватило пламя, и я забилась в оковах словно уж, брошенный в кипящее масло.

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

…услышала я и только тогда сообразила, что боль давно кончилась. Давно ли?
В моей дырке по-прежнему копошился манипулятор. Он совершал легкие поступательные движения, слегка вибрируя. Немного неприятно, но хоть не больно. Моя бедная киска совершенно сухая, но я рада уже тому что трахают не раскаленным стержнем. Да уж. Услужливое воображение тут же нарисовало картинку: жаровня на углях, палач берет металлический прут и резким движением вгоняет его в самый центр очага. Распятая девушка. Ведьма. Рваная рубаха опалена в нескольких местах...

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

10, 9,…


Ой! Что это я. Честно попыталась прислушаться к ощущениям. Манипулятор все так же елозит по киске. По-прежнему сухо и неприятно. И гвоздь еще этот попу колет. «Сосредоточься на мышцах влагалища»! Что за дебильное требование. Что там с этим влагалищем происходит? Сношают его. Могу даже ритм отщелкать, с каким входят и выходят. Судя по тому, что угрожающее сообщение пропало, я на правильном пути.
Манипулятор немного изогнулся и теперь его удары приходились на переднюю стенку. Примерно так же входил в меня член, когда я стояла на четвереньках, а любимый мужчина брал меня сзади. Макс. Не знаю почему, но просто физически ощутила на бедрах его сильные руки, вспомнила требовательно впечатывающийся в мою попку пах. Захотелось податься назад. Назад и вверх навстречу...

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

10, 9,


Т-т-т-твою мать, бессильно сжала кулаки я. Совсем очумела. Чуть не начала на этот... гребанный вертел насаживаться, думая о… Максе…

В-14-318, СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА МЫШЦАХ ВЛАГАЛИЩА

8,7, ...


Сосредоточилась я, сосредоточилась! Чувствую вибрацию. Чувствую, как назойливый поршень ходит в моей успевшей увлажиться, но стремительно высыхающей киске. Чувствую, что конец этого поршня снабжен ворсинками-вибрисами. В дырочку будто горсть крупных тараканов засунули. Бррр... Гадость какая! Манипулятор опять изогнулся и теперь вошел под более крутым углом, прижимая стенку промежности к анусу. Пришлось сильнее прогнуться в пояснице. Бедра задрожали от напряжения. Господи, сколько я так продержусь? Но зато боль в раскрывшемся пахе точно не даст забыть о (тьфу!) «мышцах влагалища»...

...
...
...

ТЕСТОВЫЙ РЕЖИМ ОКОНЧЕН
УСТАНОВЛЕНО: К-ПОТОК (ВАРИАБЕЛЬНО)
УРОВЕНЬ С: НЕ ВЫЯВЛЕН
УРОВЕНЬ В: НЕ ВЫЯВЛЕН
УРОВЕНЬ А: НЕ ВЫЯВЛЕН
СТИМУЛЯЦИЯ: ПР-4-4-4-11


Лавина непонятных терминов выдернула меня из полубессознательного состояния. Вас когда-нибудь заставляли думать о своей вагине много часов кряду, нещадно наказывая болью за шаг в сторону? Детская шутка «не думай о хромой обезьяне» приобрела темный, зловещий подтекст. Опустила глаза вниз. Промежность напоминала распухший красный пельмень, из которого медленно выползал покрытый вязкой слизью комок плоти. Так вот как выглядит это существо. Или прошлые два были другие? Этот ведь вроде как живой остался. Когда трение в киске окончательно стало напоминать обработку наждаком, подошел один из Них. Он держал странный сосуд конусообразной формы. На поверхности были выбиты непонятные символы, а внутри шевелилась вязкая субстанция. С легким жужжанием манипулятор освободил мое истерзанное влагалище, и в тот же момент я почувствовала, как что-то холодное, истекающее жиром или слизью, протискивается в многострадальную дырочку. Надзирателю даже не требовалось напоминать про «мышцы влагалища». Не чувствовать это было невозможно. Я ощущала желеобразную тварь каждой клеточкой, каждой складочкой и содрогалась от омерзения. У меня в киске копошится склизкий жирный червяк! Гадость! Гадость! Я еще не знала, что спустя несколько минут в расширенную до предела промежность вонзится манипулятор, и с каким оглушительным чмоканьем лопнет протараненное тело заползшего туда существа. В горле заклокочет от бессильных приступов рвоты. И не вывернет лишь потому, что нечем. Когда все, что осталось от твари, из меня вытечет, Он подойдет снова. На новом сосуде символы будут другие, машинально отмечу я и зажмурюсь, чтобы не видеть, что сейчас полезет в мою дырку.
Ну что, доволен? Теперь ты доволен? Спрашиваю своего единственного собеседника.

В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО

Закусываю губу. Накрывает тоска. Немного же мне потребовалось времени, чтобы забыться и обратиться к нему как к живому…
Когда один из Них подошел ко мне, я лишь равнодушно скользнула взглядом по шприцу, который сжимали узловатые лиловые пальцы...

 

VI

В-14-318, НАЧАТЬ СТИМУЛЯЦИЮ

10, 9, ...


Я застонала и опустила ладонь на воспаленную истекающую соком киску. Получить очередной разряд в мозг совсем не хочется. После того, что со мной там сделали, я теку не переставая. Теку, а не возбуждена – попрошу не путать. В голове пустота и отчаянье, а подо мной лужица моих же выделений. Погружаю ладонь в хлюпающее влагалище почти наполовину. Трахаю себя. Рука затекла и дрожит от напряжения, но стоит убрать ладонь, тотчас получаю предупреждение. Резко вгоняю средний и указательный глубже. Рядом дрочит себя Няша. Теперь я знаю, почему. Шевелю растопыренными пальцами внутри. А вот клетка Рыжей пустует. И я тоже теперь знаю почему. Опускаю большой палец на клитор. Тошно. По ногам течет. А в груди ноет. Вот ведь паскудство. Замираю в унисон мыслям.

В-14-318, НАЧАТЬ СТИМУЛЯЦИЮ

10, 9, ...


Да чтоб тебя! Задрал! Сонная покорность пропала. Вспышка ярости пришла, словно извне. Дрочить себя по приказу без толики наслаждения? Дрочить, зная, что единственной наградой за старания будет вивисекция? Да пошел ты!

... 3, 2, 1

И я ослепла и оглохла от боли. В темечке проворачивали раскаленный шуруп. Нет! Нет! К этому невозможно привыкнуть! Нет! Нет....

...

Первое, что я почувствовала, очнувшись, – соленый вкус крови во рту.

В-14-318, НАЧАТЬ СТИМУЛЯЦИЮ

Пошел на хуй. Я сплюнула кровавую слюну на пол.

10, 9, 8, ...

Вцепилась вспотевшими ладонями в решетку и с наслаждением повторила: «Пошел на хуй».
Боль подбросила вверх. Спина с силой впечаталась в стальные прутья. Последняя мысль в угасающем сознании была... А не было мыслей.

...

По подбородку течет кровь. Два передних верхних зуба расколоты. Нижние качаются. Не поняла. Как это? Это я сама? Сплевываю обломки. Не только десны охвачены болью – кажется, что вся голова превратилась в один пульсирующий болевой сгусток.

В-14-318, НАЧАТЬ СТИМУЛЯЦИЮ

Даже отвечать не стала. Нихуя не получишь. Ноль. Зеро.

 

VII

Действительную ценность представляют результаты первой фазы. Тесты показали – качество эманации соответствует уровню С по шкале Выльшан (см. таблицу 4.0). Средняя продолжительность 6 (максимально 17 – образец В-14-318, минимально 2 – образец У-22-003), выработка в сутки соответствует 3 оборотам исходной системы.
Вторая фаза позволяет получить эманацию уровня КВ (в редких случаях КС) по шкале Выльшан (см. таблицу 4.1). Продолжительность 4 (максимально 8 – С-12-767, минимально 0,2 – В-14-318). Выработка в сутки соответствует 8 оборотам исходной системы (при рабочем периоде 30), однако качество КВ(КС) требует дополнительной очистки.
Третья и четвертые фазы не могут рассматриваться, как потенциальный источник. Спрогнозировать количество и качество эманаций невозможно из-за нестабильности образцов (см таблицы 5, 6, 7, 8.1, 8.2).

Вывод:
Представленная методика снижает емкость источника на 22-40%. Качество эманации второй фазы не соответствует минимально допустимому уровню. Отсутствуют убедительные доказательства целесообразности третьей и четвертой фазы.

Заключение:
Система не может быть использована как рабочая модель.

Председатель комиссии: Ушыан 3-2 (степень 4)
Члены комиссии: Уыышран 4 (степень 12)
Уерыар 7-1 (степень 12)

Мачыул отключил линию инф и зашипел. Старые пни! Держатся за свое место всеми потоками! Маразматик Ушыан три дюжины циклов ни одной монографии не создал, выезжает на былых заслугах. Нет, никто не спорит, система, созданная У-выводком позволила расе не только вылезти из-под гнета хашааан, но и держать лидирующую позицию почти полтора периода. Однако нарастающая нестабильность требует в разы больше энергии. Порядком потрепанная система не выдерживает нагрузку. Вообще-то она выработала свой ресурс еще оборотов 500 назад, но альтернативного источника нет. И теперь на поддержание ее в рабочем состоянии уходит драгоценная энергия. А чтобы восполнить ее, нужны эманации. А чтобы выкачать их из разваливающейся системы, нужна энергия. Замкнутый круг. Стремительный путь к краху. Не просто к голоду – к вымиранию... Как можно быть такими упертыми слепцами! Нужна альтернатива. Альтернатива.
Мачыул устало отключил центральный вихрь. Может, уйти в спячку на два-три цикла? Ресурсы пока есть…
Сигнал пришел так внезапно и с такого неожиданного участка, что ыычарец аж вспыхнул.
– Мачыул 4-11, на связи Валыырк 1.
– Чем могу служить Господину?
– Мне требуются исходники на образец В-14-318. А также требуется подготовить выборку по образцам с максимальной продолжительностью первой фазы. И сравнительный анализ их второй фазы соответственно.
– Данные будут в вашем распоряжении через двое суток, – взволнованно отрапортовал Мачыул и добавил, – благодарю за доверие, Господин.
Но главнокомандующий уже отключился.
Мачыул смахнул накопленную за последние сутки информацию и погрузился в свой проект, спешно расконсервируя отработанные данные.
В-14-318… Этот образец заставил попотеть его аватары. Эманации страха, боли, отчаянья – чтобы сдерживать своих кукол, потребовалась немыслимая концентрация. Максимальная отдача в первой фазе. Чистейшие эманации. Они не просто восполняли, они пьянили. И полный ноль во второй.
Вторая фаза. То, на что он ставил. И то в чем потерпел сокрушительное поражение. Секс и страсть – главный продукт источника созданного У-выводком. То же что поставляли его образцы, оказалось жалкой пародией. Продержаться на таком… можно конечно, но разве что от отчаянья. Ыычарец представил того же Валыырка глотающего эманацию страсти В-14-318 и помимо воли хихикнул. Да уж.

Жаль, этот образец не дожил до третьей фазы. Самой непредсказуемой и интересной. Фаза, дающая эманации, как уровня С, так и К-потока. Из некоторых лилась потоком, а некоторые напоминали высушенные останки органики. В-14-318 выдала бы на гора, – внезапно подумал Мачыул и расширился, поразившись своей уверенности. Почему? Мысль вертелась перед молодым ученым на периферии сознания и с издевательским хихиканьем выворачивалась, стоило попытаться сфокусироваться.
Первая и третья фазы для В-14-318… Мачыул раскинулся еще на несколько лье. Вот в чем ошибка! Вот где он прокололся! Нет, не он. Т.е. не только он. Они все ошибались. Система У-выводка ставила во главу угла инстинкт репродукции и культивировала в источниках эти эманации. И ыычарцы, ободренные успехом, пытались лишь повторить его, расширить – в лучшем случае. А нужно не бояться нового. Принципиально нового. Перекинуть первую фазу сразу на третью. Заблокировать любые проявления. Тогда источнику ничего не останется, кроме как конвертировать… Если бы у Мачыула был рот, он бы облизнулся.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную