eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2013

Di_ana
СОН РАЗУМА
El sueño de la razón produce monstruos

Глаза давно привыкли к вечному полумраку. Последние несколько минут Алиса, не мигая, смотрела, как вдоль трещины на каменной стене ползает какая-то многоногая тварюшка. Блестящий хитиновый панцирь притягивал взгляд, словно драгоценный агат, а проворные юркие движения завораживали. Добежав до понятной только ей цели, подземная гостья исчезла в широком стыке между камнями. Но неизбалованная развлечениями пленница еще долго всматривалась в стену и даже пару раз вздрагивала, приняв капельку воды за новую подружку. Впрочем, к конденсату, покрывающему стены темницы, у Алисы тоже было самое трепетное отношение. Если б она могла подойти! Во время своего последнего визита Властелин разомкнул оковы и кивком разрешил то, о чем она молила больше суток. Сердце тогда чуть не выпрыгнуло из груди от счастья и благодарности. На негнущихся ногах Алиса приблизилась к стене и жадно припала к драгоценной воде. Если б и сейчас вот так же провести ладонями по осклизлым камням, слизнуть языком манящие капли! Желание оказалось настолько острым, что на миг вывело девушку из сонного полутранса.
Тело непроизвольно дернулось к желаемому, и тут же запястья пронзила острая боль. Коротко застонав, Алиса ухватилась ладонями за цепи и чуть подтянулась. К окаменевшим от долгого обездвиженного состояния рукам медленно возвращалась чувствительность. А вместе с ней и боль. Особенно в плечах и ладонях, на которые пришлась главная нагрузка. Зато и кандалы, впившиеся было в нежные запястья, теперь свободно висели, не причиняя страданий израненной коже. Почти.
Алиса тоскливо посмотрела на единственное окно. Нет, она не думала сейчас о свободе. И пасмурное вечернее небо не манило своей бескрайней глубиной. Отсутствие решеток и даже стекол уже не казалось насмешкой. Короткая свисающая с потолка цепь, венчающаяся стальными оковами, держала пленницу не хуже самых прочных решеток, самых надежных замков и самых тяжелых запертых дверей. Алиса давно не питала иллюзий. И окно не казалось ей путем на волю. Но на широком каменном подоконнике стояла пара туфель. Вот за них девушка, не задумываясь бы, отдала то немногое, что еще имела. Черная лаковая кожа, ремешок с кокетливой пряжкой, но их реальная ценность состояла в ином. Они были на каблуке. Совсем невысоком – три-четыре сантиметра. Но именно эти несколько сантиметров позволили бы пленнице твердо стоять на полу, а не мучительно балансировать на цыпочках.
Увы, пока о них можно было только мечтать, и пленница обреченно повисла на цепях.
Отросшая челка упала на глаза, ноги отказались служить, ступни безвольно подвернулись. Хрупкое изящное тело вытянулось струной. Узкий таз и худосочные ягодицы делали девушку со спины похожей на подростка. Небольшая для большинства женщин грудь – второго размера – казалась расточительной роскошью для этой худенькой фигурки. И совсем уже неестественно выглядел заросший лобок. Словно, и правда, это не курчавые волоски, а лоскут меха какого-то диковинного зверька.
Внезапно девушка встрепенулась. Уши еще не услышали, но босые ступни уловили едва заметную вибрацию. Совсем скоро она увидит его. Как она все время мучительно ждет его прихода и одновременно боится этого. Она начинает скучать, едва он скрывается за порогом. И не перестает бояться даже во время ласки. Приближающиеся шаги. Вдоль позвоночника пробежали мурашки, киска предательски намокла, а сердце привычно сжалось от ужаса. Страх волной распространился по телу, постепенно вытесняя остальные чувства. И только вожделение было способно противостоять этой безжалостной, сметающей все на своем пути силе. Еще несколько мгновений, и Алиса окончательно отдастся во власть страха и похоти: скованное страхом, словно ледяной броней, сердце и пульсирующий, обжигающий огнем низ живота.
Девушка не могла видеть своего пленителя, но знала, что он стоит на пороге и смотрит на нее. Алиса всей кожей чувствовала этот взгляд. Равнодушный и одновременно оценивающий.
– Ноги шире, – негромкий приказ.
Ослушаться невозможно даже в мыслях, вышколенное тело реагирует прежде сознания. Приходиться вставать на самые-самые носочки. Теперь нижняя дырочка полностью доступна.
Но подошедший вплотную мужчина, словно в насмешку, игнорировал зовущую щелку. Пальцами левой руки он раздвинул ягодицы и несколько секунд придирчиво изучал полураскрывшуюся розочку ануса. Когда-то это вызывало у Алисы гнев на мучителя и волну стыда. Но жестокие уроки не прошли даром, и девушка стояла, не шелохнувшись, терпеливо ожидая конца осмотра.
Мужчина по-хозяйски сжал сначала левую ягодицу, затем правую и наконец-то запустил руку в истекающую желанием щелку. Алиса, застонав от наслаждения, подалась навстречу требовательной руке. Увы, Властелин не собирался доставлять удовольствие своей жертве. Погрузив в переднюю дырочку сразу три пальца, он наскоро ощупал свою собственность и с удовлетворением убрал руку. Девушка закусила губу от огорчения, но, как всегда, не осмелилась ни словом, ни жестом выдать постигшее ее разочарование. Тем более горькое, что это по сути было единственное доступное ей удовольствие.
Но волнения Алисы оказались напрасными. Обильно смоченные смазкой пальцы Хозяина вошли в заднюю дырочку. Как сильно это отличалось от прошлого раза, когда он грубо раздвинул половинки ягодиц и начал вворачивать в анус рукоять кнута. От боли девушка даже осмелилась закричать. За что получила отдельно. Вдоволь наигравшись тогда с анусом пленницы, Властелин использовал кнут по прямому назначению. А сейчас, чувствуя пальцы, растягивающие заднюю дырочку, Алиса испытывала благодарность и предвкушение.
Киска намокла и, лишенная возможности ее коснуться, девушка, забывшись, сжала колени, чтобы хоть трением успокоить требовавшую внимания щелку. Резкая оплеуха вернула пленницу к действительности:
– Похотливое животное! Сколько тебя можно учить?
– Хозяин, простите… – пролепетала Алиса.
На глаза навернулись слезы. Ну, почему она все время невпопад? Так боится его рассердить и все равно ошибается. Девушку заколотило от страха. Она не знала, что последует за дерзость: суровое, разрывающее анус в кровь насилие? Порка розгами, оставляющая на спине вздувшиеся багровые рубцы? Или что-то еще, не менее жестокое и неотвратимое? Она слишком хорошо знала, как опасно сердить Властелина, и как изощренно он может наказывать за малейшее неповиновение.
Но в этот раз Хозяин решил ограничиться предупреждением. Поняв, что опасность пока миновала, Алиса всхлипнула теперь от облегчения и благодарности. Послушно раздвинула ноги как можно шире и подалась навстречу пальцам, терзающим заднюю дырочку.
Внезапно Хозяин убрал руку, и сердце Алисы подпрыгнуло от счастья, когда поняла, что за этим последует. Он входил в нее сзади! Он сам лично собирался воспользоваться ею!
Девушка совсем забыла, как раньше сопротивлялась, как рыдала после каждого вторжения в «святая-святых», как клялась выбраться и отомстить. Сейчас она уяснила для себя одно главное и незыблемое правило – только от Властелина зависит ее жизнь здесь, и только он может разрешить маленькие, но такие желанные послабления. Сначала она перестала сопротивляться именно ради них. Ради того, чтобы получить лишний глоток воды или час сна. Но постепенно привычка слушаться накрепко вошла в сознание, и первопричины стерлись. «Доволен или недоволен Хозяин?» – вот единственный вопрос, который задавала теперь себе пленница. Все остальное – вода, сон, еда шли уже фоном и как следствие.
Руки крепко сжали ее бедра, пальцы впились так сильно, что, казалось, оставят после себя россыпь синяков. Но больше всего боли пришлось на многострадальный анус. Несмотря на подготовку и смазку Алиса привычно ощутила, что ее будто разрывают пополам. Она знала, что следует потерпеть совсем чуть-чуть, и задняя дырочка приноровится под член Хозяина, но эти первые мгновения из раза в раз превращали начало соития в пытку.
Она чувствовала, как член входит в нее во всю длину, как заполняет ее собой и как выходит тоже практически полностью. Колечко ануса вновь и вновь сжимается и снова раскрывается, впуская в себя орудие Властелина. Именно это не позволяет боли уйти так быстро, как хотелось бы девушке. И именно это заставляло еще долго вздрагивать и стонать во время очередного погружения. Лишенная возможности дотронуться до киски, она не могла даже таким невинным способом облегчить себе боль. Все чувства и ощущения остались сосредоточены сзади.
Внезапно мужчина отпустил бедра Алисы и крепко сжал ее запястья.
Неужели?! Пленница застыла, не в силах поверить своему счастью. Она не ошиблась! Властелин небрежно коснулся оков, послышался легкий щелчок, и стальные капканы отпустили жертву. Алиса наверняка бы упала, если б мужчина вовремя не удержал ее за талию и осторожно не опустил на пол, поставив на колени. Не дожидаясь приказа, Алиса запрокинула голову и открыла рот. Это тоже было накрепко вбито в нее в свое время.
Член, только что побывавший в анусе, погрузился ей в рот, и девушка старательно заработала язычком. Больше всего хотелось продлить эти мгновения. Дать хоть небольшой отдых усталым ногам и рукам. Но она старательно и самозабвенно ласкала орудие Властелина, даже не помышляя схитрить и потянуть время. По напрягшемуся члену Алиса поняла, что финал близок и еще ускорилась. Но тут Хозяин взял управление в свои руки. Сжав ее голову, он начал сам задавать темп. Теперь его член беспрепятственно входил в горло жертвы, и Алисе всего и оставалось беспорядочно тыкаться язычком вдоль ствола и вовремя задерживать дыхание, чтобы не рассердить Властелина спазмами в горле. Наконец, он глубоко вогнал член в верхнюю дырку своей собственности и замер, не позволяя ей отстраниться. Семя Властелина начало стрелять прямо в горло. Его было столько, что девушке показалось, что еще чуть-чуть, и она захлебнется. Глаза широко раскрылись, и она с ужасом и мольбой посмотрела на своего мучителя. Еще пара секунд и, сжалившись над жертвой, Хозяин медленно освободил ее рот. Стараясь не уронить ни капли, Алиса начала спешно глотать, облизывая губы.
– Достаточно. Вставай.
Девушка торопливо вскочила и покорно подняла руки вверх к кандалам. Опять легкое касание, едва слышный приказ (то, что это приказ, Алиса не сомневалась), и оковы вновь сомкнули свои объятья.
Что теперь? Что ее ждет? Наказание? Поощрение? Она все правильно сделала?
Но Хозяин просто вышел из темницы. Не сказав больше ни слова.

Тень под ногами Алисы внезапно растворилась во мраке. Как ни тускл и неявен был сумеречный свет пасмурного неба, но все же лучше, чем тьма. Но Алиса улыбнулась. Подумать только, а ведь сначала это ее пугало! Какая она была глупая! Легкий шорох за спиной, стало чуть светлее.
– Здравствуй, – одними губами прошептала пленница, по-прежнему не оборачиваясь.
Она знала, что Айри не любит, когда за ней наблюдают во время метаморфоза. Звук сзади изменился, послышался хруст, словно трескается яичная скорлупа. Серия тяжелых сиплых вдохов. И неизменный скрежет – он всегда знаменовал окончание процесса, и Алиса с облегчением повернулась. На полу у окна, скорчившись, лежало существо. Нагое безволосое тело могло бы принадлежать красивой женщине, если б не несколько отталкивающих особенностей. Абсолютно лысая голова, острый торчащий хребет и странной формы ноги – неестественно длинные с коленями, вывернутыми назад и острыми как бритва когтями. Каждый коготь не менее пяти сантиметров длиной и, судя по крошащемуся камню – гостья конвульсивно царапала пол, по прочности не уступал алмазу. На этот звук Алиса и повернулась.
Еще несколько вдохов, и, окончательно приноровившись к изменившейся грудной клетке, существо начало подниматься. Алиса во все глаза смотрела на Айри. Именно так представилась женщина-птица, несколько недель назад впервые посетившая узницу. С тех пор она прилетала почти ежедневно.
Высокая. Выше не только Алисы, но и, пожалуй, Хозяина. Широкие скулы, чуть приплюснутый нос, огромные антрацитовые глаза, пухлые красиво очерченные губы. Даже их цвет – лиловый, переходящий в черноту – не портил впечатления. В сочетании с лишенными белков глазами это выглядело естественно и завораживающе. Гибкое, сильное, жилистое тело. Красивая упругая грудь с темно-лиловыми сосками, изящные руки с длинными, похожими на когти ногтями. Движения плавные и одновременно порывистые. Айри по-птичьи наклонила голову к плечу и шагнула к пленнице.
Алиса еще раз улыбнулась. Она знала, что ее ждет, и не противилась неизбежному. Интерес этой странной женщины-птицы был совершенно чужд девушке, тело равнодушно принимало ласку. Но почему-то Алиса даже не пыталась остановить происходящее. Ни тогда, когда Айри коснулась ее впервые, ни сейчас, когда нижние дырочки еще помнили прикосновения Хозяина, а язык хранил вкус его семени.
И все-таки пленница была рада Айри. Любые касания, любые действия предпочтительнее поглощающего чувства одиночества и пустоты. Оставаясь одна, она казалось себе пустым сосудом, из которого безжалостно выбросили все содержимое.
– Бедный пчтчентчик,– гортанно произнесла Айри, голосовые связки еще не слишком хорошо слушались.
Длинная когтистая рука метнулась к лицу узницы. От неожиданности Алиса зажмурилась. Холодные пальцы неожиданно аккуратно дотронулись до щеки и нежно скользнули вниз к шее. Девушка подалась навстречу существу. Она успела неплохо изучить желания птицы и искренне хотела ее порадовать. Поблагодарить единственным доступным ей способом.
Острые когти, крошащие камень, не оставляли на женской коже и царапины. Окончив изучение шеи, они двинулись ниже к ключицам и груди. Второй рукой Айри обвила талию пленницы и, приподняв, прижала к себе. Алиса почувствовала, как в нос ей ударила диковинная смесь ароматов морской воды, водорослей и почему-то свежих огурцов. Девушка прижалась лбом к плечу Айри и с наслаждением вдохнула полной грудью. Если закрыть глаза, то можно представить себя на морском побережье.
Тем временем рука птицы, оставив в покое талию, опустилась чуть ниже. Пальцы ощупывали каждый сантиметр белоснежных ягодиц пленницы и неумолимо продвигались все ниже к сокровенной щелочке. Равнодушно коснувшись все еще болезненно саднящего ануса, пальцы продолжили свой путь. Алиса коротко застонала. Даже легкие прикосновения Айри после грубых и властных действий Хозяина причиняли сильную боль.
– Не бойтсчся, пчтчентчик, – проворковала птица, и чуть просяще продолжила, – я тчтолько посмотчрю…
– Я не боюсь, Айри, – Алиса подняла голову и с мучительным любопытством уставилась в большие влажные глаза птицы.
Что таят эти два черных безмятежных озера? Айри опять наклонила голову, облизала губы своим длинным лиловым языком, а затем начала медленно опускаться на пол. Спустя пару секунд ее лицо застыло перед промежностью пленницы. Теперь уже существо жадно вдыхало аромат человеческой самки.
Прикрыв глаза, Айри почти прижалась носом к лобку девушки. Несколько мучительных секунд ожидания, и птица раздвинула влажную щелочку, бесстыдно выпятив нежно-розовые недра. Маленький аккуратный клитор словно еще больше съежился от страха перед бесцеремонным вторжением. Айри осторожно коснулась его кончиком когтя и слегка пощекотала. Напрягшиеся бедра пленницы привели ее в неописуемый восторг.
Алиса знала, что Айри поразительно точно умеет рассчитывать свои силы, и острые как бритва коготки причиняют не больше неудобства, чем обычный недлинный маникюр. Но все равно непроизвольно сжималась, находясь в полной власти этого странного создания.
Тем временем женщина-птица настойчиво и даже требовательно продолжала растягивать ее половые губы, не переставая щекотать клитор. Но смотрела при этом уже вверх – в глаза пленницы. Бледное, ничего не выражающее лицо, ровная без тени улыбки линия рта и черные глаза-пропасти. Не в силах выносить этот пугающий пустой взгляд, Алиса зажмурилась и, откинув голову назад, полностью отдалась во власть умелых рук. Сильные, уверенные и одновременно нежные пальцы вторглись в текущую дырочку. От наслаждения закружилась голова, и Алиса всем телом подалась навстречу ласкам.
Услышав хлюпающие звуки, девушка, вспыхнув от стыда, втянула голову в плечи. Айри совсем не возбуждала ее, даже тактильный голод не мог заставить хотеть этих прикосновений. Но тело-предатель имело свое мнение. Вопреки желанию Алиса возбудилась, да еще как! Неужели ей все-таки на самом деле нравится, что происходит? Неужели она сама хочет вот так беспомощно и покорно висеть в цепях, отдавая свое тело на растерзание всем желающим? Неожиданная горечь пронзила сердце. Что скажет Хозяин, когда поймет, какой она стала?
Хозяин!
Тело выгнулось дугой, и Айри неожиданно легко вогнала в раскрытую щелку всю кисть. Почти до запястья! И руку, и внутреннюю поверхность бедер обильно оросил сок, хлынувший из киски.
От восторга у Алисы закружилась голова. Так вот почему ласки Айри оказались такими желанными! Все просто – кем бы она не была, но стоит закрыть глаза, Алисе начинало казаться, что ласкает ее именно Хозяин. Это его рука жестко и властно пользует нижнюю дырку пленницы, и его глаза неотрывно смотрят на запрокинутое лицо.
Сказочное открытие захватило девушку. Непроизвольно она сама начала насаживаться на руку птицы, с губ сорвался стон:
– Еще… пожалуйста… еще…
Айри грубо сжала левую ягодицу жертвы, словно невзначай погрузила в беззащитный анус коготок. Алиса вскрикнула, но вторжение в заднюю дырку только еще сильнее заставило ее думать о Властелине. Она не видела и не чувствовала, как когти медленно, но неотвратимо впиваются в ее плоть, оставляя на белоснежной коже кроваво-алые полосы. У нее осталось только одно жгучее, животное желание – продолжать. Текущая киска требовала еще и еще.
Еще и еще.
Еще.
Все кончилось так же внезапно, как началось.
Девушку словно накрыло непроницаемым, но прозрачным покрывалом. Похоть, сжигающая ее, исчезла. Испарилась. Растаяла без следа.
Алиса с удивлением посмотрела вниз. Наконец-то она увидела на безмятежном лице Айри эмоции. Губы гостьи исказились в презрительном и ненавидящем оскале. Птица аккуратно вытащила ладонь из все еще текущей киски и безучастно вытерла влажные пальцы об обнаженное бедро девушки. Поднялась с колен и бесконечное мгновение смотрела ей в глаза. Губы опять растянулись в понимающей и высокомерной ухмылке.
– Что ты хочешь? – неожиданно для самой себя выдохнула Алиса.
Но Айри не заметила вопроса. Развернувшись, она шагнула к окну и легко с места вскочила босыми ступнями на подоконник. Стройный темный силуэт на фоне вечно сумеречного неба. Небрежное движение, и Алиса вскрикнула от внезапной боли. Айри столкнула ее туфельки вниз! За окно! О нет…
Даже не оглянувшись, птица распахнула руки как крылья и шагнула наружу.
Пленница обреченно зажмурилась. Но тут же поняла, что все еще видит вероломную подругу. Алиса словно летела следом, неотрывно смотря, как в полете завершается метаморфоз. Как оперяется тело, как вытягивается и так длинная шея и как широко распахнутые руки меняют форму, превращаясь в два огромных иссиня-лиловых крыла. Башня стояла на скале. А внизу гранит грызли волны горного озера. Превращение завершилось у самой воды, и Айри в последний момент выровняла полет, чуть скользнув по бурлящей поверхности. Сделав небольшой круг, она снова взмыла вверх. Взгляд Алисы с сожалением последовал за птицей. А ей так хотелось остаться внизу. У озера. И бесконечно вглядываться в его бурные потоки в надежде найти свои туфельки.
Но тут девушка увидела то, что заставило забыть обо всем. Айри летела не прочь от башни, а назад. Но темница ее больше не интересовала. Алиса сразу узнала в человеке, наблюдающем за Айри, Властелина. Он стоял у распахнутого окна и словно ждал кого-то. Издав радостный гортанный звук, птица устремилась к нему. Грузно плюхнулась рядом и что-то заворковала на понятном только им двоим языке. Властелин кивнул и пригладил мокрые взъерошенные перья на голове птицы.

Алиса распахнула глаза. Что это было? Сон? Хищный оскал Айри, туфельки, падающие за окно, темный провал окна и оглушительное хлопанье крыльев, огромная лиловая птица, опускающаяся на подоконник, и рука Хозяина, одобрительно треплющая хохолок услужливой помощницы.
Нет! Это сон! Айри…
Алиса беспомощно оглянулась к окну и почувствовала, как дыхание перехватило. Ее туфельки, ее последнее оставшееся желание… Их не было! Айри! Она… она не могла… Они верно просто упали и где-нибудь здесь на полу… Нужно найти… Ухватившись за цепь, Алиса завертелась всем телом вокруг оси. С отчаяньем всматривалась в каждый угол, в каждую нишу, все еще надеясь, что это ошибка. Но тут девушка увидела кое-что, более ужасное. Дверной проем – единственный вход и выход из башни был заложен кирпичом. Она замурована здесь заживо! Кто-то поднимался сюда совсем недавно – глина, скрепляющая кирпичи, еще блестела от влаги.
Из горла пленницы раздался хриплый протяжный вой. Ей суждено погибнуть здесь! Стены темницы словно раздвинулись и потонули во мраке, девушка перестала их замечать. Даже боль и голод отступили перед захлестнувшим ее чувством одиночества. Она попыталась закричать, но из раскрытого рта снова донесся лишь хрип. Дыхание перехватило.
Плохо понимая, что делает и зачем, Алиса перехватила цепь понадежнее и, спружинив, подпрыгнула, всем весом обрушившись на звенья. А заодно и на собственные запястья. Цепь противно заскрежетала, оковы безжалостно впились в израненную кожу, но девушка этого не заметила. Она опять подпрыгнула и теперь подогнула колени, чтобы хоть немного увеличить силу натяжения. Еще раз. И еще. И еще.
Каждый прыжок сопровождался криком боли. Руки по локоть окрасились кровавыми подтеками. Еще прыжок, и рубиновые капли веером брызнули на камни. Цепь все так же жалобно скрипела и не думала сдаваться. А вот с потолка прямо в глаза пленницы посыпался песок. Еще прыжок. Еще. Истерзанные запястья словно резали тупым ножом. К скрежету цепи добавился глухой далекий гул, под ногами рассыпалась приличная горка песка. Но ничего этого Алиса не замечала.
Исступленно и безнадежно она продолжала смотреть только на цепь.
Еще одна попытка. И еще одна. И еще.
Гул превратился в оглушающий грохот. Песок из места крепления кольца к потолку бежал уже нескончаемым водопадом. Неожиданно цепь поддалась. Нет не цепь. Это вогнанный в камень штырь не выдержал, наконец, такого обращения. Сначала медленно, но с каждым миллиметром все ускоряясь, он заскользил вниз. Одновременно по потолку пошла трещина. Башня содрогнулась от самого основания, и пленница упала на спину, рядом звякнул длинный почти метровый металлический прут, венчающийся кольцом, сквозь которое и была протянута цепь. Только сейчас Алиса осознала, что происходит. Расширенными глазами она посмотрела наверх. Трещина успела добежать до стены и, не останавливаясь, продолжила свой путь, раскалывая башню надвое.
– Я не хотела… – побелевшими дрожащими губами прошептала пленница, – Я не хотела! Я не этого хотела!
Но было поздно. Башня доживала последние мгновения.
– Хозяин! – отчаянно закричала девушка, понимая всю безнадежность попытки.
Что же она натворила! Ужас перед неизбежным заставил забыть прошлое. Айри, туфельки, глухо замурованная дверь… Все испарилось перед последним самым главным страхом – страхом смерти.
– Хозяин!!!

Алиса распахнула глаза. В шею словно впились тысячи крохотных иголочек. Как же неудобно! Плохо понимая, где находится, девушка обвела глазами комнату. Сквозь сиреневые шторы пробивались золотистые закатные солнечные лучи. На журнальном столике чашка давно остывшего чая и блюдце с печеньем. Любимое кресло, на которое она взобралась с ногами. Взгляд скользнул по бирюзовому трикотажному платьицу, обтянувшему колени, и задержался на лежащей на полу книге. Точно! Она же собиралась дочитать ее сегодня. И видимо не заметила, как уснула. Нагнувшись, Алиса подняла увесистый том и перевернула. Пара страниц замялась, и девушка аккуратно расправила белую, пахнущую типографией бумагу, бегло просматривая текст, пытаясь вспомнить, на чем остановилась.

  И вот мы в башне, где нам предстоит провести последнюю ночь своей жизни. Тяжелая железная дверь со скрежетом захлопнулась за нами, и мы услыхали, как стражники семь раз повернули ключ. Мы с Юм-Юмом остались одни в нашей тюрьме, Юм-Юм и я. Нашей тюрьмой была круглая сводчатая башня с толстыми каменными стенами, с маленьким окном, забранным железной решеткой. Через окно доносились печальные крики заколдованных птиц, круживших над Мертвым Озером.

Замерев, Алиса невидяще уставилась на страницу. Она все-таки ухватила за хвост ускользающее сновидение. Руки задрожали, вдоль позвоночника пробежали мурашки, «вспоминая» сотни ударов хлыста. Киска отозвалась сладкой тянущей болью.
– Что со мной? – прошептала Алиса.
Огонь желания ни с чем спутать было невозможно. Соски напряглись, а киска уже не просила, а требовала внимания. Всплывающие в памяти картинки все больше и больше будоражили девушку. Рука сама опустилась вниз и отодвинула край трусиков. Пальцы погрузились в истекающую соком щелочку.
– Что со мной? – в пустоту повторила Алиса.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную