eng | pyc

  

________________________________________________

Derek
РЕВНОСТЬ
 

– Джейн...
– Джейн!
Остролицая, накачаная девушка в латексных шортах и корсете нехотя обернулась, убрав со лба прядь непослушных, чёрных как смоль волос, окидывая взглядом голого висящего парня. Его руки были вывернуты за спиной неестественным образом и тыльной стороной ладони касались затылка. Локти торчали в стороны, словно куриные крылья. Ноги были связаны в лодыжках и подтянуты к потолку с помощью блоков. Его слегка грузное тело висело в метре от пола, немного покачиваясь.
– Джейн, ну побаловались и хватит! Стоп! Стоп! Тупая сука... сними меня, наконец-то! – лицо его налилось кровью, а глаза злобно смотрели на Джейн. – Ты что, не видела? Я уже кончил, всё, хватит! Стоп! Я же сказал стоп-слово, тупица. Если сейчас же не снимешь, получишь в два раза меньше, сука!
– Мы ещё не закончили, Алекс, или как тебя там, – девушка улыбнулась и подошла к парню, легко, едва слышно переступая тонкими каблучками по грязному полу. – Ну-ка, открой ротик.
– Да пошла ты! – парень сплюнул ей на сапог и стиснул зубы.
– Ну, не хочешь по-хорошему, будем по-плохому... – в ту же секунду она с размаху, сверху вниз ударила его резиновой полицейской дубинкой по яйцам. Подвал огласил дикий, полный боли крик, человек согнулся, но Джейн ловко воткнула грушеобразный деревянный кляп ему в рот.
– Чёрт, не лезет, – девушка засмеялась и окинула взглядом помещение. – А, вот же...
На столике лежал старый, ржавый молоток. Она подошла и взяла его, взвешивая в руке.
– Ну вот, это то, что нужно.
Перехватив левой рукой голову брыкающегося парня, правой она начала забивать ему в рот, не желавший садиться, деревянный кляп. Стоны перешли в рёв, из глаз человека брызнули слёзы, а изо рта пошла кровавая пена, но кляп между тем удар за ударом заходил всё глубже, раздвигая и выворачивая и так широко открытые челюсти.
– Вроде неплохо, как ты считаешь? – подмигнула девушка парню, когда закончила. – Я думаю, ты его вряд ли выплюнешь, но вот это лишним не будет, – и парень почувствовал, как ему на лицо ложатся ровные ленты скотча, охватывая голову и вдавливая кляп ещё глубже в глотку.
– Приготовься, у нас много работы. Сейчас я приду.
Джейн поднялась к машине, открыла багажник, вытащила из него камеру на штативе и большую тяжёлую сумку. Камеру она установила в углу подвала, а сумку бросила рядом с Алексом.
– Тяжёлая зараза, – она снова подмигнула парню, – это всё будет на тебе.
Через минуту Алекс почувствовал, как тугая петля плотно сжала его локти, стягивая их вместе. В руках что-то затрещало, он дёрнулся, но силы уже оставили его. Через несколько секунд он почувствовал, что локти его соприкоснулись, после чего девушка ещё долго затягивала их новыми витками верёвки, фиксируя их положение. Затем настала очередь туловища, которое охватили тончайшие стальные струны, от шеи и до живота. Потом Джейн принялась за ноги. Она ничего не затягивала вручную, используя различные механические приспособления для натяжения. Было заметно, что она не первый раз занимается подобным. Она очень тщательно и кропотливо связывала вместе ноги Алекса, накладывая стальные петли на его ноги не реже, чем через каждые три сантиметра. Сила натяжения этих петель была такова, что они практически тонули в его теле, оставляя между собой редкие промежутки напрягшейся посиневшей кожи. Он пытался извиваться, но понял, что не может даже просто напрячь ни единый мускул, не говоря уже о чём-то большем. Его ступни Джейн так же связала, с той же холодной кропотливостью и уверенностью, что и всё остальное. Последними она связала ему между собой большие пальцы ног, причём с такой силой, что в какой-то момент ему показалось, что она их отрежет.
– Ну, всё, Алекс, пока хватит, пожалуй. Мне надо кое-кому позвонить. Подождёшь меня, хорошо?
Джейн натянула невзрачный серый свитер, пряча под него соблазнительно выпиравшие из корсета груди, и вышла из подвала, доставая на ходу телефон...

Лилианн вышла из машины и крепко пожала Джейн руку.
– Всё готово?
– Да, Лилианн, ваш муж в подвале.
– А девушка?
– Девушка у меня в машине.
Лилианн взглянула на маленький, абсолютно пустой седан Джейн.
– В багажнике что ли?
– Нет, не в багажнике. Слушайте, Лилианн, вам же была неинтересна девчонка, я уже сделала всё сама и приготовила для вас кассету. Она вряд ли вообще ещё жива.
– Я бы хотела взглянуть.
– Как пожелаете.
Джейн открыла заднюю дверцу, и Лилианн увидела на сиденье совсем небольшую сумку, в которую вряд ли мог поместиться человек.
– Там что, только её часть?
– Нет, – Джейн подавила смешок, – не совсем.
Джейн расстегнула молнию на сумке и первое, что увидела Лилианн, было лицо любовницы её мужа. Огромные выпученные глаза, налившиеся кровью, красные от избыточного давления занимали, казалось, большую его часть. Шея, обмотанная на всю длину, от плеч до подбородка, грубой верёвкой, казалась неестественно тонкой. Вся нижняя часть лица и затылок были заклеены скотчем. По неестественно раздувшимся щекам и гортани, Лилианн поняла, что рот её бывшей соперницы был заткнут не банальным кляпом, а чем то, больше похожим на фаллоимитатор. Её большая грудь, обвязанная каждая тончайшей струной, скорее походила на надувные шары синего цвета. Руки были связаны в локтях и кистях за спиной. Кисти крепко притянуты к промежности, а локти к спине. Анальное отверстие и влагалище заткнуты огромными – толстыми и длинными – металлическими цилиндрами. Всунутый во влагалище был настолько огромен, что его очертания проступали через кожу на животе девушки. Лилианн даже показалось, что она видит на нём шипы.
– Джейн, а где её ноги?
– Как ни странно, но ног у неё не было, протезы я оставила там, где мы развлекались, я не увидела смысла их тащить.
– Хотите сказать, что муж изменял мне с инвалидкой?
– Да, как ни прискорбно, – Джейн подавила еле видимую ухмылку.
Лилианн ещё раз взглянула туда, где должны были быть ноги девушки, но вместо них бёдра заканчивались лишь весьма короткими обрубками.
– Замечательно, – она рассеянно провела пальцем по лицу девушки, и та, сдавленно промычав, сфокусировала взгляд на Лилианн. – Боже, Джейн! Она что, ещё жива??!
– Видимо, да, – Джейн равнодушно застегнула сумку и закинула её обратно в салон. – Сама сдохнет.
Лилианн прислушалась – из сумки до сих пор раздавались приглушённые стоны. – Может всё же стоит что-то сделать?
– О, Господи, Лилианн! Впрочем, я давно мечтала испытать одну штучку, – Джейн вытащила из кармана небольшой чёрный кубик, – называется "Паучья сеть", последняя разработка, может стянуть с заданным усилием что угодно.
Девушка щёлкнула пальцем по кубику и подкинула тот в направлении сумки. В ту же секунду кубик распался на тысячу стальных нитей, которые оплели сумку своими щупальцами и мгновенно стянулись, превращая бесформенную форму сумки в фигурку человека. Однако стягиваться они прекратили, лишь когда практически полностью утонули в ткани.
– Вот и всё, вроде бы заткнулась, – Джейн расхохоталась, но тут же осеклась. – Всё же не было смысла расходовать такую хорошую вещь попусту.
– Джейн, но что это? – Лилианн с интересом рассматривала стянутую "паутиной" сумку. – Я подобного никогда не видела.
– Обычный девайс, у меня полно таких, – Джейн хлопнула её по плечу. – Вы ещё мою комнату отдыха не видели. Когда занимаешься подобным бизнесом, нужно быть во всеоружии. Да и сама я не лишена некоторых слабостей. А вы, Лилианн, наверное, до сих пор в двадцать первом веке обитаете? – девушка расхохоталась. Может, спустимся к вашему мужу? Он, поди, уже соскучился.

Девушки спустились в подвал, и Лилианн подошла к мужу. Он висел неподвижно и тихо. Девушка взяла Алекса за волосы и взглянула ему в глаза.
– Я же говорила тебе, что не потерплю твоих измен. Рано или поздно любое терпение заканчивается. Даже моё.
Алекс ответил ей мычанием. Он, бешено вращая глазами и часто моргая, силился ей что-то сказать.
– Я думаю, ты хочешь, чтобы я тебя отпустила? Ты уже труп, милый, свыкнись с этой мыслью.
Лилианн обернулась к Джейн.
– А можете связать ему член и яйца?
– Конечно, – Джейн подошла к Алексу и равнодушно обмотала сначала одно яйцо у основания, а затем и второе. Она так сильно затягивала петли, что уже через минуту яйца превратились в два больших фиолетовых шара. Член она обмотала мягкой проволокой виток к витку, от основания и до головки, которая так же раздулась и набухла кровью почти сразу.
– Он не умрёт, если так и будет висеть вниз головой, Джейн?
– Может, лучше бы его опустить, конечно. Я не думаю, что он сбежит, – хихикнула девушка, – но если вы хотели его избить, лучше сделать это сейчас. Пока он подвешен.
– Да, было бы неплохо, правда, милый? – Алекс ответил Лилианн лишь приглушённым мычанием.
Джейн же достала из своей бездонной сумки длинный кнут, сплетённый из стальных прядей, и, размахнувшись, ударила им парня. Кнут оплёлся вокруг его тела, а звук удара был такой, словно на прилавок шлёпнули кусок сырого мяса. Подвал наполнил приглушенный кляпом дикий вой.
Девушка била его спокойно и методично, изредка поглядывая на Лилианн, которая, казалось, не замечая происходящего, была погружена в какие-то свои мысли.
– Может, просто снять его? – спросила Джейн через пару минут, вытирая со лба пот.
Лилианн задумчиво кивнула, и Джейн перерезала верёвку, удерживавшую парня в подвешенном состоянии. Он рухнул на пол, словно деревянное бревно.
– Джейн, а который сейчас час?
– Половина пятого, Лилианн, – Джейн с интересом взглянула на жанщину. – А что?
– Может, пока оставим всё это, и поужинаем? Я вас приглашаю в "Стар Плаза", – Лилианн слабо улыбнулась Джейн. – Я, наверное, не привыкла к такому, я думала, меня это возбудит, но нет, кроме чувства гадливости я ничего не ощущаю.
– А, по-моему, всё очень прикольно, но, хозяин барин, как пожелаете. Я с удовольствием приму ваше приглашение, тем более, что в столь шикарном ресторане, как "Стар Плаза", я никогда не бывала. Только позвольте чуть лучше зафиксировать вашего мужа, вы не поверите, на что бывают способны люди в подобных ситуациях.
С этими словами Джейн перевернула Алекса на живот и, протянув тросик между его плечами и лодыжками, начала притягивать миниатюрной лебёдкой пятки парня к его затылку. В какой-то момент Лилианн показалось, что позвоночник Алекса сейчас сломается, однако Джейн уже остановилась.
– Больше нельзя, а то сломаю ему спину, – подтвердила она опасения Лилианн, – сейчас зафиксирую ещё голову, и поедем.
Через пару минут они покинули подвал, оставив парня лежать в позе натянутого лука. Он лежал на полу лишь животом, будучи стянутым так сильно, что его грудь и колени высоко выгибались над полом. Голова Алекса была запрокинута назад и притянута к большим пальцам ног. Он не мог шевелиться, с трудом мог мычать... и ещё мог слышать, как с металлическим лязгом закрылась дверь подвала за его женой и киллершей.

За окнами машины проносился город, готовящийся к ночи, а Лилианн всё так же задумчиво смотрела в окно, так же задумчиво, как недавно разглядывала серые плиты стен подвала, где остался Алекс.
– Лилианн, вы что, жалеете своего мужа? Ну, хватит, он был мразью. Это я вам говорю, – Джейн ласково погладила своего работодателя по руке.
– Нет, Джейн, дело не в этом. Давно хотела вас спросить, а почему вы занимаетесь этим бизнесом?
– Я занимаюсь тем, что мне нравится. БДСМ всегда меня привлекал, ну, знаете, фильмы про маньяков, всё такое, – Джейн засмеялась. – Меня больше интересует, почему вы решили обратиться именно ко мне, а не к обычному киллеру, который просто хлопнул бы вашего дражайшего супруга, и всё.
– А я тоже всегда интересовалась подобными вещами... Только меня некому было научить. Я всегда хотела быть связанной, замученной и оттраханной, но Алекс никогда не делал подобного. Я читала кучу литературы про это, меня интересовало всё, что относится к бондажу... Селфбондаж. Я думала, что если увижу его связанным, то испытаю оргазм, который он не смог подарить мне раньше, но я ошиблась. Я всё же не верхняя, я нижняя, и сегодня это стало ясно.
Лилианн продолжала смотреть в окно и не могла видеть, как подёрнулись похотливой поволокой глаза киллерши.
– А знаете Лилианн, мы ведь можем не ехать в ресторан. Может, поедем ко мне? Я вам покажу такое, от чего вы придёте в шок! – Джейн облизнулась. – В хорошем смысле слова, конечно.
– Правда? Я бы с удовольствием, но это не навлечёт на вас излишнего внимания?
– Нет, конечно. Решено, я покажу вам рай. Или ад, как уж вам больше нравится, и давай, наверное, на ты, – с этими словами Джейн развернула руль, и их машина понеслась в один из спальных районов большого города, серого в своей одинаковости.
– Ну вот, проходи, – галантно-шутливым жестом Джейн пригласила Лилианн в гостиную, – чувствуй себя как дома. Давай я покажу тебе свои девайсы, в большинстве своём они предназначены для селфбондажа, ведь у меня до сих пор не было постоянной партнёрши.
– Вас, ой, то есть тебя что, и селфбондаж интересует?
– Ну, меня всё интересует, но, так как я не могу позволить связать себя кому-то, то да, большинство этих девайсов предназначено именно для селфбондажа.
Лилианн шла и разглядывала странные предметы и приспособления. Её внимание привлёк огромный ящик в полтора человеческих роста, стоящий посреди огромной комнаты. По сути это был даже не ящик, по своим размерам это была комната-в-комнате.
– А это что такое, Джейн?
– О, Лилианн, это жемчужина моей коллекции, – девушка ласково погладила ящик ладонью. – Это самое современное устройство для селфбондажа. БДСМщики двадцать первого века могли только мечтать о подобном.
– И как оно работает?
– Ну, всё просто, вот видишь панель, тут выбираешь способ связывания – хогтай, фрогтай, солдатик и т.д. Нажимаешь обратный отсчёт и заходишь в комнату. Манипуляторы сами связывают тебя в нужном положении, а потом отпускают. Время до освобождения тоже задаёшь сама.
Лилианн побледнела, словно мел, она поняла, что нашла то, что искала.
– Джейн, а откуда машина знает, как сильно тебя связать?
– О, тут есть одна хитрость. Для начала нужно, чтобы машина тебя просканировала. Ну, телосложение, понимаешь? Потому что сейчас она настроена на меня, и, если ты сейчас туда зайдёшь, то все ленты, которыми тебя свяжут, просто спадут с тебя, ведь я намного крепче, что ли, чем ты. Вот, смотри.
С этими словами Джейн полностью разделась, обнажив своё прекрасное накачанное тело.
– Давай и ты раздевайся, не стесняйся же.
Лилианн тоже скинула одежду, оставшись в одном кружевном белье. По сравнению с Джейн она действительно смотрелась просто дюймовочкой. Хоть Джейн и не была выше, но всё тело её было перевито объёмными мускулами, грудь, большая и тяжёлая, крутые широкие бёдра, мощные икры и бицепсы, как у мужчины, делали её тело намного более грузным, чем у Лилианн.
– Издержки профессии, – сказала Джейн, заметив, с каким интересом женщина рассматривает её тело, – я же не могу позволить какому-нибудь хлюпику одолеть меня. Ну, что, попробуешь?
– Конечно!
– Тогда заходи внутрь.
Лилианн шагнула внутрь комнаты, освещённой синим люминесцентным светом. Манипуляторы со свисавшими с них тонкими, но на вид невероятно прочными тканевыми ремнями, выглядели угрожающе.
– Сейчас я тебя просканирую, – Джейн нажала на кнопку сканирования, и Лилианн практически физически ощутила, как невидимые лазеры ощупывают её худощавое тело. Она подняла голову вверх и прищурилась.
– Лилианн, какой способ связывания выбрать? Я предложу тебе брецельного кабанчика, очень хороший жёсткий способ, начнём сразу по-взрослому.
– Хорошо, Джейн, я доверяю твоему выбору! – Лилианн на секунду ощутила дрожь в коленях, но тут же взяла себя в руки, сейчас не время было раскисать.
– Ну, что, я запускаю?
Лилианн стояла в задумчивости.
– Ну, Лилианн, – Джейн заглянула в камеру, – что такое, девочка моя?
– Джейн, тут какая-то непонятная плесень в верхнем углу, посмотри...
– Какая ещё плесень, не было никакой плесени.
Джейн шагнула в камеру, и, опершись о манипулятор, принялась разглядывать указанный Лилианн угол. А та, шагнув назад, захлопнула дверь, оставляя Джейн одну внутри камеры. Мягко сработал автоматический замок, с сочным лязгом заблокировав дверь.
– Лилианн, ты что это... – Джейн развернулась, глядя в маленькое окошко на Лилианн, которая подошла к пульту. – Лилианн! Не вздумай запускать машину, пока я здесь, она настроена на твои параметры телосложения, а из меня она кишки выдавит! – внезапная догадка пронзила её мозг. – Сука, ты что это задумала??!
Лилианн, словно сомнамбула подняла на Джейн свои серые глаза.
– Ты тоже спала с ним, сука.
Палец уверенно вдавил кнопку "Старт". В ту же секунду манипуляторы подхватили тело Джейн, и она исчезла из иллюминатора. Дом огласил дикий рёв задавливаемой заживо киллерши.
– Ли-ли-анн!!!
Кулак Лилианн остервенело ударил по клавише "Кляп".
– Заткнись!

Лилианн равнодушно вытащила Джейн из камеры. На девушку было страшно смотреть, её мускулистое тело сыграло с ней злую шутку. Оно было, словно колбаса, перетянутая тонкой бечёвкой. Ремни вдавились в тело настолько сильно, что многие кости лопнули. Плечи практически касались друг друга, стянутые назад, словно крылья. Из смуглокожей девушки Джейн превратилась в существо синего цвета. Руки были связаны настолько туго, что, казалось, слились воедино. Её большие груди, перетянутые у самого основания, вот-вот должны лопнуть как перезревшие дыни. Ноги так же стянутые ремнями, были сломаны. Пятки были плотно прижаты к локтям. Голова была запрокинута так сильно, что смотрела практически вверх. Однако тело девушки не походило на кисель, напротив, оно было настолько сильно стянуто, что, когда Лилианн тронула её носком сапожка, ей показалось, что она потрогала камень. Единственным недоразумением было то, что Джейн всё ещё была жива.
Она смотрела выпученными глазами на Лилианн, которая, не обращая на неё ни малейшего внимания, ходила по квартире, словно что-то разыскивая. Затем остатками слуха Джейн услышала, как Лилианн снова зачем-то запустила сканирование на машине. Девушка ощутила, как Лилианн спустя пару минут вновь подхватила её и затащила в камеру. Напрягшись, женщина выдернула изо рта киллерши шаровидный кляп, из горла Джейн тут же хлынула кровь, поток которой, однако, почти сразу прекратился.
– От... Отпу...сти... – прохрипела она.
– Не слышу, – Лилианн, склонилась к самому лицу, – повтори.
– От...пу...сти...
– Неа, – Лилианн принялась деловито запихивать назад в рот киллерши кляп. – Ты спала с моим мужем тоже, я ведь знаю. Я думала ты скажешь "прости", а ты вон как. "Отпусти" говоришь. Смотри, с кем я познакомилась у тебя в доме, – Лилианн показала Джейн небольшую куклу, которую нашла в её спальне. – Любишь кукол?
Джейн лишь молча с ужасом смотрела на свою мучительницу.
– Отвечай, сука, когда я тебя спрашиваю, а то сосок отрежу! Любишь кукол? Твоя кукла? Ну, кивни что ли хоть.
Но Джейн не могла кивнуть, она вообще ничего не могла, она ощущала себя частью мебели, не более.
– Ну, хоть моргни, если кукла твоя, – сжалилась Лилианн.
Джейн с трудом натянула веки на вылезшие из орбит глаза.
– Ну вот, умничка, можешь ведь, когда захочешь, – Лилианн наклонилась вплотную к лицу киллерши. – Так вот, слушай меня, сука, я не сумасшедшая убийца, в отличие от тебя, и я дам тебе шанс выжить. Я отсканировала эту куклу твоей машиной, и теперь она настроена на неё. Как думаешь, что с тобой будет, если я запущу машину с такими настройками?
Джейн не могла даже мычать, но её глаза выражали животный ужас.
– Но я решила дать тебе шанс. Я поставлю таймер срабатывания на пять минут и оставлю эту дверь открытой. Сможешь освободиться за пять минут – будешь жить, не сможешь – эта дверь закроется навсегда, а тебя ждёт самый тугой брецельный кабанчик за всю историю кабанчиков, если уж ты его так любишь. Ну, удачи!
Джейн хотела что то сказать, пыталась моргать, но моргать было очень трудно, а мычать – практически невозможно. Она лишь смогла слышать звук настраиваемой панели машины, а потом удаляющееся цокание каблучков Лилианн.

Лилианн сидела в машине, наблюдая за временем. Когда прошло пять минут, она вернулась в дом. Дверь камеры уже была разблокирована, хоть и всё ещё закрыта. Женщина не стала её открывать, только заглянула в иллюминатор, с трудом заметив сквозь забрызганное чем-то красным стекло лежащий посреди камеры какой-то свёрток непонятной формы, размером не больше коробки из-под утюга.

Она не любила бывать за городом. Серые голые холмы, скелеты заводов, разрушенных в последней войне за бензин, топорщившиеся в низкое тяжёлое небо своими ржавыми останками, ядовитые озёра – всегда вгоняли её в тоску. Машина, позаимствованная у Джейн, стояла на берегу ртутного озера, в мутную серую гладь которого порывы ветра стряхивали время от времени пыль, сдутую с каменистых утёсов карьера. Лилианн открыла заднюю дверь и сдёрнула сумку с заднего сидения. Затем, закурив сигарету, стала кусачками разрезать "паутину". После того, как все нити были разрезаны и лежали на земле, женщина открыла молнию и за волосы вытащила бывшую любовницу мужа. Девушка была ещё жива, но тело её уже одеревенело, и Лилианне не составило труда поставить её на землю, прислонив к крылу автомобиля. Лилианн потушила сигарету о раздувшуюся грудь девушки, но та никак не отреагировала. Её взгляд остановился, а из ушей, носа и влагалища сочилась тонкими струйками кровь. Лишь едва слышное прерывистое дыхание говорило о том, что она ещё жива.
– Слушай сюда, сучка, – Лилианн попыталась просунуть пальцы под витки верёвки, охватывающие грудную клетку девушки под связанной грудью, но ей это не удалось, и она оставила попытки. – Ты спала с моим мужем, обманывала меня и по идее заслуживаешь смерти. Но я не бешеная сумасшедшая убийца вроде Джейн и готова дать тебе шанс. Видишь металлическую балку, нависшую над ртутным озером? Не видишь? Ну, увидела бы, если бы повернула свою тупую башку, сука. Ну, так вот. Я подвешу тебя над озером, и подожгу верёвку, на которой ты будешь висеть. У тебя будет время освободиться, пока верёвка не сгорит. Сможешь – будешь жить, не сможешь – значит, судьба твоя такая, утонуть в ядовитой ртути. Но не думай, что из-за твоей инвалидности к тебе будет особое отношение.
Она намотала волосы девушки на ладонь и грубо, волоком потащила её в сторону озера.

Женщина курила и смотрела на висящую над озером девушку. Она была подвешена за волосы, в которые Лилианн вплела крепкую толстую верёвку. Верёвка проходила через балку и была закреплена у ног Лилианн за какую-то арматуру. Она намочила часть верёвки бензином и подожгла. Превратившись в изваяние, подвешенная девушка совершенно не шевелилась, лишь лёгкий ветер покачивал её неподвижное тело. Верёвка горела, но девушка даже не моргала, смотрела в одну точку, куда-то вдаль остановившимися зрачками, а синие, враскорячку пальцы стянутых в районе промежности рук, застыли, словно изломанные ветки.
– Ну, что ж, сучка, пока, – Лилианн затянулась последний раз и щелчком выбросила докуренную сигарету в озеро, – скучно с тобой.
Она развернулась и пошла к машине, услышав за спиной звук рвущейся верёвки и тяжёлый всплеск.

Когда она спустилась в подвал, Алекс громко замычал. Она подошла к нему, провела пальцами по его ступням, шее, потрепала волосы на голове. Толкнула его ногой, и он тяжело завалился на бок. Лилианн поскребла ногтями его надувшиеся яйца, в которые впились острые осколки стекла и маленькие камешки, коих в изобилии хватало на бетонном полу. Пробежалась пальчиками по узлам, но, не заметив нигде ослабления пут, снова перевернула его на живот. Парень мычал, но она словно не замечала этих звуков. Затем взяла кусачки и перерезала трос, оттягивающий его голову назад. Голова Алекса склонилась вперёд, и у него вырвался вздох облегчения.
– Знаешь любимый, только что умерли два человека, хотя я давала им шанс выжить. Я давала им возможность освободиться, но они не успевали. Я хотела поступить так же и с тобой, но, думаю, ты заслуживаешь большего. Всё же мы целый год прожили в счастливом браке, – она поцеловала его в щёку и показала кусачки. – Смотри, что я тебе оставлю. Вот здесь, прямо перед тобой, в десяти сантиметрах от твоего лица. И ещё это, телефон, рядом с кусачками, смотри. У тебя не будет никаких ограничений по времени, освобождайся, сколько хочешь. А когда освободишься, позвони мне, хорошо? Я приеду и открою дверь подвала. Я буду ждать. Удачи тебе!

Лилианн нашла в сумке Джейн новый тросик и снова оттянула голову Алекса назад, к большим пальцам ног. Затем секунду подумала и заклеила скотчем его бешено вращающиеся, полные ужаса глаза, вставила в уши заглушки, и, обмотав вокруг его головы ещё несколько витков скотча, прижала начинающие чернеть пальцы рук к его затылку.
– Ну, не скучай тут, – она медленно поднялась по ступенькам и обернулась последний раз, Алекс дико мычал, но никаких признаков движения она не заметила, лежал её муж на полу неподвижно, словно античная статуя. Не шевелились даже пальцы ног на почерневших от отсутствия кровотока ступнях.
Девушка защёлкнула тяжёлую дверь и прислушалась. Мычание Алекса практически не пробивалось сквозь железные двери. И, лишь приложив к холодному металлу ухо, она услышала еле различимые звуки.
Луна осветила её безумную улыбку, когда она шла к машине. Путь до города был не близок.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную