eng | pyc

  

________________________________________________

Arthur Saxon
ПЕРЕПИСКА С ХИЩНИКОМ
перевод Corbi

Дорогой м-р Сенс,

Привет! Меня зовут Лиза. Я надеюсь, Вы не будете возражать, что я пишу Вам вот так просто, но сегодня утром я прочитала о Вас статью в газете, и она заинтриговала меня. Я думаю, мои родители очень сильно разозлились бы, если бы узнали о моём письме Вам, но мне просто необходимо побольше узнать о Вас.
Немного обо мне – я постараюсь рассказать покороче, чтобы не надоедать Вам! Мне 17 лет (восемнадцать в сентябре), и я заканчиваю последний класс. Я собираюсь стать доктором. Живу со своими родителями в пригороде, и ещё у меня есть собака Джерри. Он породы спрингер – спаниель, и поэтому отец предложил назвать его в честь Джерри Спрингера. У меня есть младший брат, его зовут Марк, ему 12 лет, и он любит делать мне пакости, хотя иногда может быть милым.
Обо мне хватит, боюсь, что Вам это неинтересно, и Вам надоест читать всё это. Я хотела бы как можно больше узнать о Вас. Я просмотрела данные по Вам в Интернете и нашла полный список Ваших преступлений, я его прочла с интересом. Вы прожили замечательную жизнь. Вы сожалеете о чём-нибудь? Чувствуете ли Вы жалость к какой-нибудь из всех этих женщин? Я надеюсь, все эти вопросы не смутят и не оттолкнут Вас.
Если Вам понравилось моё письмо, то знайте, что я с нетерпением жду ответа от Вас.

Искренне Ваша,
Лиза Моррис.
Дорогая Лиза,

Спасибо Вам большое за то, что взяли на себя труд написать мне. Ваше письмо чрезвычайно меня приободрило. Как Вы можете представить, я довольно-таки одинок большую часть времени. Я нахожусь в одиночной камере и редко общаюсь с другими людьми. Твоё письмо, так неожиданно пришедшее, словно луч солнца пронзило тьму моего одинокого существования.
Я рад, что ты нашла список моих преступлений интересным чтивом. Ведь они тебя не пугают, правда? Ты права, я действительно прожил насыщенную жизнь. Иногда я чувствую небольшое сожаление о некоторых из моих жертв, но по большому счёту – нет. На самом деле мне почти не о чем грустить, кроме того, что меня поймали. Это может звучать несколько бесчувственно – и я прошу прощения, если это так звучит – но я не могу изменить себя, и тебе придётся принять меня таким, какой я есть.
Всё, что ты рассказала о себе, нисколько не заставило меня скучать. Я хотел бы больше узнать о тебе. Ты любишь школу? У тебя много друзей? Чем ты любишь заниматься в свободное время? Я буду счастлив прочитать всё, что ты пожелаешь написать. И ты поймёшь, что меня не так то легко смутить, поэтому можешь задавать мне любые вопросы, а я постараюсь на них ответить, если смогу. И, пожалуйста, зови меня Говард, я думаю, так будет лучше.

Искренне твой,
Говард Сенс.
Дорогой Говард,

Я так рада, что Вы ответили на моё письмо! Спасибо огромное! Мне очень жаль слышать, что Вам так одиноко. Я Вас понимаю, потому что тоже одинока. Конечно, вокруг меня всегда много людей, но большей части из них я не нравлюсь, и у меня совсем мало друзей. Я дружу с парой девочек, но не думаю, что очень заинтересованы в нашей дружбе. Таким образом, мне очень одиноко большую часть времени, как и Вам. Я действительно рада, что моё прошлое письмо подняло Вам настроение, и надеюсь, что это письмо тоже поднимет.
Сегодня я снова читала о Вас в Интернете. Мне нравится читать о Вас, и нет, это меня не пугает. Я в восторге от этого. Ну, возможно, это пугает меня совсем немножко. Но это ничего. Иногда я думаю о том, что чувствовали женщины, когда Вы их насиловали. Я думаю, что они были очень напуганы. Если бы они знали, кто Вы, скорее всего они бы гадали о том, убьёте Вы их потом, или нет. Могу я Вас спросить? Почему одних женщин Вы убивали, а других нет? Согласно статье, которую я прочитала, Вы убили 3-х женщин из 11 изнасилованных. Почему только этих трёх? Может быть, они сказали что-то, чего не должны были говорить? Может быть, они напомнили Вам бывшую любовь? Я знаю, это очень личные вопросы, но Вы сказали, что я могу задавать любые.
Теперь я отвечу на Ваши вопросы. Я ненавижу школу – в основном потому, что меня часто подкалывают из-за моих толстых очков, веснушек и рыжих волос. Я жду с нетерпением того момента, когда смогу поступить в колледж. Надеюсь, там я смогу начать всё сначала, и люди там не будут знать мои старые школьные клички.
В своё свободное время я люблю петь, читать книги, и играть на компьютере. Я пою в нашем церковном хоре – я думаю у меня довольно-таки хороший голос, мне часто доверяют петь соло. Мне нравится читать романтические новеллы, и я пытаюсь сама писать. Впрочем, получается плоховато. Как я уже сказала, я много играю на компьютере и ещё я часто смотрю телевизор. А у Вас есть какие-нибудь хобби, которыми Вам разрешают заниматься в тюрьме?
В любом случае, я счастлива, что Вы в порядке и уже не чувствуете себя одиноким.

Искренне Ваша,
Лиза.
Дорогая Лиза,

Прежде всего, спасибо за то, что снова написала мне, и да, я действительно менее остро ощущаю теперь своё одиночество. Мне очень жаль слышать, что у тебя немного друзей, и ты чувствуешь себя одинокой. Возможно, мы можем быть друзьями, и тогда никто из нас не будет совершенно одинок.
Пытаюсь представить себе, как ты выглядишь. Ты говоришь у тебя рыжие волосы и веснушки? Что ж должен заметить, что я просто обожаю веснушки, а рыжий – мой любимый цвет волос. Может быть, тебе удастся прислать мне свое фото? Я уверен, ты знаешь, как выгляжу я, и мне хотелось бы представлять себе твой образ, когда я читаю твои прекрасные письма.
Ты спрашиваешь, почему я убил некоторых женщин. Ну что ж, есть причина, но я думаю, тебе придётся самой во всём разобраться. Выясни все, что сможешь о каждой из них, и подумай, есть ли что-либо общее между этими тремя женщинами. Ответ где-то там, если ты будешь настойчива. К сожалению, у меня нет хобби, которым бы мне позволили заняться здесь. Я много читаю, и это помогает мне скрасить тягучие, долгие дни. Я никогда не увлекался чтением до того, как попал в тюрьму, но теперь я нахожу его занимательным. Впрочем, меня нельзя назвать фанатом романтических новелл. Мне кажется, они чересчур мягкие.
С нетерпением жду твоего следующего письма.

Искренне твой,
Говард.
Дорогой Говард,

Я очень хочу, чтобы мы стали друзьями, и я уже не чувствую себя такой одинокой. Я приложила к письму своё фото. Я на нём не очень хорошо получилась (боюсь, я совсем не фотогенична). Но, по крайней мере, оно даёт тебе представление о том, как я выгляжу. Надеюсь, я не покажусь тебе отталкивающей.
Я составила список всех твоих жертв, со всеми деталями, до которых мне удалось добраться. До сих пор мне не удалось выявить ничего общего. Все три женщины, которых ты убил, были блондинками, но также блондинками были ещё две, которых ты оставил в живых, так что это не может быть причиной. Двум из трёх убитых было по 22 года, а третьей 24. Но в живых осталась ещё одна 22-летняя девушка. Я в затруднении. Ты не мог бы дать мне ещё одну подсказку?
Я рада, что тебе нравится читать книги. Жаль, что ты не любишь романтические новеллы. Интересно, а что ты любишь читать?
Мне уже пора в школу. Я вложу письмо в конверт и занесу его на почту по пути в школу, так что до свидания.

Искренне твоя,
Лиза.
Моя дорогая Лиза,

Я очень рад, что ты выслала мне это замечательное фото. Здесь я не имею возможности встречаться с женщинами, и с трудом можно достать даже фотографию женщины, так что мне чрезвычайно приятно держать в руке твой сладкий силуэт. Твои волосы прекрасны, я не могу поверить, что люди смеются над тобой из-за них. И, на самом деле, у тебя не так уж много веснушек – я думал, что их гораздо больше, чем я увидел на твоём фото. Ты действительно очень красивая девушка, и я безумно счастлив, что у меня есть твоё фото. Ты ходишь в школу в той одежде, в которой ты изображена на фото? Должен заметить, она тебе очень идёт. У тебя прекрасные ноги. Ой, я надеюсь, ты не против того, что я так выразился – возможно, это чересчур бесцеремонно с моей стороны. Пожалуйста, прости меня.
Ты просишь подсказку о том, почему я убил именно тех трёх женщин. Посмотрим, сможешь ли ты выяснить то, как выжившие описывали свои испытания. Проанализируй, что они сказали, и найди нечто общее во всех показаниях. Там ты найдёшь ключ, который тебе нужен.
В ответ на твой вопрос о моих предпочтениях в книгах, ну что ж, я люблю читать ужасы и мистику, хотя набор литературы этого жанра в нашей тюремной библиотеке сильно ограничен. Но вполне терпимым чтивом я считаю исторические новеллы, научную фантастику, и триллеры. Но ужастики – моя самая большая страсть.
Я много думаю о тебе, Лиза. Хорошо иметь такого друга, как ты. Я с нетерпением жду каждого твоего письма, и благодарен тебе за быстрые ответы. Но всё равно мне кажется, что время в промежутках между твоими письмами тянется невыносимо медленно. Я перечитываю каждое твоё письмо по нескольку раз на день.

Искренне твой,
Говард.
Мой дорогой Говард,

Ты не представляешь себе, как счастлива я была, когда узнала, что тебе понравилась моя фотография. Я так беспокоилась, что ты её возненавидишь. Спасибо за все добрые слова в мой адрес. Я знаю, что не красавица, но меня очень волнует, что тебе нравится, как я выгляжу. Я посылаю тебе ещё несколько моих фотографий – надеюсь, они тоже тебе понравятся. Спасибо за комплименты насчёт моих ног, я знаю, что они толстые, но мне было очень приятно, когда ты сказал, что они прекрасны. Если тебе понравятся и эти фото, я постараюсь прислать тебе ещё. Правда, я ещё не знаю, откуда их возьму – не могу же я опустошать семейный альбом. Наверное, мне придётся позаимствовать отцовский поляроид, и снимать себя самой.
Мне было интересно узнать о твоём вкусе в книгах. Я никогда не читала ужастиков до этого, но думаю прочитать пару новелл, ты не порекомендуешь мне что-нибудь? Мне тоже нравятся мистика. Я прочитала почти все приключения мисс Марпл и Эркюля Пуаро. Я очень рада, что ты много думаешь обо мне. Я тоже очень часто думаю о тебе. И я всегда посылаю ответы так быстро, как только это возможно. Я надёжно прячу все твои письма, потому что мои родители очень разозлились бы, если б узнали, что я с тобой переписываюсь.
Спасибо за подсказку, я постараюсь поднять подшивки старых газет, и найти статьи о твоих жертвах, чтобы узнать, что они говорили о тебе. До свидания, Говард, береги себя.

Всегда твоя,
Лиза.
Моя дорогая Лиза,

Я не знаю, как тебя благодарить за те фото, которые ты мне прислала. На них ты выглядишь такой красивой и сладкой, что, глядя на них, я забываю о том, что я в тюрьме. Я стараюсь представить себе, как звучит твой голос, и как ты двигаешься. Особенно мне понравилась твое фото в короткой юбочке – мне действительно очень нравятся твои ноги, и вид того, насколько они обнажены, заставляет моё сердце биться как в лихорадке. Я не шутил, когда сказал, что у тебя прекрасные ноги. Возможно, они не настолько тонкие, как предпочло бы большинство людей, но твоя кожа такая свежая, к тому же мне никогда не нравились супермодели, они чересчур худосочны. Но ты, моя дорогая Лиза, совершенна.
Мне нравится твоя идея насчёт того, чтобы использовать поляроид, чтобы делать снимки самой себя и посылать их мне. Я буду очень признателен, если тебе удастся это сделать. Мне особенно хотелось бы увидеть твои фото в коротких юбках.
Если хочешь узнать, какие книги мне подходят, попробуй «Черви» Шона Хатсона. Это не лучшая книга, но она соответствует моим вкусам. Прочти её и скажи мне, что ты о ней думаешь.
Я буду думать и мечтать о тебе, пока жду твоего следующего письма.

Твой любящий Говард.
Мой Дорогой, Любимый Говард,

Благодаря тебе моя самооценка пошла в рост! О, мой дорогой, я так счастлива сейчас, что могу взорваться! Ты заставил меня почувствовать себя красивой, хотя я таковой и не являюсь. Теперь, когда я знаю, что ты находишь меня привлекательной, я пришлю столько своих фото, сколько ты захочешь. Я приложила к письму несколько новых фото, которые сняла с помощью отцовского поляроида (к счастью у него есть функция таймера). Я надевала при этом свои самые короткие юбочки специально для тебя, и как ты увидишь на нескольких фотографиях, даже слегка задирала их вверх. Я чувствовала себя порочной, делая это, но думаю, тебе это понравится. На одной из фотографий я, похоже, задрала юбку выше, чем собиралась (как ты увидишь!) – я надеюсь, тебе понравится результат.
Говард, я знаю – это звучит безумно, и надеюсь, ты не примешь меня за глупую школьницу, но похоже я влюбляюсь в тебя. Я надеюсь, это не доставит тебе неудобств. Я думаю, я тоже тебе нравлюсь, но пойму, если ты не сможешь ответить на мои чувства. Ты никогда меня не встречал, и шанс на то, что мы когда-нибудь встретимся, очень мал.
Я пойду куплю книгу, которую ты мне посоветовал. Я думаю, она мне очень понравится.
Также мне нужно будет купить ещё плёнок для поляроида, потому что отцовский запас я уже использовала, а он убьёт меня, если узнает об этом. Но это неважно, я буду делать фото до тех пор, пока тебе не надоест. Может быть, у тебя есть какие-либо запросы по поводу одежды или поз, в которых ты хотел бы меня увидеть?

С любовью,
Лиза.
Дорогая Лиза,

Ты действительно самая невероятная девочка из всех, которых я встречал. Фото, которые ты мне прислала, просто потрясающи! Я знал, что ты красива, но теперь я понял, что ты ещё и невероятно сексуальна. Фотография, на которой ты поднимаешь свою юбку так, что едва виднеются трусики – … у меня просто нет слов! Это самая эротичная работа, которую я когда-либо видел. Спасибо тебе от всего сердца за эти фотографии, я буду хранить их как сокровище до смертного одра.
Я был тронут, когда прочитал, что ты, похоже, влюбляешься в меня. Я вовсе не думаю, что это глупо. На самом деле, я начинаю ощущать похожие чувства в отношении тебя. Ты становишься очень близкой и постоянно владеешь моими думами.
Ты спрашиваешь, нет ли у меня каких-либо запросов по поводу одежды или поз. Ну, так уж получилось, что есть. На мой взгляд, до сих пор лучшей фото была та, на которой были видны твои трусики. Это было прекрасно! Я хотел бы увидеть подобные фотографии, и если тебе удастся прислать мне ещё, мне будет очень приятно. Иногда, лёжа здесь, на тюремной койке, я пытаюсь представить себе, как ты выглядишь под всеми этими одеждами. Я очень хотел бы увидеть тебя в юбочках, которые слишком малы, чтобы полностью скрыть твои трусики, и в топах, которые позволяют лицезреть большую часть твоей груди. Я чересчур забежал вперёд, прося этого? Тогда я ужасно извиняюсь.
В этом ключе мне очень понравилась твоя голубая юбочка – ты часто надеваешь её на прогулку? Ты сногсшибательно выглядишь в ней.

Море любви,
Говард.
Мой любимый Говард,

Я люблю тебя. Теперь я знаю это наверняка. Я не могу не думать о тебе. Я очень рада слышать, что ты думаешь обо мне в постели – я делаю тоже самое. Я воображаю, что ты вырываешься из тюрьмы и приходишь за мной, потом проникаешь в дом, и забираешься в мою постель. Затем ты раздеваешь меня и занимаешься со мной любовью всю ночь напролёт. Я не могу поверить, что пишу всё это, но это так волнующе.
Я приложила к письму новые фотографии. Я очень хочу, чтобы они тебе понравились, потому что мне пришлось собрать всю свою смелость, чтоб выслать их. Их было легко снимать, потому что я знала, что могу в любой момент передумать посылать какую-либо из них. Но, в конце концов, хотя некоторые из них мне не нравятся, я решила послать их все. Все, включая фото, на которых я в той голубенькой юбочке, которая так тебе понравилась. Это самая короткая из моих юбок, и я, как правило, не ношу её на улице, потому что она слишком мала. Когда-то она была пристойной длины, но теперь она чересчур маленькая, чтобы носить её вне дома. Кроме того, она норовит задраться вверх при любом, даже слабеньком ветерке, из-за того, что она такая лёгкая и свободная. Носить её в ветреный день было целой проблемой, так как мне всё время приходилось держать её за край.
Я прочитала «Черви». Мне было немного страшно, но понравилось. Я постаралась понять, что привлекло тебя в этой книге. Может быть, тебе нравится читать о том, как насилуют и мучают женские тела? Я хотела бы, чтобы ты объяснил, что тебе понравилось в книге, так как хочу получше понять тебя.
Кстати, ты вовсе не забегал вперёд, когда просил меня посылать мои эротические фото. Проси чего хочешь – я готова на всё. Я постараюсь выполнить все твои требования. Я люблю тебя, и хочу, чтобы ты был счастлив.

Преклоняющаяся пред тобой,
Лиза.
Дорогая Лиза,

Ты в самом деле превзошла себя в своей последней пачке фото. Я никогда не ожидал увидеть тебя обнажённой. Твоё тело совершенно великолепно – это самый драгоценный дар, который я мог получить от тебя. Я не знаю, как тебя благодарить. Моя любовь к тебе растёт всё больше и больше с каждым новым фото, которые ты мне присылаешь. Кстати, могу я кое-что предложить? Я очень хотел бы увидеть тебя выбритой там внизу. Тогда ты будешь ещё более прекрасной. Я предпочитаю видеть приятную, чистую, безволосую киску. Как ты думаешь, ты сможешь сделать это для меня?
Есть ещё кое-что, о чём бы я хотел тебя попросить. Ты писала, что голубая юбочка чересчур мала, чтобы носить её вне дома… Но я считаю, что её маленькая длина как раз и делает её самой подходящей юбочкой для ношения на улице. Сидящий взаперти здесь в тюрьме, я не имею возможности наслаждаться твоим телом так, как я хотел бы, так вместо этого позволь мне хотя бы наслаждаться твоими описаниями того, как другие люди наслаждаются твоей красотой. Вот как это нужно будет делать: всё время надевай эту юбку, когда идёшь на улицу. Когда садишься, не перекрещивай ноги, а слегка разводи их в стороны, чтобы любой, кто посмотрит в нужном направлении, мог насладиться видом твоих трусиков. Когда тебе нужно что-нибудь поднять с пола, или взять с нижней полки в магазине, не приседай, а нагибайся с выпрямленными ногами, так, чтобы мини юбка перелетала через твои ягодицы, и открывала твои трусики взорам любого, кто окажется сзади. Носи обувь со шнурками, но никогда не завязывай шнурки туго, а так чтобы они развязывались каждые несколько минут, и старайся завязывать их в людном месте, нагибаясь с прямыми ногами. Когда подует ветер, и твоя юбочка задерётся, не поправляй её, пусть останется задранной. Так как я не могу насладиться всеми этими сексуальными поступками в твоём исполнении лично, я хотел бы читать твои описания того, как ты позволяешь это видеть другим людям. Это очень тяжёлая просьба, я знаю, но как ты думаешь, ты сможешь это сделать?
Я люблю книгу «Черви» потому что мысль о тысячах червей, ползущих по обнажённому женскому телу, кажется мне очень эротичной. Думы о том, как они затем углубляются внутрь её груди и влагалища, удваивают, если не утраивают наслаждение.

Твой вечно любящий,
Говард.
Любимый Говард,

О, моя любовь, я сказала, что сделаю всё, о чём бы ты меня не попросил! Мысль о том, чтобы выходить в голубой мини юбке на улицу, и позволять чужим людям видеть мои трусики, пугает меня, но, кроме того, я ощущаю какое-то непонятное томление. Я с радостью поступлю так, как ты просишь. Я так рада, что тебе понравилось фото, на котором я обнажена! Я очень волновалась насчёт него, но теперь я счастлива, что послала и его тоже. Хочешь, чтобы я сделала ещё фото, на которых я нагая? Хочешь, чтобы я пошла дальше? Я сниму любые фото, которые ты захочешь! Просто скажи мне, что ты хочешь, чтобы я сделала, и я сделаю это. Я твоя, повелевай мной, моя любовь.
Я побреюсь сегодня вечером, когда буду принимать ванну. Затем я сразу сделаю несколько снимков, и ты увидишь мою голенькую киску. Я приложу их к следующему письму.
Теперь я поняла, почему тебе нравится книга «Черви». Мне кажется, что было бы приятно чувствовать червей, ползущих по моему обнажённому телу. Ты хотел бы увидеть это? Я думаю, что смогу найти червей, и позволю им ползать по себе. А потом сфотографирую это и вышлю тебе, если хочешь.

Буду любить тебя вечно,
Лиза.

P.S. О, нет! Я забыла отправить письмо, когда шла в школу этим утром! Мне так жаль! Пожалуйста, прости меня! Сейчас уже почти вечер, и я вернулась из школы. Я весь день думала о том, что ты попросил меня сделать. Я не могла надеть мою голубенькую юбку в школу, но очень часто подтягивала свою школьную юбочку, так, что она казалась очень короткой. Многие мальчики видели мои трусики, но я делала вид, что не замечаю, до тех пор, пока Майк Ковторн не засунул руку мне между ног. Я оттолкнула его, и он отвалил. Вот урод! Но ты будешь рад услышать, что это не остановило меня, и я продолжила демонстрировать всем свои трусы всю оставшуюся часть дня. Я обещаю, что вышлю это письмо завтра утром. До свидания, мой сладенький.
Моя дорогая Лиза,

Твоя киска выглядит очень красиво выбритой. Спасибо, что сделала это для меня. Я рад слышать, что ты теперь выставляешь себя напоказ в школе, но я немного огорчён тем, что ты оттолкнула бедного Майки. Он только реагировал так, как, я уверен, реагировал бы я на его месте. Я хочу, чтобы ты извинилась перед ним, когда увидишь его в следующий раз. И если кто-то ещё будет тебя трогать, не останавливай их. Позволяй им делать с тобой всё, что они захотят, а потом рассказывай мне об этом. Если хочешь, можешь закрыть глаза, и вообразить, что это мои руки гладят тебя.
Все твои фото потрясающи. И я сильно тронут твоей жертвенностью для меня. А сейчас у меня есть ещё ряд заданий для тебя. Я хочу, чтобы на следующих фото ты показала, как засовываешь пальцы себе во влагалище. Ты также можешь попробовать впихнуть туда банан, или огурец, если они у тебя есть.
Твоя идея насчёт червей превосходна. Если ты сможешь найти столько червей, то да, я хочу видеть фото, на которых ты вся покрыта червями. Ты начинаешь думать, как абсолютно послушная рабыня, и я благодарю тебя за это.
Ты получишь это письмо к субботе. В твоём следующем письме я хочу прочитать описания твоих прогулок по городу в голубой мини юбке.

Твой любимый и обожаемый,
Говард.
Мой дорогой Говард,

Я твоя рабыня, а ты мой господин. Я обожаю тебя! Я буду выполнять все твои команды без единого вопроса. Мне так жаль, что я разочаровала тебя, оттолкнув Майкла… Я обязательно извинюсь перед ним завтра утром (сейчас вечер воскресенья).
Вчера я пошла в магазин и надела голубенькую мини юбку, как ты мне приказал. День был ветреным, хотя ветер и не был очень сильным. Моя юбочка постоянно задиралась, но я ни разу её не одёрнула. А один раз, когда я шла по бульвару, она задралась, распласталась по моей талии и никак не хотела падать сама. Я была в ужасе! Но я не сделала даже попытки одёрнуть её, и так и шла где-то минут пять, демонстрируя свои трусики всем, кто шёл сзади. Некоторые люди орали на меня, но я игнорировала их.
Я завязывала шнурки нарочито небрежно, и мне приходилось делать это снова каждые пару минут. Я знаю, что очень многие неприкрыто глазели на мою задницу, где бы я ни нагибалась. Хорошо хоть на мне были относительно закрытые трусики!
Я прилагаю ещё несколько собственных фото. Мне кажется, на этот раз я превзошла саму себя. Я уверена, что тебе они понравятся. Банан причинил мне много боли, когда я засунула его в первый раз. И моя киска немного кровоточила. Значит ли это, что я больше не девственница? У нас нет дома огурцов, но я попытаюсь скоро раздобыть их.
Что ещё ты хотел бы, чтобы я сделала? Повелевай мной, мой хозяин, моё тело в твоём распоряжении. Просто прикажи мне, и я сделаю всё, что ты ни пожелаешь.

Твоя обожающая и послушная рабыня,
Лиза.
Моя дорогая рабыня Лиза,

Ты становишься превосходной рабыней. Мне понравилось описание твоих приключений в голубенькой юбочке. Пожалуйста, возьми это в привычку – каждый раз выходя в город, надевай одну и ту же юбочку, и делай одни и те же действия. Я хочу, чтобы ты избавилась от «закрытых трусиков». Купи себе стринги, или, если хочешь, ходи совсем без трусиков. Я также хочу, чтобы ты перестала надевать лифчик в школу, и носила топы, которые слишком малы для тебя, так чтобы твои груди постоянно выпирали из топа. Но, начиная с сегодняшнего дня, я запрещаю тебе носить закрытые трусики.
Мне очень понравились твои фото с бананом – ты действительно превзошла себя в этот раз! И да, ты уже более не девственница – ты отдала свою девственность мне. Спасибо тебе, моя драгоценная Лиза! Мне также очень понравилась фото, где ты держишь своё влагалище широко открытым – это было очень мило с твоей стороны. В следующий раз, возможно, тебе удастся проделать то же самое со своим анусом? Может быть, ты сможешь как-нибудь сходить в школу с бананом (или двумя) втиснутыми в вагину? И будет неплохо, если ты выработаешь привычку мастурбировать в классе.
Я решил, что мне пора начать контролировать твои естественные выделения. Ты можешь писать в любое время, когда пожелаешь, но не должна опорожнять кишечник до тех пор, пока я тебе не разрешу, хорошо?
Люблю тебя всем сердцем, Лиза.

Твой обожаемый хозяин,
Говард.
Мой дорогой, любимый Говард,

Моя жизнь вышла из-под контроля! Теперь я абсолютно не похожа на ту девочку, которая написала тебе первое письмо, и всё это из-за тебя. Спасибо тебе, мой господин, за то, что превратил меня в шлюху, потому что именно ею я, похоже, стала.
В понедельник я извинилась перед Майклом, как ты мне приказал. Я сказала ему, что была неправа, оттолкнув его только потому, что понравилась ему. Он удивлённо взглянул на меня и сказал, что не стоит беспокоиться по этому поводу. Потом, в обеденное время, когда я сидела в столовой со слегка раздвинутыми в стороны ногами, и немного задравшейся юбкой, он присел рядом, и положил свою руку прямо на мою киску. Я дёрнулась, но ничего не сказала. Он начал тереть и щупать мою киску, а затем залез пальцами прямо мне в трусы! Я закрыла глаза и представила, что это ты. Он всадил палец внутрь меня, а потом попросил пройти с ним в подсобку рядом с кабинетом французского языка, куда девочки и мальчики ходят, когда хотят заняться любовью. И я пошла с ним, так как подумала, что ты бы хотел этого.
Он снял с меня всю одежду, и заставил лечь на пол с широко раздвинутыми ногами. Он некоторое время тыкал в меня пальцами, а потом приспустил штаны, и всадил член мне во влагалище! Я не могла поверить, что это происходит со мной! Я просто лежала там, на полу и думала о тебе, пока он трахал меня. Кончив, он поблагодарил меня (как будто делал это со мной уже тысячу раз!) и ушёл. Я думала, что всё кончилось.
Но на следующий день все уже знали об этом. Полдюжины мальчиков попросили меня пойти с ними в подсобку. Я была испугана, но всё равно пошла. Подсобка оказалась битком набита ребятами! Они раздели меня, и затем трахали меня все, один за другим. Я потеряла им счёт! Их сперма потом ещё долго выливалась из меня.
То же самое повторилось и вчера. Я не на таблетках, так, что, скорее всего, уже беременна. Как тебе это нравится? Говард, я должна тебе сказать, что мне тяжело выносить всё это. У меня никогда до этого не было парня, не было никакого сексуального опыта с мальчиком, а теперь в течение всего двух дней меня трахали больше, чем я могу сосчитать. И это не было то нежное занятие любовью с любимым, о котором я мечтала. Это было тяжело, грубо и ужасно. И в присутствии огромного количества людей! Я знаю – это та участь, которой ты для меня хочешь – по крайней мере, так думаю – но мне нужно, чтобы ты подтвердил это, мой дорогой. Боюсь, я очень много плакала в течение этих двух дней.
Сегодня, Говард, боюсь, что я не смогу выдержать групповое изнасилование в третий раз. Я просто не смогу! Мне жаль, мне так жаль… Я пыталась быть эксгибиционисткой, и демонстрировала всем свои трусики, но когда они попытались затащить меня в подсобку, я начала кричать. О, Говард, как сильно ты, наверное, разочаровался во мне. Мне действительно очень жаль, моя любовь! Скажи, что мне делать? Я в твоих руках, любимый. Я думаю, что одной из причин моего восстания было то, что я не была уверена, что ты хочешь именно этого. Если ты скажешь, что меня должны насиловать группой на ежедневной основе, тогда мне просто придётся научиться принимать это, и мириться с этим. Я сделаю это, Говард, если ты мне прикажешь. Я просто так устала, изранена и сбита с толку. Помоги мне!
Твоё последнее письмо, конечно, подбодрило меня. Я буду делать всё, о чём бы ты ни попросил. Вообще-то я уже 2 дня не ходила в туалет по-большому, к тому моменту, когда пришло твоё письмо. Я буду держаться столько, сколько ты захочешь, мой милый, даже если меня разорвёт от этого. Я также избавлюсь от всех «закрытых трусиков». С этого дня только стринги, я обещаю. Конечно, я не смогу купить их до субботы, но до тех пор я буду ходить совсем голенькой под юбкой. Я полагаю, что ты всё ещё хочешь, чтобы я сидела с раздвинутыми коленями, и слегка приподнятой юбкой – хотя я немного боюсь того, что скажут мои одноклассники, когда увидят мою голенькую, выбритую киску. Говард, это пугает меня. Я сделаю это для тебя, моя любовь, но, скорее всего, буду чувствовать себя вконец униженной, когда получу твоё следующее письмо. Я также буду одевать самые маленькие и узенькие топы без лифчика. Мне страшно подумать, на кого я буду похожа.
У нас нет больше бананов в доме – я куплю их ещё на выходных. Прости меня. Я прилагаю несколько фотографий, которые, как я надеюсь, помогут тебе быстрее простить меня. А, да, и я обязательно буду мастурбировать завтра в классе, какими бы ни были последствия. Я люблю тебя.

Твоя любящая рабыня,
Лиза.
Моя дорогая рабыня,

Ты права – я разочарован. Ты правильно думала, что я хочу, чтобы ты отдавалась всем эти парням. Первые два дня ты вела себя замечательно, и я горжусь тем, что ты дала этим мальчикам делать с тобой всё, что им заблагорассудится. Но я был очень огорчён, когда прочитал твой отчёт о событиях четверга. Лиза, ты глубоко внутри и сама знаешь, что была плохой рабыней. Я хочу, чтобы ты извинилась перед всеми мальчиками, на которых наорала, и пригласила их в подсобку. Позволь им делать с собой всё, что они захотят. Скажи им, что ты их игрушка, и они могут пользоваться тобой так, как им будет угодно. Они могут причинить тебе боль, но это будет наказанием за твой отказ повиноваться им в четверг.
Впрочем, довольно критики для одного письма. Перейдём к более приятным вещам – мне понравились твои последние фото. Это было действительно откровением, видеть твою расчёску, торчащей из твоего ануса. Я заметил твоего пса Джерри в углу одной из фотографий. Это натолкнуло меня на мысль. Я хочу, чтобы ты давала ему лизать твою киску в любое время, когда он захочет. Я уверен, что он пытается иногда это делать. Если необходимо привлекай его сладостями, например, размазывай арахисовое масло по своей киске. Собаки любят это, ну, или, по крайней мере, я так слышал. А если Джерри сделает на тебя стойку, я хочу, чтобы ты направила его пенис в своё влагалище. Пусть он трахает тебя, если у него есть такая наклонность.
Во всех своих приключениях помни – то, что ты делаешь, доставляет мне удовольствие. В конечном итоге, когда ты привыкнешь к тому, что тебя в течение одного дня имеет во все дырки множество различных людей, ты начнёшь наслаждаться самим процессом.
Кстати, ещё одно, проследи, чтобы, когда тебя будут трахать в подсобке, ты не забыла приглашать их иметь тебя в зад. Я буду очень рад, если ты познакомишься с анальным сексом, и чем больше его будет, тем лучше.

Твой любимый хозяин,
Говард.
Мой замечательный, дражайший повелитель,

Как я могла быть так слаба, что разочаровала тебя? Пожалуйста, прости меня, мой господин! Я избегала этих мальчиков в течение последних дней, но больше так не поступлю, я обещаю. Завтра среда – и в школе я извинюсь перед всеми ними, и скажу им, что буду ждать их в подсобке, и что они могут наказать меня за мой отказ, если захотят. Я обещаю, что не подведу тебя снова, Говард.
Я думаю, что скоро взорвусь. Я очень надеялась, что твоё последнее письмо будет содержать инструкцию опустошить мой кишечник, но я вижу, что ты хочешь провести меня через более жёсткие испытания. Я проконтролирую, чтобы это письмо попало в самую первую утреннюю почту завтра, это значит, что ты получишь его в четверг. Я не знаю, как часто забирают почту из тюрьмы, но полагаю, что даже, если ты ответишь сразу же по получении моего письма, я увижу твой ответ не раньше субботы. Это означает, что ещё как минимум четыре дня я не смогу покакать. Я сильно сомневаюсь, что смогу выдержать так долго. Думаю, оно начнёт выходить из меня против моей воли. Что мне делать? Я знаю, ты накажешь меня, если я снова тебя подведу. Я сделаю всё возможное, чтобы продержаться до субботы.
Очень многие в школе видели мою голенькую киску в прошлую пятницу. Меня поймал за мастурбацией мой учитель и отвёл меня к директору. К счастью, м-р Дин (директор) не наказал меня – он просто прочитал мне нотацию и отослал обратно в класс. Я думаю, он заметил, что я не ношу лифчик, но виду не подал. Однако все мальчики заметили это, и постоянно щупали и мяли мою грудь. Я, конечно же, позволяла им щупать столько, сколько им было угодно, но никто больше не предлагал мне пойти с ними в подсобку. Я мастурбировала в классе ещё несколько раз в тот день, но меня уже никто не поймал за этим занятием.
В субботу я вышла в город, и купила множество стрингов. На мне как раз сейчас надета одна пара, и вчера в школе я тоже была в них. Должна признаться, я испытала большое облегчение, снова надев трусики. Отныне я всегда буду ходить в стрингах. Кстати, я снова надела в город голубую мини юбку, хотя было совсем не ветрено. Впрочем, я возместила этот недостаток тем, что перевязывала шнурки каждые 2 минут, и нагибалась по любому поводу, так что множество людей видело мою голую попку.
Я также купила бананов. Этим утром я засунула два из них во влагалище, и они до сих пор там, хотя из меня весь день текли соки с запахом банана. Вся моя юбка пропиталась ими. И многие это заметили.
Моя киска только начала восстанавливаться от наказания, которое она получила на прошлой неделе, но я прослежу, чтобы она не скучала завтра.
Сейчас 09:30 вечера. Я голенькая ниже пояса, и мою киску только что начисто вылизал от арахисового масла мой пёсик Джерри. Это было довольно-таки приятное ощущение. Он не казался жаждущим сделать на меня стойку, но я попытаюсь стимулировать его к этому в будущем. Идея о сексе с моим пёсиком кажется мне несколько странной, но я сделаю это для тебя. Ты заметишь, что на одной из фото Джерри лижет меня.
Завтра обещает быть весьма насыщенным. Без сомнения я буду чувствовать себя очень уставшей и болезненной к концу дня.
Прощай, мой повелитель и господин,

От твоей любящей шлюхи – рабыни,
Лизы.
Дорогая Лиза,

Ты хорошая девочка, моя драгоценная шлюшка. Ты прошла длинный путь за очень короткий срок, и я очень горжусь тобой. У меня есть ещё ряд заданий для тебя.
Ты получишь это письмо в понедельник утром, так как я планирую не посылать его сразу. Я рассчитываю, что ты всё ещё удерживаешь в себе весь этот кал, хотя, несомненно, уже находишься в постоянной агонии. Вот что я хочу, чтобы ты с ним сделала. Когда ты посетишь подсобку в обеденный перерыв для получения своей ежедневной дозы группового изнасилования, ты должна начать с того, что наделаешь на пол перед всеми ребятами. Постарайся выдавить из себя всё до последнего кусочка, а потом предложи ребятам размазать всё это дерьмо по твоему обнажённому телу. Если они не захотят прикасаться к нему, то сама возьми несколько кусков и размажь их по себе, уделяя особое внимание твоей киске и груди. Затем, положи большой кусок говна себе в рот и проглоти его. Затем скажи мальчикам, чтобы они забрали твою одежду и выкинули её. Что ты будешь делать после всего этого, решать тебе.
Твои фото были великолепны как всегда. Цена на них в нашей тюрьме постоянно растёт. Продолжай присылать их! Я предвкушаю фото, на которых член твоей собаки будет торчать из твоего влагалища.
Отныне я хочу, чтобы ты начала растягивать своё влагалище и анус на ежедневной основе. Найди что-нибудь большое, например, бутылку, и попытайся засунуть её внутрь. Это может не получиться в первый, или второй, или третий день, но рано или поздно ты сможешь запихнуть её во влагалище, и тогда наступит время перейти к чему-то побольше. Понимаешь? Я хочу, чтобы, в конце концов, ты могла принять в себя кулак мужчины, или два кулака, в каждое из твоих отверстий. Каждый раз, когда сделаешь очередной прорыв, присылай мне фото, чтобы я знал, насколько ты продвинулась.
Ещё я хотел бы, чтобы ты ночью выскользнула из дома, и направилась в самую грязную и преступную часть города. Надень вызывающую одежду (так, чтобы были видны твои трусики), и сделай всё возможное, чтобы оказаться изнасилованной. Я бы изнасиловал тебя сам, но в настоящее время я недоступен.
Развлекайся, моя бесценная рабыня,

Твой любящий хозяин,
Говард.
Дорогой Повелитель,

Мне столько нужно тебе рассказать! Очень многое произошло за последние несколько дней. Во-первых, хочу сказать, что, кажется, знаю, почему ты одних женщин убивал, а других оставлял в живых. Сначала я пыталась понять, какие различия были между убитыми и оставшимися в живых, но поняла, что так не сдвинусь с мёртвой точки. Тогда я начала искать сходства между выжившими женщинами, и тут меня осенило! Все до одной бились до последнего, пытаясь остановить тебя. Я не смогла найти отчёты о состоянии тел убитых женщин, но предполагаю, что они не сопротивлялись. Наверное, они думали, что если ты справишь в них нужду, и они уступят тебе, не будут тебя сердить, то у них больше шансов остаться в живых? Если я не права, то прости меня. Но если дело всё-таки именно в этом, то ты, скорее всего, убьёшь и меня, так как я уступила всем твоим требованиям. Это звучит немного пугающе, но я знаю, что бы ты ни делал, всё это будет правильным. И если это значит, что я должна умереть, то пусть так и будет.
Хорошо, а теперь начну сначала, то есть со среды. Я пришла в школу и извинилась перед всеми мальчиками за то, что кричала на них, и сказала, что буду готова к изнасилованию в подсобке во время обеда. Однако, по правде говоря, меня едва уже не трахнули прямо в классе на английском. С боков ко мне подсели мальчики, и расстегнули мою блузку так, чтобы свободно лапать мои грудки. Они также не преминули засунуть мне в киску свои пальцы. Правда, они были удивлены и вроде бы испытали лёгкое отвращение, когда нащупали бананы у меня во влагалище. Но я облизала им пальцы, и они не стали меня наказывать.
Во время обеда меня поимело около двадцати ребят. Возможно, их было больше. Моя киска ужасно болела. Я предлагала трахать меня в попку тоже, но только трое из них воспользовались моим анусом. Перед тем, как кто-либо трахнул меня, я вытащила из влагалища бананы, и съела их, что сильно всех возбудило. Я сказала ребятам, чтобы они делали со мной всё, что ни пожелают, но они только трахали меня. Боюсь, у них просто очень мало воображения.
В среду вечером я провела много времени с Джерри в ванне, пытаясь заставить его овладеть мной, но он только возбуждённо махал хвостом. Правда, один разок он вроде бы собрался войти в меня, но не смог попасть, и, в конце концов, я сдалась.
В четверг я снова прошла через групповое изнасилование. На этот раз среди зрителей было несколько девочек, которые пришли посмотреть на это из любопытства. Теперь я школьная шлюха. Об этом знают все, и я постоянно слышу унизительные слова в свой адрес. Но мне всё равно. Вечером я снова пыталась заставить Джерри трахнуть меня, и на этот раз мне удалось направить его эрекцию внутрь себя. Он подолбил меня некоторое время, а потом я почувствовала, что он кончает. Но случилась очень странная вещь: нижняя часть его члена превратилась в большой, круглый шарик, и когда он вышел, я почувствовала небольшое возбуждение и очень сильную боль одновременно! Но, по крайней мере, теперь я могу сказать, что открыла ворота в мир животных.
В пятницу меня избили в школьном дворе. Это были девочки, которые до этого словесно унижали меня. У меня появилось несколько синяков. Они оторвали все пуговицы с моей блузки, и мне пришлось провести остаток дня, удерживая полы блузки рукой (кроме обеденного перерыва, когда я сняла всю одежду). Я снова развлекала мальчиков – рекордное количество на этот раз – и едва могла ходить после этого. На этот раз они пришли с новыми идеями – они засовывали в меня руки, и трахали меня с помощью кулаков, а потом, когда все уже истощили свою фантазию, двое из них встали надо мной и пописали на моё истерзанное нагое тело. Но сверх того, они ещё и заставили меня почистить пол (линолеум) от мочи. Мне пришлось языком, стоя на четвереньках, вылизать приличную лужу мочи с довольно-таки грязного (никто из мальчиков естественно не разувал ботинок во время секса) пола. Когда я почти справилась с заданием, один из них нарочито не спеша, наступил грязным ботинком в остатки мочи и поелозил там подошвой. Лужица мгновенно превратилась из мутно жёлтой в коричневую с тёмным осадком. Меня чуть не вырвало, но он взял меня за волосы и заставил вылизать всю эту грязь. При этом я вынуждена была слушать их грубый хохот и насмешки.
Всё это время там была ещё одна девочка, и некоторые из ребят её насиловали. Хотя, мне кажется, что она желала именно этого.
Вечером я снова занималась сексом с Джерри.

В субботу утром я рванулась к утренней почте, но от тебя ничего не было. Я была очень довольна, что мне удалось так долго сдерживать распирающее меня изнутри говно, но когда я увидела, что письма от тебя нет, я упала духом. Но я вспомнила, что обещала держаться до тех пор, пока не взорвусь, и решила ждать дальше. В субботу ночью мне не удалось толком поспать, потому что кал норовил вылезти из меня, как только я расслабляла анус.
Воскресенье было невыносимым. Я весь день провела в поту, неспособная думать ни о чём, кроме давления каловой массы на мой анус. Один раз кал всё-таки начал выходить сам собой, но я побежала в туалет, и оказалось, что вышел всего лишь крохотный кусочек, а остальное мне удалось запихнуть обратно. Этим утром пришло твоё письмо! Оно принесло мне такое облегчение! Я последовала твоим инструкциям. Утренние уроки были ужасны, но каким-то образом мне удалось их вытерпеть. Настал обеденный перерыв.
В подсобке, на глазах более чем двадцати ребят и одной девочки (той же, которая была здесь в пятницу), я высвободила всю эту массу, и она вывалилась мне под ноги на линолеум. Её было так много, что даже я удивилась. И все бруски кала были такие широкие – видно он сильно сжался за эти недели – что исцарапали мне весь задний проход. Наконец, я освободилась от всего этого и предложила ребятам размазать его по мне. Они отказались, но тот, который заставил меня вчера вылизать грязь с его ботинок, оставленную в моче, приказал засунуть огромный кусок кала себе во влагалище. Я выполнила приказ. Затем, я стала горстями брать свой кал и размазывать его по коже, лицу, груди, киске, и волосам. Несколько кусочков я положила себе в рот, и, правда с большим трудом (они нестерпимо вонял, а на вкус казались протухшими), но проглотила, как ты и велел.
Но потом ребята решили наложить на меня. Это показалось мне очень странной идеей, но я не противилась. Один за другим они опорожняли свои кишечники на мой живот, грудь, а некоторые требовали подставлять им лицо под кал. Как оказалось, далеко не все кто хотел трахнуть меня в обеденный перерыв, уместились в подсобке, но когда они узнали, что происходит, они решили, что это развлечение ничуть не хуже. Там было ещё сорок-пятьдесят парней, и каждый из них посчитал своим долгом наложить на меня. Хотя под конец меня уже было трудно разглядеть в той большой куче говна, в которой я плавала. Последней на меня наделала та девочка (её зовут Джулии Вилсон), которую вчера насиловали вместе со мной. Вонь стояла просто немыслимая. Но я, помня твой приказ, попросила её взять мою одежду и выбросить её.
Обеденный перерыв закончился, и все ребята ушли, закрыв за собой двери. Я осталась погребённой в огромнейшей куче полужидкого кала, и яростно мастурбировала до тех пор, пока не кончила. Следующее, что я помню – это учитель французского, стоящий в проёме двери, зажимая платком нос, и орущий на меня. Он называл меня всеми бранными словами, которые я знаю, и ещё несколькими, о значении которых я имею лишь отдалённое понятие. Когда он закончил, он сказал мне подняться и смести столько говна, сколько удастся, а потом идти в туалет мыться. Итак, я поднялась, и пуд кала сполз с меня на пол. Я смела веником часть кучи, но не очень много. Я стала говённой шлюхой, и была горда этим.
Я вышла из подсобки в классную комнату, прямо напротив сидели третьеклашки, и круглыми глазами смотрели на меня. Я была полностью голая, за исключением кала, покрывавшего меня толстым слоем. Затем, я прошла из комнаты в коридор, потом вышла на школьный двор, и, наконец, выбралась на главную улицу городка. Там я остановилась, и начала сигналить водителям. Тут опомнились учителя, и заволокли меня обратно в школу.
Меня провели в учительскую душевую, и мисс Лангриш начала мыть меня. Некоторое время я ничего не говорила, но потом, наверное, это всё было несколько ошеломляюще для меня, и я не выдержав, заплакала. Мисс Лангриш очень тепло отнеслась ко мне. Потом меня отправили к директору школы. Он исключил меня. И теперь я сижу дома, и мои родители не разговаривают со мной.
Я снова занималась сексом с Джерри, закончив буквально несколько минут назад, и сделала парочку замечательных фотографий, за которые ты сможешь назначить очень высокую цену там, в тюрьме. Я не знала, что ты продаёшь их, но, наверное, так и нужно.
Начиная с сегодня, я начну расширять свои отверстия, для начала подойдёт бутылка из-под вина. Я расширю их настолько, насколько тебе это понадобится, мой любимый.
Я также возьму ножницы и укорочу свою голубенькую юбочку так, чтобы она не полностью скрывала мои ягодицы. Затем я надену топ, который носила ещё в девятом классе, выберусь из дома, и начну свой путь в поисках изнасилования. Я уверена, что смогу найти кого-нибудь, кто захочет грубо обойтись со мной, и если я вернусь после этого, то обязательно напишу тебе всё, что со мной произошло, в следующем письме. Что касается этого письма, то его я отправлю, как только выйду из дома.

Прощай мой любимый хозяин,
Твоя ничтожная шлюха Лиза.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную

бесплатное порно бесплатно