eng | pyc

  

________________________________________________

Collander
ПОЛ ЯНОЧКИ

– Меня Яна зовут, – представилась Яна, не оборачиваясь.
– Дима, – нехотя ответил сзади конвоир.
– Передай своей девушке, что ей повезло с таким красивым мужчиной, Дима.
– Супруге, – поправил парень, подталкивая Яну за локоть дальше по коридору. – Но спасибо, приятно.
– О, женатый, поздравляю, – вежливо сказала Яна, но ответа не получила.
Они с Димой разминулись со встречным старшеклассником и его конвоиром. Паренёк, проходя, сделал Яночке большие глаза, будто говоря, «Попали мы с тобой подруга». Яночка заставила себя не смотреть на болтающийся член товарища по несчастью, дабы не смущать ровесника. Парень, правда, скользнул глазами ей по груди, да тут же и скрылся с сопровождающим за дверью с номером 15. За дверью шумело и работало большое помещение.
Яночку вели дальше.
– Я вот не успела замуж выйти, одноклассников всех разобрали. Обидно, да?
– Ничего там особенного нет, – ответил Дима. – Всё равно разбегаетесь все после аттестации.
– Это мне уже не светит, видимо? – вопрос Яночки был и не вопросом вовсе.
– Ну да, – подтвердил конвоир.
Они оставили позади нумерованные двери и шли по кишке служебного коридора, вскоре остановившись у двери с табличкой:

Тестовый стенд №1

Дима завёл Яночку в тесное помещение без другого выхода, и девушка уже не сомневалась, что капкан вот-вот захлопнется навсегда.
– Дим, как тебе мои волосы? – спросила Яночка, выгодно поворачиваясь к ведущему. Выглядел Дима не сильно старше её самой. – Хочешь подержаться за них, пока берёшь меня сзади?
Дима искренне рассмеялся, отчего у Яны заныло в груди.
– Ты не поверишь, ты вторая, кто мне так говорит в этом месяце.
– Первую ты тоже трахнул? – спросила Яна, боязно подступая к Диме.
– Первый был парень! – сказал Дима. – Но кстати, о волосах, – он остановил Яночку, положив ладонь ей над грудями. Достал из кармана женский крабик для волос, знавший значительно лучшие времена. – Это тебе, забери волосы назад.
Яночка подчинилась, убрав свою гордость – каштановые кудри – в клубочек на затылке. Огляделась.
– Тут мы разделяемся, – как-то ехидно сказал Дима. – Ложись животом, пролезай в отверстие, тебя там подхватят.
Он махнул на продолговатую скамейку, накрытую клеёнкой. Скамья упиралась в стену с технологическим отверстием как раз на нужном уровне. Как показалось Яночке, пролезть через него взрослому человеку было решительно невозможно.
– Ты издеваешься? Я не помещусь, – запротестовала девушка.
– Не выделывайся, лезь давай, – Дима склонился к отверстию и крикнул: – Сер, готовы? Принимайте лазутчицу.
С другой стороны стены донеслось шарканье шагов, и в проёме показались чьи-то ноги в таком же, как у Димы, комбинезоне.
– Давай уже, не тяните резину, – сказал угрюмый голос.
Дима положил ладонь Яночке на попу и подтолкнул к скамье:
– Давай, быстренько ложись животом и руки на ту сторону. Тебя втащат.
Яночка шлёпнула нахала по руке, но тот тут же отвесил ей подзатыльник.
– Зачем так-то? – девушка потёрла затылок. – А двери нет что ли?
– Может и есть, твоё какое дело? – огрызнулся Дима. – Лезь или больно сделаю.
Яночка решила не злить конвоира. Девушка легла животом на холодную клеёнку и протянула руки в проём стены. Кто-то тут же ухватил её за запястья и сильно потянул. Тело Яночки рвануло вперёд: руки, голова, плечи и грудь одним махом оказались в соседнем помещении. Подвела попа, застряв в отверстии широкими костями таза.
Кожу груди обожгло трением, и Яночка взвизгнула:
– А-ай, блядь, больно! Помедленнее же можно!
До неё вдруг дошло, в какой нелепой позе она оказалась: застрявшая в дырке в стене, голой задницей к Диме, голой грудью к другому незнакомому мужику. Плюс ко всему, по эту сторону стены скамейка не продолжалась, и Яночка рухнула бы лицом вниз, если бы её не держали за запястья.
– Ребят, я застряла, – пожаловалась Яночка.
– Ну ка, ну ка, – сказал мужчина по эту сторону стены. Он крепко обнял Яночку одной рукой в районе подмышек, не давая верхней половине тела упасть. Звякнул металл, затрещала липучка, и Янины запястья оказались туго обхвачены ремнями.
Хватка на груди пропала. Думая, что падает, Яночка завизжала, но тут же нашла опору рукам. Задрав голову, девушка увидела подобие наручников на своих запястьях и трос, тянущийся от них к потолку. Именно он удерживал её торчащий из стены торс.
– Да зачем? – натужно удивилась Яночка. – Может, так меня вытащишь?
Мужчина, которого Дима из-за стенки назвал Сер, что, видимо, значило Сергей, не ответил. Он стоял сбоку, в районе талии девушки, что-то изучая на стене над Яночкиным копчиком.
Яна вывернула шею, пытаясь разглядеть. Её верхняя половина оказалась в цеху, заполненном громоздким оборудованием. Перегородка, в которой застряла девушка, была частью какого-то агрегата, на панели управления которого работал Сергей.
На другой стороне оживился Дима: затянул ремни Яне вокруг лодыжек.
Яночку затрясло: то ли от страха, то ли от напряжения в мышцах висящего в странной позе тела.
– Эй, вы что делаете? – еле попадая зубом на зуб, спросила она.
– Ну как, Серафим, начинаем? – раздался третий, куда более почтенный голос.
– Полминуты, Матвей Янович, – ответил не Сергей, а Серафим, обращаясь к невидимому пока для Яночки человеку. – Дим, ты всё?
– Ща, минуту, – донёсся приглушённый ответ.
Тут Яночка почувствовала Димину руку у себя на попке.
– А-ай! – воскликнула девушка. Холодный от смазки член прильнул ей к влагалищу и деловито вошёл. Яночка охнула.
«Блядь, он меня насилует! – закричала про себя Яна. – Какого чёрта?! Я на такое не соглашалась. Ну, соглашалась, но не так же!»
Она открыла рот, но ничего не сказала, только закряхтела от напряжения. Стоящий над ней Серафим не мог видеть, что её нижнюю половину трахают. Признаться в этом было стыдно.
– Кто тут у нас, как зовут? – спросил вдруг совсем рядом Матвей Янович.
Яночка кое-как подняла глаза на интеллигентного вида старичка с бородкой в белом халате.
– Яна, – выдавила она, глазами прося помощи.
– Ты смотри, моей покойной матушки тёзка, – всплеснул руками Матвей Янович. – Ты ей привет передавай, доченька.
Матвей Янович ласково погладил Яну по волосам, и девушка заплакала. Даже этот милый пожилой человек и в мыслях не имел пощадить несчастную выпускницу, не добравшую сраные два балла для поступления. «Это неспра-ведли-и-иво!»
– Димыч, работаем, – громко сказал Серафим. – Лови у себя.
Стена задрожала.
Забыв о своей насилуемой в соседней комнате заднице, Яночка закрутила головой. Где-то в перегородке, над её застрявшей в отверстии талией, тяжело двигалось ЧТО-ТО. Отрывистое, механическое движение. Щёлкнуло. Тишина. Еле слышно тикал какой-то таймер.
Толчки ублюдка Димы участились. Он резко вытащил и начал кончать ей на попу. Так же с Яной поступал участковый Степан перед тем, как подписать ей справку о социальной благополучности.
– Ребят, – сквозь слёзы пролепетала Яночка, – ребят, чт…
Страшный удар разорвал мир Яночки на ДО и ПОСЛЕ.
Низ живота вспыхнул, глаза ослепли. Яночка заорала что было мочи, а наружу выскочил лишь сдавленный всхлип. На пол обильно плеснуло. Яночка повисла на руках каким-то совсем лёгким телом.
Подбородок девушки рухнул на грудь. В ней, в груди, что-то было не так: её содержимое каким-то страшным, неестественным образом тянулось, ползло вниз! А там, внизу горела полымем боль.
Яна попыталась думать. Нужно было собраться. Нужно было вдохнуть. Нужно было открыть глаза.
«Нет, нет, блядь, нет, нет, нет, нет!» – чуть-чуть отпустило. Вселенским усилием удалось разжать веки. Невнятные телесные контуры колыхалось перед глазами.
«Что это? Сиськи? Уйдите, что вы лезете».
Живот опять свело болью. Яночка инстинктивно попыталась сжаться клубком. Получилось лишь дёрнуть плечами, о чём Яна тут же пожалела. Неведомый кусок тела двинулся в груди, скользнул вниз, и… выпал. Влажный шлепок снизу.
Яну мутило. Она подумала, что с такими успехами не скоро вернётся к танцам. Чья-то ладонь, – «как его, Серый, что ли?» – схватила за подмышку. Яночка сдвинулась с места, поплыла куда-то. Зашипела вода, заговорили голоса.
– Ай, хорошая моя, давай её сюда.
– Там вроде не всё ещё выпало.
– А мы поможем. Ты, друг мой, брюшко девочке почисти. Кишочки, требуху в ведро.
Яночку передали из рук в руки. Принимающий бережно взял девушку двумя руками – одна между лопаток, другая между грудей – и вдруг сильно сдавил, выбив из Яночки и без того слабый дух. Внизу опять зашлёпало. Яночка дёрнула головой наверх и пискнула. Сил на вдох не было. Яночка запаниковала.
Кто-то приподнял ей веко. В залитой слезами щёлке она увидела доброе бородатое лицо. Оно улыбалось ей. Пальцы погладили по щеке.
«Помогите, убейте, помогите, убейте, больно-о-о…»
– Молочную ферму срезаем, – левую грудь Яночки поддели остриём, но она едва почувствовала. – Свежуем от шеи до запястий. Девочка сильная, видишь, губками шевелит? Ты её сначала отправь своей дорогой, чтобы она за нами не подглядывала.
Серафим безразлично глянул на верхнюю половину разрубленной девчонки. Та строила слабые гримасы. Он принял у начальника протянутый нож.
– Давай, Серафим: сюда, под грудину, потом резко вниз. Как будто вход в палатку делаешь. Ходил в поход когда-нибудь?
Половинка девушки нашла силы захрипеть. Нижняя челюсть отвисла, вылез кончик языка. На грудь свесилась тягучая кровавая нитка.
«Красотка, тоже», – подумал Серафим.
– Сейчас-сейчас, упрыгаешь от нас, милая, – странно выразился старший экзаниматолог. Ноги, которыми девка могла бы упрыгать, уже уехали в соседний цех.
Серафим проткнул кожу и мышечную стенку в районе солнечного сплетения, ухватился для удобства за немалую для юного возраста сиську, и с силой повёл нож вниз, разрезая гладкий, весь в холодном поту живот на две створки. У полумёртвой девчонки получилось скривиться.
Не отводя глаз от лица искромсанной школьницы, Серафим залез ей в грудь, нащупал дрожащий комок из мышц. Интереса ради сдавил. Голубые коровьи глаза распахнулись и уставились на экзаниматолога. Хмыкнув, Серафим проткнул сердце ножом, стараясь не попасть себе в палец.
Закатив глаза, малолетка послушно умерла.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную