eng | pyc

  

________________________________________________

Collander
КОНЧИТЬ ПО ЖИВОМУ

Девушке на видео было лет двадцать: постарше школьницы, но не сильно. Тёмные волосы туго стянуты где-то на затылке. Черты не угловатые, приятные, даже красивые, хоть и подпорченные напряжённой гримасой и странной позой. Крупный план любительской камеры показывал лишь голову девушки, свешенную под некомфортным углом с края столешницы из полированной стали.
Девушка громко и часто дышала через приоткрытый ротик, вперив карие глаза в невидимую точку. Мышца диафрагмы вгоняла воздух в девичьи лёгкие, подчёркивая хрупкость её юной жизни. На экране девушка икнула, раз, потом ещё. Назойливо шипела статика дешёвого микрофона.
Камера надвинулась ещё ближе на взмокшее от страха личико.
– Чё, готов в бой? – негромко спросил мужской голос оператора.
– А, ёпт, погодь, имя скажи.
Пауза, громкий шлепок, девушка дёрнулась.
– Марьяна, – выдавила она, не меняя направления взгляда.
– Сегодня дрочим на Марьяну, друзья, – оператор хохотнул. – Улыбнись фанатам! Можешь друзьям привет передать, вдруг кто смотрит.
Где-то в помещении с гулким эхом завыл электромотор. Что-то упало с сочным шлепком, кто-то негромко матюгнулся.
Мясистые руки вошли в кадр, с силой раздвинули Марьяне зубы и полезли внутрь. Девушка гортанно заорала. Пару секунд спустя руки исчезли, оставив девушку тщетно жевать пластиковое кольцо, не дающее закрыть рот.
Сбоку приблизились шаги, и донёсся уставший бас:
– Сука, я же сказал, закрепить!
Бряцнул металл, взвыл натягиваемый ремень, треснула застёжка. Марьяна тоненько заныла:
– Га-а-а-а, кха-а-а-а.
Девушке явно было не пошевелиться. Милые черты поплыли слезами.
– Лоботрясы, деньги не деньги, я работаю, – предупредил тот же голос.
– Всё-всё-всё, – тут же отозвался оператор, – мы на старте, давай, три-два-раз! Играем! Марьянка, не подведи!
В кадр вошёл солидных размеров член, торчащий из-под округлого пуза. Марьяна наглухо захлопнула веки и тут же подавилась хуем, который ворвался ей в рот самым немилосердным образом.
Со всем уважением к её беспомощному положению Марьяну начали яростно трахать в удобно подставленный рот. Девушку быстро стошнило, но выход из пищевода оказался занят от края до края. С каждым обратным движением мясного поршня из уголков натянутых губ выстреливала густая слизь. Смотреть на девушку было больно, но не так больно, как было ей самой.
А потом всё стало ещё хуже.
Камера всё так же держала крупный план насилуемой девичьей головки, но Марьяне хватило экспрессии лица, чтобы рассказать зрителю о наступившей в её жизни чёрной полосе. Девушка распахнула глаза: широкие зрачки в паутине лопнувших сосудов пылали агонией. Даже с плотно закупоренной глоткой она смогла заорать криком резаной свиньи. Подбородок ходил ходуном, мышцы шеи играли, ноздри плевались пеной. Отчаянно борясь за каждый глоток воздуха, Марьяна – наверное, чья-то дочь, подруга, девушка, или сестра – глухо визжала от боли с членом во рту в считанных сантиметрах от нацеленной на неё камеры.
– Бля, идёт! – заорал видимо владелец члена. – Сука бля, идёт!!
Марьяна выплюнула сгусток крови уголком рта. Член замедлил темп. Мужчина словно избивал девушку ударами промежности. Взгляд Марьяны поплыл. С триумфальным возгласом хозяин члена ещё раз забил свой кол девушке в горло и зашёлся в тряске оргазма.
Камера сделала манёвр и зашла анфас, чтобы поймать осоловевший взгляд Марьяны. Наверху кадра сжавшаяся мошонка подалась назад, и по перевёрнутому лицу девушки, затекая в глаза, потекла смесь спермы, желчи, и крови.
Шумно выдохнув, парень, столь феерично натрудивший Марьянин ротик, вынул член из губ, которые никто бы сейчас не стал целовать. Зёв изнасилованной девичьей глотки остался зиять чернотой и истекать смесью выделений. Глаза девушки не закрывались. Миловидное личико юной Марьяны выглядело сломанным, использованным, мёртвым.
Камера поплыла вверх, меняя фокус, показывая экспозицию сцены. Вошли в фокус полные груди Марьяны, расплывшиеся по бокам замершей груди, плотно привязанной ремнями к стальному столу. Живот девчонки зиял широченным разрезом, внутри которого копались руки в длинных резиновых перчатках. Словно охапку склизких рыбёшек, руки вынули из Марьяны гору сизых кишок и шлёпнули в подставленный контейнер.
– Ну что, друзья, – голос оператора звучал взволнованно. – Марьяна определённо удалась. Тридцать пять секунд показывает мой секундомер, и этого хватило нашему горловых дел мастеру, чтобы успеть кончить по живому. А у нас в очереди ждёт не дождётся своего звёздного часа наш следующий актёр, давайте с ним познакомимся!
Камера отвернулась от Марьяниной туши и прошла к следующему столу, охватив точно так же привязанного мускулистого парня, совсем мальчишку даже. Камера сделала акцент на безволосой промежности с торчащим к потолку членом. Парень смотрел в камеру совершенно охуевшими глазами.
– Как тебя зовут, зайчик? – игриво спросил оператор.
– Д-Ден, – с трудом вымучил ответ мальчишка. – Дяденька, не надо так, не надо так, пожалуйста, не делайте меня так, пожалуйста, я вас очень прошу!
– Ты выглядишь дико аппетитно, Ден. Не сомневаюсь, ты нам подаришь не меньше удовольствий, чем наша красавица Марьяна.
Камера мотнулась в сторону девушки. Опять завыл знакомый электромотор, и тело Марьяны, избавленное от ремней и потрохов, взмыло со стола ногами кверху.
– Ден отыграет с нами прямо сейчас, ну, а выложим мы эту запись на пару дней позже. Помните, друзья, что премиум-подписчики имеют доступ к черновым записям прямо в момент их появления, условия и цены смотрите в разделе подписки.
В кадре снова появился мальчик Ден, который, надо же так было случиться, именно в этот пустил фонтанчик мочи.
– Попрощаемся с трусишкой Деном, и до следующей встречи, друзья!
Запись оборвалась…

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную