eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2009

Барон
НЕЧАЯННОЕ ЗНАКОМСТВО

Мы с Леной сидели в парке. Только что был сдан последний экзамен сессии, погода была прекрасная, и мы радовались июньскому солнцу и свободе. Проходившие мужики пялились на нас, рискуя вывихнуть шеи. Еще бы, мы с Ленкой что надо. Можно сказать картинки с выставки. И мне и ей уже не по разу предлагали модельную карьеру. А сегодня, в честь старичка преподавателя, который всегда плавился и добрел, завидев красивую девушку, мы были одеты особенно сексуально. Я в короткую юбку и обтягивающую маечку, с туфельками на высоких каблуках, а Лена в обтягивающие джинсы, блузку и туфельки с чуть меньшим каблучком, что сегодня уравнивало нас в росте.
Нам по 20. У обоих у нас великолепное сложение, плюс тела, натренированные в фитнес-клубах, ноги от ушей и симпатичные мордашки. Во мне росту 178 см, в ней 180. Она брюнетка с короткой стрижкой, у меня светлые волосы до плеч. И планы у нас, как водится… грандиозные. Разумеется, выскочить замуж за богатеньких, и ни в чем себе не отказывать. А вы думали?! Времена, когда девушки хотели быть летчиками-испытателями прошли… Проститутками, собственно, тоже. Мы обе из небогатых семей, но обе хотим жить богато. Вот такая нехитрая задачка. Разумеется, у нас обеих есть парни. Любой девушке приятно, когда за ней ухаживают. Ну и нужна же регулярная половая жизнь. Но эти ребята не те, кто могут рассчитывать на что-то большее, чем бурная ночка, когда нам этого захочется. Мы ищем своих принцев… на черных Х5 или что-то в этом роде. Вот о том, в каком клубе сегодня вечером мы будем ловить этих принцев мы и беседовали, когда рядом с нами раздался нагловатый мужской голос:
– Привет, девчонки! Может, покатаемся?
Мы оглянулись и увидели двух парней лет 25-27. Достаточно симпатичные, хоть и с нагловатыми рожами. Оба они были одеты в «фирму», что не оставляло сомнений, что это сыночки ну очень богатых родителей. «Целевая группа», как говорит наш препод по маркетингу. Впрочем, по похотливым взглядам и противным ухмылочкам было ясно, что эти на серьезные отношения сегодня не рассчитывают. Так, типичные богатенькие плейбои решили снять двух девочек для веселого вечерочка. В наши планы это не входило.
– Валите отсюда, – лениво и чуточку презрительно бросила им Лена.
– Что значит «валите»? – насупился тот из парней, что был покрупнее. – Так не вежливо, девочки.
– Я могу и по-другому сказать, – процедила Лена. – Валите отсюда, козлы. Не до вас сейчас.
Парни удивленно переглянулись. Чтобы побыстрее отвязаться, я подлила масла в огонь:
– Да уж, пацаны, гоните отсюда. Нам сейчас не досуг.
– Ах, вот оно что, – усмехнулся парень. – Ты права, детка. Это уже совсем грубо. Я такого с собой обращения никому не прощаю. Тем более нам сегодня, как раз «до сук». А ну-ка, Валера, поучим девочек манерам!
Дальше произошло невероятное. Парни двинулись на нас, и я ойкнуть не успела, как тот, которого назвали Валера, схватил меня, поднял, плюхнулся на скамейку и положил себе животом на колени.
– Ту что, совсем с ума сошел?! – крикнула я ему… и вдруг почувствовала, как он задирает на мне юбку и спускает трусы. Прямо в парке, где вокруг много народа! Невероятно! Я дернулась изо всех сил и заорала. – Совсем спятил?! Отпусти, немедленно!
Но его левая рука с невероятной силой прижала меня вниз, а правая, заголив мне зад, нанесла по нему очень чувствительный шлепок. От шока я просто потеряла дар речи. Подняв глаза, к своему ужасу я увидела, как второй парень ухитрился подсунуть руку под живот так же левшей у него на коленях и брыкающейся Ленки, расстегнуть на ней джинсы и сдернуть их с ее попки вместе с трусами. За это время на мою многострадальную задницу обрушилось не меньше пяти шлепков Валериной ладони.
Происходящее казалось совершенно невозможным, каким-то страшным сном. Нам с Ленкой в парке, посреди белого дня, выдавали порку по голым задницам два совершенно незнакомых парня. От стыда у меня вспыхнули щеки. Ярость перехватила горло. Но я не могла сделать совершенно ничего, кроме как самым позорным образом извиваться под ударами Валеры. Тоже делала и Лена в руках своего парня, осыпая его при этом целыми потоками ругательств.
Вокруг начал собираться народ: несколько бабушек, человек пять детей от 8 до 11 лет, молодая парочка, двое мужчин среднего возраста. От отчаяния и стыда я снова забилась в руках Валеры.
– Отпусти, козел, хуже будет! – вскричала я, не понимая, что жжет меня больше, поротая Валерой задница или залитое краской стыда лицо.
– Я с тобой еще не закончил, – услышала я над собой голос Валеры.
– Ребятки, за что вы их? – послышался откуда-то голос одной из бабушек.
– А пусть не гуляют с кем попало, – бросил в ответ Валерин приятель.
– Оставили бы вы их, – робко предложил парень с девушкой.
– Не в свое дело не лезь, – жестко бросили ему в ответ.
Толпа вокруг нас стремительно увеличивалась. Я заметила, что несколько человек снимают нашу порку на мобильные телефоны. От ужаса и позора слезы ручьем полились из моих глаз. Как такое могло случиться? Что же теперь будет? Как меня могли вот так… При всех… Я разрыдалась уже в голос.
– За что их? – донеслось откуда-то издали.
– Да парни своих девок за блуд воспитывают, – ответил кто-то.
– Так и надо с этими вертихвостками, – прошамкал какой-то старичок.
Все закончилось так же внезапно, как и началось. Какая-то невероятная сила поставила меня на ноги. Рядом со мной поднялся Валера, бросил на меня насмешливый взгляд и буркнул:
– До встречи, крошка, – и двинулся к выходу из парка.
Рядом с ним поднялся и зашагал следом его приятель. Навстречу парням протиснулся молоденький милиционер.
– Что здесь происходит, граждане?
Валерин приятель на ходу сунул ему в карман какую-то купюру, кажется пятитысячную, что-то шепнул на ухо и вместе с другом протиснулся через толпу. Милиционер несколько секунд смотрел на нас совершенно непонимающими ошалелыми глазами, а потом противно захихикал и прикрыл рот рукой.
Я быстро оглядела себя. Юбка на мне сама опустилась вниз, прикрыв интересные места, но трусы соскользнули до щиколоток и были сейчас видны всем. Рядом со мной стояла совершенно обалдевшая Лена. Ее обезображенное слезами и подтеками туши лицо было пунцовым от стыда (наверное, мое выглядело сейчас так же). Но джинсы подруги с трусами были приспущены, открывая стоящим перед нами зрителям ее лобок, а стоявшим сзади поротую попу. Спохватившись, Ленка быстро натянула трусы, потом, несколько помучившись, тесные джинсы и застегнула их. В толпе раздались смешки. Я снова бросила взгляд на трусы и увидела, что резинка на них порвана. Переступив через них, я быстро присела, засунула их в сумочку и снова выпрямилась. Люди вокруг нас смотрели насмешливо, улыбались или даже хохотали в голос. Дети рассматривали во все глаза. Даже в глазах обычно сердобольных старушек читалось: «Поделом вам, шлюшки».
– Вам нужна помощь? – милиционер старался говорить официальным тоном, но явно еле сдерживался, чтобы не заржать.
– Да пошел ты! – зло крикнула ему Лена и бросилась через толпу к выходу, противоположному тому, к которому направились парни. Я припустила следом. За нашими спинами раздался дружный хохот и даже свист.
Не помня себя, мы пролетели через парк и бросились в прилегающие улицы. Прохожие с удивлением провожали взглядом двух несущихся во весь опор зареванных девок. Конечно, откуда им было знать, что с нами только что произошло? Впрочем, мне в тот момент казалось, что все окружающие прекрасно знают, что с нами только что было, даже присутствовали при экзекуции и теперь страшно потешались над нами в душе. Меня душил стыд, а по щекам снова катились слезы.
Не знаю, сколько мы бежали, не помня себя. Остановились, только свернув в подворотню в каком-то тихом переулке.
– Вот сволочи! – с чувством произнесла Лена, отдышавшись и упираясь в стену.
– Подонки! – процедила я. – Слушай, Лен, может, в милицию обратимся?
– Ты что, дура!? – зло посмотрела она на меня. – Чтобы над нами все отделение потешалось, а следователи в подробностях расспрашивали, как нам зады в парке заголили? Может еще следственный эксперимент провести, с повтором процедуры? Ты что, не поняла, что эти гады от кого угодно откупятся, даже если их найдут?
Я прикусила губу, поняв, что действительно сморозила чушь. Воображение живо нарисовало, как я в милиции буду описывать произошедшее гогочущим милиционерам с сальными глазками и похотливыми улыбками, и снова испытала жгучий стыд. Получалось, что парни нас не просто публично унизили, но у нас еще и нет ни единого шанса поквитаться с ними. Это было еще вдвойне, втройне позорнее, и я даже застонала от нового унижения.
Несколько минут мы молча стояли у стенки, переживая свой позор. Потом Лена полезла в задний карман джинсов… и вскрикнула от неожиданности.
– Что случилось? – встрепенулась я.
– Представляешь, эти сволочи у меня мобильник сперли, – выкрикнула она, нанося удар кулаком по стене в бессильной злобе.
Я дрожащими руками проверила содержимое своей сумочки, но все было на месте, даже трусы, которые мне пришлось подбирать в парке на глазах у всех.
– Что делать будем? – растерянно спросила я.
– На дискотеку сейчас поедем, с мальчиками знакомиться, – зло бросила она. – По домам расходимся. Видеть никого не хочу.
Мы долго приводили свои лица в порядок, очищая их от потекшей косметики, а потом разошлись, не сказав больше друг другу ни слова. Мне снова пришлось выйти на улицу и спуститься в метро. Прохожие не обращали на меня никакого внимания, но мне опять казалось, что все они знают, что со мной произошло. Поротая попка противно ныла, добавляя и моральных и физических страданий. К тому же в голове все время вертелось, что я вынуждена идти по городу в мини-юбке без трусов. Хоть я и никогда не была скромницей, но представить, что какой-нибудь шутник задерет мне подол или заглянет под него на эскалаторе, даже после всего что случилось было страшно. Я держалась нарочито прямо, сторонилась прохожих и все время на всякий случай придерживала подол, чем, кажется, и привлекала внимание окружающих.
Впрочем, до дома я добралась без приключений. Сославшись на усталость, заперлась в своей комнате и больше из нее не выходила. Так же затворницей провела и весь следующий день. На душе было погано. Стыд от пережитого то и дело напоминал о себе неприятными уколами, как и поротая попа отдавалась болью, когда я садилась слишком резко. Хотя больших синяков на ягодицах не было, на душе все равно было очень противно.
Вечером около 6 часов зазвенел мой мобильник. На дисплее был Ленин телефон. Я подняла трубку.
– Привет, Леночка!
– Привет, малышка, – ответил мне мужской голос.
– Это ты?! – у меня дух перехватило от ужаса и возмущения. Звонившим был Валерин приятель. – Да как ты… Да ты вообще… Да мы вас…
– Успокойся, Анечка. Мы вчера немного погорячились, и с нас причитается. Мы, конечно, были неправы, но вы нас тоже должны понять. Не хотите с нами гулять, не надо. Но ведь отказать можно и повежливее. Вот мы и сорвались. Короче, предложение следующее: мир, дружба, жевачка. С нас, как я сказал, причитается. Да и телефон твоей подруге вернуть надо. В общем, предлагаем встретиться сегодня в восемь в ресторане «Венеция» на Пушкинской. Мы будем вдвоем. Проставимся, вернем телефон, как сможем компенсируем моральный и материальный ущерб. Чего не захотите, не будет. Лады? Ну, тогда договорились.
Я несколько секунд молчала в нерешительности, а после этого в трубке раздались короткие гудки.
Я немедленно перезвонила Лене. Мы долго обсуждали, что же все таки могло произойти, и в конце концов пришли к выводу, что парни струхнули, что мы все же напишем заявление в милицию, и решили загладить вину. Раз так, значит, надо все же на встречу сходить и постараться раскрутить их на бабки. Для себя мы решили требовать тысяч по пятьдесят, «за моральный и материальный ущерб» и не соглашаться меньше чем на тридцать.
Оделась я построже. Юбка ниже колен, блузка с длинными рукавами, строгие туфли. Лена, которую я встретила в метро, очевидно, тоже решила сразить мерзавцев неприступностью. На ней был строгий брючный костюм и черные очки. Преисполнившись решимости не давать гадам спуску, мы двинулись к ресторану.
Ресторан поразил нас богатством интерьера. Публика здесь тоже собралась явно не бедная. Парни уже ждали нас за отдельным столиком. Оба в костюмах и при галстуках. Ну, прямо встреча в верхах!
Перед нами отодвинули стулья, и мы уселись, сохраняя на лицах гордую неприступность. К столику тут же подскочил официант, и Валерин приятель быстро продиктовал ему не маленький заказ, включавший в себя и мидии, и салат с артишоками, и кучу еще каких-то экзотических блюд. Когда официант ушел, парень представился. Его звали Коля. Он снова извинился за то, что они с приятелем вчера погорячились, с извинениями положил перед Леной ее телефон и сообщил, что они решили по возможности компенсировать нам ущерб. Произнеся эти слова, Коля достал из внутреннего кармана пиджака конверт и протянул его Лене. Такой же конверт протянул мне и Валера. Когда я открыла его, дыхание у меня перехватило. Внутри лежало шесть банкнот по 500 евро… Я посмотрела на смущенно улыбавшегося Валеру и впервые подумала, что может он и не такой уж плохой парень.
Вечер протекал великолепно. Вчерашнее было забыто. Улетучились смущение и отчужденность. Парни оказались очень неглупыми и веселыми. Они непринужденно шутили и галантно ухаживали за нами. Было очевидно, что оба они не только выходцы из богатых, но и, можно сказать, аристократических семей. Вскоре это подтвердилось. Из разговора мы узнали, что познакомились ребята в Оксфорде, где оба учились, Коля на юриста, а Валера на финансиста. О том, чем они занимаются сейчас, ребята умолчали, но явно оба были не обойдены ни должностями, ни деньгами. Сердце у меня учащенно билось. Может вот она, судьба? Пусть знакомство с желанным «принцем» произошло не совсем романтически, но может это даже и к лучшему. Если мой рыцарь будет испытывать чувство вины за содеянное, то им всегда можно будет управлять и пользоваться большей свободой действий и доступа к его кошельку, да и под венец затащить будет проще. Такого шанса нельзя было упускать! И я пустила все свои женские чары на то, чтобы обаять Валеру. По тому, как усиленно кокетничала Лена с Колей, я поняла, что подруга пришла к тем же выводам.
Вечер прошел чудесно. Мы отведали множество изысканных блюд и от души повеселились. В уме я уже представляла себе, как Валера легонько намекнет о возможности «продолжения банкета» у него дома наедине, а я сошлюсь на занятость, но дам понять что в будущем не прочь… И среди этого как гром среди ясного неба прозвучали слова расплатившегося с официантом Николая:
– Ну вот, девочки, спасибо вам за компанию. Надеюсь, вы на нас теперь не в обиде. Если что не так, извините. Вы домой на метро или на такси поедете? Деньгами мы вас обеспечили, так что советую на такси. А то как бы чего не вышло.
Лица у нас с Леной вытянулись. Если парень не предлагает проводить, подвести домой, если посылает на метро или на такси, значит это все, алес, ты ему не нужна. Неужели парни действительно совсем не заинтересовались такими красавицами, как мы? Неужели все это действительно было, чтобы избежать милицейского преследования? Неужели все мечты о Каннах, яхтах и шикарных машинах прахом?
– Ну что, расходимся? – Николай выжидающе смотрел на нас. Кажется, он понимал, что мы чувствовали, и от души потешался над нами.
– Расходимся, – обреченно кивнула Лена и начала понуро подниматься. Я встала следом за ней.
– Или все же хотите еще встретиться? – вдруг остановил нас Николай.
Мы замерли. Ситуация была дурацкая. Кавалеры не упрашивали нас о рандеву, а просто спрашивали, хотим ли мы еще встретиться или нет. Если нет, то катитесь, девочки. Если да… Если да, то уже мы как бы становились просительницами, а не они. Но упускать такой шанс было никак нельзя. Уж мы-то с Леной знали, как тяжело подцепить по-настоящему интересного парня.
– Ну, я не против, – передернула плечами Лена.
– Я тоже, – кивнула я.
– Тогда садитесь, – кивнул Николай. – Вы нам тоже очень понравились. Но начинать отношения с того, что мы у вас полностью в долгу, и вы до нас нисходите, мы не хотим. Как вы понимаете, у нас с Валерой и возможности, и положение. Дружить мы готовы. Но прислуживать ни перед кем не будем. Короче, что было, то прошло. Мы с вами за «было» рассчитались, теперь начинаем с чистого листа. Согласны?
Мы с Леной закивали.
– Ой, не верю, – покачал головой Николай. – Лисы вы все, девки.
Мы с Леной, понурясь, молчали. «Правильно не веришь, – мелькнуло у меня в голове. – Мне бы только в Валере страсть возбудить. А уж там за яйца его возьму и в бараний рог скручу. И Лена из тебя то же сделает, голубчик».
– Короче, девки, вам испытание. Если сделаете, как мы скажем, все будет путем: клубы, шмотки, Кипр на выходные. В накладе не будете. Если нет… Извините, мы не под кого не ложимся. Мы любим, чтоб под нас плясали. Ну что, согласны?
– А что за испытание? – спросила Лена.
– А это уже на месте. Так согласны или нет?
Мы с Леной переглянулись. Поймав Ленин просящий взгляд, я все поняла, да и сама была такого же мнения. Шанс упускать нельзя. Пусть куражатся. Главное в себя влюбить, а там… Но если откажемся сейчас, век локти кусать будем. И мы согласились.
Вместе с парнями мы вышли из ресторана и сели в черный БМВ Х5. Валера был за рулем, мы на заднем сидении. Ехали мы недолго и вскоре остановились у одного клуба, однако прошли не через главный вход, а через другой, оформленный как служебный. Однако когда мы прошли в него, перед нами открылась светящаяся лестница, оформленная зеркалами, которая сделала бы честь многим заведениям. Мы поднялись на второй этаж, где перед нами предстал танцпол с шестом посредине, на котором извивалась, делая стриптиз, какая-то грудастая девица. Вокруг танцпола на диванчиках сидели мужики разных лет, рассматривая девку. Их обслуживали официантки в коротких юбках и топиках, с белыми кружевными кокошниками на головах.
«И зачем нас на стриптиз привели? – мелькнуло у меня в голове. – Хотят проверить, как мы на их гулянки будем реагировать? Пусть развлекаются. Нам главное их в оборот взять. Так что, если надо, можем и посмотреть, как шлюшки сиськами трясут»
Девушка в длинном платье с глубоким вырезом проводила нас к диванчику, перед которым стоял низкий столик. Коля ненадолго отошел в сторону с девицей, а мы разместились на этом диванчике. Когда Коля снова присоединился к нам, то выяснилось, что для четверых он явно маловат, и нам пришлось стиснуться. При этом я оказалась плотно прижатой к Валере… Против чего, вообще-то не возражала.
Девица на танцполе тем временем закончила танец, под конец сдернув с себя трусики, и, вихляя задом, удалилась за кулисы. К шесту вышла встретившая нас девушка в длинном платье, с микрофоном в руках.
– А сейчас, дорогие наши гости, мы предлагаем вам редкое даже для нашего клуба развлечение, – объявила она. – Сейчас стриптиз для вас исполнят две непрофессионалки, подруги наших постоянных клиентов.
Элегантным движением девушка указала на нас с Леной. Взгляды всех зрителей тоже уставились на нас. Я похолодела. Лена рядом со мной тоже вся сжалась.
– Ну, девочки, кто будет танцевать первой? – подошла к нам ведущая.
– Мы не будем, – нерешительно пролепетала Лена.
– Очень жаль, – вздохнул рядом с ней Николай. – Но тогда вам сейчас же придется уйти. А мы с Валерой продолжим вечер. Ну что, разбегаемся?
Лена затравленно посмотрела на него, потом на меня, потом на Валеру, на секунду потупилась, а потом сдалась:
– Я буду.
– Давайте, детки, – ободрил нас Коля. – Мы в вас верим.
– А ты? – тихонько подтолкнул меня Валера.
– И я, – кивнула я, вся внутренне содрогаясь.
– Тогда начинай ты, – указала ведущая на Лену. – В течение танца надо раздеться полностью, чтобы не осталось ничего совсем. Постарайся угадать так, чтобы снять трусы в самом конце танца. Потом иди к своему кавалеру. Одежду можешь не подбирать. Мы ее тебе потом отдадим.
– Голой что ли к нему идти? – запнулась Лена.
– Конечно, в этом и фишка, – подмигнула ведущая. – Ну, давай, давай. Публика ждет.
Прижатая к подруге, я чувствовала, как она дрожит мелкой дрожью. Трясущимися руками она потянулась к затемненным очкам на своем лице.
– А вот это лучше снять в начале танца, – улыбнулась ей ведущая. – Получится очень эротично, – она сделала приглашающий жест.
Лена, словно загипнотизированная, медленно поднялась, вышла на подиум и встала у шеста. Зрители разразились аплодисментами. Аплодировали и Коля с Валерой. Заиграла медленная музыка. Лена медленно, словно во сне закачалась ей в такт. Я смотрела на подругу. Строгий брючный костюм, темные очки. Сама гордость и неприступность. И вот сейчас она будет вынуждена раздеться перед публикой. К тому же все присутствующие знали, что она не проститутка и не стриптизерша, а это добавляла пикантности. Представляю, что чувствовали сейчас мужики! Особенно Коля с Валерой. Они-то нас, таких неприступных и гордых, сначала отшлепали в парке, а теперь заставляют плясать перед всеми стриптиз. Вот сволочи! Но с другой стороны, с них можно много чего снять, а то и главный приз получить – замуж за богатея выскочить. Ладно, станцуем для них стриптиз.
Лена начала медленно покачиваться в такт музыке, потом сняла темные очки и положила их у шеста. Потом скинула пиджачок и отбросила в сторону. Виляя бедрами, прошла вокруг шеста, остановилась на несколько мгновений, элегантными движениями сбросила туфельки, повернулась вокруг своей оси, потом стащила вниз узкие брюки, перешагнула через них и отбросила ногой в сторону. После этого Лена принялась танцевать под музыку, совершая достаточно эротичные движения. Похоже, в ней таился талант стриптизерши. Из одежды на ней сейчас была блузка и черные трусики, что очень выгодно подчеркивало ее длинные ноги. Отсутствие туфель Лена компенсировала тем, что почти все время танцевала на цыпочках. Говорят, что мужиков даже больше возбуждает вид полураздетой женщины, чем полностью голой. По тому, как напряглись зрители, особенно Коля с Валерой, я понял, что это была правда. В голове мелькнула противная мысль, что если я своим танцем не переплюну подругу, Валера еще чего доброго может соскользнуть с крючка.
Подразнив некоторое время зрителей своим танцем, Лена начала медленно снимать блузку. Расстегнула верхние пуговицы, обнажила плечико, покрутила им. Потом полностью расстегнула и распахнула, демонстрируя всем свой черный кружевной лифчик, немного потанцевала в таком виде и лишь после этого сбросила блузку. После этого Лена ухватилась за шест, прогнулась, выставила пятую точку и весьма эротично ею покрутила, заводя мужиков, а после, не давая им опомниться, снова повернулась лицом к залу, завела руки за спину, расстегнула и сбросила лифчик. Это произвело фурор на зрителей, которые одобрительно загудели. Лена тут же нагнулась и, ухватив груди руками, немного помяла их, кажется, вызвав еще больший эффект. Потом она снова выпрямилась и принялась танцевать уже в одних трусиках, обходя подиум по кругу. За несколько секунд до конца песни она резко остановилась, быстро спустила трусы, отбросила из в сторону ногой и застыла, сорвав аплодисменты всех присутствовавших в зале мужчин. Впрочем, густая краска стыда, залившая все ее лицо, не могла меня обмануть. Ленка испытывала жуткий стыд, хотя старалась этого и не показать.
Музыка смолкла, и под взглядами присутствующих, потупясь, Лена сошла с подиума и направилась к нам. Я заметила, что ее руки дернулись, очевидно, в попытке прикрыть интимные места. Но сделать это она не решилась, и так и подошла к нам, совершенно голая, демонстрируя все свои прелести.
– Молодец, крошка, – похвалил ее Николай. – Садись ко мне на колени.
Еще больше покраснев, Лена уселась к нему на колени. Со стороны это выглядело отвратительно: совершенно голая девка на коленях у парня в деловом костюме. Ни дать ни взять проститутка с клиентом. Неужели и мне это предстоит?
– Твой выход, Анечка, – подтолкнул меня Валера.
На негнущихся ногах я вышла на танцпол. В голове свербило: «Неужели я должна раздеваться перед незнакомыми мужиками?!». Заиграла музыка. Крис Дебург, «Леди ин ред», и я чисто автоматически начала танцевать в такт ей.
«Что это ты ходишь как неживая? – мелькнуло у меня в голове. – Так Валера может на Ленку переключиться». Я заставила себя улыбнуться залу и принялась лихорадочно соображать, что снимать первым делом. Логично было бы блузку, но, наверное, оставаться в лифчике и юбке не очень эротично. Воспользуюсь Лениным опытом и продемонстрирую свои ноги.
Я расстегнула молнию и пуговицу на юбке и позволила ей соскользнуть к своим ногам. Зал напрягся, а я принялась танцевать, демонстрируя всем свои длинные стройные ноги. Сейчас у меня было даже преимущество перед Леной, поскольку мне не пришлось снимать туфли на каблучке, и сейчас мне не требовалось танцевать на цыпочках, как ей. Краем глаза я заметила, что Лена поднялась с колен Николая и пошла куда-то за кулисы. Куда это она? Она по-прежнему была совершенно голой, но на ней сейчас были туфельки на жутко высоких каблуках-шпильках. Откуда?
Впрочем, уже совершенно явно настал момент, чтобы снимать следующую часть одежды. Как прежде и Лена, я не просто сняла ее, а превратила обнажение в эротическое действо, продемонстрировав плечико и подразнив зрителей своим плоским животиком, и лишь после этого скинула блузку.
Пока я танцевала в нижнем белье, в зал вернулась Лена. Она несла поднос с бокалом пива. Из-за высоких каблуков она была вынуждена идти прямо, виляя бедрами, что явно понравилось мужчинам. Внимание Валеры тоже переключилось на нее. Этого допускать было нельзя. Я быстро скинула лифчик и прогнулась, демонстрируя груди. Потом нагнулась, чтобы они повисли и болтались, и принялась теребить их руками, эротично смачивая губы язычком. Цель была достигнута. Даже Коля перевел на меня взгляд и не отреагировал, когда Лена поставила перед ним пиво и снова уселась к нему на колени.
Я снова принялась танцевать и вдруг краем глаза заметила, что ведущая жестом показывает мне, что туфли тоже надо снять. Но так рано отказываться от своего преимущества я не собиралась. Я еще некоторая время танцевала в таком виде и лишь почувствовав, что песня подходит к концу, быстро скинула и туфли и трусики.
Музыка стихла. Я стояла перед аплодирующим залом совершенно голая… и сгорала от стыда. В этот момент мне казалось, что все присутствующие имеют меня, как в грязной групповухе, да еще и публично. Очень хотелось прикрыться, но я не позволила себе этого и потупясь, пошла к Валере. Повинуясь его жесту, я уселась ему на колени, и парень тут же облапал мою задницу. Сейчас как никогда я чувствовала себя проституткой и от стыда и презрения к себе чуть не заплакала.
Две официантки быстро собрали нашу с Леной одежду и унесли ее куда-то за кулисы. На танцпол вышла новая девушка и начала демонстрировать стриптиз. Ко мне приблизилась ведущая и помогла надеть туфли на высоченных каблуках-шпильках как у Лены. Сразу после этого Валера сказал мне:
– Принеси-ка мне пивка, детка. Бар вон там, – он указал на дверь, в которую прежде выходила Лена.
Я покорно поднялась и двинулась в указанном направлении. Из-за высоких каблуков мне приходилось прямо-таки вышагивать наподобие цапли и вращать бедрами, что явно привлекало внимание всех сидящих в зале мужчин. Я, совершенно голая дефилировала через полный мужиков зал за пивом для своего нового парня! Представить себе никогда такого не могла! Ну, ничего, я еще отыграюсь!
Бар был средних размеров. За вполне обычной стойкой колдовал бармен, а перед ним на высоких стульях сидели двое мужчин. При моем появлении все взгляды устремились на меня. Еще бы, ведь я вошла абсолютно голой!
– Одно пиво, пожалуйста, – выдавила я.
Бармен кивнул и принялся наполнять бокал. Впрочем, делал он это как-то нарочито медленно, явно давая возможность посетителям рассмотреть меня во всей красе. Я потупилась, но прикрыться не решилась. Куда уж там, если меня уже всю глазами облапали! Только стыда добавит.
Бармен, наконец, наполнил проклятый бокал и поставил его на поднос передо мной. И снова, теперь уже с этим подносом, я должна было продефилировать через зал, неся пиво Валере. Когда я поставила перед ним бокал и уселась к нему на колени, Николай произнес:
– А что это вы девочки, ничего себе не взяли? Не стесняйтесь, мы платим. Сбегайте в бар, – и он слегка хлопнул сидящую у него на коленях Лену по попке.
Мы с Леной поднялись и снова под всеобщими взглядами зашагали в бар. Представляю себе картину: две красивые и совершенно голые девицы в туфлях на высоких каблуках идут через зал. То-то, наверное, мужики развлеклись!
В баре нас встретили похотливыми улыбками. А мы еще сдуру заказали себе по коктейлю и вынуждены были минут десять стоять и ждать, пока для нас смешивают напитки. За это время в бар заскочило человек пять, кто за сигаретами, кто за выпивкой. Раньше-то официантов посылали, а теперь сами пошли. Верно, чтобы нас поближе рассмотреть. Вот сволочи!
Ну вот, наконец, коктейли готовы, и мы снова идем через весь зал, теперь уже с бокалами в руках. В этот раз парни не посадили нас к себе на колени. Коля приказал нам сесть на валики и пить коктейли так. Так мы и сидели, поцеживая коктейли и наблюдая за стриптизом вместе с нашими парнями. Из зрителей на нас уже больше никто не обращал внимания. Налюбовались, наверное. Лишь вновь прибывшие рассматривали нас кто вскользь, кто в упор и подробно, прежде чем занять свои места. Мы краснели, прятали глаза и просто мечтали провалиться на месте, чтобы поскорее прекратить это издевательство.
Так, прошло, наверное, около получаса. Бокалы опустели. И тут Николай подозвал одну из официанток. Та ушла и вскоре вернулась с двумя красными фломастерами-маркерами, которые подала парням.
– Не возражаете девочки, если мы украсим вас на свой вкус? – улыбнулся Коля.
Лично мне уже было все равно, лишь бы поскорее все закончилось. Я кивнула. Валера взял меня за руку, заставил сползти с валика и встать перед ним на колени. Потом он взял свой маркер и крупно написал мне на груди «СУКА», после чего спрятал маркер в карман. Я заметила, что Коля написал на груди у Лены «ШЛЮХА».
– Я думаю, так будет лучше, – заявил он. – А теперь принесите-ка нам еще пивка.
Мы покорно поднялись и зашагали в бар. Снова через весь зал, снова нагишом и на высоких каблуках. Только теперь уже с этими «милыми» надписями, которые мог прочитать любой зритель даже издали. Снова мы стояли в баре, пока явно привычный ко всему бармен неспешно наполнял бокалы, а посетители рассматривали нас.
Когда мы принесли парням пиво, они снова заставили нас сесть на валики дивана и, словно забыв про нас, принялись потягивать напиток и созерцать представление. Время снова потянулось бесконечно медленно.
– Ну что, девочки, пойдем, прогуляемся, – поставил, наконец, на столик пустой бокал Николай.
Я покорно поднялась, позволила Валере взять себя под руку, и мы вместе с Николаем и Леной вышли в очередную боковую дверь. За ней оказался небольшой узкий коридор с множеством дверей. Николай завел Лену в ближайшую, а мы с Валерой вошли в следующую.
Я уже поняла, что нас будут сейчас трахать. Но, к моему удивлению, мы оказались не в каком-то алькове, а в совершенно пустой комнате метра два в ширину на три в длину, с закрытым ставнями окошечком напротив двери, которое располагалось где-то на уровне пояса.
– Хочешь посмотреть на бар? – спросил Валера.
Не дождавшись ответа, он подвел меня к окошечку и отодвинул жалюзи. За ними действительно оказался тот самый бар, в который мы с Леной бегали несколько раз. С этой позиции я смотрела из-за спины бармена прямо на сидящих за стойкой мужчин, которых теперь уже было человек пять. Я инстинктивно скрестила руки на груди, чтобы сидящие перед стойкой не видели мои сиськи.
– Там есть кое-что интересное, – подмигнул мне Валера. – Посмотри.
Повинуясь его жесту, я нагнулась и просунула голову в окошечко, все еще придерживая руками груди. Ничего интересного так не было, бар как бар. Только справа от меня в метрах в двух из такого же окошечка торчала голова Лены с какими-то совершенно ошарашенными глазами… И в этот момент Валера резко захлопнул ставни, вернее даже не ставни, а какую-ту другую дверцу, в которой было отверстие только для мой головы, вернее шеи. Щелкнул замок. От неожиданности я вскрикнула, уперлась руками в стенку и попыталась резко выдернуть голову, но это было невозможно. Слишком узким было отверстие. Теперь я оказалась в западне. При этом все мое тело находилось в комнате, в распоряжении Валеры, а голова торчала из стены бара в соседнем помещении. Можете себе представить позу позорнее?
– Черт! – вскрикнула я в отчаянии.
Мужчины напротив расхохотались.
– Попались, голубушки? – улыбнулся нам бармен.
– Ах вы, извращенцы чертовы, – вскричала Лена, и только тут я поняла, что она находится в таком же положении, как и я.
Мужчины в баре снова прыснули от хохота.
– А вы у нас голосистые птички, – заметил бармен. – Не будем мешать гостям отдыхать.
Он подошел к Лене и зажал ей пальцами нос. Как только подруга открыла рот, чтобы глотнуть воздуха, засунул ей туда небольшой пластиковый шарик, который закрепил у нее на затылке небольшим ремешком. Я поняла, что меня ждет то же самое, и тут же ощутила, как кто-то за стеной совершенно нагло начал ощупывать мои груди. Наверняка это Валера приступил к действиям. Я непроизвольно попыталась прикрыть груди, но тут же получила крепкий шлепок по попе и быстро убрала руки, понимая, что ничем не могу помешать насильнику, а вот в прямом смысле накликать новые неприятности на задницу вполне в состоянии.
Ко мне подошел бармен, и я сама открыла рот и позволила ему засунуть мне в рот кляп и закрепить на затылке. Ласки моих грудей за спиной тем временем становились все более настойчивыми и возбуждающими. Я непроизвольно замычала и дернула попой. Тут же по моим ягодичкам пришелся новый, уже куда более легкий шлепок, а мужчины в баре загудели, показывая на меня пальцами.
– Ну, что, уже начали? – в бар зашел еще один клиент и плюхнулся на табурет.
– Не, еще только поставили, – отозвался его сосед. – Сейчас начнут.
За стеной Валера облапал мои ягодички, потом носком ноги заставил раздвинуть ноги и принялся ласкать мой клитор. От возбуждения я снова застонала, что вызвало новое оживление в баре.
«Неужели это возбуждает меня? – с ужасом подумала я, ощущая, что начинаю течь. – Черт! Похоже, Валера правильное слово написал на мне. Сука! Чистая сука»
Рядом тихо постанывала и закатывала глаза Лена. Кажется, Николай тоже зря времени не терял. Внезапно она затихла и вдруг дернулась, громко замычала и начала дергаться взад и вперед.
– Смотри, с этой уже начали, – показал на Лену пальцем один из посетителей.
– Да, сладкая девка, я бы ей тоже запердолил, – причмокнул сосед рядом.
– А я бы блондиночке, с большим удовольствием, – указал на меня третий.
Я ощутила, как сзади в меня уперлось что-то твердое… Конечно член, что же еще. Валера поднажал и грубо ворвался в меня. Я издала протяжный вой, на который бар ответил взрывом восторга.
– Ну, вот и вторую кобылку объезжать начали!
– Поскакали, девочки!
– Эх, сладкие мордашки. Вот бы до их манд добраться!
Валера драл меня жестко, с силой всаживая член и крепко держа меня за талию. Не в силах сдерживаться, я стонала и мычала сквозь кляп. Те же самые звуки издавала и болтающаяся неподалеку от меня голова Лены. Зрители еще что-то комментировали, чокали и выпивали, но мне уже было все равно. От унижения и боли слезы полились из моих глаз.
Не могу сказать, сколько это длилось, но вдруг Валера снизил обороты. Я почувствовала, как его палец пытается проникнуть мне в попу. Только не это. Ведь меня туда еще ни разу… Я резко дернулась и замычала. Это привлекло внимание зрителей.
– Эй, что это она задергалась?
– Не знаю. Может, он ей что-то туда засунул большое?
– Бутылку что ли?
– А кто его знает.
Палец Валеры уже совершенно свободно орудовал в моем анусе, а потом к нему добавился и второй. Потом, когда они оба уже свободно входили и выходили из моей многострадальной попы, Валера извлек член из моего влагалища, пристроился между ягодичек и поднажал…
– Что это у нее так глаза широко раскрылись? – указал на меня толстяк.
– Да ей, наверное, в попу вставили, – догадался его сосед.
– Да ну?! – вскинулся толстяк. – Эй, крошка, скажи, тебе в попку загнали?
Не в силах, что-либо сообразить, я отчаянно замотала головой. Это вызвало новый взрыв хохота в баре.
– Точно в жопу имеют, – констатировал сосед толстяка.
А сзади продолжались все те же толчки. Попа страшно саднила. Некоторые зрители выходили из бара, наскучив зрелищем. Их места занимали новые. Я окончательно потеряла счет времени.
Внезапно Валера замер во мне, и через несколько секунд я почувствовала, как из моей попы течет что-то липкое и теплое. Валера вынул из меня член. Я замерла в ожидании. Неужели так бросит? Должен же освободить, отпустить.
Я почувствовала как моей попы коснулось нечто… Это, без сомнения был маркер. Валера что-то написал на моей правой ягодице и легонько хлопнул по левой. Через несколько секунд я почувствовала на своей попе легкий ветерок, который тут же стих. Похоже этот гад так и оставил меня в этом положении. Я посмотрела на Лену. Она повесила голову и как-то обмякла. Наверное, Коля тоже закончил с ней.
Сам Николай вскоре появился в баре. Его приветствовали дружными возгласами: «Молодец» и «Здорово вы их». Коля уселся на табурет, заказал коньяку и задорно подмигнул нам. Вскоре к нему присоединился Валера. Его тоже громко приветствовали.
– Слушай, так ты засадил блондинке в зад или нет? – громко спросил его толстяк.
– А как же, – молодцевато ответил Валерий.
Присутствующие взвыли от восторга.
Парни выпили по рюмке коньяка, помахали нам руками на прощание и вышли. Я с тоской проводила их взглядом и вдруг похолодела от мысли: «А с нами то что? Сколько нам так стоять? А вдруг еще кто-то захочет воспользоваться? В такой позе нас может поиметь хоть целая рота, и ничего не сделаешь, только ножки расставляй». Переглянувшись с Леной, я поняла, что ее мучают те же мысли.
Время текло страшно долго. Посетители бара окончательно потеряли к нам интерес. Большинство из них вышли в зал. Я стояла, вся дрожа от страха, что сейчас кто-то сейчас снова воспользуется моей беспомощностью. И тут, к моему ужасу, почувствовала, что сзади в комнату кто-то вошел. Я вся напряглась в ожидании… Но к моему счастью щелкнул запор, и удерживавшая меня крышка пошла наверх. Я с облегчением рванула в комнату и жалюзи за мной быстро захлопнулись. Передо мной стояла одна из официанток.
– Вы можете идти, – сообщила она.
– Куда идти? – выпалила я, вынув изо рта и отбросив противный кляп.
– Домой, наверное, – пожала она плечами. – Одежду получите в зале.
Я опрометью бросилась в коридор и столкнулась там с Леной. Первое, что мне бросилось в глаза, это большая надпись на ее груди «ШЛЮХА». Я так же успела заметить, что на правой ягодице у нее тоже что-то написано маркером. Почему-то это заинтересовало меня больше всего. Я беззастенчиво обошла подругу и увидела надпись: «Оттрахана 23.06 в 0.53» и размашистую подпись.
– Что там? – нетерпеливо спросила Лена.
Я сказала ей и тут же спросила что у меня, обреченно повернувшись к ней спиной.
– Трахнута в пизду и жопу 23.06 и подпись, – сообщила Лена.
– Вот гады, – простонала я.
– Еще какие, – подтвердила Лена. – А тебя что, правда в попу?..
Я со вздохом кивнула.
– А мне на спину кончил, – пожаловалась она. – Давай скорее выбираться отсюда.
Меня не надо было уговаривать. Мы выскочили в зал и остановились в оцепенении. Хотя на танцполе извивалась полуголая девица, все взоры были обращены к нам. Безусловно даже те из зрителей, кто не был сегодня в баре, прекрасно знали, что с нами только что произошло, а нам в который раз предстояло пройти через весь зал нагишом, на высоченных каблуках, да еще демонстрируя позорные надписи на своих телах. Но ничего другого нам не оставалось. Цокая каблуками, мы пробежали через зал. Груди при этом противно подпрыгивали, что явно доставляло зрителям дополнительное удовольствие.
– Где наша одежда? – выпалила Лена, подбегая к ведущей.
– В баре, – бросила она, смерив нас презрительным взглядом.
Снова бегом через весь зал к вящему удовольствию присутствующих мужчин. К нашему ужасу в дверях бара мы столкнулись с толстяком, комментировавшим наше изнасилование.
– А, птички мои, – прогудел он, при том настолько громко, что его не могли не услышать сидящие рядом зрители. Некоторые из них даже стали подниматься и подходить к нам. – Уже уходите? Что так рано? Остались бы, станцевали еще. А то я бы с вами еще в комнату за баром прогулялся. Соглашайтесь. Заплачу хорошо.
– Да пошел ты, – буркнула Лена, пытаясь протиснуться мимо него к бару.
– А ты, шлюха, не выпендривайся, – прорычал он, хватая ее за волосы и прижимая грудью к стене. – И ты, сука, иди сюда, – он схватил меня за волосы и впечатал в стену рядом с Леной. – Так, что у вас тут на задах написано? Так, у шлюхи: оттрахана двадцать третьего ноль шестого в ноль пятьдесят три. Подпись. У суки: Трахнута в пизду и жопу двадцать третьего ноль шестого. Подпись. Гм, подписи есть, а печатей нет. Ну да я им на ваши документы поставлю.
Он звонко шлепнул Лену прямо по подписи на ягодице, а потом я сама подпрыгнула от обжигающего удара по заду. Собравшиеся вокруг мужики расхохотались. Однако для того чтобы шлепнуть нас, толстяк был вынужден нас отпустить. Воспользовавшись этим, сразу после получения «печатей» мы опрометью бросились в бар.
– Где наша одежда? – завопила Лена, вбегая.
Бармен лениво показал нам под стойку. Мы бросились туда и обнаружили свои шмотки, наваленные кучей вперемежку. Под взглядами сидящих в баре мужчин мы принялись выискивать свои вещи и натягивать их. Одевшись, мы опрометью выбежали на улицу, схватили такси и разъехались по домам, не сказав друг другу больше ни слова.
К счастью все наши вещи и деньги, включая конвертики от Николая и Валеры, остались на месте. Позорные надписи на теле я отмыла в душе той же ночью, как и тщательно вымыла все тело и интимные места. Лишенная той ночью девственности попа у меня тоже уже почти не болит. К сожалению, не так легко отмыть и вылечить чувство дикого стыда от того, что с нами произошло. Прошло уже четыре дня. За это время я так и не выходила из дома и даже не созванивалась с Леной. Своему ухажеру Юре я сказала, что заболела и не смогу с ним встречаться всю неделю. Николай с Валерой тоже, к счастью, тоже не звонили… Хотя, у меня все же иногда проскакивает мысль, что если бы они, даже отодрав нас как шлюх и так опозорив, все же решили бы за нами поухаживать, может быть я бы и не стала отказываться. Ведь нельзя забывать, что женщины, особенно такие красивые как мы с Ленкой, от природы обладают властью над мужчинами. И то, что два этих богатеньких парня так и не попали под действие наших чар, определенно произошло только из-за недостатка времени. А жаль. Ведь такой шанс выпадает женщине только раз в жизни…

Перейти ко 2-й части рассказа
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную