eng | pyc

  

________________________________________________

Барон
Фирма «Сексфантазия»

Часть 1. Знакомство
Сделка была очень удачной. Просто суперприбыльной. С 90-х годов такого навара не случалось. И, самое главное, никто не был в накладе, ну, просто все участники сделки искупались в деньгах… бюджетных. Впрочем, эта штука, бюджет, и существует для того, чтобы люди с активной жизненной позицией пилили его и раскладывали по своим карманам. Не так ли? Особенно поднялись мы с моим еще школьным приятелем Колькой. Сыграли мои связи с чиновниками, да и сама идея принадлежала мне. Но без Кольки все равно ничего не вышло бы. Подставные фирмы, через которые уводили деньги, были его. Да товар, который мы выдали за первоклассный, так задешево я бы все равно не нашел. Сыграли его китайские связи. Впрочем, все равно Колька был мне прибылью обязан, что и признал без обиняков.
– Ну, Серега, – прогудел он, передавая мне отчет о перечислении средств, – с меня причитается. Но я долги друзьям всегда отдаю, сам знаешь. Обещаю тебе кучу приятных эмоций за мой счет. В субботу свободен?
– Угу, – кивнул я. – Кабак снимешь?
– Не, лучше, – причмокнул он.
– Шлюхи? – поморщился я.
– Теплее, но тоже не то. Поверь, такого ты и впрямь не пробовал. Будешь доволен. Сюрприз хочу тебе устроить. Доверишься старому другу?
– Почему бы и нет, – пожал я плечами. – Где встречаемся?
– Приезжай ко мне в офис к полудню.

В назначенное время Коля ждал меня в холле своего офиса. Он, молча, с загадочной улыбкой, пожал мне руку и сделал знак следовать за ним. Мы вышли на улицу и сели в его «Лэнд Крузер». При том Коля сам сел за руль. Я подумал, что нам предстоит загородная поездка, потому что по городу Колька предпочитал передвигаться на спортивном «мерсе». Однако ехали мы недолго – минут пять, и остановились у входа в спортивный центр.
– Узнаешь? – подмигнул мне Колян.
– Мы здесь с тобой рукопашкой занимались, – кивнул я.
– Я и сейчас сюда захожу.
– Ты что, решил в качестве подарка предложить мне подраться? – хохотнул я.
– Не, нам сейчас в другое крыло.
Мы вместе прошли туда, где размещались теннисные корты, и остановились у входа. Прямо перед нами через сетку перекидывали мячик две молодые и весьма симпатичные девахи. Одна: блондинка, с волосами собранными на затылке в пучок, была высока, и хотя немного худовата, но все равно смотрелась весьма привлекательно, благодаря длинным, буквально от ушей, стройным ногам и миловидному личику. Вторая: брюнетка со стрижкой под Мирей Матье была пониже, но очень хорошо сложена. Что называется, все при ней, и все на месте. Обе спортсменки были одеты в короткие юбочки, футболки и кроссовки и настолько увлеклись игрой, что не заметили нашего присутствия.
– Ну, как тебе девочки? – подмигнул мне Коля.
– Вполне, – согласился я, оценивая фигурки чаровниц взглядом опытного охотника и осознавая, что с любой из них я был бы не против…
– Что бы ты с ними сделал? – заговорщицки шепнул мне Колян.
– Чего с ними делать?! – усмехнулся я. – В койку и трахнуть так, чтоб визжали.
– Скучный ты человек, Серега, – хлопнул меня по плечу Коля. – Никакой фантазии. Я бы вот, например, в начале посмотрел лесбийское шоу в их исполнении. Потом выпорол бы. Потом отсос. А потом любую из них отымел бы в жопу.
– Ну, а ты фантазер, дальше некуда, – хмыкнул я. – К тому же с садистскими наклонностями, оказывается. Оно конечно можно бы… со шлюхами. Но эти-то, похоже, девочки чистые. К ним аккуратно подкатить. Ресторан, романтика, и все такое. Это, чтобы в койку. А чтобы лесби, да еще и выпороть… Нет, если, конечно им денег хороших предложить, может, и согласятся. А может, и взбрыкнут. Смотри, какие.
– Да, эти девочки такие, – протянул он. – Беленькая – Лена. Двадцать лет. Дочка препода из Политеха. А черненькая – Маша. Ей девятнадцать. У ее папы маленькая фирма. Оборот шесть миллионов баксов в год.
– Неплохо твоя секьюрити работает, – похвалил я.
– Неплохо, но это не их данные. А вообще, я люблю побольше знать о тех, кого собираюсь трахнуть. Это тебе не шлюху на углу снять или ресторанную девку. Я знаешь: семья, учеба, подруги; завоевателем себя чувствуешь, покорителем.
– Да, ты не просто садист, – присвистнул я. – Маньяк какой-то.
– Садист, маньяк, – передразнил меня Колька. – Все мы хороши. В нашем бизнесе, без того чтобы ломать людей никак. И нам это нравится. А?! Скажи, честно, ты разве шлюх специальных не брал, чтобы еще и выпороть? Или девок своих выпороть не пытался?
– Ну, брал, – признался я. – Ну, пытался.
– И как?
– А никак. Знаешь, без особого кайфа. Когда за порку платишь деньги, все равно не то. Да и деваху свою когда шлепаешь, а она знает, что ты ей за это все равно подарок организуешь, тоже не то.
– Во! – Колька поднял палец. – Хочется доминировать по настоящему. Хочется ломать и подчинять. Хочется видеть неподдельный страх, покорность и стыд в ее глазах. Так что наслаждайся, друг. Фирма угощает.
Он повернулся и пошел к выходу.
– Ты что задумал?! – бросился я за ним. – Во что меня втравливаешь?
– Спокуха, – подмигнул он мне. – В машине все объясню.
На выходе из споркомплекса Коля кивнул какому-то крепкому парню в костюме. Мы сели в машину. Коля запустил двигатель и включил передачу.
– Значит так, – сказал он, – есть такая фирма, с которой я уже некоторое время работаю. Дело верное. Меня на нее моя крыша ментовская вывела. Да и сама эта фирма – ментовская. «Сексфантазия», сами себя называют. Причем учредители с такими звездами, мама не горюй. Они вообще этот сервис вначале для себя создавали, а потом уже на рынок, так сказать, вышли. Работают только с проверенными клиентами. Но, если понравится, я тебя порекомендую. Услуги, конечно, не дешевые, но стоят того. Скажем, понравилась тебе какая-то девка на улице, и тебе хочется не просто ее в койку затащить, а трахнуть по черному. Ты только ее место жительства выясни, телефончик или место работы или учебы. А можно и просто на охоту с их ребятами поехать, на улице кого присмотреть, в ресторане или клубе. Надо только их парню на кого хочешь указать. Они сами отследят и выяснят: кто такая, с кем и почем. Конечно, если дочка кого серьезного, или там зазноба, сами скажут, не трогай, мол, и даже денег не возьмут. Но если какой мелкой сошки, как эти, что на корте… Потом, если захочешь, как надо обработают и в каком хочешь виде тебе доставят. Потом они же следы и заметут. Родственники-то к кому с заявлениями пойдут?
– Родственники? – опешил я. – Их что?
Я провел ребром ладони у горла. Коля усмехнулся.
– Нет. Если конечно очень хочешь, то можно. Но покрыть это дело дорого стоит. Да и кому эти дуры нужны? Я от крови не тащусь. Только от подчинения и траха. Большинство клиентов, как и я, их отпускают. Но пока держат, а иногда и по месяцу, родственники, конечно, бегают там по всяким кабинетам, икру мечут.
– А потом, когда отпускают? Неужели ни одна с заявлением не идет?
– Некоторые идут. Но там свои методы, под сукно дело положить. Да, скажем, когда бабу в сто пятый раз разные следователи в подробностях заставляют рассказать, что с ней делали, да как она сосала, да в какие позы становилась. Да еще требуют доказать, что это было против ее желания. Ха! Тут редко какая заявление не заберет. Ну а не заберет, висяк будет. Ментов это устраивает. Все оплачено. Так что ничего не бойся и приготовься наслаждаться.
Машина тем временем въехала на задний двор спорткомплекса и остановилась. Неподалеку от нас, у черного входа, стояли «Жигули» пятой модели с ментовскими номерами и двумя мужиками на передних сиденьях. Двигатель был включен. Водитель внимательно посмотрел на нас и откинулся на сидении.
Коля посмотрел на часы.
– Сейчас закончится их время на корте. В коридоре у раздевалки их и возьмут.
– Во что ты меня втравливаешь, Колька?! – вздохнул я.
– Если вскроется наша с тобой афера с поставкой, нам куда хуже будет, – отмахнулся он. – Сам знаешь, из-под кого мы деньги увели.
Дверь спорткомплекса распахнулась, и оттуда вывались два дюжих парня. Перед собой они толкали уже знакомых нам девушек. Руки у обоих были скованы наручниками за спиной, а на головах надеты матерчатые мешки. Девушки упирались из всех сил, но почему-то не кричали. Очевидно, их рты были заклеены или заткнуты кляпами.
С переднего пассажирского сиденья пятерки выскочил парень и распахнул багажник машины. Похитители очень ловко запихнули девиц в багажник, захлопнули крышку, быстро уселись на заднее сиденье. Автомобиль сорвался с места. Оставшийся у дверей парень, который распахивал багажник, подмигнул нам, засунул руки в карманы брюк и, как ни в чем не бывало, зашагал к выходу.
– Ну, теперь начинается самое интересное, – оскалился Коля.
Он включил передачу и двинулся следом за пятеркой.
По городу мы неслись на бешенной скорости, нарушая все правила дорожного движения. Постовые милиционеры словно не замечали нас и нарочито отворачивались. Вскоре мы выскочили по шоссе и ехали по нему минут сорок, а потом свернули на проселок. На какое-то время мы потеряли пятерку из вида, а когда нагнали, она уже стояла припаркованная между двух деревьев, и похитители вытаскивали из багажника пленниц. Мешки все еще находились на головах девиц. Я заметил, что у горла они крепились небольшими тесемками, благодаря чему, наверное, те и не смогли освободиться от них в багажнике.
Коля остановил машину и заглушил двигатель. Порывшись в бардачке, он достал две черные шапочки-маски с прорезями для глаз и рта, которые, если верить боевикам, обычно одевают грабители банков.
– Вообще-то это не обязательно, но чтобы тебе было спокойнее, – бросил он.
Я кивнул и надел бандитский аксессуар. Мы вышли из машины, и Колька закрыл ее. Девушек уже уводили вглубь леса.
– Куда их? – негромко спросил я.
– Есть одно место на примете, на лоне природы, – хохотнул он. – Нам, главное, чтобы девочки номеров не запомнили. Все остальное – фигня.
Около получаса мы шли по лесной тропинке, следом за похитителями и их жертвами. Девушки больше не упирались и брели покорно, лишь изредка спотыкаясь. Хотя, можно было представить себе какой ужас они испытывали от всего, что с ними происходило, и какие жуткие предположения о своей будущей судьбе приходили в их головы.
Вскоре мы вышли на небольшую полянку. Там похитители повернули девушек лицом к нам и сорвали с голов мешки. Рты пленниц, как и предполагал, были заклеены скотчем. В глазах у них застыл ужас. Увидев нас, с Николаем, кажется, они испугались еще больше.
– Значит так, девочки, – выступил вперед Николай, – мы с приятелем пригласили вас, хм, на эту загородную прогулку, чтобы поразвлечься. Будете паиньками, вернетесь домой целехонькими. Будете дурить, ничего вам не гарантируем. Ясно?
Черненькая быстро и испуганно закивала. Беленькая тоже кивнула.
– Вот и отлично, – усмехнулся Николай. – Раз вы девушки разумные, значит, и держать вас связанными не имеет смысла.
Похитители сорвали скотч с губ девиц, чем явно доставили им немалую боль, а потом расстегнули наручники. Как только это произошло, беленькая со всех своих длинных ног бросилась наутек. Стоявший ближе всего к ней похититель нагнал ее в два прыжка, повалил на землю, перевернул на спину, придавил коленом и надавил большими пальцами на глаза. Девица отчаянно завизжала.
Николай медленно подошел к ней.
– Хочешь, чтобы тебе выдавили глаза? – насмешливо спросил он. – Поверь, нам без разницы, слепая ты или нет. А тебе?
– Нет! – отчаянно закричала девица.
– Если тебя сейчас простят, будешь слушаться?
– Да, – пискнула она, извиваясь.
– Хорошо, прощаю на этот раз. Но еще раз задуришь, будешь искать себе собаку поводыря, – Николай вернулся на свое место.
Похититель за «хвостик» поднял беглянку и подвел ее к подруге.
– Итак, девушки, – потер руки Коля, – давайте для начала подкорректируем ваши костюмы. Мне кажется, что лучшая одежда для женщины, это никакой одежды. Поэтому сейчас вы разденетесь догола. Но просто так раздеваться неинтересно, не так ли? Давайте устроим соревнование на скорость. Та из вас, которая разденется последняя, получит десять ударов ремнем по заднице. Начинайте.
Девушки испуганно переглянулись и снова уставились на нас.
– Быстро, – прикрикнул Николай. – Или обе по заднице получите.
Черненькая быстро закинула руки за спину и сорвала футболку. Потом скинула кроссовки, юбку, чуть замешкалась и снова завела руки за спину, расстегивая бюстгальтер. Беленькая несколько секунд изумленно смотрела на нее, а потом тоже принялась раздеваться. Однако делала она это не так проворно как подруга, да и со стартом опоздала. Поэтому, когда Маша уже стояла перед нами абсолютно голая, повернувшись вполоборота, прикрывая одной рукой груди, а другой низ живота, потупившаяся и красная от стыда, на Лене еще были трусы и бюстгальтер. Поняв, что опоздала, девушка застыла на месте.
– Чего вылупилась?! – прикрикнул на нее Коля. – Быстро раздевайся, или добавлю.
Поджав губы, Лена скинула бюстгальтер, спустила трусы, перешагнула через них и встала, зеркально повторив позу подруги.
– Хороши, – причмокнул Николай, рассматривая сгоравших от стыда девушек. – Жалко даже пороть таких красавиц. Но, уговор есть уговор. – Нагните ее, ребята.
Лена взвизгнула, забилась, но один из похитителей навалился на нее и заставил нагнуться и повернул к нам спиной. Аппетитный девичий задик теперь предстал во всей красе.
Николай достал из брюк ремень, сложил вдвое и протянул мне.
– Прошу вас, барон, начинайте. Пять вы и пять я.
Я взял ремень и подошел к пленнице. Ту, кажется, била крупная дрожь. Что же, это только доставляло мне большее удовольствие. Мой член уже стоял колом от одного вида обнаженных и испуганных пленниц. А сейчас… Эх!
Я размахнулся и сильно, с оттягом ударил. Лена закричала и забилась, но ее удержали. Я ударил еще раз и снова насладился девичьим воплем. После третьего удара он уже звучал сладкой музыкой. Четвертый удар. Пятый. Передо мной вертелся сладкий девичий зад, на котором уже проступали красные полосы от ударов, но моя серия, увы, закончилась. Не без сожаления я передал ремень Коле и отошел в сторону. Мой взгляд упал на Машу. Та во все глаза смотрела за поркой подруги. Сколько эмоций было на этом лице! Конечно страх. Конечно, она сопереживала подруге. Но не только. Мне показалось, что девушка испытывала подленькую радость, что удары достаются не ей и, при этом, стыдилась своих чувств. Возможно, она впервые присутствовала при порке и уж точно никогда не видела, как порют взрослую девушку. Поэтому в глазах пленницы отчетливо виднелся интерес. Все это было настолько интересно… и сексуально, что я даже не смотрел, как всыпает свою порцию уже не кричащей, а воющей и квохтающей Лене Николай и целиком сконцентрировался на Маше.
– Ну, вот и все, – держа в руках ремень, Коля подошел ко мне.
Похититель отпустил девушку, она резко выпрямилась, повернулась к нам и принялась растирать поротую попу. Мы переглянулись и рассмеялись. Девица бросила на нас яростный взгляд, вспыхнула, потупилась, прикрылась руками, но потом не выдержала и снова потерла ягодицы, позволив нам полюбоваться своим аккуратно побритым лобком.
– Следующий конкурс, – с видом заправского шоумена, объявил Николай. – Сейчас, девушки, вы покажете нам, как любите друг друга. В прямом смысле. Может вы и не лесбиянки, но показать нам лесбийскую любовь вам придется. В вашем распоряжении пятнадцать минут. Та из вас, которая кончит за это время, получит двадцать ударов. Если не кончит ни одна, обе получите по десять.
Девицы изумленно уставились на нас, потом потупились и покраснели как раки. Кажется, даже руки поплотнее к себе прижали.
– Ну, в чем проблема? Действуйте, – прикрикнул Николай. – Если через тридцать секунд не начнете, обе получите по полсотни. Вперед.
Он демонстративно посмотрел на часы.
Краска стыда, плотно покрывавшая лица пленниц, стала распространяться уже и на шеи грудь. Медленно, словно во сне, они повернулись, сблизились, положили руки на плечи друг другу.
– Поцелуй рот в рот, – потребовал Коля. – Взасос.
Явно сгорая от стыда, девушки коснулись друг друга губами, начали целоваться.
– Ласкаем друг друга, – не унимался Николай. – Или обе по заднице захотели?
Рука Лены скользнула по спине подруги и погладила ее ягодицы. То же самое попыталась сделать и Маша, но когда ее ладонь оказалась на ягодицах Лены, та дернулась от боли. Маша испуганно отдернула руку, а Лена тем временем, совладав с собой, поплотнее прильнула к подруге и просунула язык между ее зубов. Та поддалась, чаще задышала, но потом осознав, что проигрывает, положила руку на левую грудь подруги и принялась ласкать.
Мы с увлечением наблюдали за девушками. Мало того, что это было сексуально, когда две молодые и очень красивые женщины ласкают друг друга. Пикантности прибавляло и то, что они делают это публично, по принуждению, подчиняясь чужой воле. Член у меня просто выпрыгивал из штанов.
– Хороши телочки, – громко причмокнул Николай.
– Да и очень, – поддержал я его игру. – Слушай, а какая тебе больше нравится?
– Да как сказать. У черной зад побольше. Мне такие нравятся. Но грудь великовата.
– Думаешь? По-моему как раз у беленькой маловата. А вот зад у этой жирафы мне даже больше нравится. Маленький такой, аккуратненький. Как персик.
Пока мы обменивались впечатлениями, девушки продолжали ласкать друг друга. Они явно слышали наши слова, которые, наверняка, обжигали их не хуже ударов ремня. Но, кажется, это обсуждение, стыд оттого, что на них смотрит столько мужчин, в совокупности с ласками подруги еще больше заводили их. В начале их движения были скованными и неестественными, но потом девушки разошлись. Они явно прекрасно знали женские эротические места и неплохо сумели возбудить друг друга. При этом ни одна не хотела кончить, усилить свой позор и получить наказание. Но усилия противоположной стороны явно делали свое дело, раскрепощали пленниц, усиливали ласки, делали их более эротичными и тем возвращали волну возбуждения. Перед нами разворачивалась как бы борьба, эротический поединок.
Первой поддалась Маша. Она часто задышала, как-то обмякла и плотнее прильнула к подруге. Явно не желавшая получать новую порку Лена перешла в наступление. Она буквально впилась своими губами в губы подруги. Ее ладонь скользнула мимо Машиных ног и принялась ласкать клитор. Осознавая, что находится в высшей точке возбуждения, Маша попыталась отстраниться.
– Смотри, черная сейчас кончит, – крикнул Коля.
Лена, почуяв успех, обвила левой рукой талию подруги и притянула к себе. Ее правая рука еже глубже проникла между половых губ Маши. До нашего слуха донеслось хлюпанье. Губы оторвались от губ и впились в правый сосок Маши, в длинном поцелуе.
На лице Маши отразился испуг, потом напряжение, потом бесконечное блаженство. Из груди начали вырываться стоны наслаждения. Лена усилила напор, и несколько секунд мы наблюдали, фактически, лесбийское изнасилование.
Неожиданно Лена отпрянула от подруги, закрыла лицо руками и повернулась к нам спиной. Маша теперь стояла одна, положив руки на груди и лаская их. На лице застыло ощущение блаженства. Но, по мере того как Маша возвращалась к реальности, оно начало сменяться ужасом.
– Ну, мать, ты и шлюха, – громко сообщил ей Николай.
Глаза Маши округлились. Она в ужасе вскрикнула, закрыла лицо руками, упала на колени, уткнулась лицом в траву и разрыдалась.
Николай довольно улыбнулся.
– Ну что же, уговор есть уговор. Сейчас я начинаю. Поднимите ее, ребята.
Двое похитителей подняли на ноги сотрясающуюся в рыданиях Машу и нагнули ее.
– Нет, не надо! – завопила она.
Колени девушки подогнулись, но ее стукнули по шее и снова заставили принять нужную позу. Коля размахнулся и влепил первый удар ремнем. Маша завизжала и подпрыгнула.
Я посмотрел на Лену. Та, закрыв лицо ладонями, смотрела на порку сквозь пальцы. Потом, перехватила мой взгляд, скрестила руки на груди, повернулась ко мне спиной и устремила взгляд куда-то вдаль, изображая безразличие. Тоже мне, королева. Я скользнул взглядом по ее фигуре и задержался на исполосаной ремнем попке. Кажется, эта часть тела пленницы возбуждала меня больше всего. Она краем глаза заметила, что я ее разглядываю, поджала губы, потупилась, покраснела. Я непроизвольно улыбнулся. Все же мне удалось смутить эту гордячку одним взглядом.
– Твоя очередь, – Колька подошел ко мне и протянул ремень.
Маша все еще стояла в прежней позе, нагнутая похитителями. Ее сотрясали рыдания.
Я бросил еще один взгляд на Лену, взял ремень и подошел к Маше. Размахнувшись, я влепил первый удар, и тут же меня оглушил девичий визг. Теперь я порол неспешно, со смаком, оттягивая удары. Маша кричала, визжала и извивалась, кажется, не только от боли, но еще и чтобы разжалобить меня. Впрочем, это меня лишь заводило, и я наслаждался, нанося удары то по нижней части ягодиц, то по верхней, то протягивая ремень по коже, то выполняя щелчок. Когда я закончил свою серию, то вполне удовлетворил свое желание пороть. А вот напряженный член просто рвался из штанов и требовал, чтобы его «обслужили».
Я подошел к Коле и отдал ему ремень. Машу отпустили. Она выпрямилась и принялась растирать выпоротую попу. По щекам у нее текли слезы, тело сотрясали рыдания.
– Что же, продолжим наше состязание, – выждав паузу, объявил Николай. – Теперь отсос. Та, которая добьется результата первой, будет считаться победительницей. Она задаст порку из тридцати ударов ремнем проигравшей.
Лена изумленно обернулась и ошарашено посмотрела на нас. Слезы на Машином лице высохли. Она непроизвольно прикрылась руками. Ее глаза испуганно бегали. Коля словно не заметил этого и повернулся ко мне.
– Подбросим монетку. Если орел, мне сосет беленькая, тебе черненькая. Если решка, наоборот. Не возражаешь?
Я кивнул. Коля достал монету и подкинул ее. Она упала на землю орлом наверх.
– Вот и определились, – Коля деловито расстегнул штаны и приспустил их вместе с трусами. Его стоящий колом член вырвался наружу.
– Ну, иди к папочке, – подмигнул он Лене.
Я тоже приспустил штаны и выжидающе посмотрел на Машу. Как ни странно, та весьма проворно бросилась ко мне, упала на колени, обхватила головку моего члена губами и принялась сосать с неожиданным энтузиазмом.
Лена поджала губы, медленно подошла к Николаю, опустилась на колени, только после этого опустила руки и уперлась ими в колени и обхватила губами член моего приятеля. Лицо у нее было при этом такое, словно девушка только что проглотила страшно горькую пилюлю.
Николай выждал, пока пленница сделает несколько сосательных движений, а потом приказал:
– Девки, а глазенки-то наверх, на нас.
Лена подняла взгляд на своего мучителя. О, как это было сексуально! Я опустил взгляд и увидел пару глаз с преданностью и мольбой смотрящих на меня снизу. Обхватив мой член рукой, а другой лаская мои яички, Маша принялась работать ртом с пулеметной скоростью. Боже, что только делает с женщиной банальная порка! Я почувствовал, что не в силах сдержаться. Попытался отвлечься, но это не помогло, и вскоре в горло девушке ударила струя спермы. Она все покорно сглотнула и отстранилась, оставшись сидеть на коленях передо мной и уперев взгляд мне под ноги. Мне показалось, что на лице у нее промелькнуло облегчение. Да, похоже, Маша совсем не хотела получить добавки ремнем.
Повернувшись, я увидел, что Лена, скосив глаза, смотрит на нас.
– Видишь, твоя подруга уже кончила, а ты?! – усмехнулся над ней Коля.
Кажется, Лена попыталась отстраниться, но Николай обхватил ее голову руками и принялся насаживать на свой член.
– Я тебя заставлю, сука! – процедил он, сквозь сжатые зубы.
Лена мычала, пыталась оттолкнуть насильника руками, но тот быстро кончил и не отпускал пленницу, пока полностью не излился в ее горло. Когда он расцепил руки, Лена резко отстранилась, упала на землю, свернулась калачиком, снова скрестив руки на груди, и разрыдалась. Из уголков рта у нее текли струйки спермы.
– Ну что же, результат очевиден. Прошу занять позиции, – Коля натянул штаны и застегнул ширинку.
Спохватившись, я сделал то же самое. Маша испуганно переводила взгляд с одного из нас на другого. Лена невидящим взглядом смотрела куда-то вдаль.
– Чего ждем? – прикрикнул Николай. – Теперь никого тащить не будем. Если через минуту не начнете, каждой добавлю по десять ударов от меня и моего друга. Белобрысая, быстро поднялась, нагнулась и уперлась руками в колени.
Лена медленно встала и приняла требуемую позу. Она нервно покусывала губы и упорно смотрела в землю. Маша подошла к ней. Коля протянул ей ремень.
– Тридцать ударов, – напомнил он. – Если будешь бить слишком слабо, удар не засчитаю. Сколько не засчитаю, получишь тем же ремнем от меня. Ну, вперед.
Маша нервно кивнула, взяла ремень, приготовилась и нанесла первый удар. По лицу Лены пробежала гримаса боли. Кажется, удар пришелся по «старым ранам». Заметив это, Маша нанесла второй удар заметно слабее.
– Не засчитывается, – объявил Николай. – Повторяем.
Маша размахнулась и ударила куда как сильнее. Лена дернулась и переступила.
– Два, – отсчитал Николай. – Продолжай.
Ободренная «успехом», Маша снова ударила. Я с наслаждением наблюдал за взаимной поркой двух девиц. Зрелище было более чем сексуальное, и недавно удовлетворенное во мне желание начало снова возникать. Николай тем временем считал:
– Три, четыре, пять. Не засчитываю. Шесть. Теперь хорошо. Семь. Восемь. Девять.
По лицу Лены текли слезы. Кажется, мерный отсчет Николая ранил ее гордость еще больше, чем ремень тело. Хотя Маша била явно слабее, чем мы с Колей, удары явно приносили Лене немалую боль. Но теперь, девушка сумела удержаться от криков, понимая, что это лишь заведет ее мучителей.
– Десять, одиннадцать, двенадцать, – считал Коля. – Не засчитываю. Не засчитываю.
Испуганная Маша с такой силой нанесла удар подруге, что та вскрикнула.
– Хорошо, – одобрил Николай. – Тринадцать. Четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать. Не засчитываю. Семнадцать, восемнадцать, девятнадцать, двадцать, двадцать один, двадцать два. Не засчитываю. Двадцать три. Двадцать четыре. Не засчитываю. Двадцать пять, двадцать шесть, двадцать семь, двадцать восемь, двадцать девять, тридцать.
Маша застыла с ремнем в руке. Лена выпрямилась, потерла ягодицы, размазала по лицу слезы и всхлипнула. Потом снова скрестила руки на груди и отвернулась.
– Семь ударов не засчитано, – Коля взял из Машиных рук ремень. Прошу вас, мадемуазель, в позицию.
Маша покорно приняла позу, в которой только что получала порку Лена. Коля протянул мне ремень.
– Хочешь начать?
Я отмахнулся.
– Развлекайся.
Николай поднял руку и обрушил удар ремня на Машину задницу. Та вскрикнула и отшатнулась. Коля подошел к ней, обхватил левой рукой за талию, чтобы ограничить передвижения и неспешно со смаком влепил новый удар.
– Пожалейте, не надо, – вскрикнула Маша.
– С какой стати? – усмехнулся Коля.
Под аккомпанемент Машиных воплей и стонов он отсчитал оставшиеся удары и отпустил несчастную. Та выпрямилась и принялась растирать выпоротые ягодицы. По ее щекам текли слезы.
– И последняя часть нашей культурной программы, – объявил Николай. – Сейчас мой друг выберет ту из вас, которую будет трахать. Вы должны уговаривать его взять вас. Ту, которую он отвергнет, я отымею в задницу. Очень советую постараться попасть под моего друга. Проигравшей я не завидую. В вашем распоряжении пять минут. Приступайте.
Маша ошарашено посмотрела на Колю, потом на меня, за тем решительно шагнула ко мне.
– Пожалуйста, возьмите меня.
– Да? И почему же я должен тебя выбрать? – усмехнулся я.
– Я не хочу, чтобы меня… ну, туда, – смутилась она.
– Не, так не пойдет, – изобразил я недовольство. – Я думал, ты действительно хочешь со мной трахнуться.
Маша еще больше смутилась.
– Ну да, хочу.
– А почему?
– Ну, вы мне нравитесь.
– И что ты мне можешь предложить?
Маша испуганно посмотрела на меня.
– Все что захотите. Только, пожалуйста, не делайте мне больно.
– Ну, так порекламируй себя. Знаешь, как это делается?
Красные пятна разлились по Машиному лицу, но она быстро совладала с собой. Обеими руками она приподняла груди.
– Посмотрите, какие у меня груди! А фигура! – она погладила свои бедра. – И ноги у меня красивые и длинные.
– У твоей подруги длиннее, – заметил я.
– Да, но у нее тощие, а у меня что надо, – Маша повернулась ко мне спиной, положила ладони на поротые ягодицы и прогнулась. – Посмотрите, какие формы, – она повторила ту же позу, боком ко мне. – А как стоят груди! Вы ведь хотите меня. Правда?
– Возможно, – я подпер подбородок кулаком. – Но мне надо подумать. Ты действительно так хороша в сексе?
На мгновение на лице Маши промелькнула растерянность, или, может, даже обида. Но потом она вернула себе чарующую улыбку.
– А ты сам проверь.
Пятясь, она отошла на несколько шагов, легла на спину, приподнялась на локтях, широко развела ноги и согнула их коленях.
– Ну, как? Нравится?
– Да что я, дура, – фыркнула, вдруг, стоявшая до этого момента неподвижно Лена. Она подошла к Маше и, неожиданно, приняла точно такую же позу рядом с ней и завила: – Меня возьмите.
У меня перехватило дух. Две такие красивые девахи лежали передо мной, расставив ноги, и просили взять их. Это было что-то. Но игру стоило играть до конца.
– Да?! – изобразил я удивление. – А ты меня хочешь?
– Хочу, – буркнула Лена.
Маша бросила на подругу ненавидящий взгляд.
– А ты думаешь, что ты лучше в сексе? – спросил я.
– Попробуйте, – Лена так и не смогла справиться с раздражением в голосе.
– А почему, как ты думаешь, я должен предпочесть тебя подруге?
– У меня ноги длиннее.
Я усмехнулся. Заставить эту гордячку умолять меня ласковым голоском явно не представлялось никакой возможности, но и то, что происходило сейчас, явно было немалой победой над ее гонором.
Удовольствие от развернувшейся передо мной сценой я получал невероятное, но надо было выбирать одну из девушек. Я задумался. Они обе были очень красивы, так что «по экстерьеру», что называется, были фифти-фифти. Но Маша была явно сломана. Если я выберу ее, она будет трахаться со мной, как покорная сучка, подмахивая и повизгивая от удовольствия. От Лены этого ожидать не приходилось. Она согласилась на унижение, чтобы избежать еще большего позора и спастись от боли. Но, если я влезу на нее, она все равно останется «глыбой льда». Во время всего траха она про себя будет проклинать меня, и желать мне самой страшной смерти. Это будет не секс, а изнасилование. При том изнасилование непокоренной девки. Сексуального удовольствия меньше… а вот удовольствия от доминирования больше. Что же выбрать?
– Пять минут истекли, – подошел ко мне Коля. – Кого выбираешь?
– Беленькую, – ответил я.
Лена вздрогнула, Маша всхлипнула.
– Как хочешь.
Коля подошел к Маше, ухватил ее ха загривок и заставил встать.
– А ты можешь так и оставаться, – бросил он Лене насмешливо.
Отведя Машу на пару шагов, Коля надавил ей на шею и заставил встать на четвереньки, головой к Лене. Один из похитителей подал ему резиновую перчатку, которую Колян натянул на правую руку. Опустившись на колени за Машей, он принялся засовывать указательный палец ей в анус.
– Ноги-то пошире расставь, дура, – пропыхтел он. – Тебе же не так больно будет.
На лице у Маши отразилась смертная мука, но она все же покорно расставила пошире ноги и встала на локти.
Я подошел к Лене и встал над ней. Она отвернулась и смотрела куда-то в сторону. Я расстегнул брюки и приспустил их вместе с трусами. Мой член уже был готов к работе. Опустившись на колени, я, толчком руки заставил Лену растянуться на земле, лег на нее и стал пристраивать член. Она упорно смотрела в сторону и кусала губы.
Я нащупал вход и подналег. Член ощутил боль от вхождения в сухую лунку, но Лене, кажется, было еще больнее. Она дернулась и издала длинный стон. Возможно, впрочем, что его причиной была не только физическая боль, но и острое чувство стыда, которое испытывала девушка.
Я начал долбить, с каждым движением проникая все глубже и глубже. Кажется, во влагалище стала появляться смазка. И, наконец, мне удалось прорваться и вставить по самые яйца. Лена снова застонала, теперь уже точно от отчаяния и позора.
Освоившись, я посмотрел на Колю. Он уже двумя пальцами трахал Машу в зад, потом, неожиданно, вынул руку, скинул перчатку, рывком спустил штаны, пристроил член к Машиной попке. Маша завыла от боли, но Колян все глубже и глубже проникал в нее. Вскоре он уже трахал ее широкими движениями, вгоняя по самые помидоры.
Я снова сконцентрировался на Лене. Было понятно, что она не даст мне получить большого сексуального удовольствия, значит, наслаждение я должен был брать сам. Наслаждение от власти. Я опустил руку, обхватил Ленину ягодицу и с силой сжал ее. Другой рукой я принялся мять ее грудь. Одновременно, я все жестче и сильнее всаживал в нее член.
Почувствовав, что находится в моей власти, а возможно и от боли в поротой ягодице, Лена закричала, замотала головой и затрепыхалась. Это только подхлестнуло меня и подняло во мне новую волну возбуждения и восторга. Не знаю, сколько я драл ее. Кажется, достаточно долго. Наконец, я разрядился.
Поднявшись на ноги, я застегнул брюки и бросил насмешливый взгляд на скрючившуюся у моих ног изнасилованную девушку, потом перевел взгляд на Коляна. Тот быстрыми и мелкими движениями трахал Машу в задницу. Та стояла раком с выпученными глазами и широко открытым ртом и издавала нечленораздельные звуки. Ее груди смешно колыхались в такт с Колькиными движениями.
Однако вскоре кончил и Николай. Он извлек свой обмякший член, звонко хлопнул девушку по ягодице, заставив ее поморщиться от боли, поднялся на ноги и застегнул штаны.
– Клево? – подмигнул он мне.
– Класс! – я показал поднятый вверх большой палец.
– Ну что, девушки, на этом мы заканчиваем наше рандеву, – объявил Николай. – Вы все выступали очень хорошо и можете считать, что получили зачет. Перейдем к финальной части. Прошу вас сесть спиной друг к другу.
Маша обреченно поднялась, смешно переставляя ноги, подошла к Лене и села спиной к ней, подтянув к груди колени и обхватив их руками. Лена села так же, спиной к ней, уставившись перед собой невидящим взглядом.
– Прошу вас, господа, – повернулся Николай, к стоявшим поодаль похитителям. – Облегчитесь, чтобы не носить это в себе.
Можно было только представить себе, что чувствовали эти ребята, наблюдая за происходящим. Теперь, похоже, настал их черед. Они с готовностью окружили пленниц, расстегнули ширинки и достали свои стоящие торчком члены. В девушек ударило три мощные мочевые струи. Несчастные визжали и пытались прикрыться руками, но, несмотря на это, через несколько секунд были обоссаны с ног до головы.
А похитители, меж тем, начали дрочить. Минута, и на пленниц полетела сперма. При том один из парней оказался изрядным шутником. Прежде чем разрядиться он вскрикнул так, что сидящая перед ним Маша взглянула на него и тут же получила порцию спермы в лицо. Ойкнув, девушка закрылась руками, но с боку, на ее волосы уже летела сперма другого посетителя. Своя порция белой жидкости досталась и Лене.
Закончив по первому разу, ребята принялись за второй. Надо заметить, что все они были явно не обижены природой, и вторые порции у них оказались не меньше первых. Застегнув штаны, похитители отошли в сторону. Сидящие на траве девчонки затравленно глядели на нас. Глядя на их жалкий вид, мы не смогли удержаться от хохота. Лена быстро поджала губы и отвернулась, а Маша покраснела и потупилась.
– Ладно, развлеклись и будет, – сквозь смех, произнес Колька. – Сейчас бегом вон в те кусты, – он указал рукой в направлении, противополжному тому, откуда мы пришли, – и сидеть тихо как мышки. Мы здесь приберемся и уйдем. Потом можете одеваться и уходить. До ближайшей станции здесь минут сорок через лес. Направление найдете по звукам поезда.
Девушки не заставили себя упрашивать, быстро поднялись и бросились в указанном направлении. При этом Маша очень забавно ковыляла и держалась за задницу, а Лена постоянно оглядывалась и поджидала ее.
Когда девушки скрылись в зарослях, Коля усмехнулся и начал собирать их одежду. Вскоре на траве остались лежать только: одна юбка, одна футболка и пара кроссовок.
– Пошли, – кивнул он мне. – Я думаю, этого хватит.

Наш автомобиль несся к городу. Я сидел на пассажирском сидении с полуприкрытыми глазами. Фантазия рисовала мне, что сейчас происходит на поляне, которую мы недавно оставили. А может, это была не фантазия, а провидение? Мне бы очень хотелось, чтобы это было так.
После нашего ухода девушки выскочили из кустов и бросились к одежде. Наверняка они видели, что мы забрали часть, но каково же было их разочарование, когда они увидели, что осталось! Так или иначе, подхватив все это, они бросились назад в кусты, поскольку страшно боялись, что на открытой поляне их увидит кто-то из случайно зашедших грибников. Впрочем, через лес они ломились, вовсе не убегая от несуществующих зрителей, а спасаясь от собственных страхов и стыда, которые преследовали их. Вскоре, впрочем, эмоции начали отступать. А потом они наткнулись на маленькую речушку или ручей и, забыв про все, попрыгали в него.
Сейчас они наверняка яростно терли свои тела, обмывали водой, полоскали волосы, промывали оттраханые дырки, полоскали рты, словно стремясь не только очиститься от спермы и мочи, но и избавится от пережитого позора. Когда, наконец, студеная вода охладит их пыл, они вылезут на берег и, обнявшись, будут реветь, жалея себя. Впрочем, уже здесь их объятия и утешения будут не так искренни. У обоих в памяти будет сидеть, как они ласкали друг друга, на виду у похитителей, пытаясь подставить подругу под порку. Лена не простит Маше, что та порола ее на глазах у пяти вожделеющих мужчин. Маша Лене, что перехватила у нее меня и тем подставила под жесткое изнасилование в задницу. Вскоре эти воспоминания разобьют их дружбу, но пока обе подруги будут отгонять их всеми силами.
Потом наступит время практических решений. Надо будет как-то одеться. Одежду они решат разделить. Наверняка Маша наденет на себя кроссовки и футболку, а Лена юбку. Вот на это бы я посмотрел! Дурочкам невдомек, что частично раздетая женщина возбуждает много больше, чем совсем раздетая. Однако остаться совсем голой ни одна из них не решится. Так они и пойдут на звук поезда: Лена, прикрывая ладонями голые груди и ежеминутно подпрыгивая от уколов хвоинок и шишек, валяющихся на тропинке, а Маша, прикрывая ладошками низ живота и сексуально вращая голыми ягодицами.
Когда они доберутся до станции, им снова придется решать, что делать дальше. Звать на помощь и предстать перед невольными свидетелями в таком позорном виде они не решатся. Более смелая Лена наденет юбку и кроссовки и пойдет на поезд, а голая Маша укроется в зарослях.
Представляю себе, как забьется в угол скамейки в поезде Лена, как усиленно будет сжимать коленки и поминутно одергивать юбочку, из опасения, что кто-то увидит, что под ней у нее ничего нет. Но наверняка именно испуганный взгляд, сжатые коленки и сексуально влажные волосы привлекут пару возвращающихся с пляжа ребят, которые решат снять девочку. Они подсядут к Лене и заведут с ней игривую беседу. Девушка будет пытаться отшить их, еще отчаянней сжимая коленки и мертвой хваткой вцепившись в подол. Но встать и перейти в другой вагон так и не решится, опасаясь, что как только она поднимется, один из плейбоев залезет к ней под юбку, а там…
А потом придет контролер и окажется, что у Лены нет билета. Девушка расскажет историю про потерянный кошелек, но контролер будет непреклонен. Тогда парни заплатят за нее стоимость билета и штраф, и после ухода контролера окончательно решат, что девочка в их власти. Тот из них, что будет сидеть рядом с ней, совсем прижмется к ней и обнимет за плечи, а второй, который сядет напротив, как бы невзначай положит ладони на ее коленки. Она опять будет кусать губы, просить их отстать, но уйти так и не решится.
Они так и не отвяжутся от нее и на вокзале. Заплатят за нее в метро и доедут до самого спортивного комплекса. На Ленино счастье, ни один из них так и не решится залезть девушке под юбку или задрать подол, и она окончательно отошьет их у входа.
Заскочив в спорткомплекс, она вихрем пронесется по нему и влетит в раздевалку. Там она найдет в полном порядке свою одежду и спортивную сумку. Быстро одевшись, наверняка в джинсы, блузку и уличные кроссовки, она немного поплачет в уголке, а потом запихнет одежду подруги в ее же сумку и бросится обратно на вокзал.
Машу она найдет уже вечером. Можно только гадать, как будет чувствовать себя Маша, добрую половину дня укрывавшаяся нагишом в кустах у станции, вздрагивавшая от каждого шороха и страшно боявшаяся, что ее обнаружат в таком виде.
А потом они вдвоем поедут в город. Но даже одевшиеся, они будут выглядеть очень сексуально в электричке, со своими скорбными лицами и блуждающими взглядами. Сексуально, если знать, что с ними произошло в этот день. Да, одна мысль об этом возбуждала.
– Послушай, Коля, – окликнул я приятеля, – ты бы мне телефон этой фирмы дал. «Сексфантазия», или как ее. Думаю, я у них постоянным клиентом стану.

Перейти к части 2
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную