eng | pyc

  

________________________________________________

Барбара
АРАБЕСКА

Эта история может показаться странной и невероятной. А еще можно решить, что я псих и извращенец, развлекающий себя и окружающих дикими фантазиями. Но это было именно так. Я – свидетель.
С Абдалем аль-Кармуади я познакомился в Москве. Черт знает, почему он решил прогуляться пешком по столице нашей Родины (может, лимузин сломался, или еще что), но прогулялся он на редкость неудачно. Конечно, сильный парень легко отбился бы от банды скинов, но на его беду на тротуаре остались следы собачьей жизнедеятельности, на которых он и поскользнулся. Я не люблю, когда десять на одного, поэтому решил влезть в драку. Вдвоем мы быстро раскидали всю шоблу.
Так мы и познакомились. Абдаль проникся ко мне теплыми чувствами. Мы провели вместе несколько вечером. (Мой арабский гость, хоть и был правоверным мусульманином, но от выпивки не отказывался). Не помню, что я там ему наговорил. Меня как раз бросила моя тогдашняя подруга жизни, и, кажется, подвыпив, я жаловался на жизнь и на проклятущих баб. Короче, он пригласил меня отдохнуть в Марокко, в отеле, принадлежащем его семье. Естественно, я согласился.
В самолете я обратил внимание на странную парочку. Какой-то неопределенный линялый мужичонка старательно обхаживал красивую молодую женщину. Они настолько не соответствовали друг другу, что выглядели просто комично. Еще почему-то запомнилась довольно симпатичная девица, которая с ходу начала рассказывать всем, кто ее слушал, как ей повезло, что она нашла такую крутую работу, устроилась менеджером по персоналу в отель ***. Это был тот самый отель, куда направлялся я.
Меня встретили и отвезли на шикарном лимузине. В отеле я поднялся на верхний этаж. В роскошной комнате меня встретил Абдаль. Он весело поздоровался и представил меня еще одному гостю. Его звали Курт. (Да, меня зовут Максим, извините, совсем забыл, что вы еще со мной незнакомы).
Не знаю, как я смотрелся на фоне этих двух парней. У меня обычная внешность, средний рост, каштановые волосы. А эти двое… Абдаль – классический роковой красавец, жгучий брюнет с огромными черными глазищами и пышными усами. Поджарый, сухощавый и опасный. Второй – нордический блондин со стальными холодными глазами. Высокий, сильный, весь какой-то отстраненный. Он был, пожалуй, красив, но не думаю, чтобы бабы за ним бегали. Он внушал страх. И кошмарный шрам, видимый в распахнутом вороте рубашки, лишь подчеркивал жутковатое впечатление. (Потом я узнал, что он весь покрыт шрамами и ожогами – последствие аварии вертолета над джунглями в какой-то далекой стране). Они оба великолепно говорили по-русски, правда, каждый со своим собственным неповторимым акцентом.
Мы обменялись рукопожатиями и устроились в удобных креслах. Мальчик в национальном костюме подал нам бокалы с коктейлями. Релакс.
Только тут я заметил довольно большой экран, на котором было прекрасно видно, что происходит в холле. Так-так, ну-ка, что там у нас? А на экране разыгрывалась душераздирающая сцена. На ту парочку, что я приметил в самолете, напала какая-то совершенно анекдотическая тетка. Этакий бегемот в рюшечках и оборочках. Тетка влепила пощечину мужичку и уцепилась за блузку его спутницы. Та отпрянула, на пол посыпались пуговицы, мне даже показалось, что я услышал звук рвущейся материи. Абдаль что-то пробормотал по-арабски и включил звук. Все стало ясно. Классика жанра! Законная супруга выследила своего подлеца и негодяя. Разлучница прикрывала грудь и растерянно оглядывалась по сторонам. В какой-то момент она взглянула прямо в камеру. Похоже, она совершенно не понимала, что происходит.
Курт что-то резко и отрывисто сказал. Абдаль удивленно взглянул на приятеля, но быстро забормотал в портативную рацию. Экран погас.
Вскоре в комнату ввели удивленную туристку. Ее чемодан поставили на пол, паспорт протянули Абдалю, но его перехватил Курт. Меня все это удивляло. Дверь снова открылась, и появилась та девица, что собралась работать в этом отеле.
И вот представьте себе картину. Три молодых мужика вальяжно развалились в креслах и потягивают коктейли, а перед ними стоят две телки, каждая в своем роде. Красивая фигуристая брюнетка, скорее даже темная шатенка, и блондиночка, несколько переборщившая с диетами, но с бюстом, вероятно силиконовым.
– Тебя зовут Людмила? – лениво спросил Курт, листая паспорт.
– Да, – она напряженно смотрела на него.
– Это слишком длинное имя. Как его сократить?
– Можно Мила, – пояснила она.
Он кивнул, принимая к сведению.
– А меня зовут Юлия Кротова, я новый менеджер по персоналу, – жизнерадостно представилась вторая. На нее никто не обратил внимания.
– Что там случилось? – спросил Курт у Милы.
Она закусила губу.
– Меня обманули, – тихо сказала она, – мужчина, с которым я приехала, оказался женатым. Его жена устроила безобразную сцену.
– И правильно, – неожиданно подхватила Юлия Кротова, менеджер по персоналу, – нечего чужих мужиков уводить.
Так, похоже, она дура, уже интересно. Я снова отхлебнул коктейль. Все-таки, несколько крепковато на мой вкус.
– Ты не знала, что твой любовник женат? – продолжал Курт, не удостоив вниманием моралистку.
Мила резко вздохнула.
– Он мне не любовник, – так же тихо ответила она, – мы давно знакомы. Сама не знаю, как согласилась. Захотелось отдохнуть.
– Денег на билет до дома нет? Ведь так?
– Так, – она кивнула.
Курт смотрел ей прямо в глаза. Она замерла перед ним, как кролик перед удавом. Честно говоря, она неплохо держалась. Если бы этот тип так уставился на меня, я бы мог, наверное, наделать в штаны. У него были жуткие глаза. Мертвые, какие-то. Именно про такие говорят «глаза убийцы».
– Опусти руки, – приказал он.
Она спокойно опустила руки, перестав придерживать блузку. Не помедлила ни секунды. Во дает! Похоже, что все-таки разглядела нечто в его глазах. Шелковая ткань предательски скользнула вниз, обнажая красивую, высокую грудь, вполне достойного размера. Черт, без лифчика, а совсем не висит! Я чуть не облизнулся.
Курт поболтал льдинками в бокале и сделал глоток.
– Подойди, – спокойно сказал он.
Она подошла. Он несколько секунд смотрел на нее, потом дернул вниз остатки блузки. Теперь девушка была обнажена по пояс. Класс! Я не поклонник «суповых наборов». Это было то, что нужно, ничего лишнего, нежная, чистая, чуть смугловатая кожа. Под обтягивающими джинсами угадывалась аппетитная упругая попка и стройные красивые ноги. Н-да!..
– Ты же все понимаешь? – тихо спросил Курт.
Она молчала. Он протянул руку и прикоснулся пальцем к ее нежным губам.
– Умеешь? Тогда давай.
Он расставил ноги. Она все так спокойно опустилась на колени, расстегнула его джинсы, достала довольно внушительный член. Я смотрел, не отрываясь. И не понимал. Не визжит, не орет, не требует консула. Почему?
Она откинула назад свои длинные волосы и вполне профессионально стала делать минет. Я смотрел во все глаза и чувствовал, что сам стал заводиться. Эти нежные губки и восхитительный язычок. Может, я тоже получу свою долю кайфа? Хотя, здесь явно происходило нечто не совсем обычное.
– Вот шлюха, – отчетливо пробормотала от двери Юлия Кротова.
Курт опустил руку на голову Милы. Он перебирал ее пушистые волосы, а сам даже прикрыл глаза от удовольствия. Мне показалось, что он почесал ее за ухом.
– Не смей выплюнуть, – пробормотал он.
Она послушно проглотила все. Чуть отстранилась и посмотрела ему в лицо. Он еле заметно улыбнулся. Заправил свой член в штаны. Щелкнул пальцами. Мальчик подал ей бокал с коктейлем. Курт жестом указал ей место на полу, справа от себя. Она уселась, поджав ноги. Отпила несколько глотков. Курт положил руку ей на плечо и стал поглаживать пальцами нежную кожу. Наступила очередь «менеджера по персоналу».
Даже до ее глупенькой головки что-то дошло. Она вся сжалась, весь апломб словно стек с нее. Она стояла у дверей, как испуганный котенок. Но, почему-то ее не было жалко. То ли потому, что она так уж старалась облить грязью совершенно незнакомую ей Милу, то ли потому, что слишком быстро сдалась.
– У меня есть хороший менеджер по персоналу, – лениво протянул Абдаль.
Он спокойно созерцал предыдущую сцену. В его лице ничего не дрогнуло. Видимо, та девушка зацепила только Курта.
– Я… мне…, – Юлия Кротова явно не знала, что говорить.
Ноздри Абдаля рефлекторно сжались. Я уже замечал за ним это. Похоже, мой приятель нюхает кокаинчик. Ну и влипла же ты, Юлия Кротова!
– Ты приехала сюда работать? – спросил хозяин свою подчиненную.
Она несколько раз кивнула головой.
– Тогда можешь начинать. Мой русский друг устал с дороги. Сделай так, чтобы ему было хорошо.
Так, значит эта для меня. Что ж, спасибо, приятель!
Она смотрела на меня, и ее глаза наливались слезами. Губы затряслись. Так, сейчас заревет! Ну, действительно, какая дура!
Абдаль поморщился. Что-то коротко приказал по-арабски. Один из охранников, до этого неподвижно и невозмутимо стоявший у дверей, резким и сильным тычком ударил ее по шее. Она пролетела вперед и грохнулась прямо передо мной. Похоже, мы все внушали ей такой ужас, что она попробовала отползти на четвереньках. Я схватил ее за волосы.
– Ты куда? А работать кто будет?
Она заревела в голос. Это было уже чересчур.
– Давай, подружка! Ну же, давай! – я потыкал ее носом в пол. Она заверещала.
Это было уже даже неинтересно. Я ударил ее по лицу.
Они принялась всхлипывать, давиться соплями. Всхлипывая и давясь, она залепетала, что не может делать такие вещи. Что это очень плохо. Что такое делают только шлюхи. Что ей западло брать в рот. Что у нее есть жених, которого она любит, и для которого бережет себя. А жених ей говорил, что девушек, которые берут в рот, опускают, и их никто не целует в губы.
– Что она несет? – удивился Абдаль.
Я рассмеялся.
– Она, видимо, из деревни, или из маленького городка. Там действительно до сих пор дикое отношение к оральному сексу. Даже не думал встретить подобный экземпляр живьем. Ау! – я щелкнул Юлю по макушке, – слышь, ты, менеджер по персоналу. Ты что, решила всех обмануть? Или тебя в институте мальчики не научили всему, чему положено?
– Я заочно заканчивала, – скулила она.
– А я хочу кончить очно. И в твой рот.
Курт намотал на кулак волосы Милы и поднял ее голову. Демонстративно поцеловал ее в губы. Она запрокинула голову и потянулась к нему. Вот черт! Она подыгрывает, или действительно балдеет? Вот уж парочка подобралась! Юля смотрела на это зрелище широко раскрытыми глазами, даже на пару минут забыла всхлипывать.
– Ну, так что? – поинтересовался я. – Долго ждать?
Курт отпустил свою игрушку и рассмеялся. В нем даже проявилось что-то живое.
– А ты что скажешь? – спросил он ее.
Мила подняла брови.
– Я не понимаю одного, – негромко проговорила она, – как такой любящий жених мог отпустить свою добродетельную и невинную невесту зарабатывать деньги в чужую страну. У нас просто запугивают рассказами о том, как легко можно влипнуть в историю.
– Молчи, блядь! Заткнись! – вдруг заорала несостоявшийся менеджер.
Та не ответила. Вот это выдержка! Безошибочно нашла правильную линию поведения. То ли еще будет!
– Все ясно, – констатировал Абдаль, – ты плохая работница, и ты будешь наказана. А чтобы мой друг не страдал от твоей глупости, я позову хороших работниц.
В комнате появились две почти совсем обнаженные красивые девушки. На них были лишь чулки, туфли на каблуках и крошечные кружевные переднички. Абдаль кивнул им на меня. Они без звука занялись моим членом. Кайф! Я даже зарычал, когда кончил. Настоящий кайф!
Охранники куда-то уволокли Юлю. Курт потянулся и встал. Мила тоже поднялась. Он привлек ее к себе, чуть стиснул рукой ей ягодицы. Она прижалась к нему всем телом и замерла, дрожа от возбуждения. Это было уже слишком! Да она сейчас кончит! Кончит только оттого, что этот тип так с ней обращался. Я такого еще не видел. Курт тихо засмеялся. Он тискал ее задницу и разрешал ей тереться о себя.
– Хорошая девочка! Сладкая девочка! А там у тебя тоже сладко? Хочешь, чтобы я тебе вставил? Ну, давай! Давай!
Она застонала. Он чуть отстранился, глядя ей в лицо. Ее тело сотрясла сильная дрожь. Если бы он не держал ее, она просто свалилась бы на пол. Супер! Или как там: das ist fantastisch!
Курт что-то сказал Абдалю по-арабски, вежливо извинился передо мной, и уволок свою даму из комнаты. Наверное, пошел продолжать. Абдаль сделал знак, и нам снова подали коктейли.
– Мой друг Курт очень извиняется, но просит сказать, что эта девушка будет только его. Для него это очень важно.
– Важно? – переспросил я.
Абдаль лениво покачал бокалом.
– Я не выдам никакой тайны. Он сам об том говорил. У него проблемы.
– Проблемы? Я не заметил.
– Не те проблемы. Он может себе позволить все. Но дело в том, что он очень остро чувствует отношение к себе. Не знаю, как объяснить, но дело в том, что женщины его боятся. Даже шлюхи. Слушаются, делают все, что он приказывает. Но при этом боятся. А ему надоело. А эта девушка делает все добровольно. Страха в ней нет. Только подчинение и удовольствие от подчинения. Он давно искал что-то в этом роде.
Я задумчиво почесал нос. Ни фига себе проблема! Сам я любил иногда припугнуть своих телок. Но это в кайф, когда они ничего такого не ожидают. Вроде я мягкий и пушистый, и вдруг, бац, показал клыки. А здесь все наоборот. Конечно, к его внешности больше всего подошел бы мундир с рунами в петлицах и фуражка с мертвой головой. Да еще это ощущение опасности, как будто рядом находится дикий зверь. А у него, оказывается, нежная ранимая душа. Похоже, что экземпляр как раз для него. Ну и ладно!
Абдаль объяснил мне, что отель разделен на две части. Верхний этаж полностью отделен от обычных номеров для обычных постояльцев. Здесь больше роскоши, это номера для гостей. На крыше был бассейн с морской водой, джакузи, бар. В пентхаузе жил Курт, для меня предназначался номер на этаже. Других гостей сейчас не было. Горничные были выдрессированы. Делать с ними можно было все, что угодно. Так же предполагались всевозможные развлечения. Отдых, одним словом.
Абдаль проводил меня в мой номер. Там меня ожидал сюрприз. Для меня назначили двух девочек. Мулатку и тайку. Радушный хозяин хитро улыбнулся.
– Здесь, в основном, работают русские и украинки. Понимаю, что тебе хочется чего-то другого. Эти, правда, понимают только по-английски, но ведь для тебя это не проблема. Другие девочки, конечно, тоже для тебя. Из бара и ресторана можно заказывать все, что душе угодно. Отдыхай, мой дорогой Макс. Вечером жду.
Вечером меня пригласили в довольно большую комнату. Посредине было небольшое возвышение. Вокруг стояли кресла, столики, широкая тахта. Мягкий приглушенный свет. Ковры. Окон не было. Полная тишина и уют. Похоже, здесь была прекрасная звукоизоляция. Я уселся в кресло. Мои девочки сели на пол по обе стороны от меня. Все тот же мальчик подал мне бокал. Кстати, именно этот пацан лет десяти и обслуживал нашего хозяина. Абдаль любил мальчиков. Девочек он держал для других.
Курт заявился со своей новой подружкой. Девица была одета в какой-то широкий полупрозрачный балахон на голое тело. Истинный ариец дружелюбно кивнул мне и довольно-таки бесцеремонно растянулся на тахте, подсунув под спину пару подушек. Рубашка на нем была расстегнута, тогда я впервые и увидел его шрамы. Наш парень, наемник, сразу видно. Он похлопал ладонью рядом с собой. Мила тут же вытянулась рядом с ним. Он привлек ее к себе, запустил руку в вырез балахона. Девица положила голову ему на грудь, прижалась и замерла. Идиллия, блин!
Абдаль кивнул охраннику. Тот вышел и вскоре вернулся, таща за собой «менеджера» Юлю. Втолкнул ее на возвышение и снова отошел к двери.
Бедняжка вся тряслась от страха. Вряд ли ее покормили. Скорее всего, все это время она была где-то заперта. Она затравлено смотрела на нас. Неужели, все еще надеялась разжалобить?
– Ты поняла, что ты плохая работница? – лениво спросил Абдаль.
– Да, – жалобно проговорила она.
– Ты больше у меня не работаешь. Но так как ты обидела моего гостя и посмела неприлично себя вести, то ты будешь наказана. Ты поняла?
Ее глаза наполнились слезами.
– Ты поняла? – снова спросил Абдаль.
– Д-да.
– Тогда раздевайся.
Она затряслась, как большой заячий хвост.
– Ты плохо слышишь? Я сказал, раздевайся.
Трясущимися руками, суетливо она стала расстегивать кофточку. Стянула джинсы и предстала перед нами во всей красе. Тощее тельце, дешевая, скорее всего китайская, комбинация. Девушка стояла перед нами, закрыв лицо руками. Жалкое зрелище.
– А остальное? – поинтересовался Абдаль. – Я же сказал, раздевайся. Ты плохо понимаешь по-русски?
Она так же суетливо сбросила лифчик, стянула трусики и опять замерла, пытаясь прикрыть руками грудь и лобок.
Когда я увидел ее грудь, то чуть не лопнул со смеху. Честно говоря, мне было интересно, как это у такой спички может иметься бюст. Грешил на силикон. А это был лифчик с прокладками. На всеобщее обозрение появились два отросточка, больше всего напоминающие сдувшиеся воздушные шарики.
– Вот это да! – не выдержал я.
– Scheisse! – прокомментировал Курт.
– Что у тебя с грудью? – спросил Абдаль.
Она покраснела всем телом, как вареный рак. Я бы на ее месте покраснел тоже.
– Твой жених, он что извращенец-экстремал? – спросил я. – Неужели у него на такое стоит? Или он тебя пальцем трахает?
– Ее «жених», друзья мои, получит от меня премию, – сказал Абдаль. – Вы будете удивлены, но это чудо природы к тому же еще и девственница. Парень, мой сотрудник, вербует девочек. Неужели вы думаете, что я давал объявление в русскую газету? Он запудрил ей мозги, что было нетрудно, и прислал сюда. Сперва я рассердился, явная некондиция. Но потом понял. Неплохое развлечение, а?
Еще бы! Давно я так не смеялся.
– Мила, ты не знаешь, отчего бывает такая грудь? Может это болезнь? – подал голос Курт. Я прислушался, мне тоже было интересно.
– Скорее всего, это диета, – ответила Мила, у которой подобных проблем не было.
– Диета? А причем здесь диета? – продолжал спрашивать Курт.
– Глупенькие девочки хотят стать тощими, как модели, и морят себя голодом. Но женский организм устроен так, что на животе и ягодицах жир держится до последнего. Это стратегический запас пищи и защита для ребенка. А грудь худеет и обвисает сразу. И не восстанавливается.
– А если начать есть? – заинтересовался я, обернувшись к ним.
– Вряд ли поможет. Попа и живот появятся во всей красе, а грудь, даже если и чуть потолстеет, все равно будет висеть. Там же нет мышц.
– Не смей садиться на диету, – строго сказал ей Курт. Он оголил ее грудь и поцеловал сосок. Образованная девица выгнулась в пояснице от удовольствия. Вот это я понимаю! Сам бы такое поцеловал.
– Так ты еще и целка? – спросил я у Юли. – Это же просто неприлично в таком возрасте. Позор на все джунгли. Это значит, что тебя никто не хотел.
– Хочешь исправить ситуацию? – насмешливо спросил Абдаль.
Я наморщил нос и помотал головой. Встал и приблизился к Юле. Она чуть попятилась. Я взялся за ее «грудь» и потряс. Да уж, никакого удовольствия.
– Не люблю всухую, – сказал я, – да еще это. Не дай Бог, ночью присниться. Но ситуацию надо исправлять. Вот видишь, – обратился я к Юле, – тебе в западло у меня отсосать, а мне западло тебя трахать.
Ее личико сморщилось, по щекам потекли слезы. Я вернулся на место и занялся грудью своей мулаточки. Это было гораздо приятнее.
Абдаль что-то приказал охраннику. Тот подошел к Юле, повернул ее спиной к себе и заставил нагнуться. Расстегнул свои штаны. Я еле удержался от удивленного возгласа. Вот это размерчик! Да он ее сейчас просто порвет! Похоже, та же мысль пришла в головы всем присутствующим. Все замерли. Парень примерился и одним резким движением засадил свой агрегат до упора. Девица заорала, хлынула кровь. Охранник постоял в такой позиции некоторое время, потом так же резко вытащил член. Юля упала на пол. Ее грубо подняли и поставили на ноги. По ее ногам текла кровь.
– А теперь вылижи ему член, – приказал Абдаль, – ты испачкала его своей кровью.
Она беззвучно плакала. Последовал еще один приказ по-арабски. Охранник схватил Юлю за волосы и заставил встать на колени. Зажал ей нос, и когда она приоткрыла рот, чтобы не задохнуться, так же резко и грубо вошел ей прямо в глотку. Она задергалась, ее горло судорожно сжималось, оттуда донеслись какие-то хлюпающие звуки. Охранник крепко держал ее за волосы и уверенно трахал. От такого зрелища мой член встал как по команде. Моим девочкам было достаточно самого легкого намека. Судя по звукам, доносившимся с тахты, там тоже все было в порядке.
Наконец, парень кончил. Он отбросил бедняжку, она упала на пол. Она судорожно дергалась. Потом ее стошнило. Абдаль тихо рассмеялся.
– Вот видишь, что бывает с непослушными девочками. Ладно, сейчас можешь немного отдохнуть. Конечно, тебе надо бы убрать за собой. Но боюсь, что ты умрешь, и тогда придется убирать и твой труп.
Появились служанки. Абдаль предложил нам выйти на свежий воздух. Мы поднялись на крышу. Это было обиталище Курта, но бассейн и джакузи предназначались для всех. Так и закончился для меня этот день. В джакузи с моими девочками.
Распорядок дня установился быстро. Собственно, распорядком его было сложно назвать. Сон, вкусная еда, купание в бассейне или в океане. Секс. Походы по злачным местам. Вечером наказывали провинившихся горничных. Их выстраивали в ряд, они наклонялись и их пороли. Парень, который их порол, умело попадал по самым чувствительным местечкам. Девицы дергались, но терпели. Была одна, которая даже кончала от порки.
Юлю выпороли только один раз. Она визжала, выла и каталась по полу, пытаясь увернуться от хлыста. Забавно, но не интересно. Похоже, что Абдаль решил придумать для нее что-то другое.
Что касается странной парочки, то они появлялись только вместе. Курт всегда устраивал свое сокровище рядом с собой. Он или перебирал ее волосы, или поглаживал ее грудь. Иногда брал ее за волосы покрепче и, или целовал в губы, или направлял к своей ширинке. Физиономия у него была крайне довольная. Чем они занимались у себя наверху, я, честно говоря, не знаю. Наручники, ошейник и веревки я видел. Но никаких следов на нежной холеной шкурке. Похоже, они просто самозабвенно играли в свои игры. Голубки, блин! Кстати, девица и впрямь оказалась образованной, я сам слышал, как они болтали с Куртом по-немецки. Глядишь, еще приглашение на свадьбу получу. Хотя, я рад за мужика. Парень он компанейский. Хорошо, что ему, наконец, удалось найти для себя бабу по, так сказать, душе и телу.
А тем временем, наша Юля решила бежать. Куда она собиралась без одежды, я не знаю, но ее поймали уже в коридоре. Абдаль велел натереть ей слизистую перцем, а на другой день пригласил всех на рыбалку.
Это была незабываемая рыбалка! Шикарная яхта. Океанские волны, легкий, освежающий ветерок. Мы сидели на корме под тентом. Удобные плетеные кресла. Буфет с напитками и закусками. Прекрасные спиннинги. Рядом стояла металлическая ванна, в которой помещалась Юля. Рот у нее был плотно зашит. Тело перевязано веревками так, чтобы она не могла двигаться. Сидящий рядом охранник аккуратно отрезал кусочки от ее тела и передавал для наживки. Рыба клевала! Честно говоря, мы были здорово пьяны. Ловили рыбу и вели светскую беседу. Не знаю, слышала ли нас несчастная? По-моему, она все-таки была в сознании. Потом, когда надоело даже Абдалю, то, что осталось, бросили за борт на радость акулам. Вот так и закончилась карьера менеджера по персоналу. Да!
Курт увез свою подругу в Дюссельдорф. Я вернулся в Москву. Думаю пригласить ребят в гости, но сперва нужно придумать, что им предложить. Идеи уже есть. Пока.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную