eng | pyc

  

________________________________________________

Splyf
(перевод: Ater)
9. Ужин в ресторане

Это - один из ранних рассказов долчетовской серии рассказов про Трину и Кристину. Мораль: не серди родителей, а то...

Трина сегодня была просто невыносима – таково было единодушное мнение её брата Лу и родителей, мистера и миссис Бреммер.
– Мама, ну почему, почему, мы должны идти в этот дурацкий ресторан?! – начала она ныть уже в четвёртый раз.
– Триночка, пожалуйста, успокойся и начни, наконец, одеваться к ужину, – пока ещё терпеливо ответила мама, с некоторым беспокойством глядя на восемнадцатилетнюю дочку.
Сегодня они собирались в новый модный ресторан «Выбери мясо сам!», который недавно открылся в торговом комплексе. Некоторые из их лучших друзей побывали там и остались самого лучшего мнения о кухне и об обслуживании. Поэтому миссис Бреммер решила, что пора и их семье отметиться. Она пригласила чету Малколмов, чья дочь Кристина была одноклассницей Трины и её лучшей подругой.
– Но ведь они могут подать на стол кого-нибудь, кого я знаю по школе, и... – снова завела свою песню Трина, но на этот раз её старший брат Лу осадил её шуткой насчёт того, как хорошо будет смотреться на тарелке её задница, если она не прекратит ныть.
– Я могу подумать над этим предложением! – рассмеялась миссис Бреммер, когда Трина ушла к себе в комнату переодеваться.
– Да, тогда она наверняка умолкнет! – вставил мистер Бреммер реплику со своего уютного места на диване, и все дружно рассмеялись, представив себе эту картину.
Хотя ужин в таком ресторане с женой или дочерью в качестве главного блюда не был такой уж редкостью, Бреммеры до сих пор безусловно не рассматривали такую возможность всерьёз. Трина знала нескольких девочек в своей школе, которые закончили жизнь на семейном столе, но со своими мамой и папой она чувствовала себя в безопасности.
Миссис Бреммер иногда приходила в голову мысль пустить дочку на мясо, но каждый раз она прогоняла её, уверяя себя, что если дать её телу ещё развиться, оно будет только вкуснее. В свои восемнадцать лет, однако, Трина выглядела уже вполне зрелой, хотя лицо её ещё сохранило детскую непосредственность и наивность.

Позднее вечером Бреммеры приехали в торговый центр и направились к новому ресторану. В витрине ресторана был рекламный плакат. На фотографиях были представлены в основном молоденькие девушки на всех стадиях обработки: от позирующих с улыбкой на кухне, до разделанных на куски на блюде.
– Надеюсь, что я не кончу, как она! – вдруг послышался сзади голос Кристины, подруги Трины.
– Я тоже надеюсь! – с улыбкой согласилась Трина и обняла подругу, в то время как родители обменивались приветствиями.
– Что ж, посмотрим, сможем ли мы этого избежать! – сказала миссис Малколм и незаметно подмигнула мужу, проходя в ресторан.
– Чем могу служить? – приветствовала два семейства у дверей совершенно обнажённая блондинка лет двадцати.
– Мы заказали столик на семерых! – заявил мистер Бреммер, и нагая официантка провела их к столу рядом с жаровнями под вертелами в центре зала.
– Да тут просторно! – восхитилась Трина, оглядываясь вокруг.
Ресторан вполне мог обслужить сотню гостей, и сегодня уже был почти полон. Некоторые пришли парами, но большинство – многочисленными группами за большими столами. Очевидно, это был семейный ресторан, потому что здесь было много детей, с родителями и друзьями.
Между столиками сновали голые официантки, которых можно было распознать по пояскам из красного шёлка на талиях. Многие из них водили с собой других голых девушек, уже без красных поясков. Вместо этого на плече и попе у них были написаны номера, чтобы упростить процедуру заказа.
– Что-то мне захотелось сегодня молоденького мясца! – ухмыльнулся мистер Малколм, кивнув на двух девушек, которых вела мимо их стола официантка.
Очевидно, это были сёстры, от восемнадцати до двадцати лет, с длинными каштановыми волосами и стройными телами. Официантка подвела девушек к соседнему столу и начала объяснять, как их можно приготовить.
– Вы слышали?! – громко прошептала миссис Малколм. – Эти девочки – дочери той самой дамы, которая только что предложила сварить их в супе!
– Да, я слышала, сейчас стало модно продавать своих девочек в такие заведения, а потом заказывать их для себя, – улыбнулась миссис Бреммер, наблюдая, как две голышки поцеловали на прощанье маму перед тем, как отправиться на кухню. Обе старались улыбаться, хотя и не могли скрыть озабоченности.
– Добро пожаловать! Вы уже решили, отдадите ли сегодня свою девушку, или выберете мясо из нашего ассортимента? – спросила та же самая блондинка, которая встретила их у дверей.
– Вообще-то мы собирались выбрать кого-нибудь из ваших девушек, но может быть... – начал мистер Бреммер, несказанно удивив дочку и её подругу.
– Папа, ты не можешь!.. – резко сказала Трина и постаралась улыбнуться официантке.
– Может, закажем их обеих? – спросила миссис Малколм и шикнула на дочку, которая пыталась вмешаться.
– Только имейте в виду, что после подготовки они будут доступны для всех посетителей. Нет гарантии, что хотя бы одна из них попадёт на ваш стол, – улыбнулась официантка. – Заказы выполняются в порядке живой очереди!
– А если никто не закажет их до нашего ухода? – полюбопытствовал мистер Малколм.
– Тогда вы можете забрать их домой, если хотите.
– Что, дрожишь?! – ухмыльнулся Лу сестре, которая уронила челюсть и в оцепенении слушала разговоры о своём мясе. Обе семьи быстро решили сдать Трину и Кристину и подозвали официантку.
– До встречи! – крикнул Лу вслед девочкам, которые только мрачно взглянули на него и поплелись вслед за голой блондинкой на кухню.
– Я непременно должна попробовать мяса Кристины! – решила миссис Малколм после ухода дочери.
– Разумеется! – согласилась миссис Бреммер, и две дамы принялись обсуждать, съесть ли обеих девочек сегодня, а может быть, лучше попробовать забрать Трину домой и приберечь её мясо для другого раза.
Пока женщины судачили, трое мужчин разглядывали наличное мясо в ресторане. По залу расхаживали голые девушки всех возрастов, от молодых матерей до едва достигших совершеннолетия.
Неудивительно, что наибольшим вниманием пользовались тинэйджеры, которым обычно не удавалось совершить больше двух туров между столиками, пока их кто-то не заказывал. Когда гости видели кого-то по вкусу, они подзывали официантку, та подводила мясо к их столу и принимала заказ, как его приготовить.
– А вот и они! – воскликнула миссис Бреммер, показывая на дочку и Кристину, которые шли от кухонной двери к столам в зале.
Девочки держались рядом, стараясь не встречаться взглядом с глазами голодных гостей, оглядывающих их тела. Обе были голые и с выбритыми лобками, как и все мясные девушки. Когда они подошли ближе, Лу заметил, что обе покраснели от смущения. Крупные, выступающие груди Кристины раскачивались при ходьбе и выглядели ещё более соблазнительно, чем Лу воображал. Его сестра была стройнее, с пухленькими грудками размера B и аппетитной попочкой.
– Номера 126 и 127, – прочитала миссис Малколм, когда девочки подошли достаточно близко, чтобы можно было разобрать номера на попах и плечах.
Обе пытались прикрыть обеими ладошками выбритые лобки и не поднимали глаз от своих босых ступней.
– Ну как, девочки, удалось вам посмотреть на кухню? – с любопытством спросил отец Трины, стараясь расшевелить молчащую парочку.
– Вам и не снилось, на что это похоже! – пробурчала, чуть оживившись, Трина. – Там не меньше двадцати девушек, некоторые в суповых котлах и пароварках, и мы даже видели, как отрубают головы на настоящей гильотине!
– Да, а ещё двух сунули в большую печь живьём! – добавила Кристина, и почти что улыбнулась, продолжив:
– Я думаю, это были сёстры, потому что они не прекращали спорить, кто из них получится вкуснее, пока за ними не захлопнулась дверца печи!
– Так вы собираетесь заказать нас? – внезапно спросила Трина, пока Кристина продолжала рассказ об увиденном на кухне. Она умоляюще посмотрела на маму и папу, очевидно, надеясь, что они закажут её, и ей не придётся расхаживать по ресторану и ждать, пока её не выберут.
– Может быть, дорогая! – ответила миссис Бреммер. – Но сначала, я думаю, вы вдвоём походите вокруг, и посмотрите, не понравится ли кому-нибудь ваше мясо.
– О, нет! – выдохнула Кристина, но чувствительным шлепком по голой попе отец отправил её вслед за Триной. Родители тем временем приглядывали за дочками, которые обходили соседние столы, привлекая к себе немало взглядов голодных гостей.
Лу было не до этого: его внимание было поглощено миловидной брюнеткой лет девятнадцати, которую только что разместили над жаровней. Она была проткнута вертелом от промежности до рта и очень сексуально корчилась на металлическом стержне. Над углями вращались ещё шесть девушек, распространяя вокруг аромат жареного мяса.
– Смотрите, мы можем упустить Кристину! –воскликнул мистер Малколм, заметив, что его дочь подозвала компания за четыре стола от их собственного.
Официантка, очевидно, расхваливала тело Кристины, и некоторые из гостей решили наощупь проверить его мясистость, особенно обстоятельно помяв попу и сиси. В конце концов, официантка повела Кристину в сторону кухни.
– Тебя уже выбрали? – спросила Кристину её мама, когда та со своим эскортом проходила мимо столика.
Только мою... киску, – шёпотом призналась Кристина и замялась. – Через минуту меня пошлют на разделку!
– Понятно... Официантка! – позвал мистер Малколм, и та повернулась к нему, чтобы принять заказ.
– Да, сэр, хотите заказать ещё кусок этой девочки?
– Да. Мы хотим взять её грудки и окорок, запечённый в духовке, пожалуйста, – ответил мистер Малколм, заслужив благодарную улыбку дочери.
– До встречи... по крайней мере с кусочками тебя? – рассмеялась мама Кристины и поцеловала на прощанье дочь, которую немедленно отвели на кухню.
– Эй, а Тринку-то уже заказали! – вдруг воскликнул Лу, заметив, что официантка ведёт Трину на кухню. Она едва успела помахать на прощанье семье перед тем, как за ней захлопнулась дверь.
Мистер Бреммер предложил взять взамен девятнадцатилетнюю девицу, которая как раз проходила мимо их столика. Вместе с девушкой была мама, которая объяснила, что её дочь, Мария, мечтает попробовать гриль. Тогда мистер Бреммер заказал зажарить Марию целиком на гриле, девушку увели, а её мама продолжила обход столиков.

– Кристинка, тебя тоже заказали? – спросила Трина, снова встретив подружку на кухне. Они стояли у стенки вместе с десятком других девушек, ожидая своей очереди к разделочным столам.
– Да, навырез, но мама успела заказать несколько кусочков.
– Повезло тебе... А меня одна большая семья заказала запечь целиком в духовке, – пожаловалась Трина и посторонилась, чтобы пропустить двух девушек, которых повар отвёл к суповому котлу.
– Ну, счастливо! – улыбнулась Кристина, когда Трину вдруг выдернул из очереди другой повар.
– Тебе тоже! – крикнула Трина подруге, пытаясь перекрыть шум от мясорубки.
Повар уложил Трину на спину на деревянный стол и связал ей вместе ноги верёвкой. Потом он привязал руки к лодыжкам, прижав её коленки к груди. Наконец, он вставил большую морковку глубоко во влагалище и толстой ниткой зашил половые губы, чтобы она не выскочила. Трине было больно, но её отвлёк блеск лезвия перед глазами. Не успела она вскрикнуть от ужаса, как удар топора отделил её голову от туловища. Голова покатилась, и, перед тем как погрузиться во тьму, Трина успела увидеть своё обезглавленное туловище.
– Теперь ты! – сказал повар Кристине, которая в оцепенении наблюдала кровавый конец Трины.
Не чуя под собою ног, она послушно последовала за ним, по команде забралась на деревянный стол и встала на колени. Рядом на полу стоял стальной вертикальный стержень, довольно тонкий и очень острый на вид. Помощник повара подтянул к нему зад Кристины, и она почувствовала холодок металла между ягодицами. Повар, стоя перед ней, ухватил её за бёдра и начал насаживать на кол. Остриё беспрепятственно проникло внутрь, и Кристина решила, что легче, наверное, будет сделать всё самой.
– Мне что, сесть на кол? – простодушно спросила она, изрядно удивив сурового повара.
– Ну, в общем, да, в этом вся идея, – согласился он, и Кристина начала, извиваясь, надевать свою круглую попу на холодную сталь. Посторонней помощи не потребовалось, пока кол не углубился где-то до середины грудной клетки. После этого повар с помощником с силой тянули её тело вниз и удерживали голову, пока кончик кола не показался между её трепещущих губ.
Боже, неужели я всё ещё жива! – подумала Кристина, стоя на коленях, проткнутая колом от зада до рта. Теперь её перетащили ближе к печкам и поставили на стол рядом с тремя другими девушками, также живьём насаженными на колы.
У двух из них отсутствовали разные части тела: грудь, рука или ягодица. Но они были ещё живы, постреливая глазами вокруг и наблюдая за разделкой мяса.
Не так уж и плохо тут, – подумала Кристина и постаралась поудобнее устроиться на коле. Боль постепенно отступила, и вид всех этих голых девушек, которых подвергали различным кулинарным процедурам прямо перед ней, начал возбуждать её. Она заметила тело Трины в печи справа от себя, но больше всего её захватило зрелище трёх девушек в суповом котле, которые из последних сил пытались держать свои головы над кипящей водой.
Руки у Кристины были свободны, и, не удержавшись, она запустила их между ног и начала ласкать себя. Едва она успела довести себя до оргазма, подошёл повар с острым ножом. Он связал ей руки за спиной и стал листать блокнот.
– Так, что тут у нас? Одна киска и две грудки... Ах да, ещё один окорок! – сказал он себе под нос и поднёс нож к левой груди Кристины. Два стремительных движения ножа – и увесистая грудь шлёпнулась на стол. Мгновением позже рядом с ней оказалась другая.
Боль поначалу была неимоверной, но улеглась опять-таки на удивление быстро. Пока повар отрезал её левую ягодицу и потом начал аккуратно выкраивать кровавое филе из промежности, Кристина даже сумела сохранить достаточную ясность мысли, чтобы представить себе свои части тела на тарелках у родителей.
Кристина оставалась живой ещё несколько часов, и на её глазах встретили свою участь много девушек. Сознание она потеряла только после того, как ей отрубили ноги для жарки на гриле.

– Ну что ж, ужин удался на славу! – удовлетворённо заметил мистер Малколм, выходя из ресторана. – Кристина была просто пальчики оближешь!
– Вне всякого сомнения! – согласилась миссис Бреммер и подумала о своей дочери, чьё тело они узнали, когда его подали к соседнему столику. Марию зажарили по высшему классу, что хоть как-то смягчило досаду от того, что им не удалось попробовать Трину. Определённо, это был их не последний визит в такой ресторан. Жаль только, что в следующий раз они не смогут прийти со своим мясом...

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную