eng | pyc

  

________________________________________________

Splyf
(перевод: Ater)
5. Пикник в загородном клубе

Это - пятый из долчетовской серии рассказов про Трину и Кристину. Ещё один долчетовский пикник.

Субботнее утро. Семейство Бреммеров завтракало за кухонным столом. Мистер Бреммер, как обычно, спрятался за раскрытой газетой. Его сын Брент, восемнадцати лет и хулиганистого вида, пытался читать комикс на последней странице отцовской газеты. Трина погрузилась в приложение к газете: там была интересная статья о новых кремах для кожи. Миссис Бреммер стояла у плиты и жарила яичницу, одновременно разговаривая по телефону.
– Трина, ты абсолютно уверена, что хочешь поехать с нами, a? – спросила её мама, прикрыв ладонью микрофон. На другом конце была хозяйка сегодняшнего пикника, миссис Джеймсон, и они обсуждали рецепты блюд и сколько понадобится провизии.
– Да, уверена! – в пятый раз за утро ответила Трина. Все остальные девчонки из её класса побывали хотя бы на одном из Долчетовских пикников вместе с друзьями или семьёй, и Трине не терпелось присоединиться к их стремительно растущему числу.
– Ну, хорошо, раз так! – улыбнулась мама, продолжая держать трубку. – Лиз хочет знать, сколько ты весишь... так, на всякий случай.
– Э-э... сорок три килограмма.
– Сорок три, – повторила мать в телефон. – Да, я уверена, что она поместится на стандартный вертел, если дело дойдёт до этого.
Трина закатила глаза. Она не могла поверить, что её мама вот так обсуждает её тело, словно какой-то кусок мяса. Но она заставила себя улыбнуться в ответ, и принять довольный вид. Иначе мама не возьмёт её с собой.
– Я уверен, он тебе подойдёт как раз, сестрёнка! – мерзко рассмеялся Брент и сжал в кулаке сосиску, имитируя вертел.
– Брент! Прекрати дразнить сестру! – вмешался отец, выглянув из-за газеты. – Она совершает очень мужественный и благородный поступок и заслуживает уважения!
– Ты прав, дорогой, – улыбнулась мать, снова прикрыв ладонью трубку. Она поймала глазами взгляд Трины и продолжила:
– Сегодня довольно много девушек будет продано с благотворительными целями, и для нас большая честь принять участие... Простите, Лиз, что Вы сказали?.. Да, конечно, я буду счастлива помочь с готовкой!
– Трина, детка! Ты уже совсем приготовилась... ну, ты понимаешь? – спросил отец, многозначительно глядя на восемнадцатилетнюю дочь.
Трина сразу же покраснела. Она прекрасно знала, что он имеет в виду, но не была готова обсуждать это с папой за завтраком.
– Я... сейчас приготовлюсь! – выдавила она и, допив сок, понеслась в ванную.
Раздевшись, она нашла крем, который дала ей мама, и аккуратно нанесла его на свою ровно подстриженную киску и подмышки. Тонким слоем она также смазала ноги и руки. От крема кожу стало щипать, но она протерпела полные десять минут, как было написано на этикетке. Потом она приняла душ и смыла всё с мылом.
Она была поражена, какой гладкой стала её кожа. Никакого сравнения с бритьём бритвой, как она делала раньше! На её киске не осталось ни намёка на щетину. Подсыхая, она разглядывала себя в большое зеркало. А ведь она выглядит, как настоящая девушка-долчетка, внезапно подумалось ей. От этой мысли у неё по позвоночнику пробежали мурашки.
В своей спальне она сбросила на пол полотенце и достала свой зелёный купальник-бикини. Он был очень откровенный, и ей хотелось бы надеть поверх него юбку или что-нибудь ещё, но мама настояла, что этого более чем достаточно. Маленькие треугольники едва покрывали её грудки, а нижняя часть состояла из одних стрингов. Сзади она выглядела совсем голой, сокрушаясь, подумала Трина. Её гладкая киска просвечивала соблазнительным «верблюжьим копытцем» через полупрозрачную лайкру купальника.
– Доченька, ты выглядишь просто великолепно! – восхитилась мать, вошедшая к ней без стука. Впрочем, Трина решила сегодня не протестовать.
– А почему ты... – спросила Трина, удивлённо глядя на обнажённое тело матери. Она тоже удалила волосы, и её кожа слегка блестела, очевидно, натёртая каким-то маслом.
– О, носить что-то, это так хлопотно! – рассмеялась её мать. – То и дело что-то теряется в суматохе, так что лучше прибыть в натуральном виде!
– Понятно, – пробормотала Трина, снова оглядывая маму.
Она была в по-настоящему хорошей форме для тридцати пяти лет, всё ещё стройная, разве что груди были чуть тяжеловаты.
– Ну, пошли! Мальчики ждут у машины!
Трина побежала вслед за ней, чувствуя себя более голой без своей сумочки, чем без одежды. Брент вылупился на её почти что совсем голое тело, но больше не дразнил её. Трина покраснела и ещё раз мысленно похвалила себя, что надела бикини, даже если её мама пошла голышом.
– Чёрт, стулья для пикника никак не входят вместе со столом! – пыхтел отец, пытаясь втиснуть складные стулья на заднее сиденье.
Брент помогал ему с другой стороны, а миссис Бреммер вынесла два портативных холодильника с салатами и напитками и положила их под сиденья.
– Ну, всё, наконец! Забирайтесь, девочки, и поехали! – облегчённо вздохнул мистер Бреммер. Брент уже сидел на переднем пассажирском сиденье.
– Но... куда? – недоумевая, спросила Трина. Оба задних сиденья были забиты принадлежностями для пикника.
– Сюда, глупышка! – рассмеялась мама и пошла к багажнику, где уже ждал муж.
Трина, не веря своим глазам, смотрела, как мама забралась в багажник и улеглась там на старый коврик. Она хотела было возразить, но одумалась. Она не позволит никаким глупостям помешать ей добиться своего! Если другие девчонки смогли сделать это, сможет и она! С искусственной улыбкой на лице она быстро забралась к маме и пристроилась между ней и холодным металлом кузова.
– До скорой встречи! – улыбнулся папа и захлопнул багажник.
Стало совсем темно, и запах машинного масла и бензина был неприятен, но, по крайней мере, мистер Бреммер вёл машину осторожно, так что они не набили синяков по дороге.
– Мне часто приходит в голову, что такое же ощущение должно быть внутри духовки, – рассмеялась миссис Бреммер, – особенно, когда я лежу здесь в жаркий день.
– Ты имеешь в виду... ты часто ездишь вот так? – спросила Трина.
– О да, твой папочка обожает возить меня в багажнике, когда мы едем в гости!
Трина была слишком ошеломлена, чтобы найти ответ. Мама непринуждённо болтала всю дорогу, и Трина в меру сил старалась поддерживать разговор. Её спина уже начала побаливать, когда, наконец, они въехали на мягкий грунт, и машина остановилась.

– Добро пожаловать на пикник! – послышался женский голос.
Солнце ослепило Трину и её маму, когда багажник открылся, и кто-то помог им вылезти наружу.
– Хелло, дорогая! Спасибо за приглашение! – улыбнулась миссис Бреммер и обняла женщину, которая тоже была совсем голая. – Лиз, это моя дочь Трина и мой сын Брент.
– Хелло, Трина! Хелло, Брент! – кивнула им обоим миссис Джеймсон.
Ей было около сорока, но тело у неё было просто великолепное, – подумала Трина.
– Хелло! – вежливо улыбнулась Трина и вдруг обнаружила, что за время путешествия в багажнике, верхняя часть её бикини сползла и открыла обе её грудки. Под добродушный смех обеих дам она, зардевшись, поспешно натянула тряпочки на место.
– Вы наверняка будете рады узнать, как много здесь сегодня новичков! – улыбнулась миссис Джеймсон и указала на просторный сад её и мистера Джеймсона поместья.
Трина увидела десятки людей, идущих от машин в указанном направлении. Все девушки и женщины были либо совсем голые, либо носили совсем символическую одежду, как и она сама.
– Ну что ж, пойдёмте! – сказал мистер Бреммер и поднял походный столик.
Трина подхватила под мышку несколько стульев и последовала за своей семьёй, продолжая высматривать в толпе знакомые лица. Как ей хотелось поскорее встретить Кристину!
Миссис Бреммер и миссис Джеймсон шли впереди и непринуждённо болтали.
– Так сколько гостей вы ожидаете сегодня? – спросила миссис Бреммер.
– Около семисот в общей сложности! – улыбнулась миссис Джеймсон. – Сад будет сегодня полон, потому что мы заказали множество всяких развлечений для гостей! Будут виселицы, гильотины и всё такое!
– О, звучит захватывающе! – хохотнула миссис Бреммер.
У Трины похолодело в животе.
– Да, и нам понадобится по крайней мере пятьдесят девушек, чтобы накормить гостей, а кроме того мы надеемся продать по крайней мере вдвое больше в пользу нового здания Ротари Клуба!
– Я смотрю, Томас тоже собирается прикупить товар! – с улыбкой указала миссис Бреммер на огромный грузовик, припаркованный у входа. На бортах, как заметила Трина, было написано: «Т.ДЖ. ХИЛЛ: МЯСО».
– Ну конечно! Он надеется получить двадцать девушек и обещал расплатиться с надбавкой в пользу Клуба!
– Ах, этот Томас, он такая душка! – рассмеялась миссис Бреммер.
– Что ж, желаю приятно провести время! Я навещу вас попозже, – сказала миссис Джеймсон, когда они достигли очереди у входа в сад, – а сейчас мне надо посмотреть, как дела в зоне развлечений! Они ещё только начали развёртывать аттракционы.
– Что теперь? – спросила Трина, догнав маму. Она до сих пор не встретила в толпе никого из знакомых.
– Теперь мы должны зарегистрироваться и заплатить за вход,– ответила миссис Бреммер, когда они заняли место в очереди.
Трина смотрела, как мать и дочь перед ними разговаривали с женщиной за маленьким столиком, стоящим на траве. Муж заплатил ей, и она вручила ему две белых прямоугольных пластиковых бирки с металлическим зажимом. Он тут же повернулся к жене и прикрепил ей бирку прямо к левому соску.
– Привет, Белинда! Как поживаешь? Четыре человека, пожалуйста! – обратился отец Трины к блондинке за столиком. Очевидно, они были знакомы.
– Спасибо, у меня всё в порядке! – игриво улыбнулась Белинда. – А это ваша дочь?
– Да, это Трина,– сказал мистер Бреммер. – Трина, это Белинда, моя секретарша из офиса!
– Привет! – сказала Трина.
Белинда улыбнулась в ответ.
– Ты можешь уже сбросить бикини! – предложила она, вручая заплатившему за вход отцу Трины две бирки.
– Э-э... спасибо, я пока останусь как есть, – запинаясь, пробормотала Трина, не вполне уверенная, как ей поступить.
– Ну, хорошо, тогда ты у нас будешь «тёлкой»! – жизнерадостно заявила Белинда.
Трина недоуменно посмотрела на неё. Мистер Бреммер уже прикрепил бирку к левому соску жены и протянул другую Трине.
– Ты уверена, детка? – спросила миссис Бреммер. – Ты можешь хотя бы сбросить лифчик.
– Нет, спасибо, мама, – упрямо вздохнула Трина.
Мистер Бреммер только пожал плечами и тут же защёлкнул крепление бирки на мочке правого уха Трины. Зажим был очень тугой, и Трина вскрикнула.
Белинда рассмеялась, а Брент сразу же приставил к голове вытянутые пальцы и сделал «Му-у! » Но миссис Бреммер шлёпнула его по руке, и он прекратил дразниться.
– Ну, пошли! – сказала миссис Бреммер и повела всех в громадный сад.
Трина залилась румянцем от смущения. Бирка колотила её по щеке и шее при ходьбе. И до сих пор она не встретила никого из школьных знакомых.

– Вот хорошее местечко! – решил мистер Бреммер и поставил столик рядом с большим деревом.
Вокруг них сотни других семейств также распаковывали свои принадлежности для пикника. Одни принесли с собой столики и стулья, как Бреммеры, другие ограничились большим одеялом, постеленным на траву.
Пока остальные члены семьи суетились, Трина стояла и оглядывалась вокруг.
Сад был огромный. На небольшом холме возвышался белый, эффектно выглядящий особняк. Аллеи старых деревьев перерезали сад, деля его на меньшие участки. Недалеко от их столика мужчины обустраивали ряды жаровен для барбекю и уже зажгли угли в нескольких из них.
Трина увидела группу возбуждённых девочек, которые стояли и смотрели, как двое мужчин разжигают ещё одну жаровню. Вдруг она узнал двоих из девчонок: свою одноклассницу Джину и её младшую сестру Венди.
– Мама, можно я поболтаю со знакомыми?
– Спроси папу, теперь он главный! – улыбнулась миссис Бреммер.
Её муж кивнул, и Трина побежала к девочкам.
– Привет, Джина! Выглядит неплохо, а? – указала она на мангалы.
Джина уже побывала на нескольких таких пикниках, и Трине хотелось не ударить перед ней в грязь лицом.
– А, привет, Трина! – ответила Джина и тут же расхохоталась, показывая пальцем на бирку в ухе Трины. – Хи-хи-хи, да ты действительно новичок!
Трина посмотрела на Джину и её сестру. Они, как и трое других девочек, были совершенно голые. У Джины бирка была прикреплена к губке киски, у остальных к соску.
– Ах да... это всё моя мама: она заставила меня надеть это, пока мы не окажемся внутри! – солгала Трина, притворно смеясь. – Но, наверное, пора уже снять всё это!
– Да уж! – фыркнула Джина, не поверившая ни единому слову, но решившая особо не наседать на Трину.
Трина быстро избавилась от лифчика и сбросила трусики, беззаботно оставив всё прямо на траве. Потом она сняла бирку с уха и на секунду замялась. Киска или сосок?
– Давай я помогу тебе! – предложила Джина и взяла зажим.
Трина быстро приняла решение и приподняла рукой левую грудку, подставив Джине сосок. Щелчок – и бирка оказалась на том же месте, что и у мамы. Острые зубцы зажима впились в нежный сосок, но она была полна решимости всё перетерпеть. Через несколько секунд боль почти полностью пропала.
– Так что мы будем... – попыталась завязать разговор Трина, но её прервал подошедший отец Джины.
– Джина и Венди, вы нужны вашей маме у суповых котлов! – позвал он.
Они вздохнули и пошли за ним. Три подруги тоже потянулись следом, оставив Трину снова в одиночестве.
Трина повернулась, чтобы вернуться к семейному столику, и вдруг осознала, что она же совсем голая! А там ведь папа и Брент! Но искать в траве выброшенный купальник было бы совсем глупо, и, проклиная Джину, она поплелась обратно, стараясь как-то прикрыться руками.
– Триночка, умница! – улыбнулась мама, когда она вернулась к семейному столику. – Я вижу, что ты решила отказаться от облика «тёлки»!
Трина молча улыбнулась в ответ. К её облегчению, мужчины были заняты разговорами и не обратили внимания на её новый вид.
Папа уже сидел с банкой пива и беседовал с мужчиной за соседним столиком. Почему-то Трина не очень удивилась, заметив, что жена этого мужчины пристроилась между ног мужа и энергично сосала его член. Когда тот кончил и забрызгал ей спермой всё лицо, все дружно рассмеялись. Она спокойно вылезла из-под столика, и жена другого мужчины вытерла ей лицо бумажной салфеткой.

– Уже веселитесь? – раздался смеющийся голос сзади.
Трина обернулась и увидела мистера Малколма, отца Кристины. За ним, неся столик и стулья, шли миссис Малколм и Кристина.
– Привет, Трина! – радостно улыбнулась Кристина и обняла подругу.
У Трины снова поднялось настроение. Кристина тоже была голая и носила бирку на соске. У неё, как и у её мамы, были очень большие груди, но у Кристины, естественно, они были немного покрепче.
– Ой, Крисси, я так рада видеть тебя! – Трина была вне себя от радости.
Две семьи сдвинули свои столики вместе. Достали вино, и вскоре, учитывая летнюю жару, все были слегка навеселе. Трине и Кристине тоже позволили выпить несколько бокалов, и они почувствовали себя более непринуждённо.
– Ты знаешь, для чего это? – спросила Кристина, держа свою бирку. На ней большими чёрными буквами был написан номер 00348. У Трины был номер 00237.
– Без понятия! Это что-нибудь означает? – спросила Трина. До сих пор она ни разу не задумывалась над этим.
– Ещё как означает! – усмехнулась миссис Малколм, отпив вина. – Это ваши номера вызова! Если на какой-нибудь кухне кончится добровольческое мясо, они бросят жребий и вызовут кого-то из девушек по мере надобности! Вы ещё услышите объявления из громкоговорителей!
– Блин! Так что же это, мы все рискуем... быть приготовленными?! – спросила Трина. Она думала, что забивать будут только волонтёров.
– Конечно, дорогая! Иначе было бы скучно! – рассмеялась её мама.
– А ещё всегда есть возможность, что МЫ запишем вас в волонтёры! – со смехом добавил отец Кристины и игриво потянул её за бирку в соске.
Кристина слегка отпрянула назад, но сделала вид, что ей тоже смешно.

– Мама... то есть, папа, можно мы походим вокруг и посмотрим, что тут делается? – спросила Трина, поднявшись со стула вместе с Кристиной.
– Ну конечно, деточка! – улыбнулся мистер Бреммер. – Только вернитесь через полчаса, чтобы мы успели перекусить, обещаешь?
– Договорились! – крикнула Трина, стремительно удаляясь от стола.
Они решили пойти сначала к барбекю, посмотреть, не жарят ли там уже кого-нибудь. Лужайка была полна людей, которые загораживали вид на мангалы от столиков. Когда они обошли столики и одеяла, они увидели что приготовление угощенья идёт уже полным ходом. Четыре девушки вращались над раскалёнными углями, вокруг них стояли женщины и смазывали соусом. Все четверо были проткнуты вертелом от киски до рта, и было совершенно ясно, что их жарят живьём.
– Боже мой! Ты только посмотри на них! – воскликнула Трина и зажала рот ладошкой.
Две из женщин на вертелах были ровесницы их матерей, а другие две – подростки, как они сами. Они зыркали глазами вокруг себя, со лба стекал пот, и все они корчились и стонали, в то время как их мясо потрескивало и фырчало от жара.
– Трина! Кристина! – раздался радостный крик.
Трина повернулась и увидела по другую сторону линии жарящихся девушек Джоанну, свою одноклассницу. Они помахали ей и поспешили к ней между жаровнями.
– Так вы тоже собираетесь на угли? – спросила Джоанна, высокая стройная блондинка с маленькими крепкими грудками и идеально круглой попкой.
– Хм... – поперхнулась Трина, – ты хочешь сказать, что ТЫ собираешься зажариться!?
Она заметила, что за спиной Джоанны её мама разговаривала с мужчиной в поварском фартуке.
– Ну, в общем, – скорчила гримаску Джоанна, – папочка записал нас с мамой в «добровольцы», так что...
– Но как же... ну ладно! Когда же ты... – не успела задать вопрос Кристина, как тут же получила ответ от мамы Джоанны, которая подошла к ним.
– Джоанна, милая, они уже готовы принять нас! – сказала она. – Я договорилась, что нас будут жарить на мангалах номер 7 и 8, так что мы окажемся рядом!
– Как здорово! – обрадовалась Джоанна. – Извините, девочки, мне надо идти и принять «последний трах» прямо сейчас, так что, выходит, прощайте!
– Удачи тебе! – улыбнулась Трина и обняла Джоанну. Кристина поцеловала её в щёку.
– Мы должны быть готовы через час или около того, – сказала мама Джоанны Трине. – Так что, если хотите попробовать кусочек своей подружки...
– Э-э... спасибо! И удачи вам тоже, миссис Хендерсон! – сказала Трина и помахала им, пока те шли вместе с поваром к деревянному столу неподалёку.
Трина и Кристина продолжали наблюдать за ними. Мама с дочкой коротко переговорили с поваром, потом друг с другом. Должно быть, они договаривались, кто пойдёт первой, потому что внезапно Джоанна нагнулась вперёд над столом, широко расставила ноги и задрала кверху свой круглый задок.
Мама пригибала вниз её голову, пока повар медленно проталкивал длинный металлический вертел сквозь её стройное тело. Когда вертел вышел через рот, она дёрнулась несколько раз, потом расслабилась. Повар и миссис Хендерсон привязали её руки и ноги к металлическому стержню, и двое мужчин отнесли Джоанну к жаровне.
Миссис Хендерсон прошла с ними и любовно ласкала жарящееся тело дочери помазком, покрывая его первым слоем соуса. Потом она передала помазок другой женщине и вернулась к повару, чтобы дать насадить себя на вертел.
– У нас есть ещё два свободных места, девочки! – послышался мужской голос, и кто-то позади них вдруг схватил Кристину за грудки и слегка сжал их. – Я уверен, из них выйдет отличное жаркое!
– Хм... нет, спасибо, мы просто смотрели на нашу подругу, – с улыбкой ответила Кристина и обернулась.
Мужчина, тоже в поварском фартуке, отпустил её грудки и пожал плечами. Тут же к нему подбежали две девушки и предложили себя на свободные места.
– Уфф, – выдохнула Кристина, когда они уже уходили от ям. – Сомневаюсь, что сегодня им понадобится отбирать кого-нибудь по жребию.
Действительно, позади них уже собралась небольшая группа девушек, которые дожидались, когда первая партия прожарится, чтобы занять их место.
– Надеюсь, что ты права! – фыркнула Трина.
Прямо за жаровнями для барбекю были суповые котлы. Девочки захотели разглядеть их тоже и устремились туда.
В пяти больших котлах разогревался прозрачный суп. Два котла были пока ещё пустые, но вокруг остальных трёх кипела работа. В каждом котле сидели по две девушки или женщины, а их друзья стояли вокруг и болтали с ними, время от времени поднося свеженарезанные овощи и добавляя их в суп.
В третьем котле суп уже кипел, и двое девочек уже отошли. Их головы лежали на борту котла, а тела ходили вверх-вниз в вихрях бурлящего супа. Из их ртов и ноздрей тянулись струйки пара, а мясо приобрело восхитительный розовый цвет.
– Похоже, что это место не так популярно, как барбекю! – заметила Трина, кивнув на одного из поваров.
Он обходил девушек вокруг котлов и спрашивал, не хотят ли они в суп. Все отрицательно качали головами, и вид у него был очень огорчённый.
– Да, наверное, это не так прикольно? – рассмеялась Кристина.
Тут же динамики ожили, и все напрягли слух, пытаясь разобрать объявление через шумные помехи.
– МЯСО НОМЕР 00398, 00113, 00643 И 00557, ПОЖАЛУЙСТА, НЕМЕДЛЕННО ЯВИТЕСЬ К СУПОВЫМ КОТЛАМ ДЛЯ ОБРАБОТКИ! СПАСИБО!
Все девушки вокруг поспешно проверили свои бирки, включая Трину и Кристину, которые давно уже забыли свои номера. С облегчением они вздохнули, убедившись, что их пронесло.
Тут же девочка рядом с ними отчаянно взвизгнула, её друзья рассмеялись и отвели её к повару. Он немедленно велел ей забраться в один из свободных котлов, и вскоре все они были полны. Все, на кого пал жребий, стойко приняли свою участь, а их семьи собрались вокруг и стояли, попивая свои напитки и наблюдая, как девушки медленно варятся.
Одна из матерей даже изъявила желание присоединиться к своей дочери, и ей разрешили залезть к ней в котёл вместо другой девочки. Та уже думала, что ей удалось ускользнуть, но, под дружный смех окружающих, её отнесли к другому котлу с кипящим супом. Из него вынули два уже сварившихся тела, и повар бесцеремонно сбросил истошно вопящую девочку в бурлящий суп, где она сгинула за несколько наполненных душераздирающими криками секунд.

– О-о, нам пора обратно! – вдруг сказала Трина, опасаясь, что полчаса уже давно миновали.
Они поторопились назад, снова мимо мангалов, где Джоанна и её мама уже хорошо подрумянились.
– Вот вы где, девочки! – улыбнулась миссис Малколм. – А мы-то уже думали, что найдём вас на тарелках где-нибудь!
– Вот был бы приятный сюрприз! – расхохотался её муж. Отец Трины тоже засмеялся.
– Извините, что мы опоздали! – сказала Трина. – Мы смотрели, как сажают на вертел Джоанну из нашего класса и её маму. Они уже жарятся!
– Ах, какая прелесть! Мать и дочь вместе! – вздохнула миссис Малколм и мечтательно посмотрела на Кристину.
Мистер Малколм улыбался и оглядывал то одну, то другую. Кристина не сомневалась, что эта мысль ему тоже по душе. Она решила воздержаться от комментариев, чтобы не подтолкнуть их к какой-нибудь глупости.
– Ладно, кончайте мечтать и давайте закусим, – сказал, поднимаясь, отец Трины.
Они взяли свои тарелки и снова направились к барбекю. Три девушки уже были сняты с огня и лежали на длинных деревянных столах. Повар-мужчина топориком отрубал головы, руки, ноги, разрубал рёбра. Шесть женщин вызвались срезать мясо с разделанных частей. Позади них быстро росла очередь голодных гостей.
– Потрясно, хоть и жутко, да? – хихикнула Трина, указывая на три отрубленные головы, стоящие на обрубках шей. Их глаза были полуприкрыты, а из губ всё ещё шёл пар.
– Угу! – оскалилась Кристина и подёргала за волосы голову девочки-брюнетки. От этого движения голова её матери, прислонившаяся к ней, упала на щёку. Истерически хихикая, Трина и Кристина пытались поставить головы на место. Повар кинул на них неодобрительный взгляд, и девочки поспешили к столам, чтобы наполнить свои тарелки.
– М-м, вот это вкуснотища! – проговорила миссис Бреммер, набив рот сочным мясом жаркого из чьей-то попки.
Две семьи наслаждались едой, сидя в тени дерева. Трина взяла кусок бедра какой-то незнакомой девушки: Джоанна с её мамой ещё не были готовы. Они выпили ещё вина и снова были навеселе.
– Почему бы нам не навестить зону развлечений! – предложил мистер Малколм, когда они закончили есть.
Трина и Кристина с восторгом поддержали эту идею и устремились вперёд. Брент куда-то запропастился. Миссис Бреммер сказала, что полчаса назад видела его с какой-то девушкой.
– Возможно, мы найдём его там, – сказал мистер Бреммер и последовал за всеми.
В глубине сада они нашли зону развлечений. В короткой аллее было развёрнуто множество тентов и торговых точек. Всё это напоминало передвижной парк аттракционов. Здесь толпилось больше народа, чем у барбекю и котлов. Из палаток вокруг доносилась музыка, а зазывалы с мегафонами приглашали публику.
– Вы только посмотрите! Настоящие гильотины! – воскликнула миссис Бреммер, и все они поспешили к ближайшему аттракциону.
Там были квадратом установлены четыре гильотины, обращённые друг к другу. Три из них уже были заняты женщинами, стоявшими на коленях на траве. Их шеи удерживались деревянными колодками. Они могли смотреть друг другу прямо в глаза, разделённые расстоянием не больше метра.
Пока зрители собирались вокруг, оставшееся место под лезвиями заняла четвёртая девушка, очевидно, младшая сестра одной из трёх женщин.
– Леди и джентльмены! Приготовились, и... НАЧАЛИ! – выкрикнул распорядитель и привёл в движение большую рулетку рядом с гильотинами. Трина заметила четыре кабеля, идущих от колеса рулетки к каждой из гильотин.
Идея была простая. Когда колесо остановится, одно из лезвий упадёт, но девушки под ними не будут знать, какое, пока не увидят упавшую голову... или уронят свою собственную!
– ТИК-ТИК-ТИК... ТИК... ... ... ТИ-ИК!
Все зрители затаили дыхание, когда колесо замедлило ход. Оно миновало номер один и остановилось на номере четыре. В тишине раздался громкий щелчок, затем У-У... ХРЯСЬ!
Четыре девушки громко завизжали, но крик одной из них быстро оборвался, когда её голова шлёпнулась на траву. Это была последняя из прибывших девушек. Кровь, хлещущая из обрубка её шеи, забрызгала лицо её сестры в гильотине напротив. Тело её дёрнулось и почти что поднялось на колени, перед тем как упасть, подрагивая, на траву рядом с гильотиной.
– Леди и джентльмены! Давайте поблагодарим эту юную леди за её сегодняшнее пожертвование в пользу Ротари Клуба! – выкрикнул мужчина, высоко держа голову молодой блондинки для всеобщего обозрения.
Её глаза только что закатились, а язык вывалился из распахнутого рта. Публика захлопала в ладоши и зашумела. Три более удачливые леди были освобождены и, возбуждённые пережитым, побежали обниматься со своими мужьями.
Тем временем, обезглавленное тело было подвешено позади балагана, и мясник начал потрошить его. Голова присоединилась к дюжине других голов в металлическом баке. В палатке по соседству Кристина заметила ещё несколько безголовых тел, висящих на крюках, продетых через лодыжки. Её передёрнуло, но в то же время она почувствовала странный сладострастный трепет.

В очередь на гильотины уже становились новые девушки, а две семьи двинулись дальше.
Следующим аттракционом был тир с луками и стрелами. Мишенями были три девушки. Они резво сновали туда-сюда у деревянной стенки в пятидесяти метрах от стрелков, отчаянно пытаясь увернуться от свистящих мимо стрел.
«ПРОДЕРЖИТЕСЬ ЖИВЫМИ ТРИ МИНУТЫ, И МОЖЕТЕ УХОДИТЬ! » – гласило объявление над балаганом.
Две семьи постояли рядом некоторое время, но ни один из стрелков не смог попасть, и, одну за другой, девушек отпустили.
– Выглядит не так уж трудно! – заметила Кристина.
– Хочешь попробовать? – спросил её отец и подтолкнул к входу.
– Не-ет! ПАПА! Прекрати! – завопила Кристина, и он, смеясь, отпустил её.
– Оставь её, милый! – вмешалась миссис Малколм. – Я уверена, девочки сами смогут решить, какой аттракцион им попробовать!
– Ха, я думаю, никакой! – рассмеялась Трина.
– Э, нет, девочки! Пока вас не было, мы решили, что каждая из вас должна попробовать хотя бы один аттракцион... в наказание за опоздание! – улыбнулась мама Трины, а остальные согласно кивнули.
– ЧТО?! Но нас же могут... – запротестовала Трина
– Ну, разумеется! Конечно, вы можете сказать «нет», и тогда ваши отцы отправят вас «добровольцами» к поварам прямо сейчас!
– Хм, ну ладно... – вздохнула Кристина.
Трина только кивнула и сердито надула губки.
Они прошли мимо других балаганов, где предлагали электрический стул, утопление в большом стеклянном баке, и старомодные виселицы.
– Что ты думаешь? – прошептала Кристина подруге. Они шли, отстав на пару шагов от родителей.
– Не знаю! – вздохнула Трина. – Похоже, все они предлагают один шанс из четырёх, чтобы откинуть копыта!
– Да уж! Это скорее выбор, как именно мы хотим загнуться если что!
– Хм... электрический стул смотрелся вроде ничего! – хихикнула Трина.
Все они видели, как девочки на четырёх стульях шли от одного оргазма к другому, по мере того как ток всё усиливался... и, наконец, одна из них не спеклась.
– Это точно! – расмеялась Кристина. – Но я всё равно думаю, что смогу увернуться от этих стрел лучше, чем остальные. Кроме того, мне кажется, в этой игре шанс откинуться меньше, чем один из четырёх.
– Итак, кто пойдёт первой? – спросила Трина, но не стала ждать ответа. – Я не возражаю!
– Ну, тогда я после тебя! – улыбнулась Кристина и крепко обняла подругу. Они догнали родителей и сообщили им о своём решении.
– Отличный выбор, девочки! – улыбнулась миссис Малколм. – Идёмте же! Сначала к электрическому стулу!

Трина решительным шагом подошла к балагану и объявила распорядительнице о своём желании.
– Конечно, у нас как раз есть одно свободное место на следующий сеанс... минут через пятнадцать, – ответила она, оглянувшись на платформу, где четыре девушки стонали и извивались в своих креслах. Родственники и друзья подбадривали их криками.
– Извините, – вмешалась миссис Бреммер из-за спины Трины, – Я её мама. Можно ли сделать заказ на кусочек её мяса, на случай, если... ей не повезёт?
– МАМА! – Трина была шокирована. – Как ты можешь?! Я же не собираюсь...
– Разумеется! Дайте-ка я запишу номер! – улыбнулась женщина и, игнорируя протесты Трины, схватила её бирку и сделала пометку на бланке.
– И какие куски вы желаете отложить? – осведомилась она.
– О, конечно, грудки! – улыбнулась миссис Бреммер и подождала, пока женщина запишет. – Ну, и жаркое из попки и филе из киски.
– Не сомневайтесь, будет сделано! – улыбнулась женщина и спрятала бланк заказа.
– Ну-ну, детка, это же только на всякий случай! Если мы вдруг потеряем тебя, должны же мы получить что-то взамен!
– Ну, может быть... спасибо! – пробурчала Трина. Всё это начинало выглядеть совсем уж шизово.
Женщина велела Трине пройти за ограждение и ждать там. Трина ещё раз обняла родителей и Кристину и, проскользнув под прилавком, поспешила внутрь. Её отвели вглубь тента, где уже ждали три другие девочки. «Мои соперницы» – подумала Трина.
– Эй, это же Трина! – хищно улыбнулась одна из них, коротко постриженная платиновая блондинка.
Трина замерла. Это снова была Джина! Только Джины ей и не хватало!
– Привет ещё раз, Джина! – ответила Трина, надев на лицо фальшивую улыбку.
Джина выглядела ТАК уверенно! Она рассказывала остальным двум девочкам, паре кузин её возраста, как она пробовала этот аттракцион целых три раза в прошлом году, и как это потрясно видеть, как твоя соперница спеклась рядом с тобой.
Трина молчала, стараясь собраться с силами перед предстоящим испытанием.
– Девочки, натрите этим всё тело, и обе дырочки! – вдруг распорядилась женщина, указывая на ведёрко с прозрачным гелем.
– Это токопроводящий крем, – авторитетно объяснила Джина, и они начали растирание.
Трина посмотрела на остальных и, подцепив пальцами крем, нерешительно начала смазывать себе киску и зад. Через несколько минут все четверо девушек блестели своми телами в солнечных лучах.
Вдруг послышались громкие аплодисменты и возгласы. Мимо них, спотыкаясь, прошли три девушки, с которых градом сыпался пот, и бессильно свалились в траву, в то же время хохоча и ухмыляясь друг другу, как безумные.
Когда уже распорядительница вызвала Трину и остальных, им навстречу прошёл мужчина в белом мясницком фартуке, неся через плечо тело четвёртой девушки. Её глаза неподвижно застыли, тело и лицо были покрыты потом, а изо рта и из зада шёл дымок.
– Как раз для поднятия настроения! – фыркнула одна из кузин-брюнеток. Другая нервно ухмыльнулась. Джина же самоуверенно улыбнулась и пошла вперёд к стульям.
Трина уже начала думать, что стрелы, возможно, не такой уж и плохой выбор. Только думать об этом уже поздновато. Ох!
– Присаживайтесь, девочки! – дружелюбно проинструктировала их распорядительница, когда они вышли к публике.
Четыре металлических кресла выглядели, как зубоврачебные, с опорами для головы, рук и ног.
Трина окинула взглядом публику. Множество стоящих людей шумно приветствовали девушек и с интересом следили, как они занимали места. Трина заметила свою семью и Кристину в переднем ряду. Они улыбнулись и помахали ей.
– Дай я помогу тебе, – предложила женщина, когда Трина опускалась на одно из кресел в середине.
Из сиденья торчали два металлических штыря, одно для ануса, другое для влагалища. Трина закряхтела, насаживая свой зад на штыри и пытаясь протолкнуть их глубже. Они распирали её изнутри и казались громадными.
Кузина слева от неё никак не могла справиться со стержнями. Распорядительница улыбнулась, подошла к ней и, ухватив за бёдра, сильно надавила, впечатав её попу в сиденье. Девочка коротко взвизгнула, под смех и аплодисменты публики.
Трина не хотела такого унижения и кое-как сама прижала зад к сиденью. Она повернула голову направо и упёрлась глазами в самоуверенное, улыбающееся лицо Джины. Трина заставила себя улыбнуться в ответ.
Джина любила порисоваться на публике и демонстративно начала ёрзать задом вверх-вниз по штырям. Аудитория одобрительно приветствовала её сладострастные телодвижения, к её вящему удовольствию.
– А теперь подключение! – улыбнулась женщина и начала подсоединять красные электрические провода к кузине слева. Затем она перешла к Трине. Сняв бирку, она прикрепила два зажима-крокодила к обоим соскам. Третий зажим болезненно впился в клитор.
Трина чуть не вскрикнула, но прикусила язык. Она взглянула направо, где Джина делала вид, что наслаждается процессом.
Когда последняя девушка была подключена, женщина пристегнула ремнями руки и ноги девушек. Дело завершил металлический ошейник, соединённый с подголовником кресла.
Трина чувствовала себя совсем беспомощной. Она могла лишь двигать задом вверх-вниз вдоль стержней и сдвигать и раздвигать бёдра. Все другие движения были исключены.
– Итак, девочки, леди и джентльмены! Вы все знаете правила, но на всякий случай я повторю! – выкрикнула распорядительница, отступив назад за кресла. – Вскоре через ваши тела пойдёт ток, импульсами различной интенсивности и частоты. Он рассчитан так, чтобы вызывать оргазм и причинять боль! Система имеет обратную связь, так что та из вас, кто почувствует больше удовольствия и достигнет более сильного оргазма, определит следующий уровень для всех вас! В результате ток будет всё усиливаться, пока одна из вас не спечётся! Как только наступит смерть, система автоматически отключится. Маленький тактический совет: старайтесь кончать как можно сильнее и бесстрашнее, чтобы ваши соперницы откинулись пораньше! К сожалению, иногда у нас погибает две или больше девушек, если соревнование затягивается дольше двадцати минут!
Аудитория встрепенулась.
Женщина улыбнулась и продолжила:
– Надо добавить, что у нас никогда не погибают все четыре девушки... почти никогда. Удачи вам!
При последней ремарке аудитория дружно рассмеялась. Трина знала, что это, скорее всего, просто шутка, но ей было как-то не очень смешно. Джина, конечно, хохотала, как сумасшедшая!
ЩЁЛК!
Трина услышала, как женщина замкнула рубильник на столбе позади кресел. Немедленно защекотало в сосках, потом в клиторе, и, наконец, она почувствовала импульсы тока в киске и в заднице. Первые несколько минут были просто великолепны. Трина откинула голову назад, закрыла глаза и почти бессознательно начала ездить вверх и вниз по металлическим штырям.
Вдруг Джина громко застонала, и Трина догадалась, что она, наверное, первой достигла оргазма. Обратная связь немедленно среагировала и послала более сильные импульсы через тела девушек.
– М-м... а-а! – Трина не могла больше сдержаться и сразу кончила.
Сработала автоматика, и сила тока снова подскочила. Боль стала преобладать, но Трина по-прежнему испытывала наслаждение. Она чувствовала, что её грудь и киска начинают разогреваться изнутри под действием тока. Она уже не слышала других девушек и не следила, кто и когда достигал оргазма.
Долгое время ничего не происходило. Уровень тока оставался постоянным, и все четыре девушки медленно поджаривались изнутри.
Вдруг у Трины в голове возникла картинка её сисек, которые подают на тарелке её родичам. Этот образ неожиданно возбудил её, и она снова испытала сильнейший оргазм. Сила тока снова подскочила, и теперь девушки буквально прыгали в креслах, насколько это позволяли ремни. Публика бушевала, и Трине удалось заметить членов своей семьи, машущих и кричащих ей.
Вдруг всё прекратилось. Трина расслабленно осела в своём кресле и на несколько секунд полностью отключилась. Кто-то смочил её лицо водой и расстегнул ремни. Она еле могла передвигаться самостоятельно и в изнеможении опустилась на траву позади тента. Она слышала голоса. Голоса двух кузин!
Трина села и улыбнулась двум мокрым от пота девушкам.
– Выходит, мисс-всезнайка наконец окочурилась? – спросила Трина.
Кузины закивали, и все трое расхохотались.
– Это полный отпад! – сказала одна из девочек. – Я непременно пойду снова, как только отдышусь!
Её кузина рассмеялась, но признала, что это было просто супер.
– Триночка, ты... ты!.. – это была Кристина, которая обежала вокруг палатки.
Трина поднялась и крепко обняла подругу.
– Вау, твои сиси почти испеклись! – засмеялась Кристина, разомкнув объятья. Она чувствовала их горячее прикосновение на своей груди.
– Я знаю! – улыбнулась Трина и ощупала их. Они были очень тёплые на ощупь, а соски стали очень чувствительными.
Тут мясник пронёс мимо них тело Джины. Если Трина изжарилась наполовину, то Джина пропеклась хорошо! Её соски были прожжены, и из них капал сок. Из разинутого рта ещё шёл дым, когда её тело было брошено в кучу других тел внутри фургона с надписью «Т.ДЖ. ХИЛЛ: МЯСО».
– Так ей и надо, – мстительно рассмеялась Кристина, – этой стерве!
– Подожди меня, мне надо принять душ! – улыбнулась Трина и присоединилась к двум кузинам под временным открытым душем позади тента. С наслаждением она смыла с себя клейкую смесь проводящего геля и пота. Кристина вручила ей полотенце и помогла вытереться.
– Может, увидимся ещё где-нибудь?! – улыбнулась одна из кузин, когда они прощались.
Трина только рассмеялась и поспешила с Кристиной к своим родителям.

– Молодчина, дочка! – улыбнулся отец Трины и обнял её, когда она вышла наружу вместе с Кристиной.
– И правда, шоу было отменное! – со смехом добавил мистер Малколм.
– Жаль только, что эта твоя одноклассница... как её звали? – спросила миссис Бреммер.
– Джина. Нет проблем! Она это заслужила! – улыбнулась Трина и повернулась к Кристине:
– Твоя очередь, подруга!
– Я знаю! – вздохнула Кристина и повела всех на другую сторону аллеи, к стрельбищу.
За последний час популярность этого аттракциона выросла. Десятки мужчин и женщин стояли здесь, вооружённые луками и стрелами, а от стенки в глубине доносился отчаянный девичий визг.
– Наверное, тебе надо встать в очередь, – указала Трина на десяток девушек и женщин, которые ждали у бокового входа в тент.
Кристина кивнула и встала позади последней женщины в очереди. Вышел мужчина, забрал её бирку и связал ей руки за спиной стальной проволокой. Со своего места Кристина не могла видеть, что происходит с девушками внутри.
Вдруг ударил гонг, и публика зашумела и зааплодировала. Из тента, запыхавшись и пошатываясь, вышла одна девушка. Потом двое мужчин вынесли по одной мёртвой девушке каждый – из груди, шеи, бёдер и живота у них торчали стрелы.
– Кто следующий? – спросила женщина-распорядитель и посмотрела на девушек.
Кристина думала, что ей придётся ждать своей очереди, но когда никто не прореагировал, она с улыбкой выступила вперёд. Женщина схватила её за связанные руки и подтянула к себе. Вместе с Кристиной пришлось против своей воли пойти ещё двум девушкам.
– Окэй, девочки, слушайте правила! – начала объяснять женщина, ведя их к стенке.
Деревянные доски были полны дырок, а местами покрыты пятнами крови.
– Вы можете делать здесь всё, что хотите, только не ложиться и не приседать! Вы находитесь возле стенки в пределах линий, начерченных на полу! Если в течение пятнадцати минут вы получите только лёгкое ранение, можете уходить! Если ранение серьёзное, мы забьём вас и заберём ваше мясо! Если дичь убита наповал одной стрелой, мясо достаётся стрелку! Поняли?
– Угу! – выдавила Кристина.
Остальные две девушки испуганно кивнули.
– Стрельба начинается после удара гонга. Да, и ещё: если вы выйдете за линию на полу, мы сдадим вас прямиком на кухню!
Закончив инструктаж, она оставила девушек одних.
Кристина заметила, что её отец и мистер Бреммер уже вооружились луками. Мама махала ей из-за папиной спины. Кристина улыбнулась в ответ. «Блин, сейчас начнётся! »
БОММ! – прозвенел гонг, и первые две стрелы сразу же просвистели мимо Кристины – она даже не успела среагировать. Она побежала вдоль стенки, чуть не столкнувшись с одной из девушек. Стрелы прибывали быстро, глубоко вонзаясь в стенку. Наконечники были острые, похожие на крест из двух бритвенных лезвий. Расчитаны на глубокое проникновение, – сообразила Кристина.
Вскоре одна из девушек, брюнетка, была поражена стрелой в левую ляжку. С криком она свалилась на траву, под радостные возгласы стрелков.
Кристина продолжала бежать, но девушка уже не могла подняться, она только стояла на коленях и стонала. Тут же, почти одновременно, её туловище пронзили насквозь ещё четыре стрелы. Лицо девушки побелело, и она упала ничком. Это вызвало бурный восторг стрелков, и дождь стрел на мгновение прервался.
Кристина заставила себя продолжать двигаться, несмотря на относительно спокойную обстановку.
Другая же девушка оказалась не столь хладнокровной. Она застыла, как парализованная, глядя на мёртвое тело подруги, и тут же получила стрелу в живот. На мгновение она осела на землю, но заставила себя подняться и продолжать движение, чтобы не стать лёгкой мишенью. Кровь струилась по её животу и ногам, но всё же она умудрилась избежать новых попаданий.
Время, казалось, тянулось бесконечно, но, наконец, снова пробил гонг. Кристина расслабилась, а выжившая девушка бессильно опустилась на землю.
– Извини, девочка, но мы должны прикончить тебя на месте! – сочувственно улыбнулась распорядительница, присев рядом с раненой. – Последние слова для родителей?
– Э-э... не могли бы вы подождать, пока они подойдут? – умоляюще поглядела на неё девушка.
– Конечно! Идём со мной к ним! Мы перережем тебе горло в их присутствии!
– Спасибо... – всхлипнула девушка и поковыляла вслед за женщиной.
Кристина, как заворожённая, пошла за ними. Возбуждённая этой сценой, она находилась на грани оргазма.
Снаружи ждали родители девушки. Они похвалили её за мужественное поведение после ранения.
– Сэр, не сочтёте ли за труд? – учтиво спросила женщина и подала отцу длинный блестящий нож.
– Да, я мог бы... если ты не возражаешь, детка? – ответил он, вопросительно глядя на дочь.
– Нет-нет, давай, кончай меня! – вздохнула девушка и попыталась улыбнуться матери.
Мать поцеловала её на прощанье и шепнула на ухо, что через несколько минут она тоже пойдёт со следующей группой живых мишеней. Это утешило девушку, но тут же её лицо исказилось от ужаса, когда отец схватил её голову сзади и рассёк её горло одним длинным и глубоким надрезом. Хлынула кровь, а отец резал и резал, пока голова почти не отвалилась. Тело несколько раз дёрнулось и сползло на траву.
– Большое вам спасибо! – с улыбкой вернул нож отец.
– Да, это было так любезно с вашей стороны! – добавила его жена. – Есть ли у меня шанс попасть на следующий раунд?
– Разумеется, миссис! Следуйте за мной!
– Ты снова будешь стрелять, дорогой? – спросила жена, любовно глядя на мужа.
– Я ни за что не пропущу такой возможности... – расхохотался он, – или ТЕБЯ!..
Подошедший мужчина освободил руки Кристины и вернул на её сосок бирку. Тут же её отыскали Трина и другие.
– Да, лёгкой добычей тебя не назовёшь, – хохотнул мистер Бреммер и взвесил на ладонях крупные сиси Кристины, – несмотря на эти выдающиеся мишени!
Все рассмеялись, даже Кристина. Она и Трина уже привыкли, когда об их теле говорили, словно о куске мяса, и больше не протестовали.
– Знаешь, может быть я схожу с ума, – сказала Трина подруге, когда они продолжили прогулку, – но мне начинает нравиться такой пикник... даже если мы рискуем... ну, ты понимаешь!
– Ещё как понимаю! – хихикнула Кристина. – Ну, и каково это было чуть не изжариться?
– Совершенно потрясно! – призналась Трина и снова пощупала свои сиси. Лёгкое покалывание и ощущение теплоты до сих пор не прошло.
– Вообрази только, что ты будешь чувствовать, жарясь на вертеле! – с улыбкой вставила Кристина.
– Могу представить! Это должно быть что-то... запредельное, – выдохнула Трина, – но мы ведь не собираемся идти на это, правда же?
– М-м, пожалуй нет! – усмехнулась Кристина, звуча не очень уверенно.
Девчонки обменялись взглядами, но не стали развивать эту тему, опасаясь, как далеко это может их завести.
– Не пойти ли нам всем поесть? – предложил мистер Малколм, обернувшись к девочкам.
– Замечательная идея! – согласилась Трина. Она уже снова проголодалась после всех переживаний на электрическом стуле. – А кто-нибудь видел Брента?
– Да, он был со своими школьными друзьями. Он полюбовался тобой на электрическом стуле, а потом ушёл с ними, – улыбнулась её мать. – Кажется, они хотели повесить двух девушек... какое-то глупое пари!
– Понятно, – Трину смутило, что её брат был свидетелем её оргазма, но она приказала себе забыть об этом. По крайней мере, он не болтается вокруг и не может испортить ей этот замечательный день.

– О, Лиз! – воскликнула вдруг миссис Бреммер. Настречу шла миссис Джеймсон с тремя другими женщинами. Вид у них всех был крайне озабоченный.
– Как идут дела? – спросила миссис Бреммер, когда они подошли поближе. – Мы здесь чудесно проводим время!
– Прекрасно! Рада слышать это, – ответила миссис Джеймсон, – но, по правде говоря, у нас тут назревает маленькая проблема!
– Правда? Можем ли мы помочь? – предложила миссис Малколм.
Миссис Джеймсон нахмурилась и вздохнула.
– Понимаете, похоже, наш пикник оказался более популярен, чем мы предполагали! У нас уже есть семь сотен гостей, и всё больше прибывает каждую минуту! Мне только что сказали, что к нам едут четыре больших автобуса с семьями из Фонда Гроусона! Нам бы пригодилась их поддержка, но...
– Боже мой! Вы думаете, что запасы еды скоро кончатся? – спросила миссис Бреммер.
– Вне всякого сомнения! Они, конечно, привезут мясо с собой, но нам надо начать готовить что-то уже сейчас, к их приезду! – сказала миссис Джеймсон.
– Да, в ближайший час нам надо обеспечить поваров по крайней мера сорока девушками! – добавила одна из женщин, сопровождавших Лиз. – Я сейчас же иду в зону развлечений забрать своих дочерей!
– Вы имеете в виду... что вы все вызвались добровольцами! – спросила миссис Малколм.
Все три женщины за спиной миссис Джеймсон кивнули. Две из них тоже собирались пожертвовать своих дочерей.
– Если, конечно, они ещё живы! – со смехом указала рукой одна из женщин. За тентами был видна шеренга из пяти виселиц, на которых раскачивались девушки.
– Почему бы вам не вызвать сколько-то мяса через громкоговорители? – спросила миссис Малколм.
– Конечно, мы могли бы сделать это! Но сорок человек это довольно много, и я, признаюсь, скорее предпочла бы набрать сорок добровольцев, чем прибегать к жребию.
– Полагаю, вам было бы очень неловко, если бы ваши гости остались не накормлены! – сказала миссис Бреммер. – Могу ли я помочь, предложив себя?
– О, душечка! Это было бы замечательно! – восторженно улыбнулась миссис Джеймсон.
У Трины отвисла челюсть.
– Ты позволишь, дорогой? – спросила её мама, глядя на мистера Бреммера.
– Ну, конечно же, дорогая!
Мистер Малколм тут же сделал шаг вперёд.
– Я уверен, что моя жена тоже сможет помочь! – заявил он. Миссис Малколм улыбнулась и решительно кивнула.
– Ах, это так любезно с вашей стороны! Вы не будете возражать, если я попрошу вас сначала помочь поварам у барбекю с обработкой более молодого мяса? – спросила миссис Джеймсон. – А мы пойдём наберём добровольцев и пошлём в вашу сторону.
– Ну, разумеется! Мы рады будем помочь! – заверила её миссис Бреммер.
– МАМА! Я не могу поверить!.. – воскликнула Трина, когда они направились в сторону барбекю. – Ты действительно собираешься быть... зажаренной?!
– Ну, конечно, деточка! После всего, что Лиз сделала для нас, это самое меньшее, чем мы можем отблагодарить её. Пикник был просто замечательный, и я не могу допустить, чтобы она оказалась в неловком положении из-за недостатка мяса!
– Ну... наверное, ты права, – промямлила Трина.
Её отец внезапно подошёл со спины и накрыл ладонями её сиси.
Трина не сопротивлялась: она уже привыкла к такому обращению.
– А что если мы включим в меню и их тоже! – плотоядно оскалился он.
– Ой, я не знаю... – выдавила Трина, опасаясь, что это был лишь риторический вопрос.
– Не беспокойся, детка! Мы не будем заставлять тебя! – улыбнулась мать.
Они уже почти подошли к мангалам.
– Но, если ты решишься сама, мы не только разрешим тебе... мы будем очень горды за тебя!
– Окэй, спасибо! – облегчённо вздохнула Трина.
На площадке для барбекю сейчас только две женщины медленно вращались над огнём. Они уже хорошо прожарились, и их пора уже было снимать.
Миссис Бреммер и миссис Малколм доложили о своём прибытии поварам, и их поставили готовить соус и резать овощи.
Трина и Кристина схватили по тарелке и набрали себе мяса с сервировочного стола. Они стояли рядом с мангалами и обсуждали, что делать дальше.
– Девочки, идите сюда! – крикнула им миссис Малколм.
Они подошли к ней. Она удерживала голову женщины, своей ровесницы, пока повар всаживал в неё вертел.
– Девочки, почему бы вам не пойти поискать Брента и не попросить его привести сюда на зажарку кого-нибудь из девочек, с кем он гулял! – предложила миссис Малколм.
Женщина захрипела, когда вертел вышел из её рта.
– Хорошо, мы можем сделать это, – согласилась Трина. – Э-э, а как вы думаете, когда вас с мамой заберут?
– Не раньше, чем через час, я полагаю! – улыбнулась миссис Малколм, связывая женщине руки. – Если, конечно, поварам вдруг срочно не понадобится мясо! Посмотрим!
– Хорошо, мы вернёмся позже! – сказала Кристина, и девочки побежали прочь.

Подруги быстро спустились с холма. Он были рады снова вернуться в аллею. Здесь было так весело, столько молодёжи вокруг! Брента они не нашли и развлекались, глядя на аттракционы.
– Эй, погляди, здесь тоже готовят! – вдруг сказала Кристина и указала на палатку, где торговали кебабами.
На вертикальные вертелы были насажены три девочки. Их тела медленно вращались перед открытой печью, приобретая восхитительный золотистый цвет.
Пока подруги завороженно смотрели, как к палатке подошёл отец с миниатюрной рыжеволосой веснушчатой девочкой с маленькой грудкой.
– Вам нужно мясо? – спросил он продавца.
– Конечно, сэр, давайте её сюда! – ответил тот и откинул доску прилавка
– Ну, давай, Линдси! – улыбнулся отец и любовно похлопал дочку по попке. – Это будет совсем как с твоей сестрёнкой на барбекю!
– Но... ты же обещал подождать мамочку, чтобы мы пошли вместе! – заныла девочка, умоляюще глядя на отца.
– Я знаю, детка, но она ещё стоит в очереди на виселицу, а ведь она так хотела попробовать это перед тем, как зажариться! Обещаю, что приведу её сюда через полчаса!
– Но тогда я может быть уже... умру! – всхлипнула она.
– Нет, ну что ты, мы продержим тебя живьём на вертеле по крайней мере целый час! – утешил её продавец и взял за руку. – Идём! Это медленная жарка, и мы должны начать сейчас же!
Девочка быстро поцеловала отца и ушла с мужчиной. Отец даже не остался посмотреть, как её сажали на вертел и ставили рядом с другими тремя девушками. Перед тем как включить мотор и начать жарить её, мужчина надел на кончик вертела помидор и заткнул им рот девочки. Глаза девочки бегали вокруг, и когда жар от печки обрушился на её веснушчатую кожу, она заёрзала задом вверх-вниз по вертелу. Помидор приглушал её сдавленные стоны.
– Выглядит прикольно! – хихикнула Кристина, когда они продолжили свой путь.
– Да, неплохо! – ухмыльнулась Трина. – Хочешь туда?
– Почему бы и нет! – полушутя ответила Кристина. Она была необыкновенно возбуждена. Она знала, что, предложи ей Трина пойти зажариться немедленно, она бы согласилась. Но Трина молчала, а сама она боялась спросить.

– А вот и Брент, вон там, за пивной палаткой! – показала Трина направо.
Брент был в компании трёх других парней и нескольких девушек, своих одноклассниц. Большинство из них Трина знала в лицо по школе. Среди девушек была Мария, мексиканка, с которой Брент гулял когда-то.
– Трина! Кристина! – крикнул им Брент и приглашающе взмахнул рукой.
Их компания занимала столик снаружи пивной палатки. Двое из девушек стояли на коленях под столиком, очевидно, делая минет своим парням. Мария стояла позади Брента и массировала его плечи. Она ласково улыбнулась Трине.
– Привет, Брент! – сказала Трина.
Ей снова стало не по себе под его нескромным взглядом, жадно ощупывавшим её голое тело, но она подавила желание прикрыться ладошками. Это было бы просто глупо.
– И чем же вы занимаетесь?
– Просто расслабляемся! Мы клёво повеселились с девочками на виселицах, а после этого им всем надо было смазать горлышки!
Все расхохотались. Трина теперь заметила, что у всех девушек на шеях были красные следы от верёвок.
– Ну, хорошо. Вообще-то, мама послала меня спросить... не согласится ли кто-нибудь из твоих подружек пойти на вертел.
Трина чувствовала себя неловко, задавая подобный вопрос. Она объяснила, как отчаянно миссис Джеймсон нуждается в мясе.
– А вы сами-то вызвались? – сухо спросил Брент и отхлебнул пива.
– Хм, нет... но мама и миссис Малколм вызвались! – запинаясь, выговорила Трина.
– Правда? Как благородно! Что скажешь, Джим, должны мы пожертвовать мясо?
Джим, его приятель, согласно кивнул, как и остальные два парня.
– Эй, а как насчёт нас спросить? – запротестовала Мария, скрестив руки на своём обширном бюсте.
– Как насчёт? – передразнил её Брент. – А вы не забыли, что ваши родители дали нам право распоряжаться вашим мясом? Кроме того, я уверен, ваши мамочки и папочки одобрят наше решение!
– Ну, моя мамуля уже жарится там, на холме, – улыбнулась одна из девушек и вылезла из-под столика, – и я пообещала ей, что вызовусь, если понадобится, так что...
– Я тоже согласна! – чирикнула маленькая блондинка, стирая сперму с губ. Оставшиеся две девушки тоже кивнули.
– Ну ладно тогда, но всё равно мог бы спросить! – проворчала Мария.
Брент только ухмыльнулся и влепил ей поцелуй.
– Но тогда мне надо пойти и предупредить маму! – вздохнула Мария и ушла. С ней пошли ещё две девушки, чтобы тоже оповестить своих родителей. Все они пообещали вернуться через несколько минут.
– Брент, ты не возражаешь, если твоя сестрёнка поможет мне облегчиться? Я боюсь, у меня уже не будет времени трахнуть Джейн, когда она вернётся! – это был Джим, закадычный приятель Брента.
Трина нахмурилась и готова была возмутиться, но Брент оборвал её:
– Я думаю, что это справедливая просьба, учитывая, что Джим только что пожертвовал мясо своей подружки на благородное дело! Трина, давай-ка обслужи Джима!
– ЧТО?! Я тебе не рабыня для секса! – начала возмущаться Трина, но Брент откинулся на спинку стула:
– Тогда, я боюсь, что девочки никуда не пойдут!
– Да будет тебе, Трина! – улыбнулась Кристина. – Мы же пообещали маме, что приведём девочек!
– Я передумал и, пожалуй, возьму её подружку! – ухмыльнулся Джим и поднялся на ноги.
Он схватил Кристину за волосы и заставил опуститься на колени. Не успела она опомниться, его стержень уже был у неё во рту, и Джим из всех сил трахал её в глотку, держа за голову обеими руками. Она чуть не поперхнулась, но постаралась расслабить нёбо, чтобы было не так больно.
– Отлично, тогда я поимею тебя, – рассмеялся Брент и схватил голову сестры.
Трина прекратила сопротивление и покорно опустилась на колени бок о бок с Кристиной. Член её брата имел кисловатый вкус. «Вероятно, он только что трахал Марию», – подумала она, и перевела взгляд на Кристину. Та уже вошла во вкус и охотно заглатывала плоть Джима, в то же время работая одной рукой над своей киской.
Трина решила, что ей тоже осталось только попытаться получить удовольствие, и прижалась головой к паху Брента. Он понял сигнал и покрепче перехватил её голову, чтобы как следует трахнуть её в глотку. Левая рука Трины разыскала клитор, и она начала подводить себя к оргазму.
– У-у... О-о! – застонала она, когда волны наслаждения затопили всё её тело.
Брент еще не кончил, но вытащил свой член на секунду, чтобы дать ей перевести дыхание. Никогда ещё Трина не была в таком возбуждении. Ей требовалось, чтобы ей вставили немедленно!
– Брент, ты не мог бы... трахнуть меня, прежде чем мы... – выпалила Трина, преодолев смущение.
– Я помогу тебе, детка! Только закончи сосать Брента!
Трина повернула голову и увидела своего отца. Его лицо пересекала широкая улыбка.
– Папочка, я... – начала было она, но не успела договорить, как он схватил её поперёк живота и без усилий бросил на стол. Пальцы её ног чуть касались земли. Отец раздвинул ей зад и проник в анальное отверстие. Остатки крема от электрического стула дали хорошую смазку, и он загнал член до самого корня.
– А-а-а!.. Папочка, остановись, у тебя слишком большой... Хр-р!!!
Брент оборвал её крик, схватив её голову снова и вставив член в глотку.
Трина не могла в это поверить. Её родные брат и отец трахают её в два конца! Она пробовала это только один раз, когда ей было семнадцать, и мальчики тогда обращались с ней гораздо нежнее, чем сейчас.
Вдруг, к собственному удивлению, она кончила ещё раз, как раз перед тем, как отец разрядился ей в попу. Вслед за этим выстрелил и Брент, и ей пришлось много проглотить, пока он не отпустил её.
– Спасибо, детка, это было чудесно! – сказал мистер Бреммер и, обойдя столик, сунул полутвёрдый член ей в рот:
– Будь добра, дорогая, почисти это тоже!
Трина облизала его член от остатков спермы. Она почувствовала вкус крема от электрического стула. Брент помог ей подняться на ноги.
Кристина уже стояла и дожидалась её. Она захихикала, увидев вспотевшее лицо Трины. Трина тоже не могла удержаться от смеха.
– Над чем смеёшься, ты, траханая морда? – фыркнула Трина, вытирая капельку спермы с углка рта.
– Да так, вообще! – ухмыльнулась Кристина и добавила, оглянувшись по сторонам, – ... траханая жопа!
– Ну что, сосёт ли твоя сестра так же хорошо, как и я? – спросила Мария, лукаво глядя на Брента. Вместе с ней подошла её мама.
– Да уж не хуже! – хохотнул Брент.
Марии такой ответ не понравился, и она отвернулась к подругам. Две девушки тоже вернулись со своими семьями. Джейн, подружка Джима, привела свою сестру и маму, а другая девушка привела свою маму и двух молоденьких тётушек.
– Мы все хотели бы... пожертвовать наше мясо, если необходимо! – улыбнулась мать Марии.
Мистер Бреммер поблагодарил их и заверил, что нужда действительно есть. Брент и мальчики, к неудовольствию своих подружек, решили остаться в аллее развлечений. Трина с Кристиной, вместе с мистером Бреммером и всеми добровольцами, двинулись обратно на холм.

– А где же мой папа? – спросила Кристина, подойдя к мистеру Бреммеру.
– Он только что был вон там, смотрел, как готовят твою маму! – улыбнулся мистер Бреммер.
– Её уже приготовили?!
– Только начали! Она в суповом котле, но, наверное, ты успеешь туда до того, как он закипит.
Кристина направилась прямо к котлам. Все они были полны девушек и женщин, и Кристина пыталась разглядеть лица сквозь облака пара.
– Доченька, я здесь! – окликнула её мама из одного из котлов, в котором она сидела вместе с другой женщиной своего возраста. Прозрачный суп в котле слегка побулькивал.
– Привет, мамочка! – обрадовалась Кристина. Когда она нагнулась, чтобы поцеловать маму в щёку, её груди коснулись горячего бульона, и она вскрикнула.
– Да, поначалу кажется горячо, но потом привыкаешь, – рассмеялась мама.
– Ну, наверное, – согласилась Кристина.
Она поглядела на соседний котёл. Для двух девочек в нём всё уже закончилось, их тела безжизненно плавали в кипящем супе. Рядом стояли две другие девочки, озабоченно ожидая своей очереди.
– Я думала, папа с тобой? – спросила Кристина, озираясь вокруг.
– Да, он помогает с вертелами вон там!
Её мать указала в сторону мангалов. Все девушки и их матери, которых они привели, оживлённо разговаривали с поварами. Мистер Малколм помогал повару нести девушку на вертеле к свободной жаровне.
– Мамочка!.. Я думаю, что... я тоже хочу быть волонтёром! – вдруг выпалила Кристина и закусила губу. Неужели она действительно сказала это?!
Глаза её мамы заблестели от гордости.
– О, как это замечательно, радость моя! Ты уже решила как?
– Я думаю, пусть повара решат! Как ты считаешь?
– Да, так лучше всего! Они знают, как лучше приготовить твоё вкусненькое мясцо! Удачи, детка!
– Спасибо, мамочка! И спасибо, что ты взяла нас с собой сегодня!
Кристина снова поцеловала маму и подбежала к Трине.
– Трина... ну... в общем... я решилась! – запыхавшись, выговорила она.
– Да, я так и думала!.. – вздохнула Трина и вдруг улыбнулась. – Ну, хорошо! Раз так, то и я с тобой!
– Нет, правда?! Ой, это ТАК классно! – прочирикала Кристина и обняла подругу.
Они побежали сообщить новость миссис Бреммер, которая помогала мужу нарезать жареные девичьи груди.
– Мы так гордимся вами! – обрадовалась миссис Бреммер и отложила нож, чтобы обнять их обеих. – Мне уже пора на вертел, как только миссис Ирвинг вон там прожарится, и я могла бы поговорить с поваром, чтобы вас взяли сразу после меня.
Девочки согласились, и миссис Бреммер пошла на переговоры с шеф-поваром. Однако вскоре она вернулась разочарованная:
– Извините, девочки, но он не хочет нарушать очередь, а за мной стоят ещё пятеро!
– Ничего страшного, мамочка! Мы пойдём и поищем свободное место в одном из маленьких заведений дальше в аллее, – заверила её Трина.
Кристина хихикнула. Она догадывалась, что имела в виду Трина!
– Ах вы, мои умницы! Ну что ж, тогда прощайте! – вздохнула миссис Бреммер и снова поцеловала дочь.
Тут же повар позвал её. Мистер Бреммер помогал нести полностью прожаренную миссис Ирвинг от ямы к разделочному столу. Множество гостей с тарелками окружили её, когда он начал срезать мясо с её тела.
– Ну, счастливо, мамочка! Приятного тебе времени над углями! – улыбнулась Трина и стёрла слезинку из уголка глаза.
Девочки смотрели, как миссис Бреммер быстро и сноровисто была посажена на вертел и подвешена над разогретыми до белого каления углями. Они побыли с ней несколько первых оборотов и даже смогли поймать её взгляд несколько раз. Трине показалось, что губы матери шевельнулись в подобии улыбки вокруг вертела.
– А вам пора уже пойти и поджарить ваши прелестные попочки! – шутливо сказал мистер Бреммер и обнял на прощанье Трину.
Мистер Малколм тоже подошёл и поцеловал Кристину:
– Я приду попозже попробовать кусочек вот этого! – и он со смехом снова сжал сиси Кристины. Кристина тоже рассмеялась и поспешила через лужайку вслед за подругой.

– Так что, мы взаправду решились? – с нервным смешком проговорила Трина, когда они в очередной раз пересекали лужайку. – То есть, вот и всё!?
– Сейчас или никогда! – улыбнулась Кристина и ускорила шаги.
– Да, я тоже так думаю!
Когда подруги достигли палатки с кебабами, им пришлось подождать в очереди покупателей. Они смотрели, как юноша в белом фартуке медленно отрезал тонкие ломтики от груди одной из девушек на вертеле и завернул их в кебаб с салатом и помидорами. Девушка, очевидно, была ещё жива и дёргалась всем телом, когда её резали. Её руки были отрублены по плечи.
– Следующий, пожалуйста. Два кебаба? С чесноком или с соусом чили?
– Э-э... нет! В смысле, да... Мы хотели бы сами стать кебабами! – нервно улыбнулась Трина.
– Отлично, заходите! – обрадовался он и откинул доску прилавка.
Внутри, в глубине палатки работали двое мужчин. Один из них как раз велел другой девушке подняться по ступенькам маленькой лесенки.
– Эй, привет! – окликнула её Трина. Это была одна из двух кузин из палатки с электрическим стулом.
– О, какая встреча! – радостно помахала им девушка.
Мужчина позволил им обняться и поболтать, пока он смазывал маслом вертикальный вертел под лесенкой.
– А что с твоей кузиной? – спросила Трина.
– Угадай с третьего раза!.. – фыркнула девушка. – Она вернулась на стул ещё два раза после нас и на третий раз зажарилась! Она уже знала, что не уйдёт, пока не спечётся!
– Вот это круто! – рассмеялась Трина.
В этот момент мужчина велел девочке подняться ещё на одну ступеньку. Она с улыбкой выполнила его распоряжение. Когда её попка оказалась на одном уровне с концом вертикального металлического вертела, он крепко ухватил её за бёдра и надвинул на кончик вертела, который медленно вошёл ей в анус. Однако тут же он стащил её с лесенки и с силой послал её тело вниз по вертелу.
Девушка, захлёбываясь, надрывно хрипела, пока он держал её голову, давая острию вертела выйти через наполненный кровью рот. После этого он отпустил её, и она медленно соскользнула под собственной тяжестью к самому основанию вертела. Она тяжело дышала через нос, очумело вытаращив глаза.
– Ну, кто следующая? – спросил мужчина, отнеся со своим помощником девушку к свободной печке.
Кристина посмотрела на Трину.
– Сначала ты! – решила Трина и вытолкнула подругу вперёд.
Недовольная Кристина нехотя забралась на лесенку и была посажена на вертел за несколько секунд.
– И последний поросёнок! – ухмыльнулся мужчина, когда Кристина устроилась в печке рядом с предыдущей девушкой.
Трина забралась на лесенку и почувствовала прикосновение острого кончика к своей дырочке.
– Ой, а можно у вас попросить одну вещь? – повернулась она лицом к мужчине.
– Ну, что ещё? – нетерпеливо отозвался он.
– Не могли бы вы поставить меня жариться рядом с Кристиной, той самой девушкой, которую вы только что посадили на вертел? Так мы могли бы видеть друг друга, когда будем вертеться!
– Но тогда мне придётся передвинуть другую! – недовольно проворчал он.
Трина умоляюще глядела на него.
– Ну, хорошо. А теперь шевелись и давай сюда свою задницу – пора спустить её вниз по вертелу!
– Спасибочки!.. Ой! Ой! А-а!.. Хр-р!..
Трина выла как дикий зверь, пока вертел продирался сквозь её внутренности до самого рта. Боль была невыносимая, вкус крови ударил по языку. Затем по телу прошла тёплая волна, и боль почти полностью пропала. Трина медленно скользила вниз по вертелу, пока мужчина подтаскивал её к печке.
Он выполнил своё обещание и поменял местами Кристину и другую девушку, так что теперь подруги вертелись бок о бок. Очень медленно гриль позади них начал поджаривать их мясо. Сначала они ощутили это на груди и руках, которые были ближе всего к электрическим нагревательным элементам, но вскоре уже всё тело потрескивало и пофыркивало. То и дело вертелы поворачивали их лицом друг к другу, и каждый раз они подмигивали или шевелили губами, беззвучно говоря «Хелло!».
– Прелесть, как они смотрятся!
– Это точно, приятель!
Трина и Кристина услышали голоса своих отцов, которые подошли перекусить через полчаса.
– Они ещё не совсем прожарены, сэр! – предупредил юноша, когда мистер Малколм заказал кебаб из грудок Кристины.
– Ничего, я возьму их сырыми! – решил тот. Юноша пожал плечами и электрическим ножом медленно отрезал сначала левый сосок Кристины, потом ещё один ломтик, потом ещё несколько, пока не набрал достаточно для кебаба.
Кристина встретилась глазами с отцом и попыталась улыбнуться сквозь слёзы. Он подмигнул ей и расплатился.
– А мне, пожалуйста, из окорока вот этой девушки! – сказал мистер Бреммер, в то время как мистер Малколм откусил большой кусок от своего кебаба.
Трина почувствовала, как нож срезает онемевшее прожаренное мясо с её круглой попки. Мужчины расплатились и ушли, сказав девушкам, как великолепно они смотрятся и какое вкусное у них мясо.
Обе подруги оставались живыми и в сознании на протяжении более двух часов, постепенно избавляясь от своего мяса. Много знакомых по школе или друзей их родителей прошли мимо, а некоторые даже купили их мяса, когда узнали их.
Когда они, наконец, отошли (Трина продержалась на пятнадцать минут дольше, чем Кристина), от них остались только туловища, без рук, без ног, без грудей. Их ободранные скелеты, в конце концов, достались собакам гостей, которые играли с костями позади палатки с кебабами.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную