eng | pyc

  

________________________________________________

Splyf
(перевод: Ater)
2. Летняя ярмарка

Это - второй из долчетовской серии рассказов про Трину и Кристину. В каждом новом рассказе серии они благополучно оживают :)

Глава 1
– Милая, я никак не могу понять, в чём проблема! – вздохнула миссис Бреммер, глядя на насупленную дочь. Миссис Бреммер стояла голышом на кухне и готовила пирог с картошкой.
– Проблема в том, мамочка, что если ты не купишь мне входной билет на ярмарку, я не смогу туда попасть, а все мои школьные подруги будут там, и... – выпалила Трина и сердито скрестила руки на груди. Её крепкие грудки вызывающе встопорщились под маечкой.
– Если только ты не пойдёшь туда в качестве мяса, как и я! – терпеливо, уже в пятый раз за сегодняшнее утро, объяснила ей мать и улыбнулась своей не в меру застенчивой дочери. – У тебя великолепное тело, и я решительно отказываюсь платить сумасшедшие деньги только за то, чтобы ты его прятала! Так поступать совершенно неразумно!
– Но, мама... Я же буду там совсем голая, одна из всего нашего класса!
– Конечно, нет! – заверила её миссис Бреммер. – Час назад я говорила с мамами Линды и Марии, и все они идут как мясо, и мамы, и дочки!
– Правда?! – этого Трина не ожидала.
– Вот что! Позвони-ка Кристине и спроси её, не пойдёт ли она тоже как мясо. Тогда тебе будет не так одиноко. Я точно знаю, что сама миссис Малколм уже зарегистрировалась на мясо.
– Ну, может быть... но что если нас заберут?! – нерешительно спросила Трина.
– Не беспокойся, там будет множество добровольцев. Я уверена, в этом году не понадобится бросать жребий. Давай же, звони Кристине!
Трина подняла телефонную трубку и нехотя набрала номер:
– Крисси, это я! – Трина не знала, с чего начать, но затруднение разрешилось само собой.
– Привет, Трина! А я уже собиралась звонить тебе! Только что позвонила Мария и сказала, что она и ещё три девчонки записались сегодня на мясо! Так что... я пообещала, что тоже запишусь, но только вместе с тобой!
– Э-э... да, конечно! – промямлила Трина, решив умолчать, что её саму чуть ли не силком заставила мама.
– Классно! Моя мамуля записалась тоже... Ты уже разделась?
– Гм, нет... ещё! – поперхнулась Трина.
– Хи-хи, а я хожу по дому с голой попой всё утро! Папочке это безумно нравится! Он то и дело лапает нас с мамулей!
– Ты хочешь сказать... он... ТРОГАЕТ вас?! – Трина была потрясена.
– Ну, в конце концов, это может оказаться наш последний день, так что я не обижаюсь! – фыркнула Кристина. – Ладно, встретимся на ярмарке через пару часов! Давай, раздевайся поскорее и приготовься, подруженька!
– Ладно, пока! – повесила трубку Трина.
– Как я поняла, она тоже идёт как мясо! – улыбнулась миссис Бреммер и поставила картофельный пирог в духовку.
Капелька сырного соуса упала ей на левую грудь, и она вытерла её полотенцем. Для 37-летней матери двоих детей у неё было роскошное тело: тонкая талия, крепкие груди размера B и привлекательный круглый зад. Лобок она, конечно, побрила – таково было требование.
– Ну, так и быть! – вздохнула Трина. – Значит, мне надо приготовиться, правда?
– Конечно! Ты ведь уже побрилась? – непринуждённо осведомилась мама.
– Э-э... да, – покраснев, ответила Трина. Как и большинство девочек её возраста, она часто брила свою киску. Однако она не подозревала, что маме это известно.
– Хорошо, тогда просто разденься и помоги мне с этими булочками.
Трина нерешительно стащила маечку, шорты и расстегнула лифчик. Снова залившись румянцем, она скатала с ног трусики-стринги и осталась голышом. Было как-то дико стоять вот так в костюме Евы утром посреди кухни и разговаривать с такой же голой мамой.
– Посмотри, как ты у нас выросла! – удивилась мама, когда она подошла к кухонному столу помочь с булочками.
Трина снова покраснела и опустила глаза. Она была худощава, но природа одарила её парой крупных грудей размера C, которые выделялись на её стройной фигурке. Коричневые соски затвердели на прохладном воздухе.
– Я уверена, ты и Кристина сегодня будете пользоваться успехом! – рассмеялась миссис Бреммер и начала лепить тесто.
Трина молча помогала ей. Она не могла не признать, что мысль обо всех этих мужчинах и парнях, которые будут разглядывать её обнажённое тело, возбуждала её. Лишь бы только не краснеть всё время!
– Ну, девочки, вы смотритесь просто роскошно! – восхитился мистер Бреммер, неожиданно появившись на кухне и застав Трину врасплох.
Она повернулась и попыталась прикрыть грудь и лобок своими вымазанными в тесте руками.
– Эй, что-то рановато ты начала себя обмазывать кляром! – пошутила миссис Бреммер и, отведя её руки, вытерла ей грудь полотенцем.
– Да, для этого ещё будет время позднее! – улыбнулся отец и подмигнул Трине. Подойдя к ней, он как ни в чём не бывало схватил рукой одну из её грудок.
Трина была слишком изумлена, чтобы как-то реагировать, и просто тупо смотрела на него.
– А у неё отличные мясистые сисечки, дорогая! – мистер Бреммер нежно сжал грудку и потрогал пальцем твёрдый сосок.
От прикосновения у Трины по позвоночнику пробежали мурашки. Она не пошевелилась, но у неё перехватило дыхание.
Миссис Бреммер согласно кивнула и тоже пощупала грудь Трины:
– Да, но я не думаю, что ей придётся отдать себя... Я слышала, в этом году будет достаточно мяса, – сказала миссис Бреммер и поцеловала мужа в щёку.
Они оба, наконец, отпустили грудь Трины.
– А как насчёт твоего мяса, дорогая? – спросил мистер Бреммер и, ухватив жену за плотные ягодицы, подтащил к себе.
Голая киска миссис Бреммер прижалась к бугру в его брюках.
– Посмотрим! – загадочно улыбнулась она, и он отпустил её.
– Поторопитесь-ка с выпечкой, потому что я хочу добраться туда, пока ещё есть места для парковки, – заметил мистер Бреммер и пошёл в спальню переодеться.
– Мама, ты же не можешь всерьёз думать, чтобы добровольно отдать себя?! – недоверчиво спросила Трина, всё ещё пребывая в шоке, после того как родители облапали её грудь. Вместе с тем, бесцеремонные замечания родителей о её груди затронули в ней какую-то струнку. Странно, но, слышать, как о тебе говорят, как просто о мясе – в этом было что-то возбуждающе эротичное!
– Я не уверена! – улыбнулась мама, кладя очередную булочку на противень. – Я знаю многих, кто собирается сделать это сегодня, но я ещё не решила... А как ты, доченька? Это был бы такой очаровательный сюрприз для папы!
– Я?! Ты с ума сошла! – рассмеялась Трина, но в то же время какая-то малая часть её нашла эту идею захватывающей.
Мама пристально посмотрела ей в глаза и улыбнулась. Трина снова вспыхнула.
– Давай просто подождём и посмотрим, что получится, – рассудила мама, заканчивая последнюю булочку.
Мистер Бреммер позвал жену из спальни.
– Я вернусь через полчасика! – подмигнула миссис Бреммер Трине и ушла в спальню.
Трина поставила булочки в духовку и вынула готовый картофельный пирог. Ставя его на плиту остыть, она услышала стоны матери, доносящиеся из спальни. Дверь не была закрыта, и Трина не удержалась, чтобы не заглянуть внутрь.
Мама стояла у кровати, нагнувшись и низко опустив голову. Папа стоял сзади, заломив ей руки за спину и трахал её в попу... или так, по крайней мере, показалось Трине, потому что она быстро отвернулась и убежала обратно на кухню.
Сердце её колотилось от страха и возбуждения. Прислонившись спиной к холодильнику, она запустила руку между ног и с удивлением обнаружила, что уже подтекает. Стоя на кухне и прислушиваясь к звукам, доносящимся из родительской спальни, она меньше, чем за минуту, довела себя до оргазма и медленно сползла на пол. Даже кончив, она продолжала чувствовать возбуждение.
Внезапно мама снова появилась на кухне.
– Триночка, отыщи брата и скажи ему, что мы выезжаем через пять минут! – сказала миссис Бреммер, переступив через вытянутые ноги дочери.
Трина вскарабкалась на ноги и заметила, что по внутренней поверхности бёдер матери стекает струйка крема из попы.
– Хорошо, мама, – ответила Трина. Она совсем забыла, что её брат Брент, двумя годами старше её, сегодня был дома. Однако идти за ним не пришлось. Он уже стоял в дверном проходе с нехорошей улыбкой до ушей.
– Хорошее шоу, сестрёнка! – загоготал он и облапал её глазами. Трина покраснела пуще прежнего. Он же стоял всё время здесь и видел, как она играла с собой!
– Брент! Не обижай сестричку! – вступилась за неё мама, упаковывая пирог и булочки в сумку для пикника. Заодно она вытерла промежность кухонным полотенцем.
– Похоже, что все готовы! – объявил мистер Бреммер, выходя из спальни. На нём были шорты и рубашка-поло.
– Ага, два куска мяса и два голодных мужика! – расхохотался Брент и, ущипнул обеими руками маму и Трину за попы.
Миссис Бреммер добродушно рассмеялась, тогда как Трина взвизгнула и отбежала к отцу, который улыбнулся ей и любовно шлёпнул по попе.
– Ну, поехали! Все в машину! – и он со смехом выпроводил своих девочек наружу.

Глава 2
– Вау, народищу-то! – восхитился Брент, выходя из машины.
Им пришлось искать места для парковки целых десять минут, и, в конце концов, они вынуждены были припарковаться довольно далеко от входа на ярмарку. День был жаркий, и солнце приятно ласкало голую кожу Трины.
Она, однако, была изрядно раздосадована. Брент лапал её сиси всю дорогу, сидя рядом с ней на заднем сиденье, а когда она стала вырываться, мама велела ей не рыпаться, раз уж она едет как мясо. Только когда Брент совсем уже разошёлся и так сжал её грудь, что она вскрикнула, мама вмешалась и велела ему «не портить мясо».
– Сначала мы зарегистрируем вас обеих, а потом устроимся в тенёчке внутри, – сказал мистер Бреммер, лавируя между деревьями и машинами.
В том же направлении двигались десятки других семейств. Почти половина девушек и женщин были, к глубокому облегчению Трины, голышом, как и она с мамой.
Наконец, они добрались до толпы у главного входа на ярмарку. Очередей было две: одна для обычных, платных посетителей, другая – на регистрацию мяса. Вторая очередь представляла собой живописное зрелище: сотня, а то и больше, женщин и девушек, все совершенно голые, нетерпеливо ожидающие своей очереди.
Все улыбались, смеялись и возбуждённо переговаривались. Мужья, отцы и парни целовали на прощание своих женщин перед тем, как встать в гораздо более короткую очередь для платных посетителей.
– А вот и Кристина с мамой! – крикнула Трина, заметив подругу в очереди.
– До встречи внутри, дорогой! – поцеловала мужа миссис Бреммер. Они с Триной подошли к миссис Малколм и Кристине, стоящим в очереди.
– Привет, Лиз! – расцеловалась с миссис Малколм миссис Бреммер. – Привет, Кристина!
– Как дела, Хелен? – спросила миссис Малколм, пока обрадованные девчонки обнимались.
Две женщины позади них любезно позволили Трине с мамой встать в очередь вместе с подругами.
– Всё слава Богу! Ты уже определилась? – с любопытством спросила миссис Бреммер.
– М-м, да! Вернее, в конце концов, Роберт принял решение! – лукаво усмехнулась миссис Малколм.
– И?..
– И... Я иду добровольцем! А ты?!
– Да что ты говоришь?! Ну, а я ещё не решила, – призналась миссис Бреммер. – Но, наверное, раз ты решилась, мне тоже надо!
– Я уверена, Джон будет рад! – улыбнулась миссис Малколм. – Роберта это так завело! Он ждёт не дождётся увидеть меня на тарелке!
– Да, Джон уже пытался уговорить меня!
Женщины продолжали болтать, постепенно продвигаясь ближе к входу. Трина и Кристина тоже торопились обменяться утренними впечатлениями.
– Не могу поверить, что твоя мама вызвалась добровольцем! – удивилась Трина.
Кристина расхохоталась:
– Это папа её уговорил! Он и меня пытался соблазнить!
– Могу поспорить, папочка и Брент тоже не отказались бы увидеть меня на вертеле! – саркастически заметила Трина и закатила глаза.
– Тебя сегодня уже трахали? – вдруг спросила Кристина.
– Что?! Кто бы это посмел?!
– Ну, Брент или твой папа, – хихикнула Кристина. – Помнишь, я говорила, что папочка всё время лапал меня и маму? Так вот, после того, как я поговорила с тобой, он вдруг спустил штаны и попросил мамулю отсосать... прямо там, на кухне!
– Ну, и... – затаила дыхание Трина.
– Ну, и она начала сосать, а я всё смотрела! Но, ещё не кончив, он вдруг отпустил её и разложил меня на кухонном столе, попой кверху! И вставил мне прямо туда!
– Боже мой! А твоя мама?
– А ничего! Она потом облизала ему после того, как он кончил в меня! – снова захихикала Кристина.
– Ну и дела! Это же просто... Эй, что это они там делают?! – вдруг отвлеклась Трина и указала вперёд.
Двое мужчин в белых фартуках белыми пластиковыми полосками связывали девушкам и женщинам руки за спиной.
– Извините, мэм, но таково требование техники безопасности! – вежливо сказал один из мужчин, связывая миссис Малколм.
Девочки, пожав плечами, тоже позволили связать себя. Внезапно они почувствовали себя гораздо более уязвимыми.
– Имя и возраст, пожалуйста! – спросила одна из женщин за регистрационным столиком.
Миссис Бреммер и Трина закончили регистрацию первыми, но подождали Кристину с её мамой перед тем, как войти в палатку за столиком. Внутри дюжина мужчин и женщин в белых фартуках занимались сортировкой мяса. Один из оценщиков подошёл к вошедшей четвёрке.
– Трина, Кристина, привет! Здравствуйте, мэм! – дружелюбно улыбнулся паренёк.
Трина и Кристина окаменели.
– Здравствуй, Джимми! Помогаешь сегодня отцу? – спросила миссис Бреммер.
Это был одноклассник Трины и Кристины, отец которого содержал мясной магазин в их городке.
«Этого только не хватало», – подумала Трина и залилась краской стыда.
– Да, сегодня у нас самый хлопотный день в году! Сегодня нам надо оценить больше тысячи девушек, а потом разделать уж не знаю сколько!
– Какой ты молодец, что помогаешь папе! – похвалила его миссис Малколм и взглянула на Кристину, которая уже была по ту сторону всякого стыда.
– Пожалуйста, пройдите со мной, и мы вас оценим! – предложил Джимми и подвёл их к весам.
– Мне встать сюда? – спросила миссис Малколм, указывая на весы.
– Подождите, мэм, сначала мне нужно вас пометить! – сказал Джимми, доставая пистолет для пирсинга. Он зарядил в магазин четыре пластиковых бирки, потом оттянул левую губу киски мисис Малколм и «выстрелил» из пистолета, заряженного газовым баллончиком.
– Ох! Спасибо, Джимми! – сказала миссис Малколм.
Все с любопытством смотрели на пластиковое колечко, продетое в её киску, с биркой, свисающей между ног.
Джимми бысто пометил остальных трёх, не обращая внимания на жалобы Трины и Кристины. Очевидно, этим утром он обработал уже много девушек.
– Трина, встань на весы, пожалуйста, – попросил Джимми и ручкой проставил её вес на бирке. Взвесив остальных, он вернулся к Трине и, схватив её за бицепсы, сильно сжал их.
– Да что это ты делаешь?! – возмутилась она и вырвалась из его рук.
– Я должен оценить качество твоего мяса! Стой спокойно, пожалуйста!
– Делай, как он говорит! – одёрнула дочку миссис Бреммер.
Трина вздохнула и позволила Джимми ощупать её плечи, потискать грудь и помять попу. Уши и всё её тело горели, больше всего она хотела провалиться сейчас сквозь землю. Вместе с тем, прикосновения Джимми не были совсем неприятны... Он ощупал также её бёдра и голени и сделал новые записи на её бирке.
– Теперь сожми мои пальцы изо всей силы! – скомандовал он и быстро вставил два пальца во влагалище.
Трина уже подтекала, так что они проскользнули внутрь без усилия. Она глубоко вздохнула, но, закусив губу, подчинилась и напрягла влагалищные мускулы.
Тем временем Джимми оценил толщину губок, защемив каждую между пальцами.
– Спасибо, Трина! – и он сделал ещё несколько пометок на её бирке. – Теперь Кристина!
Трина заметила, что он поставил на её бирке большую букву «A». Затем она с любопытством наблюдала, как он обрабатывал Кристину и их мам. Кристина, которая, похоже, ловила кайф от этой процедуры, была покороче и потолще Трины, но с вполне изящной талией. У неё были очень большие, но упругие груди, размера DD. Она тоже получила категорию «A». Мать Кристины была более зрелой копией дочери, со слегка отвисшими грудями и более толстым задом. Обе мамы получили категорию «B».
– Ну, вот и всё! – улыбнулся Джимми, закончив с миссис Бреммер. – Теперь, перед тем, как вы уйдёте, я должен спросить вас, не желаете ли вы добровольно отдать своё мясо?
– М-м, да, я планировала сделать это! – смущённо улыбнулась миссис Малколм.
– Отлично! У вас очень мясистая киска, а на кухне это очень ценится! – вогнал он в краску миссис Малколм. – Вы не возражаете, если я помечу вас как добровольца прямо сейчас?
– Нет, наверное, – ответила миссис Малколм. – Но разве я не могу просто подойти к поварам и попросить, чтобы они... приготовили меня?
– Конечно! Но, если вы позволите мне пометить вас сейчас, решение будет окончательным, и вы официально отдадите своё тело на мясо! – объяснил Джимми. – Мы настаиваем на этом потому, что в прошлом году многие женщины, объявившие себя добровольцами, передумали, оказавшись на кухне. А таким образом мы обеспечим равномерное поступление мяса.
– Понятно! Что ж, тогда сожжём мосты! – улыбнулась миссис Малколм.
Джимми кивнул и прилепил на её бирку оранжевый ярлык.
– Ну вот! Теперь повара могут забрать ваше тело в любой момент! Пожалуйста, оказывайте им содействие!
– Но, могу ли я... выбрать способ, как быть приготовленной? – спросила миссис Малколм.
– Боюсь, что мы не можем гарантировать этого! Но повара сделают всё возможное, чтобы учесть ваши пожелания, насколько это допустят их текущие нужды и график работы.
– Хорошо, спасибо, – улыбнулась миссис Малколм.
– Ещё добровольцы? Девочки? Миссис Бреммер? – Джимми держал наготове ещё несколько оранжевых наклеек.
– Ладно, так и быть! Я тоже! – выступила вперёд миссис Бреммер.
– МАМА! – в растерянности вскрикнула Трина.
– Что такого, дорогая? Папочка будет так рад! – рассмеялась миссис Бреммер и с гордостью обследовала свою бирку с оранжевым ярлыком, оттянув распухшую губу.
– Девочки? Что скажете? – хитро улыбнулся Джимми. – Представьте только, никаких уроков математики больше!
– Спасибо, я выбираю математику! – ухмыльнулась Кристина.
Трина не удостоила его ответом. Она была всё ещё ошеломлена поступком мамы.
– Дайте, я освобожу ваши руки, и можете идти! – вытащил нож Джимми.
– Да, пожалуйста! – сказала миссис Малколм.
Джимми перерезал путы и освободил всю четвёрку.
– Выход здесь! Желаю приятно провести время!
– Спасибо, Джимми, мы своего не упустим! – пообещала мисис Бреммер, следуя за остальными наружу.

Глава 3
Выйдя снова на солнце, девушки замерли, пытаясь сориентироваться. Их выпустили на главную, посыпанную гравием, аллею, которая вела мимо балаганов с аттракционами в центральную ресторанную зону. Вокруг неторопливо прохаживались сотни отдыхающих, угощаясь кебабами или мороженым. Как и снаружи, повсюду были нагие девушки и женщины, с болтающимися между ног бирками.
– Вот они! Хелло! – крикнула миссис Малколм и помахала их трём мужчинам.
Они сидели за столиком у бара неподалёку и пили пиво.
– Девочки! Идите к нам! – позвал их мистер Малколм. Они послали Брента за четырьмя бокалами охлаждённого белого вина для дам и подтащили к столу новые стулья.
Две женщины оживлённо рассказали о процедуре оценки и с гордостью продемонстрировали мужьям свои бирки с оранжевыми ярлыками.
– Значит, ты всё-таки решилась? – смачно поцеловал жену мистер Бреммер, поигрывая её биркой под столом.
– Я знала, что ты не будешь возражать! – улыбнулась его жена и раздвинула ноги, чтобы он мог убедиться в качестве будущего первосортного филе.
Трина была сконфужена, но вино помогло ей и Кристине снять напряжение. Брент ушёл со своими школьными друзьями: они хотели пойти проверить, не жарится ли на вертелах кто-нибудь из знакомых девушек. После второго бокала вина женская половина переключилась на обсуждение ощущений миссис Бреммер и миссис Малколм в их новом статусе.
– Наверное, жутко чувствовать себя... ну... просто куском мяса? – полюбопытствовала Кристина и отпила вина.
– Жутковато! Но в то же время совершенно захватывающе! – рассмеялась её мама, а миссис Бреммер, улыбаясь, согласно кивнула.
Трина прислушивалась к разговору, хотя её немного отвлекало зрелище девочки, её ровесницы, которую трахал в попу на соседнем столике мужчина гораздо старше её.
– Скажи-ка, Джон! Ты не возражаешь, если я проверю качество мяса твоей жены? – вдруг спросил мистер Малколм, поднявшись со стула.
– Никоим образом! – рассмеялся отец Трины.
Не успели девочки ахнуть, как мистер Малколм схватил сзади миссис Бреммер и буквально кинул её на стол, чуть не разбив все бокалы. Миссис Бреммер взвизгнула, когда он одним махом вошёл в неё на всю глубину. Тем не менее, она старалась держать на лице улыбку, пока он уделывал её, сотрясая столик. В то время, как девочки сидели, разинув рты, миссис Малколм залезла под столик и принялась рьяно обсасывать до самого основания член мистера Бреммера. Голова её буквально ходила ходуном.
– Поддадим ещё? – предложила Кристина и, оставив родителей заниматься их любимым делом, девчонки направились к бару. Напитки были бесплатные, и они заказали по большому коктейлю «Маргарита». Когда они уже собирались вернуться к своему столику, надеясь, что родители уже закончили, их окликнул знакомый голос:
– Крисси! Трина!
Это были Анни и Белинда, их одноклассницы. С ними была и Джоанна, сестра-близнец Белинды. Все три девочки были голые и, конечно, с бирками между ног.
– Привет, девчонки! Что, веселитесь? – спросила Кристина, посасывая свой коктейль.
– А то как же! А сейчас мы идём к виселицам поприкалываться ещё больше! – рассмеялась Белинда.
– Да, пока нас не забрали! – добавила Анни.
– Вау, так вы добровольцы?! – удивилась Трина. Только сейчас она заметила оранжевые ярлыки на бирках у всех трёх девчонок.
– Конечно! – ухмыльнулась Белинда. – А вы ещё нет? Слабо?!
– Э-э, нет. Мы ещё... думаем! – смутилась Кристина. – Возьмёте нас собой к...
– К виселицам? Конечно, идёмте с нами! Это так прикольно! Моя мамочка дрыгала ногами целых пятнадцать минут, пока не... протянула ноги!
Проходя мимо столика, они заметили, что родители их куда-то пропали. Но девочки решили разыскать их позже. Сейчас их захватила жажда развлечений.
– Милости просим на наши виселицы, барышни! – выкрикивал в мегафон бородатый человечек в шутовской шляпе.
Вокруг аттракциона, который представлял собой подмостки с пятью верёвочными петлями, свисающими с деревянного бруса, собралась толпа человек в пятьдесят, в основном обнажённые девушки.
Три из виселиц были ещё свободны, две с краю были заняты двумя молоденькими девочками. На шеях у них были надеты петли, и руки были связаны за спиной. Они стояли на маленьких столбиках, ширины которых едва хватало, чтобы не упасть. Друзья и семьи приветственно махали им, и они улыбались в ответ.
– У нас есть ещё три свободных места для следующего раунда! – продолжал зазывала. – Где же вы, бесстрашные девы?! Выйдите вперёд!
– Так в чём фишка? – поинтересовалась Кристина и допила свой коктейль. Она уже была немного навеселе.
– Это – соревнование! – начала объяснять Анни. – Все подставки начинают опускаться одновременно, и девушки повисают в воздухе. А зрители могут кидать монеты вон в те дырки перед каждой девушкой!
– Да, и самая популярная девушка получает больше всех монет! – добавила Белинда и запрыгала от возбуждения, приведя в колебательное движение свои тяжёлые мягкие сиси.
– Ну и... – Трина никак не могла понять, – на что им эти монеты, если их повесили?
– А на то, что устройство подсчитывает, сколько монет получила каждая девушка, и когда набирается достаточно, подставка слегка поднимается, перед тем как опуститься снова! – выпалила Белинда и снова подпрыгнула. – Так что ты можешь постоять на цыпочках минутку и перевести дух перед тем, как начать дрыгаться снова!
– Да, и когда первые две девушки откинутся, оставшихся трёх отпускают на свободу! – объяснила Кристина, которая уже успела прочитать правила на плакате позади зазывалы в смешной шляпе.
– Всё правильно! Ну, кто со мной?! – спросила Белинда.
Анни тут же выступила вперёд. Джоанна покачала головой и сказала, что она не хочет упустить шанс попасть на кухню живьём.
– Ну, а вы, девчонки? – подначила Белинда. – Ну, не будьте же такими скучными!
– Ну ладно, я пойду! – вдруг решилась Кристина.
Трина ахнула:
– Но... здесь же нет твоих родителей, чтобы бросать тебе монеты, а у меня денег нет, я же голая!
– Значит, я просто буду вести себя посексуальнее, только и всего! – рассмеялась Кристина и вскарабкалась на подмостки вслед за остальными двумя девчонками.
Трина ошеломлённо смотрела, как им связали руки за спиной и помогли взобраться на «насесты». Кристина продолжала улыбаться ей, когда мужчина затягивал у неё на шее петлю.
– Не забудь поэнергичнее крутить попой и трясти сиськами! – шепнула Кристине Белинда, занявшая место справа от неё. – Я видела, что нравится публике, когда час назад мама Анни была здесь. Только у неё это плохо получалось!
– Леди и джентльмены, достаньте свои монеты и приготовьтесь... НАЧАЛИ! – крикнул зазывала и нажал на большой рычаг.
Пять столбиков начали медленно опускаться. Верёвки натянулись. Девочки сначала стояли, но потом вынуждены были подняться на цыпочки и, наконец, повисли в воздухе, подвешенные за шеи.
Зрители разразились аплодисментами и воплями, когда девочки начали дико дёргаться и извиваться в воздухе. Некоторые стали бросать монеты, и через две минуты Белинда и одна из незнакомых девочек заработали маленькую паузу.
Кристина продолжала отчаянно и беспорядочно дёргаться, и лицо её опасно побагровело. Трина крикнула Кристине, чтобы та потрясла сиськами. Она не слышала, что кричала Трина, но вспомнила наставления Белинды и постаралась изобразить что-то сексуальное.
Это помогло, и через минуту она получила глоток свежего воздуха. Она уже была порядком измучена, но в то же время невероятно возбуждена. Даже когда она снова потеряла опору, и удушье подступило вновь, она продолжала улыбаться и стала ритмично покачивать бёдрами и трясти грудями, несмотря на то, что верёвка больно тёрла ей шею.
Уже потеряв надежду, она вдруг снова нащупала опору пальцами ног. Короткий глоток воздуха – и снова пляска в воздухе. На этот раз у неё уже не было сил так же энергично извиваться, как раньше. В глазах у неё потемнело, и мало помалу тело её безвольно обмякло. Вдруг подставка поднялась на полную высоту, и она смогла встать на трясущиеся ноги и, задыхаясь, жадно вдохнуть воздуха!
– Мы победили! – прохрипела рядом с ней Белинда.
Кристина не могла выдавить ни слова из своего сдавленного горла и только кивнула, в то время как мужчина снял с её шеи петлю и помог спуститься на землю. Оглянувшись, она заметила, что Белинда и другая девочка не отводят взгляда от виселиц. Когда она присмотрелась, она чуть не кончила на месте: там, бок о бок, обмякшие, словно две куклы, висели Анни и подружка третьей выжившей девочки. Их лица посинели, и было видно, что они обмочились.
– Похоже, это у них семейное! – рассмеялась Белинда, уже почти восстановившая голос.
– Наверное! – фыркнула Кристина и внимательно поглядела на двух мёртвых девушек. Ей всё не верилось, что Анни висит вот так перед ней, и её через несколько минут начнут разделывать. Она представила себе, как её собственное безжизненное тело забирает мясник и начинает разрубать на порции... От этой мысли её чуть не затрясло в оргазме.
– Ты была просто... звезда! – захлёбывалась от восторга Трина. – Это было так сексуально!
– Это точно! – хихикнула Кристина и потёрла шею. У неё, как и у Белинды, остались на коже глубокие красные борозды.
– Хочешь тоже попробовать? – предложила подруге Кристина.
На виселицах уже заняли позиции три новые девочки.
– Нет, спасибо! – отказалась Трина и оглянулась вокруг. – Нам всё-таки надо разыскать родителей, пока наши мамы... ещё живы!
– Наверное, ты права, – согласилась Кристина.
– Наверняка они в главной кухонной зоне, – сказала Белинда. – Мы с Джоанной как раз идём туда. Сможете заодно полюбоваться, как нас будут насаживать на вертелы.
– Клёво! – согласилась Кристина, и все четверо начали выбираться из толпы.
Следующая пятёрка девушек уже плясала в воздухе под шум публики.
Ещё не доходя до центральной площадки, где находилось большинство ресторанов, девушки почувствовали запах жареного мяса. Внимание Трины привлёк павильон, где к мужчине с топором выстроилась очередь девушек. Трина и её подруги не могли оторвать глаз от дюжины девичьих голов, лежавших в большом пластиковом баке, и их безголовых тел, подвешенных за ноги длинным рядом позади палача.
– Это же Мария со второго курса! – воскликнула Кристина и вытащила из бака голову Марии, держа её за рыжие волосы.
На лице застыло удивлённое выражение, и на губах осталось подобие предсмертной улыбки. Пустые глаза смотрели мимо Кристины, и она бросила голову обратно в кучу к другим головам.
– Э-э, извините! – окликнула Трина последнюю девушку в очереди. – А почему вы стоите здесь?
– О, у всех нас были оранжевые ярлыки, а тут для новоприбывших гостей срочно понадобилось мясо, вот нас и забрали несколько минут назад! – улыбнулась в ответ девушка и кивнула на подругу, стоящую впереди неё. – Жаль, что нам не удалось оказаться на кухне живьём, но они сказали, что сейчас нужно много мяса на разруб.
– Понятно, спасибо! – ответила Трина.
– Давайте лучше поторопимся отсюда, пока нас с Джоанной... – озабоченно шепнула Белинда, покосившись на свой оранжевый ярлык.
Тут же широкоплечий мужчина в синем комбинезоне положил руку ей на плечо, а другой рукой схватил её бирку.
– Становись в очередь! Нам нужно ещё мяса! – приказал он и в ту же секунду связал Белинде руки пластиковой лентой.
Джоанна застыла в оцепенении, и была связана вслед за Белиндой.
– Но мы же шли в...
– Знаю, знаю! Но нам сейчас нужны отбивные, так что вставайте сюда! – и он толкнул Белинду и Джоанну в конец очереди сразу за девушкой, с которой они только что разговаривали. Та сочувственно улыбнулась Белинде.
– Извини, Белинда! – огорчённо вздохнула Кристина.
– Ничего! Топор, это тоже прикольно! – улыбнулась Белинда.
Насупившаяся Джоанна была иного мнения, но смирилась со своей судьбой.
Палач прервал работу ради чашечки кофе, и Трина с Кристиной решили подождать и посмотреть, как казнят их подруг. Заплечных дел мастер был мужчина огромных размеров, даже слегка толстоват. У него была большая борода, а волосы собраны в хвостик. Сексуальности в нём не было ни капельки, но дело своё он знал туго.
– Не шевелись, пожалуйста! – велел он первой из тридцати с чем-то девушек, которая опустилась на колени перед деревянной колодой.
Колода была полностью покрыта кровью предыдущих жертв. Девушка послушно уложила шею в специальное углубление и изо всех сил зажмурила глаза.
БУХ! – топор опустился со всего размаха, с одного раза отделив голову от тела.
Безголовое тело девушки отпрянуло назад и упало на спину, подёргиваясь, пока, наконец, не подошли двое мужчин и не подвесили его рядом с дюжиной других тел, чтобы спустить кровь. Голову блондинки палач подобрал за волосы и кинул в бак.
– Ни фига себе, во даёт! – заметила Трина, когда следующая девушка, брюнетка с большими грудями, лишилась головы ещё до того, как тело первой девушки подвесили на крюк.
Палачу понадобилось всего полчаса, чтобы разделаться со всеми тридцатью девушками, и как только с Белиндой и Джоанной было покончено, Трина с Кристиной решили продолжить свой путь к кухонной зоне. Когда они отходили, мясники пригнали к плахе ещё пять девушек.

Глава 4
Наконец, они достигли центральной зоны ярмарки. Это было обширное пространство, где множество ресторанов на открытом воздухе предлагали женское мясо, приготовленное самыми разнообразными способами.
– Надеюсь, что мы не опоздали! – сказала Трина, оглядываясь вокруг и пытаясь отыскать их мам.
– Да, похоже, кухням отчаянно нужно мясо, – вздохнула Кристина. – Как бы их уже не...
– Дорогая, мы здесь! – донёсся издалека голос мамы Трины.
Девочки пошли в направлении звука, но дым от барбекю справа от них мешал им сориентироваться. Над углями медленно вращались десятки насаженных на вертелы девушек.
– Сюда, сюда! – снова послышался голос, уже ближе.
Трина повернулась и внезапно увидела смеющееся лицо матери... выглядывающее из огромного котла с супом. В котле были ещё двое: молоденькая девочка с мамой.
– Привет, мамочка! Значит, ты попала в суп! – улыбнулась Трина и поцеловала маму в щёку.
Вода в котле была горячая, но ещё не кипела.
– Да, мы только вошли в эту зону, как нас сразу же забрали и развели по разным кухням. Похоже, им не хватает добровольцев!
– Это мы уже заметили! – ухмыльнулась Кристина и рассказала миссис Бреммер о своём приключении на виселице и про то, как Белинда и Джоанна потеряли головы.
Миссис Бреммер от души посмеялась и была довольна, что девочкам выдался такой богатый на впечатления день.
– А где же моя мама? Она ещё... – спохватилась Кристина.
– Я не уверена! – сказала миссис Бреммер. – Её взяли в азиатский ресторан по ту сторону рвов для барбекю, и я не видела, что с ней было дальше. Но ваши папы пошли с ней, так что вы можете разыскать их там.
– Как ты думаешь, когда ты сваришься? – спросила Трина, с любопытством разглядывая суп.
– Пока что они держат нас на медленном огне, – улыбнулась мама, – но как только они разделают вон тех девочек, они прибавят огонь и станут варить нас всерьёз!
Она кивнула на соседний котёл, вода в котором бурно кипела. Через борт свисали головы трёх женщин, лицом кверху, тела их мерно колебались, увлекаемые вихревыми потоками. Трина зачарованно смотрела, как из полуоткрытых ртов женщин поднимались струйки пара. Их плоть была нежно-розового цвета, а от запаха текли слюнки.
– Я уверена, что твой суп получится вкусным! – с улыбкой снова поцеловала маму Трина. – Я постараюсь вернуться поскорее и посмотреть, как ты будешь вариться!
– Спасибо, милая! Прощай! – ответила миссис Бреммер и погрузилась обратно в бульон, глядя вслед уходящим девочкам.
– Бог ты мой! Им должно быть горячо! – ужаснулась Кристина, когда они проходили между рядами жаровен для барбекю.
Жар был почти невыносимый. Повара смазывали вращающихся девушек соусом. Некоторые уже полностью прожарились, покрывшись золотистой корочкой. Другие только что начали и ещё ёрзали и извивались на вертелах.
– Во всех смыслах! – хихикнула Трина, не в силах отвести глаза от черноволосой девочки, своей ровесницы, которую только что принесли к жаровне двое мужчин.
Её таз ритмично двигался вдоль вертела, словно она трахалась с ним. Глаза её остекленели в запредельном экстазе. Она испустила стон, когда жар снизу обрушился на её тяжёлые груди, и мужчины немедленно начали обмазывать её.
– Девочки, вот вы где! – вдруг раздался позади них голос мистера Малколма. Он пробирался между рядами ям, держа в руках два полных бокала пива. – Ну, где вы побывали?
– Да везде понемногу! – улыбнулась Кристина. – А где мама?
– Ох, извини, милая! Ты опоздала попрощаться с ней! Она в печке вон там уже больше часа, так что, наверное, скоро её уже подадут на стол!
Кристина посмотрела, куда показывал отец, и увидела три большие печи, наподобие печей для пиццы, которые топятся дровами. Все вместе они пошли туда и быстро нашли миссис Малколм. Она лежала на спине, с руками и ногами, подвязанными к груди, рядом с другой женщиной того же размера и возраста. Их головы высовывались из открытых печей, а тела пеклись внутри. У обеих было по яблоку во рту, и между губ просачивались струйки пара.
– Она была очень довольна, – сказал мистер Малколм, пытаясь немного утешить Кристину. – Другая женщина – это миссис Литтл из её офиса. Они болтали друг с другом всю дорогу и прекрасно провели время.
– Ну, наверное, – вздохнула Кристина.
В соседней печи лежали две девушки. Судя по всему, их только что задвинули в духовку. Кристина подошла к ним и спросила одну из них, блондинку:
– Ну и как там? Хорошо?
– Ох... а-а... да... горячо, но здорово! – прохрипела девушка, извиваясь всем телом под укусами жара в печке. – Мы решили пойти сюда только после того... ох... как посмотрели, как жарились твоя мама и другая женщина. Они выглядели такими довольными!
– Вы тоже отлично выглядите! – улыбнулась Кристина.
– Спасибо... ох! – выдохнула девушка и с улыбкой повернула голову к своей подруге.
– Ну, пошли, девочки! Можете присоединиться к нам вон за тем столиком! – кивнул мистер Малколм в сторону ресторанной площадки рядом с ямами-барбекю.
Трина увидела там своего отца, сидящего вместе с друзьями по работе.
– Привет, детка! – поцеловал дочку в щёку мистер Бреммер. Когда Трина нагнулась к нему, он схватил её за грудку и крепко сжал: – А я-то думал, ты уже испекла для меня эту булочку!
Все мужчины за столом от души рассмеялись. Трина только изобразила на лице улыбку и без протестов позволила себя облапать.
– Ты знаешь, что мама варится в супе вон там? – спросил его Трина, когда девочки уселись среди мужчин.
– Правда? Нет, я не был с ней, но это просто замечательно! Она всегда любила хорошую горячую ванну! – рассмеялся отец, которого дружно поддержали собутыльники.
Трина тоже выдавила из себя улыбку.
Мистер Малколм налил девочкам вина, и они стали слушать рассказы мужчин о том, как готовили их жён и дочерей.
Через некоторое время к ним подошла жена одного из мужчин с двумя дочками. К его удивлению, у всех троих оказались оранжевые ярлыки на бирках.
– Мы договорились, что нас всех вместе зажарят на сковороде «вок», через полчаса, в тайском ресторане, вон там, за за рядами ям для барбекю, – с воодушевлением объявила его жена, стройная высокая брюнетка. Она обнимала за плечи двух миниатюрных дочек с маленькими грудками, глаза которых блестели от возбуждения.
– Ну, тогда у тебя остаётся совсем немного времени, чтобы ублажить меня в последний раз! – ответил под дружный смех Томас.
Его жена только пожала плечами и полезла под стол.
– Почему бы и вам, девочки, не показать своё умение! – скомандовал Томас, когда голова его жены начала ритмичные движения вдоль его члена.
Под поощрительные возгласы мужчин девочки нехотя тоже забрались под стол и взяли в руки по члену.
– Ну а мы-то что же? – предложил мистер Бреммер, оставшись, как и мистер Малколм, необслуженным. – Триночка, покажи-ка, так ли ты хороша в этом деле, как и твоя мамочка!
– Но, папа... – начала было протестовать Трина, но Кристина уже устроилась между ног своего отца.
Трина вздохнула и присоединилась к ней под столиком. Папин член уже затвердел, и она начала аккуратно облизывать головку языком. Однако у него быстро кончилось терпение, и он, ухватив её за шею, решительно надвинул её голову на свой стержень. Трина чуть не задохнулась, но, найдя правильный ритм, скоро вошла во вкус. Когда через несколько минут он кончил, она проглотила каждую капельку его спермы и даже дочиста вылизала член. Она была невероятно возбуждена! И всё время перед глазами у неё стоял образ той девушки на вертеле!
– Ну что ж, прощай, милый! – улыбнулась жена Томаса, когда девушки уже поднялись на ноги. – Постарайся сохранить аппетит для нескольких блюд азиатской кухни!
– Прощай, дорогая! Прощайте, девочки! Приятного времени вам! – проговорил Томас, ещё не успевший отдышаться. – После следующей кружки пива я попробую проведать вас там!
Мужчины снова рассмеялись, и троица скрылась за завесой горячего воздуха над раскалёнными углями. Подали ещё пива, а девочкам снова налили вина. Кристина захихикала, когда Трина вытерла капли спермы с её подбородка.

Глава 5
– Тринка, давай мы тоже... – вдруг, ни с того ни сего, прошептала Кристина.
– Что?! Ты имеешь в виду... – Именно! Лично я немедленно беру оранжевый ярлык и буду просто ходить от ресторана к ресторану, пока меня не подберут!
Трина фыркнула, но с удивлением обнаружила, что эта мысль её неимоверно возбудила. Просто прохаживаться, не зная, когда и как попадёшь на кухню! Она подумала ещё одно мгновение и энергично закивала.
– Папа! – с просветлённой улыбкой прервала Кристина очередную шутку мистера Малколма. – Мы уходим сейчас... и, наверное, вы нас больше не увидите, кроме как в котле где-нибудь!
– Понятно! Ну, молодцом, дочка! Хочешь, чтобы я отвёл вас в какой-нибудь ресторан?
– Нет, мы испытаем судьбу и просто подождём, пока нас не выберут!
– Ты уверена, детка? – спросил мистер Бреммер Трину.
Она только улыбнулась и молча кивнула.
Он весь светился от гордости и тепло расцеловал её перед уходом.
– Здравствуйте! Два оранжевых ярлыка, пожалуйста! – попросила Кристина в информационном киоске у греческого ресторана.
Киоскёрша немедленно выдала ей зловещие наклейки.
– Ну, вот и всё! – поёжилась Кристина, когда девочки присели на скамейку, чтобы налепить ярлыки.
– Надеюсь, что мы сможем походить немного вокруг, прежде чем нас заберут, – высказалась Трина и прикрепила ярлык рядом с буквой A на своей бирке.
Девочки поднялись и замерли в нерешительности.
– Давай посмотрим, не сварилась ли уже моя мама! – предложила Трина.
Подруги снова прошли между рядами барбекю, стараясь не попадаться на глаза поварам. Несколько мангалов были не заняты, и они опасались, что скоро им понадобится свежее мясо.
– Да вот же она! – указала Трина на мамин котёл.
Обе женщины были вполне живы и продолжали судачить. Однако, дочери маминой соседки по котлу с ними не было.
– Мама, как ты тут? – улыбнулась Трина. – Слушай! Мы тоже решились!
– Ой, доченька, спасибо, что ты пришла сказать мне! – обрадовалась миссис Бреммер.
Трина и Кристина рассказали ей про миссис Малколм в печке и про то, как они делали минет своим отцам пять минут назад.
– Какие вы умницы! – похвалила их миссис Бреммер. – Я уверена, сегодня папа отлично провёл время!
– А что случилось с другой девочкой... это была Ваша дочка? – спросила Кристина.
– Повар решил, что она достаточно молоденькая, и мясо у неё достаточно мягкое, чтобы сунуть её сразу в кипяток к другим девочкам, – указала женщина на соседний котёл, который занимали сразу пятеро девочек. Все они были мертвы, и вода бурно кипела.
– Ну ладно, мы, пожалуй, пойдём ещё погуляем, пока нас не заберут! – улыбнулась Трина и поёжилась, когда один из поваров при котлах на секунду задержал на ней взгляд.
– Конечно! Удачи вам обеим! – сказала миссис Бреммер и ещё раз поцеловала на прощанье дочь.
В тот же момент к девочкам подошёл повар в белом фартуке.
– Эй, девочки, вас уже назначили в котёл? – дружелюбно спросил он.
– Н-нет... – у Трины чуть не отнялся язык. Кристина тоже покачала головой.
– Отлично! Идите со мной, нам нужны девушки, чтобы разносить закуски по столикам!
Повар привёл их в маленькую кухню под открытым воздухом, где уже набрался десяток девочек. Два повара-японца нарезали острыми ножами женские груди на тонкие ломтики и раскладывали их на декоративных подносах. Помощник принёс им ведёрко, полное свежих грудей.
– Ох, что-то мне это не нравится! – прошептала Трина, глядя, как нож рассекает нежную плоть, и невольно прикрыла ладошками свои грудки.
– Теперь слушайте! – обратился к ним повар. – Вам будут розданы эти деликатесы, и ваша задача – ходить между столиками и предлагать их гостям. Совсем просто, как видите! Теперь, пожалуйста, встаньте в очередь, и мы раздадим вам закуски.
– Звучит не так страшно! – облегчённо улыбнулась Кристина и успокоилась.
– Ты думаешь? А что ты скажешь на это? – отрезвила её Трина, указав на первую девушку в очереди.
Два японских повара велели ей нагнуться над столом и уложить свои увесистые сиси на разделочную доску. Затем тонкой стальной спицей они медленно проткнули одну грудь насквозь, с одного бока до другого. Положив между грудями овощей и нарезанной женской плоти, они протолкнули спицу через вторую грудь, соединив их вместе.
– Ни фига себе! – ахнула Трина, когда девушка снова выпрямилась.
Повара начали втыкать в её груди сверху маленькие стальные булавки с кусочками мяса и овощей. Через несколько минут на её обширном бюсте вырос целый лес из двадцати c с чем-то булавок. Перед тем, как отослать её к столикам, они разукрасили таким же образом её пышную попу.
– А что будет, когда мы раздадим все закуски? – спросила Трина у мужчины, который подобрал их, когда он вернулся ещё с двумя девочками.
– Тогда вы можете уйти и ждать, пока вас не заберёт другая кухня! – улыбнулся он и взвесил на ладони правую грудку Трины. – Или, если вас никто не заберёт, мы используем эти дыньки для следующей партии закусок!
– Понятно, спасибо!
Кристина стояла в очереди перед Триной, и на её объёмистых сисях повара разместили столько булавок, что она ушла прочь, поскуливая от боли. Подождать Трину ей не разрешили.
Со смесью ужаса и острого любопытства наблюдала Трина трансформацию своей груди. Соединённые спицей и прижатые друг к другу, её груди вздыбились и образовали подобие подноса. Вид булавок с ломтиками женских грудей, поднимающихся из её собственной груди, завораживал Трину. Некоторые из булавок несли на себе целые соски.
– М-м, очень вкусно, спасибо! – похваливали угощенье сидящие за столиками гости, которым она с улыбкой подставляла свой «поднос».
Она нигде не могла найти Кристину и решила посмотреть, как идут дела у мамы. Ей хотелось похвастаться перед мамой чудесным превращением своей груди, но она опоздала. В знакомом котле уже сидели три другие женщины. На разделочном столе столе по соседству она нашла отрубленную мамину голову вместе с головой её соседки по котлу. Из их ртов ещё шёл пар. Их мясо уже нарубили на куски.
– Трина, привет ещё раз!
Это был мистер Малколм, который подошёл и вытащил булавку с соском из её груди. Медленно разжёвывая деликатес, он наслаждался его изысканным вкусом.
– Мистер Малколм, вы не видели Кристину или моего отца?
– Видел. Кристину забрал греческий ресторан четверть часа назад, и мы с твоим папой собираемся там отужинать.
– Понятно! – Трина испытала подобие ревности, узнав, что Кристину забрали без неё.
– Идём, я покажу тебе! – предложил мистер Малколм и повёл её между рядами жаровень для барбекю.
Трина заметила Кристину как только они подошли к греческой таверне. Её груди были по-прежнему пронизаны насквозь, как и, теперь, всё её тело. Она сидела выпрямившись, проткнутая вертелом снизу вверх, от влагалища до рта, и медленно вращалась перед пышащей жаром электрической печкой. Трина подошла поближе и заметила медленные, ритмические движения попы, «трахающей» вертел. Глаза Кристины были полуприкрыты, но, когда её тело повернулось, она заметила Трину и разок подмигнула ей.
– Она была очень довольна, что попала сюда! – улыбнулся мистер Малколм и взял ещё одну булавку с закуской из грудки Трины. Пустую булавку он рассеянно воткнул обратно в грудь, над правым соском. Трина поморщилась, но постаралась удержать на лице улыбку. В конце концов, она всего лишь ходячее мясо...
– Я тоже так думаю, – улыбнулась Трина. Её отца не было видно, и она продолжила обход столиков. Закуски почти все разошлись, и она начала опасаться, что, в конце концов, японские повара отрубят ей сиси. Так что, когда к ней подошёл повар из тайского ресторана, она с готовностью пошла за ним.
– Хелло! – раздался знакомый голос, когда они подошли к тайскому ресторану.
Трина обернулась и увидела жену Томаса, сидящую в котле с лапшой вместе с другой женщиной.
– Привет! А я думала, что вы и девочки пошли жариться в воке? – удивилась Трина, пока повар снимал с неё бирку.
– Мы собирались, но они взяли для вока только молоденькое мясо, а меня сунули сюда! А как тебя приготовят?
– Ещё не знаю! – вздохнула Трина и поглядела на тайского повара.
– Ты... жарить на вертел! – сказал он с сильным акцентом.
Трина встрепенулась. Неужели это правда?! Она всё-таки сможет потрахаться с вертелом?!
Повар вытащил спицу из её грудей и подвёл её к стальному столу. Трина увидела лежащий на нём вертел и задрожала от предвкушения, поняв, что он предназначен для неё. У соседнего стола двое мужчин, закончив нанизывать на вертел другую девушку, подняли её и унесли.
«Через минуту я буду с тобой!» – счастливо подумала Трина и наклонилась над столом, как приказал ей повар.
Холодное остриё раздвинуло её влажные губки. Глубже... ещё глубже! Она стиснула зубы, когда остриё вонзилось в её внутренности, продвигаясь к желудку, грудной клетке и, наконец, к её горлу. Ощутив вертел в своей глотке, Трина судорожно раскрыла рот и попыталась сглотнуть, потом он проскользнул по её языку, и она зачарованно увидела, как блестящий окровавленный кончик возникает перед её глазами.
Металлический стержень был полым и не затруднял дыхание. Было очень больно, но боль не заслоняла упоительное ощущение «окончательного траха». Она почувствовала, как кто-то стягивает проволокой её руки за спиной, а потом, пронзив её бёдра, закрепляет их поближе к вертелу.
«Вот оно, вот!» – мелькнуло у неё в голове, когда мужчины, пронеся её вертел сквозь ряды других жарящихся девушек, опустили его над жаровней с углями.
Жар, вздымающийся от углей, жадно впился в её грудь. Она хотела закричать, но не смогла. Вскоре она ощутила прохладное прикосновение помазка с маслом к своей коже, и боль от ожога отступила. Она начала медленно и ритмично шевелить тазом и вскоре подвела себя к оргазму. Запах её собственного жареного мяса наполнял ей ноздри. Она видела, что её соседки тоже подёргиваются в конвульсиях, как и она. Это было истинное счастье, воплощение её заветной мечты! Она жалела только, что не успела поблагодарить маму, которая уговорила её отдать своё тело сегодня. Впрочем... до скорой встречи, мамочка! До скорой встречи!..

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную